Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 03.06.2015

Источник: ТВЦ
VIDEO

В девяносто шестой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Оппозиция Её Величеству России (станет ли внесистемная оппозиция национальной?);
  • Осторожно: Украина! (Кому взаймы лучше не давать?).

В передаче принимают участие: Владимир Рыжков, политик; Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества; Евгений Фёдоров, депутат Государственной Думы РФ; Никита Кричевский, доктор экономических наук.

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром»; ОАО «НПК «Техмаш»; ОАО «НПО «Прибор»; ОАО «ФНПЦ «НИИ прикладной химии»; ОАО «ПОЗиС» за помощь и поддержку при подготовке программы.

Стенограмма

 

К.Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. Сегодня в нашем выпуске:

Оппозиция Её Величеству России (станет ли внесистемная оппозиция национальной?);

Осторожно: Украина! (Кому взаймы лучше не давать).

Оппозиция Её Величеству России

К.Затулин: В стране, обычно именуемой родиной парламентской демократии, в Англии, существует такой странный на русский слух термин: «Верная оппозиция Её Величества», она же «Официальная оппозиция». Так называют вторую по величине политическую партию в палате общин, поскольку первая по величине партия образует Правительство Ее Величества.

Выражение «оппозиция Ее Величества» стало настолько трафаретным, что люди не очень задумываются о его глубинном смысле. А смысл в том, что оппозиция Ее Величества в Англии есть, а оппозиции Ее Величеству – нет. Подданные королевы могут спорить и конкурировать между собой на выборах, но выступать против короны как символа нации считается не принятым. По крайней мере, со времен Оливера Кромвеля. Это наказывается – исключением из политики или недопущением в нее.

А какими принципами руководствуется российская оппозиция? И вообще, что она собой представляет?

Сюжет: В современной России оппозиция возникла, когда в результате отмены 6 статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС в 1990-м и последующего крушения Советского Союза в 1991-м году образовались условия для создания многопартийной системы.

На какое-то время роль непримиримой оппозиции перешла к прошедшим на выборах в Государственную Думу КПРФ и ЛДПР. Но существенно ограниченная по Конституции 1993 года роль парламента способствовала их постепенному превращению в «оппозицию Ее Величества». Пока во главе государства стоял Борис Ельцин – антиперсона, на политическом пути которой пробы негде было ставить, — процесс шел медленно. Все изменилось с приходом Владимира Путина, с рейтингом которого очень скоро не смогла бы поспорить ни одна политическая партия. Многие прежние обвинения оппозиции, — ну например «антинациональная внешняя политика Кремля», — потеряли смысл. Партии парламентской оппозиции по существу смирились с тем, что в их рядах сторонников Путина не меньше, чем в официальной партии власти. Но в России вскоре начала формироваться так называемая «несистемная» оппозиция, не попавшая в Госдуму и законодательные собрания регионов: левые, правые и националисты.

Судьба этих оппозиционных элементов оказалась различной. Если левые быстро оказались в положении маргиналов при наличии такой крупной парламентской системной силы, как КПРФ; если националисты не сумели обрести финансовые и организационные возможности, позволяющие вести внятную и привлекательную для масс политику, то правые – разнообразные наследники «Демократического выбора», Союза правых сил и «Яблока» – вели и ведут весьма активную политическую жизнь, хотя и не в силах пока отвоевать себе те позиции, которые занимали в российском обществе до прихода Путина.

Собственно, кроме них сегодня всерьез на роль внесистемной оппозиции никто и не претендует.

К.Затулин: Политики и политологи, принадлежащие как к власти, так и к системной оппозиции, оппозиции Ее Величества, часто ставят знак равенства между несистемной оппозицией и «пятой колонной», так называемыми «национал-предателями». Что дает повод говорить о воскрешении недоброй памяти понятия «враг народа», особенно в условиях западных санкций против России

Сюжет: К примеру, бывший премьер-министр Михаил Касьянов считает, что Россия должна отдать и непременно отдаст рано или поздно Крым Украине.

Цитата (Михаил Касьянов, сопредседатель партии «РПР-ПАРНАС»): «Мы считаем, что русские и украинцы — братья. Украли просто чужую территорию, Крым, у ослабевшего брата. Брат ослабел, вор проходил, с него сапоги снял и пошёл дальше. Просто неприлично, не говоря уже о нормах международного права, существующих в XXI веке».

Сюжет: Волю народа Крыма Касьянов, как видим, учитывать не намерен. И не только он. Вот и беглый олигарх Михаил Ходорковский в сентябре 2014 года в интервью французской газете Le Monde назвал решение о присоединении полуострова к России «грандиозной ошибкой», а в дальнейшем, как и Явлинский, заявил о необходимости решить этот вопрос на международной конференции.

При всех тактических и частных расхождениях, лидеры несистемной оппозиции едины в одном: все они одержимы мыслью преобразовать Россию по западному образцу. Но в отличие от Петра Первого эту цель они предлагают достигнуть путем отказа от национальных интересов и полного подчинения иностранной воле. Как в «добрые 90-е годы».

К.Затулин: Надо ли этому удивляться? Наверное, нет. Что иллюстрируют источники формирования бюджета оппозиции.

Сюжет: Если поверить оппозиционерам на слово, их финансирование осуществляется за счет предпринимателей, жертвующих средства на деятельность избранных ими партий, средств самих политиков и активистов, а также средств других граждан, перечисляющих деньги, как правило, через систему Яндекс.Деньги.

Это верно, но лишь отчасти. В 2000-е годы Борис Березовский, к примеру, финансировал оппозиционную партию «Либеральная Россия», давали деньги политикам и Гусинский, и Невзлин, и Ходорковский. По словам одного из лидеров движения «Солидарность» Ильи Яшина, на деятельность движения перечисляют средства неравнодушные предприниматели из «российского несырьевого бизнеса».

Относительно скромный масштаб «средств граждан», о котором сообщают публично сами оппозиционеры, — 6 миллионов на проект «РосПил» Алексея Навального в 2011 году, 2 миллиона в 2013 на «Солидарность» Бориса Немцова, — не соответствует бесконечным поездкам за рубеж, презентациям и т.д., включая личное небезбедное существование лидеров. Махатму Ганди среди них не найдешь. Время от времени наружу выплескиваются скандалы, разборки и даже убийства с целью заполучить партийную кассу, как это было с Михаилом Коданевым, заказавшим в 2003 году убийство Сергея Юшенкова, чтобы наложить руку на деньги «Либеральной России».

Но это лишь верхушка айсберга. Его подводная часть – подкормка, которая идет через контролируемые США и странами Запада фонды, институты и программы грантовой поддержки некоммерческого сектора.

В течение прошлого года в Конгрессе США, в Палате Представителей, обсуждался закон № 5859 «Акт о поддержке свободы Украины 2014 г.». Этот закон был подписан президентом Обамой 18 декабря 2014 г., но уже с другим названием: «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014 г.».

Цитата (из федерального закона США №5859 «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014 г.» от 18 декабря 2014 г.): «Определить статусы журналистов, активистов политического и гражданского общества, диссидентов в РФ, на что выделяется 20 миллионов долларов в течение каждого календарного года с 2015 по 2017 гг.».

К.Затулин: Получается, что «несистемная оппозиция» в России – это именно системная сила, ослабляющая наше государство изнутри и дестабилизирующая политическую обстановку в очень опасное время для страны.

Именно так в годы Первой мировой войны большевики боролись и агитировали за поражение своего, российского правительства в грандиозной битве народов. Чем это кончилось для нашей страны, и во что обошлось народу – известно.

В состоянии ли либеральная оппозиция, из раза в раз проигрывающая выборы, добиться результата? В коня ли тот корм, который она получает не только через фонды и гранты, но и благодаря широкой кампании в ее поддержку в западных СМИ.

Сюжет: В октябре 2012 года внесистемная оппозиция провела выборы своего Координационного Совета, в который баллотировались более 200 кандидатов — оппозиционных и гражданских активистов, политиков и общественных деятелей. Для участия в выборах через интернет зарегистрировалось 170.012 пользователей. Допущенными оказались 97.727, а проголосовали 81.801, что дает представление об узкой социальной базе либеральной оппозиции. В дальнейшем число участников интернет-голосования еще сократилось – из него удалили адеппов МММ, голосовавших по инструкции своего «гуру» Сергея Мавроди. Таким образом 65 тысяч избирателей выбрали Координационный Совет оппозиции в составе 45 человек.

Эта гора родила мышь. Вся деятельность Совета свелась к процедурным вопросам. Среди «советских людей» произошел раскол по первому же вопросу: о целях и задачах КС. Осенью 2013 года КС покинули несколько известных деятелей. Выборы нового состава Совета, которые предполагалось провести осенью 2013 года, не состоялись.

В итоге Координационный Совет оппозиции фактически прекратил свое существование, так и не вдохнув новую жизнь в протестное движение.

К.Затулин: Убийство Бориса Немцова, с одной стороны, ослабило оппозицию, но с другой – сплотило. Многократно терпевшая поражения из-за амбиций лидеров, не умевших встать плечом к плечу, после гибели Немцова оппозиция предприняла очередную попытку объединения.

Сюжет: Для начала, правда, наиболее бессовестные, вроде Ильи Яшина, захотели еще раз пропиариться за счет погибшего. С большой помпой был представлен якобы аналитический доклад «Путин. Война», построенный на обвинениях во вторжении наших войск в Украину. Очень скоро, однако, выяснилось, что такого рода «письма с того света» не выдерживают никакой критики и не могут быть использованы сколь-нибудь эффективно в борьбе с российской властью внутри страны. Доклад был сделан на скорую руку совсем с другой целью.

Цитата (politonline.ru, 27 мая 2015 г.): «Текст доклада изначально был рассчитан не на российскую, даже либеральную и оппозиционную аудиторию, а на самую русофобскую часть американского истеблишмента».

Сюжет: В мае 2015 года сложилась предвыборная коалиция в составе РПР-ПАРНАС (Михаил Касьянов), Партии прогресса (Алексей Навальный) и «Демократического выбора» (Владимир Милов). Возможно формирование и более умеренного крыла на базе «Гражданкой инициативы» (экс-министр экономики Андрей Нечаев), куда войдут также Владимир Рыжков, Дмитрий и Геннадий Гудковы.

Сюжет (Владимир Рыжков, политик): В этом году важны региональные выборы в сентябре 15-го года, понять у кого какая поддержка. В 16-ом году постараться вместе выйти на выборы в Государственную Думу. И уже выборы Государственной Думы определят, как либеральная оппозиция будет участвовать в выборах 18-го года. Хотя, это тоже очень непростая задача. Речь идет не только о конкуренции личностей или лидеров, но речь идет еще и о конкуренции программ. Например, отношение к войне на Украине. Например, отношение к национальному вопросу, отношение к системе власти. У каждого из лидеров есть все-таки немножко разные подходы, поэтому это не простая задача и организационно, и политически.

Сюжет: РПР-ПАРНАС, как партия, имеющая мандат в региональном парламенте, по законодательству на данный момент имеет право выдвигать список кандидатов в Госдуму без сбора подписей.

Цитата (Алексей Навальный, политик): «Подписан документ лидерами партий «РПР-Парнас» и «Партия прогресса» (то есть Михаилом Касьяновым и мной) о том, что на выборы-2016 и региональные выборы-2015 мы идём на базе РПР-Парнас».

К.Затулин: Именно Алексея Навального ветераны либерального движения, — измученные нарзаном, как сказал бы великий комбинатор, — решили призвать в главные действующие лица нового объединения.

Цитата (Леонид Гозман, президент Общероссийского общественного движения «Союз правых сил», 24 мая 2015 г.): «Новая коалиция будет либо существовать как партия Навального, либо не будет существовать вообще. Без этикетки «Навальный» у неё нет ни единого шанса… Фракция в Думе ему вообще не нужна… А вот борьба, процесс необходимы. Выборы, кампании, суды, тюрьма: чем дальше, тем больше масса людей привыкает к тому, что реальная альтернатива Путину имеет единственное имя – Навальный…»

Сюжет: Правда, Гозмана за такой узкий подход уже критикуют свои же коллеги.

Цитата (Игорь Яковенко, экс-депутат Государственной Думы РФ, фракция «Яблоко»): «…На то, чтобы быть знаменем надежды, претендуют только двое – Навальный и Ходорковский». Так все-таки, Леонид Яковлевич, один или двое? А может, еще есть, если поискать? Ходорковский не въездной в Россию, поэтому не избираем? Так и Навальный в данный момент не избираем, с его условным сроком, домашним арестом и кучей уголовных дел».

К.Затулин: Что ж, в чем-то Яковенко прав. Корни и связи, идущие от перестройки и 90-х годов, придали отвергаемым на выборах либералам сорт политической грибницы, которая, собственно, и позволила им одержать верх в конкуренции с левыми радикалами и националистами за лавры внесистемной оппозиции. Недостатка в персоналиях у либералов нет.

Сюжет: На авансцене мелькают политики: не только Алексей Навальный и Михаил Ходорковский, но и Владимир Рыжков, Михаил Касьянов, Геннадий Гудков. А также медиа-персоны: Андрей Макаревич, Юрий Шевчук, Дмитрий Быков, Виктор Шендерович, Ксения Собчак и некоторые другие.

Свою лепту вносят: Станислав Белковский, Марат Гельман, Алексей Венедиктов, Николай Сванидзе, Дмитрий Орешкин, Юлия Латынина, Альфред Кох, Лилия Шевцова, Андрей Пионтковский, Сергей Алексашенко, Леонид Млечин. Трудно усомниться в симпатиях к этому лагерю со стороны Анатолия Чубайса и Алексея Кудрина, ряда вчерашних и сегодняшних олигархов, вынужденных при Путине обходить политику стороной.

К услугам внесистемной оппозиции весьма широкая сеть печатных и электронных СМИ: «Эхо Москвы», телеканал «Дождь», «Новая газета», «Ведомости» и другие.

К.Затулин: Либералы — за кулисами многих событий, составляют проекты и планы, формируют мнение правительства по проблемам экономики, юриспруденции и образования, сохраняют за собой телеэфир, влияние на литературу и кино… Пожалуй, только в преподавании истории их удалось несколько потеснить – уж слишком они были одиозны. Сторонники либеральной оппозиции представлены в организации престижных конкурсов и премий, перформансах и светских тусовках.

Вот только с народом им не повезло.

Студия

К.Затулин: Как Вы оцениваете в целом протестный оппозиционный потенциал в нашем обществе? Имеет он тенденцию к увеличению или, наоборот, сокращению?

Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общства: Ну, это зависит всегда от условий, собственно, если в обществе нет протестной активности – это мертвое общество. Здесь вопрос: цель протеста.

К.Затулин: Наше общество живое?

К.Костин: Наше общество в этом смысле абсолютно живое, у нас проходит огромное количество мероприятий, в том числе – где люди выражают свое недовольство самыми разными вопросами, у этих протестных акций самые разные организаторы, это и парламентские партии, новые партии, какие-то общественные организации, там экологические, прочие, да. Поэтому в этом смысле наше…

К.Затулин: Есть протест социальный, есть политический, есть вский иной…

К.Костин: Здесь, понимаете, это же такая всегда очень тонкая граница. Когда в связи с какими-то экологическими протестами вопросы ставятся перед муниципальной властью, или перед региональной властью, — это протест социальный или протест политический?

К.Затулин: Ну, вероятно, это социальный протест, который может иметь политические последствия.

К.Костин: Политические последствия, да. Поэтому протестный потенциал, — если говорить о протестном потенциале, — который бы влиял на основы нашего общества, то, я думаю, он крайне невысок. А, собственно, у нас народ, в общем-то уже достаточно научился. Он видит пример в виде Украины. Мы имеем собственную историю: собственные выводы мы сделали и с 1993 года, и с 2011 года.

К.Затулин: Вы согласны с Константином Николаевичем?

Евгений Фёдоров, депутат Государственной Думы РФ: Ну, протест – это внешняя форма. А внутреннее содержание… Есть принципиально две группы: одна группа – это оппозиция, и оппозиция, которая хочет сделать в России лучше. И вторая группа – это группа, — ну, «оранжевые технологии» называют, я четко называю, это «пятая колонна». Это люди, имеющие коммуникации с иностранным государством, а, значит, они никогда не будут нести благо для своей страны.

К.Затулин: Хорошо, ну вот у нас часто приняты такие употреблять термины: системная оппозиция – несистемная, конструктивная – неконструктивная. Вот где грань, которая отличает, например, системную от несистемной?

К.Костин: Системная оппозиция – та, которая действует в интересах государства. Оппозиция обеспечивает то, чтобы государство было конкурентоспособным, чтобы у государства был достаточный экономический, достаточный оборонный потенциал.

К.Затулин: Всю ли несистемную оппозицию можно зачислять в национал предателя? Вообще насколько допустим этот термин в наших условиях?

Е.Фёдоров: Проблема не в несистемности или системности, условно говоря. Получают ли они деньги из-за рубежа на цели и интересы иностранного государства на нашей территории, поддерживают ли иностранные государства? Условно говоря, арестовали Навального. Требует госдепартамент США освободить? Требует. Год назад, когда его арестовали, требовал. Значит, есть коммуникация.

К.Затулин: Вы сами пользуетесь этим термином «национал-предатель»?

К.Костин: Я часто защищаю этот термин, сам я им редко пользуюсь, но я его всегда защищаю. Объясню, почему, да. Ну, во-первых, к сожалению, у нас в России таким традициям национал-предательства, к сожалению, много лет. Да, много лет. Мы помним власовцев, мы помним поражение собственное в стране для достижения своих конъюнктурных…

К.Затулин: То есть большевики тоже были национал-предателями?

К.Костин: Я считаю, да. Я считаю, на тот момент да. Поражение собственной страны. Ну, а как?

Е.Фёдоров: Они так открыто ставили задачи-то.

К.Затулин: Ну, вот в деятельности, например, Алексея Навального есть элемент этого национал-предательства, по-вашему, или нет?

К.Костин: Ну, я считаю, что Алексей Навальный – безусловно. Он сам сказал, то есть в данном случае он абсолютно попадает под все определения, о которых я сказал. Последнее его заявление, что оппозиция должна обращаться за поддержкой к иностранным правительствам. Это что такое? Или когда Алексей Навальный фактически первый призвал ввести санкции против Российской Федерации.

К.Затулин: Во всех ли случаях конструктивна системная оппозиция и не конструктивна – несистемная?

К.Костин: Я считаю, что все, кто исходит из цели развития собственного государства, все конструктивны. А степень конструктивности определяют избиратели, голосуя за тот или иной подход.

К.Затулин: Согласны?

Е.Фёдоров: Я бы назвал неконструктивные – те, которые идут на грани с законом. Вот они не конструктивные. А вот те, которые «пятая колонна», — это как бы все-таки не оппозиция. Это просто иностранные агенты с функциями на нашей территории.

К.Затулин: Вообще есть ли у нашей оппозиции возможность существовать исключительно на собственные средства?

К.Костин: А здесь вы смешали два вопроса. Во-первых, у нас по закону запрещено финансирование политики из-за рубежа. И здесь, безусловно, государство должно предпринимать любые усилия для защиты своего суверенитета.

К.Затулин: Ну, это когда касается политики.

К.Костин: Это когда касается политической деятельности.

К.Затулин: Когда касается там благородной деятельности по охране животных, то почему бы и нет.

К.Костин: Да, и не только. Когда касается помощи различным категориям граждан, социальной работы. Так поймите, они даже статус агента иностранного не получают. Более того, финансирование из-за рубежа-то оно не сократилось после принятия этого закона, как все кричали, оно увеличилось.

А может ли наша оппозиция существовать? Вот это очень хороший вопрос. Ну, я считаю, что может. Здесь опять же вопрос, любой политик скажет, что как только у него появляется авторитет, как только он становится популярен у избирателей да, соответственно…

К.Затулин: Деньги идут туда.

К.Костин: То появляются спонсоры. Другое дело, что все должно быть публично и открыто, о чем, кстати, Путин и говорил.

К.Затулин: Евгений Алексеевич, а существует в нашем обществе на самом деле иммунитет от вредоносных влияний? Есть у нас иммунитет?

Е.Фёдоров: Никакого иммунитета нет, и Украина это показала. Может, Украина нам дала частичку иммунитета какую-то, но изначально он, скажем, не является таким понятным, как в отношении, допустим, военных действий. То есть когда конкуренция с нами осуществляется путем вторжения танков, самолетов и ракет, у нас срабатывает иммунитет. Люди идут в военкоматы и идут на фронт. А когда это же самое иностранное государство к нам вторгается методами оранжевых интервенций, то есть оранжевых революций…

К.Затулин: А что это за методы?

Е.Фёдоров: Это методы, главный из которых — это предательство части власти. Не может быть Майдана, если нету… Посмотрите, как на Украине: был Янукович, и вдруг весь Верховный Совет на две трети переметнулся на сторону иностранного государства. То есть это явно произошло предательство, сработала «пятая колонна».

К.Затулин: Вот если у нас нет иммунитета, как выясняется из ваших слов, не у нас с вами, а в целом в обществе… Вы не согласны? Пожалуйста.

К.Костин: Мне кажется, что все-таки у нас более зрелое общество, чем украинское. Мы свои такие подобные процессы, я не спроста вспоминал в начале передачи 93-й год, прошли. Хотя, безусловно, есть попытки манипулировать вот как раз той самой протестной активностью, о которой мы говорили…

К.Затулин: Вот распад Советского Союза является иммунитетом?

Е.Фёдоров: Если он освоен, а он не освоен.

К.Костин: Он не пережит, да. Нет еще национальной рефлексии по поводу распада.

К.Затулин: Мне кажется, по поводу распада Советского Союза есть рефлексия, мало, кто радуется по этому поводу.

К.Костин: А, нет рефлексии. Все-таки заканчивается ответом: «Что это было? И кто мы все в отношении Советского Союза?»

К.Затулин: Вообще нужна ли оппозиция в нашей стране, вот которая живет сегодня в таких условиях? Может, она в принципе должна быть отменена как явление?

Е.Фёдоров: Оппозиция – это важный элемент, он точно нужен. Вот «пятая колонна» нуждается в изоляции и поднятии на поверхность, отделения от оппозиции.

То есть у каждого оппозиционера должен быть ответный вопрос: «Я – оппозиция? Или я – пятая колонна?» Вот это надо сделать, то есть провести селекцию. А пятая колонна – это коммуникация, еще раз говорю, не взгляды. Либерал может быть и в рядах пятой колонны, он может быть и в рядах патриотов, либерал. Ничего в этом такого особенного нет.

К.Затулин: Ваша точка зрения? Согласны?

К.Костин: По поводу оппозиции я, безусловно, согласен. Здесь как раз на предмет ее необходимости как раз говорят…

К.Затулин: То есть Кодекс нашей веры за этим столом – оппозиция должна быть?

К.Костин: Да, поскольку это важно да. Сейчас в России, безусловно, плебицитарная модель имеет право на жизнь. Безусловно, есть национальный лидер с огромным уровнем доверия и поддержки. И, безусловно, соответственно он может через прямые процедуры основные решения, основные направления согласовывать с гражданами. Но если мы говорим…

К.Затулин: Без политических посредников.

К.Костин: Ну, без… Или с учетом их мнения, но, тем не менее, его роль первая. Ну что такое «плебисцитарная модель», о которой я говорю? Это голлистская модель, которая была вот во Франции сформулирована.

К.Затулин: Напомню, что президент Де Голль несколько раз обращался за время своего президентства к французам с прямыми вопросами. Когда заходил в какие-то тупики, работая с политическими силами, в Национальном собрании он просто выносил вопрос на референдум.

К.Костин: Но здесь я говорю о другом. Если мы говорим об устойчивом развитии, и если мы – патриоты, и хотим, чтоб Россия была и через 50 и через 100 лет, имеют огромное значение институты. Институты, через которые бы согласуются интересы.

К.Затулин: То есть плебисцитарная демократия и вот этот принцип обращения напрямую, он хорош на определенный отрезок пути?

К.Костин: Он хорош, потому что у нас есть Путин. Понимаете, я вот все время говорю, дай Бог, чтобы у России всегда были такие правители. Ну, на примере и России…

К.Затулин: Дерева нет, а то бы постучал.

К.Костин: Да, да. Ну, и на примере России, и на примере других стран мы знаем, что это, конечно, большая редкость, — лидер. Это колоссальный ресурс для страны, безусловно. И сейчас, безусловно, плебисцитарная модель более чем оправдана.

Но если мы все – патриоты, мы хотим, — вот у нас есть полторы тысячи лет, вот и дальше там даже больше, пусть она живет, процветает, и все у нее будет хорошо, — то мы должны думать о развитии институтов, потому что только они обеспечивают устойчивое развитие.

Резюме К.Затулина: В начале прошлого века Петр Столыпин мечтал о нескольких годах мирной жизни, чтобы отвести угрозу социального взрыва, создать класс земельных собственников и тем гарантировать стабильность и благополучие Российской империи. В начале XXI века мы нуждаемся в полосе стабильности и устойчивого развития внутри страны, чтобы окончательно вытащить ее из ямы, выкопанной распадом Советского Союза в 1991 году и неизбежными последствиями этого, вроде измены Украины.

От перемены мест слагаемых сумма не меняется: Первая мировая война породила революцию и распад России; успех новой либеральной революции в России в XXI веке позволит справиться с нашим суверенитетом без всякой мировой войны.

Не все средства хороши в борьбе с этой угрозой. Фундаментальные основы демократической России, сама возможность иметь свое, в том числе оппозиционное мнение, не подлежат пересмотру. Но угроза существует. Она отпадет не тогда, когда либералы откажутся от своих взглядов, — этого никто не требует, — а когда оппозиция в России перестанет быть оппозицией России.

Осторожно: Украина

К.Затулин: В конце прошлой недели, 28 мая, Президент Порошенко подписал скандальный закон, позволяющий украинскому правительству вводить мораторий на выплату внешнего долга. Иными словами, дал ему право объявить дефолт и признать банкротство страны.

Сюжет (Никита Кричевский, доктор экономических наук): Принятие моратория на выплату внешних долгов и последующее его визирование президентом Петром Порошенко однозначно свидетельствует, что денег в украинской государственной бюджетной системе на выплату внешних долгов либо нет уже сегодня, либо не останется в самое ближайшее время. Ни одна нормальная страна, находясь в здравом уме и трезвой памяти, не пошла бы на принятие такого законодательного акта, потому что это моментально отпугнет даже тех немногочисленных инвесторов, которые все еще раздумывают над тем, стоит ли им инвестировать в экономику Украины или нет.

Украина фактически банкрот. И до формального банкротства остаются считанные дни, как это мы видим на примере той же Греции. Все понимают, что рано или поздно эта история закончится, все видят, что долг Греции, в данном случае, долг Украины, нарастает как снежный ком. И все ждут того часа Х, когда то самое событие, последствия которого сегодня не предскажет никто, наконец произойдет. Ждать осталось немного.

Сюжет: Интересно, что этот закон был подписан всего через несколько дней после очередного, как всегда громкого заявления, Петра Порошенко.

Цитата (Пётр Порошенко, Президент Украины, 20 мая 2015 г.): «Когда вы говорите об угрозе банкротства – не дождётесь».

Сюжет: Сам по себе отказ от платы по долгам, то есть дефолт или банкротство государства, нередко встречаются в международной практике. В 1994 году дефолт объявила Мексика, Аргентина становилась банкротом в 2001 и 2014 годах. Мы сами в 1998 году прошли через финансовую катастрофу и дефолт.

Уникальность Украины в том, что она на законодательном уровне присвоила себе право не платить по долгам, самой решать, кому она отдаст долг, а кому нет и на каких условиях.

Цитата (Арсений Яценюк, премьер-министр Украины): «Я скажу так: мы будем счастливы выплатить наш долг. Но на условиях, предложенных украинским правительством».

Сюжет (Никита Кричевский, доктор экономических наук): Настаивают на том, что Украине за ее красивые глаза должны списать и списать до половины всего долга. Иными словами, если вы даете деньги соседу, то вы теперь должны допускать, что через какое-то время он придет и настоятельно порекомендует вам просить ему половину, в противном случае вы можете не получить ничего.

Сюжет: Причем такое право вольного обращения с кредиторами предоставлено не только правительству, но и местным органам власти, вплоть до городских советов. Распространяется это право по закону лишь на частных кредиторов, но в приложенном к закону перечню таких долговых обязательств есть и долг перед Россией – 3 миллиарда долларов, выданные в 2013 году в кредит до конца нынешнего, 2015 года.

Цитата (Олег Ляшко, руководитель фракции Радикальной партии Олега Ляшко): «Закон, который сейчас предлагает принять правительство (мы поддержим этот закон) даёт право правительству устанавливать мораторий на выплату долгов, в частности, 3 миллиардов долларов, по которым Россия сейчас выкручивает руки, чтобы мы их вернули. Этот закон позволит не платить России 3 миллиарда долларов, которые она сейчас требует, чтобы мы выплатили».

Сюжет: Одновременно этим законом Украина объявила об отказе выполнять любые решения судов по искам кинутых, иначе не скажешь, кредиторов.

Цитата (из закона Украины «Об особенностях осуществления сделок с государственным, гарантированным государством долгом и местным долгом»): «Временно приостанавливается действие закона Украины «О гарантиях государства по исполнению судебных решений»».

Сюжет: Еще одним ноу-хау украинской власти стало введение понятия «недобросовестный кредитор».

Цитата (Михаил Делягин, доктор экономических наук): «Украинское государство легализует механизм избирательного обмана кредиторов — мол, тем, кто нам долги простит или долги отсрочит, мы платить не будем официально, а всех остальных мы обзовём «недобросовестными» и не будем им платить тоже».

К.Затулин: Столь оригинальный подход к выплате долгов власти Украины пытаются объяснить тем, что это долги режима Януковича, а не украинского государства.

Цитата (из заявления Правительства Украины): «Правительство имеет право направить средства, выплаченные налогоплательщиками в Украине, на нужды своих граждан, а не для возврата кредитов клептократического режима Януковича».

Сюжет: Однако, это, мягко говоря, не правда.

Цитата (Александр Охрименко, президент Украинского аналитического центра): «При Януковиче за всё время его президентского срока общая сумма государственного долга выросла на 14%, при Яценюке она выросла на 13% всего за один год».

Сюжет: Еще одним крайне популярным у украинской власти обоснованием своего права не платить по долгам является «европейский выбор» Украины.

Цитата (Андрей Блинов, украинский экономист, публицист): «Пошел всплеск патриотизма, фактически все депутаты, большинство, говорят о том, что списать долгов надо не 30%, а надо 50%, а лучше все 100%, и нам должны заплатить! Потому что мы – вот эта фраза запомнилась — умирали под флагами Евросоюза».

К.Затулин: Все эти заявления про европейский выбор и клептократический режим Януковича, конечно, не более чем демагогия, призванная хоть как-то прикрыть факт краха украинской экономики и невозможности платить по долгам.

Сюжет: Общий государственный долг Украины составляет 72 миллиарда долларов. В гривневом эквиваленте он уже превысил ВВП страны. Украинские власти много и с удовольствием говорят о финансовой помощи стране со стороны Запада.

Цитата (Валерия Гонтарева, председатель правления Национального Банка Украины, 22 мая 2015 г.): «Общий объём иностранной помощи Украине составит 40 миллиардов евро на 4 года. Это очень значительная сумма, если принять во внимание ВВП страны».

Сюжет: Почему украинские власти постоянно называют помощью кредиты, которые Западу придется отдавать, даже несмотря на самые экзотические законы, вопрос особый. Важнее другое, в эти же четыре года Украина должна погасить кредитов на сумму в 47 миллиардов долларов.

Катастрофическая ситуация с долговыми обязательствами страны усугубляется развалом ее экономики, не позволяющим изыскать необходимые средства за счет внутренних ресурсов.

Сюжет: За первый квартал 2015 года промышленное производство упало на 21 процент, а торговля на 24 процента. То, что происходит с экономикой Украины нагляднее всего иллюстрирует следующий факт: страна превратилась в импортера сала. В первую очередь из Германии.

Сюжет (Никита Кричевский, доктор экономических наук): Украину, с ее аграрной продукцией низкого передела,сегодня никто не ждет не только в Евросоюзе, но и вообще в мире. Мировой аграрный сектор давно ушел далеко вперед, сегодня оперировать исключительно черноземом или экологичностью своей продукции –занятие пустое, этим никого не удивишь.

Еще один момент, который изрядно характеризует поведение украинских властей по отношению к иностранным инвесторам. Как известно, украинское правительство говорит о том, что оно испытывает явный недостаток иностранных инвестиций, но при этом одновременно устанавливает фактически 3 валютно-обменных курса гривны к доллару. Курс 1 является официальным, устанавливается Банком Украины. На сегодня составляет 21-22 – к американскому доллару. Второй курс – это курс Межбанка, приблизительно 25 к одному доллару и третий курс — обменный. 28.030 – к американскому доллару… При этом украинское правительство и Центробанк обязали украинских экспортеров продавать 75% экспортной выручки, а тем, кто захочет покупать товар по импорту, либо оплачивать прочие услуги, подавать соответствующие документы. Пакет представляет несколько десятков наименований документации чуть ли не за 2 недели до предполагаемой покупки валюты. В этих условиях ни один вменяемый иностранный инвестор не придет в экономику, где он будет вынужден за 2 недели подавать документы для того, чтобы забрать свои деньги обратно.

Сюжет: Ни в коей мере не исправляет ситуацию и фактическое внешнее управление страной, наглядным примером которого является еще одно ноу-хау современной Украины – прямая передача власти над целыми отраслями и регионами иностранцам. Если в Грузии при Саакашвили официально министры получали зарплату у Сороса, то теперь Саакашвили получил в правление Одесскую область.

Цитата (Виктор Балога, лидер партии «Единый центр», народный депутат Украины): «Так скоро страна будет сдана в аутсорсинг иностранцам».

К.Затулин: В условиях колоссальной внешней задолженности, при развале экономики и неспособности власти наладить эффективное управление единственным средством спасения для нынешнего режима становятся все новые и новые внешние займы. В первую очередь, от Международного валютного фонда.

Сюжет: В марте этого года МВФ утвердил антикризисную программу для Украины, общим объемом, как говорилось в 40 с лишним миллиардов долларов. Первый транш от МВФ в 5 миллиардов пришел на Украину в марте. Давать деньги без гарантии возврата фонд не намерен. Поэтому условием выделения в июне-июле второго транша стала реструктуризация долга перед частными кредиторами в размере 15,3 миллиардов. Иначе Украина из-за катастрофического состояния своих золотовалютных резервов не сможет расплатиться с самим фондом.

Не будет реструктуризации, не будет денег в казне, а это почти автоматически приведет к краху нынешнего режима. Отсюда и закон о моратории на выплату по долгам, но только частных кредиторов.

К.Затулин: Переговоры с частными кредиторами идут крайне сложно. Среди них большинство – это американские фонды, совершенно не желающие терять прибыль. Но на стороне Украины МВФ, подконтрольный Вашингтону, и страны Евросоюза. Поэтому следует полагать – договорятся. Слишком многое на кону. Не для украинской власти. Ее судьба мало кого волнует. Для Запада.

Сюжет: Не случайно сразу после принятия скандального закона о моратории министры финансов Большой семерки поддержали позицию Украины.

К.Затулин: Никакого альтруизма в этом нет. Оказывая, так называемую финансовую помощь, Запад не только ставит под свой контроль украинскую власть, но и прибирает к рукам украинские активы.

Цитата (Михаил Делягин, доктор экономических наук): «Они будут реструктурировать долги в обмен на изъятие – бесплатное или почти бесплатное — украинских активов. Там достаточно много интересного – есть чем поживиться. Логика той же самой Германии, которая нуждается в украинских чернозёмах с 1941 года, в принципе, не изменилась».

Резюме К.Затулина: И все же экономика Украины подходит к своей конечной станции. Чтобы платить долги, надо работать и зарабатывать. В конце прошлого года Арсений Яценюк с радостью сообщил, что вскоре Россия выйдет из числа основных торговых партнеров Украины. Радость была вызвана ожиданием, что на смену неправильному товарообороту с плохой Россией придет замечательная торговля с Европой. Товарооборот между Украиной и Россией в прошлом году упал на 43 процента.

Пока турчиновы и порошенки не начали свою войну в Донбассе украинский экспорт в Европу действительно увеличился, но в последнем, четвертом квартале разразилась катастрофа – экспорт в страны Евросоюза упал на 22 процента. Раньше продавали продукцию металлургии и химии, теперь кукурузу.

Меня, конечно, тоже интересует вопрос – вернет ли Украина 3 миллиарда России. Думаю, что нет. МВФ и вся королевская рать, озабоченная европейским выбором Украины, сделают вид, что ничего не случилось. Смирят, так сказать, свою профессиональную принципиальность.

Думаю, однако, что Украине и это не поможет. Скачущие от радости яценюки все равно сведут ее экономику в могилу.

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи на следующей неделе в это же время на канале ТВ-Центр.

/