Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На
        страницу
        депутата

        Абхазская политика остается сезонной

        Источник: еловая газета «Взгляд»

        Член Комиссии Общественной палаты по развитию общественной дипломатии и поддержке соотечественников за рубежом, директор Института стран СНГ Константин Затулин о политическом неспокойствии в Абхазии.

        Определенный уровень недовольства в Абхазии есть всегда: она еще полностью не излечила раны, нанесенные грузино-абхазским конфликтом.

        И, к сожалению, несмотря на признание и помощь со стороны России, абхазские политики до сих пор не могут выстроить современную политику в своей стране на прочной основе – фактически она остается сезонной, тесно связанной с курортным и цитрусовыми сезонами.

        На фоне этого недовольства весной – летом этого года оппозиция решила развязать кампанию по досрочному смещению президента.

        В конце концов этот вопрос ввели в правовое русло, и по предложению самого Рауля Хаджимбы парламент проголосовал за проведение 10 июля референдума о возможности досрочного прекращения полномочий президента. Сам президент уходить с поста не собирается, и у него тоже есть свои сторонники.

        Но когда дело стало приближаться к референдуму, стало очевидно, что люди, занятые курортным сезоном, чтобы заработать себе деньги на будущее, не хотят отвлекаться на всю эту политическую возню.

        Оппозиции стало понятно, что референдум не приведет ни к какому результату, потому что по сути ситуация в Абхазии такая: то, что происходит между оппозицией и властью, мало затрагивает большинство людей.

        Понимая, что оппозиция не выиграет, она решила обострить ситуацию, найдя для этого повод – неудачное высказывание министра внутренних дел Леонида Дзяпшбы, который не рекомендовал сотрудникам МВД принимать участие в референдуме.

        Все это было записано, запись прокрутили, что сразу подогрело страсти, и в результате на прошлой неделе представители одного из нескольких существующих в Абхазии объединений ветеранов войны попробовали провести несанкционированный съезд.

        Вместо этого получился митинг, и у оппозиции была надежда, что митингующие в количестве 1000–1500 двинутся к резиденции президента, но вместо этого они пошли к зданию пошли к МВД требовать отставки министра.

        После этого оппозиция потребовала перенести референдум на осень, но президент ответил отказом, и в итоге на референдуме проголосовало мизерное число избирателей.

        Президент призывает не зацикливаться на этом референдуме, так как все понимают, что немногочисленный народ Абхазии нуждается в единстве, в поиске диалога из создавшейся ситуации, а дрязги между сторонниками и противниками Рауля Хаджимбы только усугубляют и без того не лучшую ситуацию в стране.

        К сожалению, пока я не вижу готовности ни в правительственном, ни в оппозиционном лагере найти пути к сближению и выходу к конструктивному диалогу.

        Оппозиция, как обычно, продолжает спекулировать на проблемах Абхазии, а власть, естественно, безуспешно призывает к единству.

        Думаю, до окончания курортного сезона ничего происходить не будет, и вновь в повестку дня политические коллизии вернутся где-нибудь в конце сентября – начале октября.

        Что касается России, то нам совершенно не выгоден раскол в Абхазии, нам нужно, чтобы она развивалась, но мы видим серьезные препятствия на этом пути.

        С сожалением нужно признать и свои ошибки – Россия пропускает сегодня вызовы со стороны соседней Грузии, которая перешла к другой тактике с Абхазией: если раньше грузины угрожали, убивали и устраивали диверсии, то теперь они лечат на своей территории граждан Абхазии – в отличие от самих грузин, абхазы могут бесплатно пользоваться современным медицинским центром, построенным на границе с Абхазией на грузинской территории.

        Направляя на поддержку Абхазии большие деньги, Россия не доводит эти деньги до каждого конкретного человека.

        И, скажем, в наших поликлиниках и больницах нет распоряжения бесплатно лечить граждан Абхазии – прежние договоренности об этом, к сожалению, уже закончились, а новых не появилось. Финансирование в сочинских или, скажем, краснодарских органах здравоохранения для того, чтобы они лечили абхазов, отсутствует.

        Есть претензии по границе, потому что она всех раздражает – очередями и всем остальным.

        На этом фоне активно действуют разного рода блогеры при поддержке Запада, который не собирается признавать Абхазию, но ведет с ней некоторую игру. Поддерживает какие-то амбиции местной политической элиты, все время сея сомнения в политике России, предостерегая их от якобы имперских намерений России втянуть Абхазию в состав своей федерации.

        Все это кружит головы некоторым людям, которые кормятся на гранты Сороса и прочих организаций. Появившись в абхазском обществе, смысл их деятельности заключается в навязывании такой позиции, при которой с Россией надо одновременно дружить и остерегаться ее, потому что она слишком большая, она рядом и она держит Абхазию в полной зависимости.

        Но если они хотят избавиться от этой зависимости (имеются в виду дотации, помощь в обеспечении безопасности и прочее), то в таком случае нужно проводить правильную экономическую политику, чего мы, к сожалению, в Абхазии не видим, она парализована из-за этих дрязг в парламенте и в политической части общества.

        Абхазия отчаянно нуждается в хорошем лидере, и сам Хаджимба мог бы быть более решительным и взять на себя задачу дойти до каждого и объяснить необходимость мер, которые нужно принять в экономике.

        Но, как мне кажется, нынешние абхазские политики сильно снизили планку по сравнению с временами двух первых президентов, и их уровня недостаточно для реализации каких-то серьезных структурных изменений.

        /