Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

15 лет доказательств


Литературная газета

Обращение парламента Абхазии к Российской Федерации с просьбой о признании независимости Республики Абхазия и установлении ассоциированных отношений между ней и Россией — выстраданный исторический акт, к которому Россия должна отнестись со всей серьезностью и уважением.
После того как в течение 15 лет Россия и весь остальной мир официально не признавали независимость Абхазии, продолжая считать ее частью Грузии, очень трудно сегодня перейти к признанию абхазской независимости, даже если мы убедились в ее реальности. Лично я убежден, что абхазский народ имеет полное право на самоопределение, а Абхазская АССР имела в соответствии с советскими законами право выбора своей судьбы, когда Грузия стала независимой. Однако по разным причинам, в том числе и весьма конъюнктурным, в России Ельцина и Козырева не считали нужным обращать на это внимание.
Мы живем в России Путина, а 15 лет — достаточный срок, чтобы убедиться в воле населения Абхазии и абхазского народа. Это достаточный срок, чтобы убедиться в том, что власти Грузии — все равно нынешней или прежней — не готовы к признанию своих ошибок в отношении Абхазии или Осетии и подменяют диалог с другой стороной оголтелой националистической пропагандой и приготовлениями к войне. В этих условиях Россия (и не только она) имеет право вернуться к определению своей позиции и начать процесс признания Абхазии, как, впрочем, и Южной Осетии.
Подчеркну — даже при полной убежденности в правоте постановки вопроса о признании независимости Абхазии — это признание не просто акт, а процесс. Так к нему и надо относиться, не ожидая от Москвы незамедлительного согласия на обращение Абхазии.
В Абхазии должны знать, а Федеральное собрание Российской Федерации и Госдума в частности должны сделать все от них зависящее, чтобы голос Абхазии услышали в Москве и началась работа не только над фактическим овеществлением признания независимости Абхазии со стороны России, но и рекрутированию других стран, способных сделать это. Признание же Россией независимости Абхазии и установление соответствующих отношений должно произойти в наиболее благоприятный момент.
Я не обольщаюсь насчет реакции ряда стран на признание Россией Абхазии и не сомневаюсь в его последствиях для российско-грузинских отношений. Это наш выбор, и надо относиться к этому вопросу как к вопросу выбора между Абхазией, желающей быть близкой России, и Грузией, которая этого не хочет. Уверен, что грузинский народ совершенно зря ведут по пути конфронтации с Абхазией и Осетией, увлекают идеей возврата этих территорий. Грузинский народ достоин прямого разговора и честного объяснения, почему ни мирным, ни военным путем это недостижимо, тем более при Саакашвили.
Такой подход к независимости Абхазии не означает с нашей стороны отказа от обсуждения других тем, которые есть и будут при любом исходе урегулирования грузино-абхазского конфликта. Речь идет о беженцах из Абхазии, судьба которых должна быть устроена: путем возвращения всех, кто не замешан в военных преступлениях, в места компактного проживания грузинского населения в Абхазии, путем полноценной компенсации тем беженцам из районов со смешанным населением, чью безопасность пока трудно гарантировать в случае их возвращения. Точно так же совершенно резонно требование к Грузии о возмещении ущерба, нанесенного Абхазии в результате инспирированного властями Грузии грузино-абхазского конфликта. Но эти проблемы не должны нас завопить в тупик при обсуждении права народов Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Нагорного Карабаха на самоопределение и независимость. Право, не подлежащее сомнению, что 15 прошедших лет доказали.
/