Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 06.03.2013

Источник: ТВЦ
VIDEO

В пятнадцатой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • «Бойтесь данайцев, дары приносящих» (Как политтехнологи «просвещают» Россию)
  •  «Ливия, страна моя, ты вся горишь в огне!» (Россия в ливийском конфликте: от великого до смешного один шаг)

В передаче принимают участие: депутат Государственной Думы Андрей Исаев; протоиерей Всеволод Чаплин, председатель отдела Московского Патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества; российский дипломат, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Ливии Владимир Чамов и др.

 

Стенограмма

 

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В сегодняшнем выпуске: «Бойтесь данайцев, дары приносящих» (Как политтехнологи «просвещают» Россию); «Ливия, страна моя, ты вся горишь в огне!» (Россия в ливийском конфликте: от великого до смешного один шаг).

Но прежде о важных для России и русских событиях за неделю:

Российское историческое общество поспешило 27 февраля обсудить инициативу создания нового общероссийского учебника истории, недавно предложенную Владимиром Путиным, чтобы простым языком объяснить «единую логику развития страны на разных этапах истории».

В самом деле, 90-е годы стали чемпионом по числу версий и толкований истории России в учебной литературе. Из учебников, изданных на гранты Фонда Сороса, можно было, например, узнать, что шпион Пеньковский был борцом с коммунизмом и тоталитаризмом. Как, впрочем, и Власов. Ясно, к чему ведут подобные «авторские интерпретации» юношу, «обдумывающего житье». Перед историками, учеными и учителями, стоит ответственная задача сбережения национального самосознания и воспитания в духе уважения к отечественной истории. Что, конечно же, не тождественно прожекту «введения единомыслия в России».

«Очень своевременно и давно пора», – такова была единодушная реакция маститых мэтров, сплотившихся вокруг спикера Государственной Думы Сергея Нарышкина, по совместительству председателя Российского Исторического общества. Кажется, не все сознают, что «своевременно» и «давно пора» противоречат друг другу.

* * *

Президент России Владимир Путин 1 марта внес в парламент новую редакцию Закона «О выборах депутатов Государственной Думы Российской Федерации». Путин поддержал проведение выборов половины состава Думы по одномандатным округам, то есть возвращение к существовавшей до 2007 года смешанной пропорционально-мажоритарной системе. С 7 до 5 процентов снижается барьер для прохождения в нижнюю палату списков кандидатов от политических партий, число которых, как известно, выросло в разы в связи с либерализацией законодательства.

Действующая система выборов в Государственную Думу исключительно по партийным спискам стала притчей во языцех, поощряя серость и препятствуя избранию ярких и самостоятельных депутатов, ориентирующихся, прежде всего, на нужды избирателей. Парламент оказался не местом для дискуссий, а тихой заводью для тех, кому на Руси и за границей и так жить хорошо. Между тем, судьба Советского Союза – наглядный пример тому, что нельзя опираться на то, что не сопротивляется. Выборы в округах позволят снять препятствия к обновлению политической элиты. В частности, вновь возможно поднять вопрос о создании отдельного округа по выборам в Думу за рубежом, – с тем, чтобы с парламентской трибуны мог звучать полноценный голос русского зарубежья, семнадцати процентов разделенного русского народа.

* * *

В начале марта нефтяной директорат Норвегии обнародовал результаты двухлетних исследований дна акватории Баренцева моря, закрепленной за Норвегией по договору 2010 года между Президентом России Дмитрием Медведевым и норвежским премьером Енсом Столтенбергом. Выяснилось, что под толщей воды площадью 44 тыс. кв. км – то есть менее половины отошедшей к Норвегии по договору части Баренцева моря – находятся гигантские запасы нефти и газа на сумму около 30 млрд. евро, в нынешних ценах.

В Норвегии – сплошное ликование. Цитата (Ула Буртен Муэ, министр нефти и энергетики Норвегии): «Северная Норвегия станет новой нефтяной провинцией страны. Подъем ждет всю нашу экономику».

Когда же мы это проходили? В 1990-м, когда с легкой руки Эдуарда Шеварднадзе отдали 50 тыс. кв. км в Беринговом море по соглашению между СССР и США о линии разграничения морских пространств? Или еще раньше? (видео из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»): «Кемская волость? Да пусть забирают на здоровье! Я-то думал… Государство не обеднеет».

«Бойтесь данайцев, дары приносящих»

К. ЗАТУЛИН: 15 февраля в газете «Московский комсомолец» политтехнолог Станислав Белковский, называющий себя директором Института национальной стратегии, выступил с призывом ликвидировать Русскую Православную Церковь Московского Патриархата и потребовал от Патриарха отречься, как Папа Римский, от престола.

Цитата (Станислав БЕЛКОВСКИЙ, «Папа указал путь Патриарху», «МК», 15 февраля 2013 г.): «РПЦ МП фактически основана в сентябре 1943 года Генералиссимусом Иосифом Сталиным…. РПЦ МП как общественная организация, единое бюрократическое целое должна быть ликвидирована… Патриарх, подобно Бенедикту XVI, должен закончить свою карьеру в женском монастыре».

К. ЗАТУЛИН: История, как известно, повторяется в виде фарса. Из глубины сибирских руд Pussy Riot разбудили директора Института чьей-то национальной стратегии. Господин Белковский развернул революционную агитацию. И через несколько дней в том же «Московском комсомольце» выступает Александр Невзоров с наездами на русскую историю, литературу и, конечно, русское Православие, которое, он предрекает «будет зачищено, – я цитирую, – еще тщательнее, чем в 20-х годах XX века».

Цитата (Александр НЕВЗОРОВ «Мертвые мальчики как старинная духовная “скрепа”», «МК», 25 февраля, 2013 г.): «Горький опыт мог бы научить, что на таком гнилом фундаменте как старая история России, здание национальной идеи строить нельзя. А без опрокидывания традиций, без разумного неуважения к прошлому немыслимо и развитие».

К. ЗАТУЛИН: С детства, с улицы мы знаем, что нельзя поддаваться на провокации. Этого только и ждут наши герои, мнящие себя Чаадаевыми, а на деле ворующие темы у бабушки Новодворской. Как стряпчие Додсон и Фоггт в «Пиквикском клубе»: «Может быть, Вам угодно понести одному из нас оскорблением действием? Сделайте одолжение…».

Одолжения не будет. Но возник лишний повод поговорить о таком феномене общественной и политической жизни как политтехнология. И о заслугах ярких представителей этой профессии, уже двадцать лет навязывающих себя власти и обществу.

Сюжет:

В современных словарях «политтехнология» определяется как «разновидность способов и методов манипуляции общественным мнением» в интересах политиков, осуществляющих борьбу за власть или ее удержание и реализацию. Главный объект воздействия – люди, людские массы. И еще одна отличительная характеристика: политтехнологии тесно связаны с применением лжи и, выражаясь по-благородному, «значимых умолчаний».

Хотя кто-то считает первым политтехнологом Никколо Макиавелли в XVI веке, а кто-то усматривает образец успешной политтехнологии в фальшивых «Протоколах сионских мудрецов» столетней давности, в нашу жизнь они вошли в ельцинские 90-е, вместе с первыми реальными выборами. Казалось бы, нет ничего зазорного в том, что есть профессионалы, которые лучше других умеют убедить избирателей в достоинствах того или иного кандидата, политической партии, которым они помогают на выборах.

Но наш бандитский капитализм и наивность отходящего от советского прошлого общества внесли свою специфику. Доморощенные политтехнологи быстро обнаружили, что спросом пользуется не позитивный образ своего кандидата, а негативный образ соперника.

Цитата (Борис БЕРЕЗОВСКИЙ о Станиславе Белковском): «Он креативен… то есть креативен, когда дело идет о черном пиаре».

Пиарщики через СМИ творили чудеса, создавали и губили репутации политиков и политических движений. Их эффективность была столь высока, что постепенно политику в России стала заменять политтехнология. Политтехнологи, – часто люди с сомнительным прошлым и без моральных комплексов, – выдвинулись, неофициально конечно, на первые позиции в государстве.

Классический пример – карьера одессита Глеба Павловского. Слава пришла к нему после публикации доклада «Версия 1» – фальшивке о «заговоре силовиков» против Ельцина. Потом была подложная «Экономическая платформа КПРФ», «Стенограмма телефонных разговоров олигархов» и прочие поделки, позволившие Павловскому стать своим человеком в Администрации Бориса Ельцина.

К. ЗАТУЛИН: Используя малейшие конфликты в политической жизни России, политтехнологи росли как на дрожжах в мутной обстановке 90-х годов. Именно они и скомпрометировали своими горе-технологиями выборы как таковые, превратили их в пиар-шоу. Под впечатлением от этого, у нас чуть было не выплеснули с водой и ребенка, отменив в начале века выборы губернаторов, депутатов в одномандатных округах.

Но Павловским, Белковским и компании показалось мало. Они решили выступить в роли учителей и наставников русского народа. И Украины тоже.

Сюжет:

Выборы в Государственную Думу в 1995 году рассматривались как праймериз избирательной кампании по выборам Президента России в следующем году. Как вновь продать избирателю растерявшего всю свою популярность Ельцина? Разные силы в окружении царя Бориса делали разные ставки.

Сам Ельцин, не доверявший полностью премьеру Черномырдину, тайно «дал добро» на раскрутку Конгресса русских общин Юрия Скокова, в котором на выборы в Думу собрались ни о чем не подозревавшие патриоты – Александр Лебедь, Сергей Глазьев, Дмитрий Рогозин, Константин Затулин. В приданое КРО получил придворного политтехнолога Глеба Павловского.

Но конъюнктура поменялась: Ельцин дал задний ход. Фактический распорядитель избирательной кампании КРО Павловский успешно провалил выборы. КРО остался за бортом Госдумы, а Павловский получил от Кремля новые заказы.

В 2004 году Глеб Павловский вынырнул на Украине, где его попросили помочь на выборах Виктору Януковичу. Результат известен: победил Ющенко. Очередные и внеочередные выборы в Верховную Раду Украины в 2006 и 2007 годах проходили на гребне антиоранжевых настроений. Павловскому, далекому от русской идеи, как черт от ладана, поручили вести кампанию радикальной Натальи Витренко и блока «АнтиНАТО». Результат тот же: Витренко провалилась, деньги растворились.

В это же самое время, прошедший университеты Березовского Станислав Белковский, вовсю потрудившийся для победы «оранжевой» революции на Украине, вдруг обретает необычайную тягу к русскому национализму. В 2005 году он заводит новых друзей, выступает с трибун на съездах русских движений. Основная цель: противопоставить интересы русской нации и российского государства, превратить русский национализм в таран разрушения России.

Цитата (Станислав БЕЛКОВСКИЙ, 7 ноября 2006 г.): «Русский национализм возрастает объективно и потому он неостановим. Вопрос лишь в том, станет ли этот национализм созидательной силой или разрушительной».

Сюжет (Видео из «Кавказской пленницы»): «Кто нам мешает, тот нам и поможет».

К. ЗАТУЛИН: Друзья русского народа, конечно, не могли пройти мимо такой важной, я бы сказал, дорогостоящей темы, как вопрос о третьем сроке или преемнике Владимира Путина в 2008 году. Надо отдать должное – политтехнологи, конечно, не только они, смогли задурить голову.

Сюжет:

Была выдвинута концепция, что Путин является не столько Президентом, сколько национальным лидером, которому нет нужды вносить поправку в Конституцию и идти на третий срок. Все это под самыми красивыми лозунгами незыблемости Конституции и тому подобного.

Цитата (Глеб ПАВЛОВСКИЙ, 1 февраля 2007 г.): «Путин просто очень популярный Президент, глава государства в конце второго срока. …Уйдя с поста Президента, он сохранит возможность давать веские советы правительству, партиям и президенту страны. …Будут кандидаты. Но это не будут кандидаты в Путины. Это не будут кандидаты в национальные лидеры. Это будут кандидаты всего лишь на пост главы государства».

Операция почти удалась. Бесспорный лидер страны уступил власть преемнику. Тогда-то и выяснилось, что серые кардиналы – Павловский, Юргенс, Гонтмахер – вели собственную, антипутинскую игру.

Цитата (Глеб ПАВЛОВСКИЙ, 3 марта 2011 г.): «По-человечески, я думаю, конечно, он устал. По своим привычкам он человек позитивно-бытовой, он не маньяк-трудоголик, и он не маньяк власти. Он хотел бы…, жить в своей стране …как один из горожан – видный, уважаемый, авторитетный, но не обязанный ежедневно крутить колесо»

А затем и куда более прямо:

Цитата (Глеб ПАВЛОВСКИЙ, 22 ноября 2011 г.): «Даже с точки зрения системы Путина, одним из архитекторов которой я являюсь, выдвижение его в кандидаты на выборах 2012 года является ошибкой. …Третий срок Путина представляет угрозу для стабильности России».

Путин вернулся в Президенты. Но он и страна потеряли четыре года.

К. ЗАТУЛИН: Итак, в 2012 году произошла осечка. Другой бы на месте Белковского, Павловского или Юргенса с Гонтмахером съел свою шляпу, если уже, по понятным причинам, нельзя удалиться в монастырь.

Не тут-то было. Наскоро перегруппировавшись, друзья-соперники обрушились на православие и Русскую Православную Церковь.

Сюжет:

Марат Гельман – один из самых известных российских политтехнологов, прославился не только тем, что создавал партии и политиков, но и постоянной, упорной борьбой против православия. Более десяти лет его выставки, перфомансы являются не чем иным, как глумлением над ценностями русской нации, в первую очередь, над православной верой. Чего стоит только обезьяна, одетая в форму солдата Великой Отечественной войны, и выпущенная в зал к зрителям; набор банок с клизмами, изображающий купола православных храмов. Всех мерзостей и не перечислишь.

На ниве борьбы с православием подвизался и Глеб Павловский, который стоит за откровенно антицерковным сайтом «Кредо.ру». Если Белковский вознамерился ликвидировать Русскую Православную Церковь, то Павловский попытался пойти по пути организации раскола в русском православии, и для этих целей создать новую Российскую автокефальную церковь во главе с неким Лурье.

Сюжет: Отец Всеволод вы знакомы со статьей Белковского «Московский комсомолец» о том что Папа Римский дал таким образом значит пример Патриарху?

В. ЧАПЛИН: Этот человек пытается нам всем предложить. Он, по-моему, хочет занять какое-то место в религиозной жизни. Это достаточно странно. Может быть, он хочет избираться Папой Римским, но остается очень мало времени, очень мало возможностей для такого избрания. Может быть, он хочет избраться Патриархом Московским и всея Руси, но до этого может просто не дожить, потому что у ныне здравствующего здоровье очень хорошее, и мы предвидим очень долгое патриаршество. Можно попробовать стать Далай Ламой. Для этого нужно доказать, что он стал перерожденцем. Можно стать верховным шаманом где-нибудь, политическим шаманом почему-то быть больше не получается. Но вот, наверное, он пытается как-то оживить интерес к себе.

Вопрос: Опять же известный галерист Марат Гельман заявляет о том, что это наоборот Церковь ведет себя агрессивно православные активисты постоянно преследуют его как по его заявлением и даже совершают какие то физические действия. Вот это вы как прокомментируете?

В. ЧАПЛИН: Если только понять две вещи есть поступки и есть слова которые нигде в публичном пространстве невозможны разламывание икон и так же как и оскорбление могилы так же как и осквернение символов государства или поругание доброго имени человека не в каком публичном пространстве Не должны быть возможны хоть на выставке хоть в храме хоть на улице хоть в Интернете. Я убежден что есть вещи которые никто священник или художник не могут делать нигде нигде нельзя убивать человека нигде нельзя красть нигде нельзя оскорблять человека точно так же нигде нельзя осквернять символ священный той или иной группы верующих так же как нельзя осквернять положим могилу здание которое является культурным памятником или символ государства.

Вопрос: Коснемся так называемого закона об уголовной ответственности за осквернение и оскорбление церкви за осквернение святынь и так далее. Вы вообще поддерживаете это закон?

В. ЧАПЛИН: Надо иметь ввиду что речь идет о деяниях очень и очень общественно опасных можно довести дело до мировой войны осквернив определенный символ мы знаем сколько раз в истории серьезнейшие конфликты кончавшиеся кровью происходили именно из за того что кто то осквернял символ той или иной веры того или иного государства того или иного народа ведь когда оскверняется символ этим как бы дается понять ты и твоя группа ниже моей группы и меня лично вы у меня в подчинении. Те кто оскверняет символы того или иного национального сообщества хотят таким образом проявить свою власть над людьми другой национальности сжигая символ того или иного государства убивая посла оскверняя посольства пытаются выразить свое якобы превосходящее отношение целому государству целому народу вот почему война против символов очень опасна. Еще раз Никто не против того чтобы кто то критиковал христианство спорил с церковью вел мировозренческую полемику брословскую полемику такая полемика всегда была и всегда будет мы спорим с друг другом верующие люди разных религий разных конфессий христианских мы спорим с друг другом верующие и не верующие кто то критикует церковь мы отвечаем мы естественно можем атеистов критиковать или тех религиозных авторитетов с которыми Богословский не согласен критика и полемика всегда будут и в ней нет ничего криминального но оскорбление особенно сознательно оскорбление направленное на разжигание розни оскорбление не только людей составляющих церковь но тех символов которые являются священными это крайне опасно в современном мире вещи и многие события последних лет показали что как раз осквернение символов это действия которые могут кончится большой кровью очень большой кровью могут кончится мировой войной.

К. ЗАТУЛИН: В студии «Русского вопроса» депутат Государственной Думы Андрей Исаев. Андрей Константинович, что подвигло вас пытаться привлечь к ответственности Станислава Белковского за разжигание межконфессиональной розни?

А. ИСАЕВ: Межрелигиозной розни, если говорить строго по статье 282 Уголовного Кодекса. То, что он эту рознь реально разжигал. Мы можем сказать, что все высказывания Белковского, они чрезвычайно экстравагантны и прямо скажем, оскорбительны, и в адрес Русской Православной церкви, и в адрес ее предстоятеля. Но это можно было бы считать просто полемикой, если бы господин Белковский в качестве программы оппозиции не предложил первым пунктом ликвидацию Русской Православной церкви, как религиозного объединения. Вы знаете, с периода большевизма, причем такого, наиболее жесткого большевизма, впервые звучит открытый призыв к ликвидации Русской Православной церкви. Мы сочли, что это, во-первых, разжигает межрелигиозную рознь. Если вы откроете Интернет и посмотрите, что творится вокруг этой статьи, вы увидите, что эта рознь уже разожжена по полной программе.А, во-вторых, мы считаем, что если бы мы не выступили здесь и не призвали остановиться, то эта кампания была бы продолжена, и тогда нам пришлось бы давать бой все равно, но уже отступив вглубь своей территории.

К. ЗАТУЛИН: Ну эта кампания на самом деле продолжена, как вы сами подтвердили. И вот статья Невзорова, которая последовала за этим, об этом свидетельствует.

А. ИСАЕВ: Я могу сказать, что сразу же Белковский, вот там иногда говорят некоторые коллеги, в том числе некоторые православные люди говорят: «Мы должны смиряться, но мало ли что там безумный Белковский сказал».

К. ЗАТУЛИН: Вот вы не делаете из мухи слона?

А. ИСАЕВ: Нет, я думаю, что не делаем. Потому, что еще до нашего обращения в Генеральную прокуратуру и Следственный Комитет сразу несколько либеральных СМИ подхватили эту историю. Это и «Эхо Москвы», и «Коммерсант», и другие издательства.

К. ЗАТУЛИН: Марианна Максимовская по-моему, просто запугивала Чаплина тем, что вы вообще выступаете против креативного класса. Вы не думаете о своем будущем.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. Когда креативный класс расскажет вам, как все должно быть на самом деле организовано.

К. ЗАТУЛИН: А то он вас накажет при смене власти.

А. ИСАЕВ: Те, кто считает, что это случайное выступление одного Белковского, они заблуждаются. Эта кампания, которая ведется против Русской Православной церкви уже около года, когда кампания начиналась, говорили, что у в целом хорошо, но вот плохо, что у патриарха дорогие часы.

К. ЗАТУЛИН: Плохо, что он поддерживает Путина, а не там скажем, Навального.

А. ИСАЕВ: Да, совершенно верно. Что какие-то священники на таких-то автомобилях ездят и прочее-прочее. То сейчас следующий этап, когда открыто заявлено: «Русскую Православную церковь надо ликвидировать».

К. ЗАТУЛИН: Белковский, конечно мы ему много времени уделяем в нашей программе, но он же не одинок в этих своих попытках навязать свои услуги обществу и государству.

А. ИСАЕВ: Абсолютно нет.

К. ЗАТУЛИН: Вот если вспомнить уже не только вопросы, связанные с церковью, но и например, важные вопросы нашего будущего. Кто будет президентом? Кому быть наследником? Кому не быть? Как вы сегодня оцениваете все эти советы, которые были в 2007-м, 8-м году Павловского, Юргенса. …Потом в 2011 году при смене власти.

А. ИСАЕВ: Сейчас интересная история, что господин Павловский пытается представить себя оппозиционером. Я прекрасно помню его на совещаниях у Владислава Юрьевича Суркова, ничего оппозиционного от него не веяло и тогда он был одним из наиболее жестких и последовательных столпов режима.

К. ЗАТУЛИН: То есть назвал себя… даже архитектором этого режима.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. В 2008 году вдруг возникла идея, что этот режим надо трансформировать в нечто иное и соответствующие специалисты, назовем их так, начали давать соответствующие советы.

К. ЗАТУЛИН: Главный из которых Путину: «Не меняй Конституцию. Откажись от движения в Президенты».

А. ИСАЕВ: Да, ни в коем случае Путин не должен быть Президентом. Мы помним, что советы давались.

К. ЗАТУЛИН: Что интересно, сначала говорили Путину: «Ты итак лидер, тебе не нужно вновь в президенты. Не меняй Конституцию, это плохо будет оценено здесь, на Западе, везде». Потом удовлетворение, когда была смена власти. А потом разговор уже все громче и громче, что вообще ты уходи-уходи.

А. ИСАЕВ: Да, ты не нужен. Путин не ушел. Большинство не захотело, чтобы Путин уходил. В данном случае Дмитрий Медведев, выдержал договоренности, поддержал позицию Путина, поддержал позицию партии и вызвал страшное разочарование. Хотя мы помним заклинания, которые звучали от Павловского, от Юргенса, от целого ряда специалистов, что рухнет все. Страна развалится, если Путин не уйдет. Поэтому сейчас они примкнули…

К. ЗАТУЛИН: У меня несколько иное отношение к Дмитрию Медведеву, но действительно факт остается фактом, что Дмитрий Медведев по крайней мере уволил Павловского, а не последовал его совету в случае с Путиным.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. Поэтому я считаю, им ничего не оставалось, кроме как в данном случае, примкнуть к наиболее радикальной части, к болотной части, которая в настоящий момент не скрывает свои цели. Целью является ликвидация России, как единого бюрократического центра и замена конфедерацией, бла-бла, что там у Белковского написано. Поэтому в этом смысле они очень последовательны. Они попытались осуществить такой блиц-крик, белоленточную революцию.

Откуда взялась белая лента? Она должна была ассоциироваться с снежной, так называемой, революцией. Это было запланировано на зиму 11—12-го годов.

К. ЗАТУЛИН: У кого-то мандарины, у кого-то розы, а у кого-то снег.

А. ИСАЕВ: А у кого-то снег. А у нас ничего, кроме снега не обнаружили. Надо сказать, что сайт «Белая лента» был зарегистрирован в Интернете задолго до Думских выборов, в октябре, поэтому это готовившаяся операция. Блик-крик не удался. Поэтому сейчас они пытаются предпринять более такую фундаментальную атаку. Задачей является атака на те скрепы, на те позиции, опоры, на которых держится общество. Несомненно огромную роль в том, чтобы общество сохранялось, играет Русская Православная церковь. Именно поэтому не по религиозным, идеологическим, а именно по этим политическим основаниям, она подвергается сегодня атаке.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот если все-таки вернуться к феномену политтехнологи. Вот не кажется вам, что вообще политтехнологи, они пытались узурпировать и пытаются узурпировать право народа оценивать свою власть и обязанность власти говорить со своим народом. Быть как бы посредниками между теми и другими.

А. ИСАЕВ: Константин Федорович, абсолютно с вами согласен, потому что на самом деле нам пытаются подменить политику, как народовластие, как выражение позиции народа на рыночно-маркетинговые отношения. Вот я вам сейчас продам вот этот апельсин. Ведь политтехнолог…

К. ЗАТУЛИН: Или снег.

А. ИСАЕВ: Или снег. Его основная работа — это просто продавать политика, как товар. Впаривать, втюхивать его общественному мнению, втюхивать потребителю.

К. ЗАТУЛИН: Ну мы говорим в своем передаче, что они просто скомпрометировали выборы на определенном этапе.

А. ИСАЕВ: Это так и было. Потому, что условно говоря, вот мы помним фильм, который кстати сняли сторонники этого движения «День выборов», где существует сюжет, когда абсолютно неизвестного человека раскручивают и превращают в губернатора, потому что таким образом организована политтехнологическая кампания. Это мечта политтехнолога. Когда из ничего можно сделать все.

К. ЗАТУЛИН: Из ничего это дороже просто.

А. ИСАЕВ: Да, это просто дороже будет стоить, совершенно верно. Таким образом происходит подмена смысла демократических институтов.

К. ЗАТУЛИН: То есть они мешают нам реально рассматривать выборы, как волеизъявление.

А. ИСАЕВ: Совершенно верно. Они вместо этого подменяют эту борьбу Кока-колы с Пепси-колой и кто победил, Кока-кола в данном случае…

К. ЗАТУЛИН: Бюджетов, PR -кампаний.

А. ИСАЕВ: Совершенно верное. Поэтому я думаю, что нам нужно, если мы хотим в целом выстраивать нормальное народовластие, задуматься об ограничениях политтехнологов. Об ограничениях, которые должны действовать на этом рынке политтехнологи.

К. ЗАТУЛИН: Такая табличка «Осторожно, политтехнологи».

А. ИСАЕВ: Да, совершенно верно. Во всяком случае, мы должны понимать, что без этих ограничений мы будем попадаться, становиться жертвами.

К. ЗАТУЛИН: Вот я как раз и хотел спросить у вас, как воцерковленного человека, чем, кроме святой воды на самом деле можно бороться с этими попытками влезть в русскую душу с сапогами.

А. ИСАЕВ: Святая вода в данном случае — это очень хорошее средство, могу сказать, как воцерковленный человек. Но, я думаю, что в первую очередь нам не нужно расслабляться. Нам нужно помнить, что мы являемся гражданами этой страны и мы отвечаем не только за себя. Мы являемся частью народа, вот чем народ…

К. ЗАТУЛИН: Нужно жить своим умом, а не слушать каких-то советов постороннего.

А. ИСАЕВ: У нас есть ответственность перед нашими предками, они тоже часть нашего народа. Они ушли из этой жизни, но они остались в этом народе. У нас ответственность перед нашими потомками, которые будут жить здесь. Мы перед ними отвечаем. Мы не имеем права уступить и сдать свои позиции. Надо об этом помнить и их защищать.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо большое Андрей Константинович.

А. ИСАЕВ: Спасибо.

К. ЗАТУЛИН: Возможно, кому-то наша передача покажется слишком резкой, а персонажи, в ней упомянутые, – недостойными такого внимания. Мне и самому довольно долго так казалось. Но последний опус против православия, вновь поднявший всю муть со дна, переполнил чашу. Нам не дадут отсидеться в обществе чистых тарелок.

Бойтесь данайцев, дары приносящих. Этот призыв остается актуальным и теперь, когда на смену данайцам пришли дети разных народов.

«Ливия, страна моя, ты вся горишь в огне!»

К. ЗАТУЛИН: «Трансвааль, Трансвааль, страна моя, ты вся горишь в огне!» – это песня буров в начале XX века стала гимном борцов за свободу, против колониализма. Новый круг история совершает на наших глазах, в начале века XXI. Только что, в феврале, исполнилось два года первому акту Ливийской драмы.

Для нас, в России очень важно установить, что многое из происходящего сейчас в мире, особенно на Ближнем Востоке, могло бы и не произойти, если бы в 2011 году тогдашний Президент России Дмитрий Медведев не приказал воздержаться при голосовании в ООН.

Сюжет.

Совет Безопасности ООН 26 февраля 2011 года единогласно принял резолюцию № 1970, устанавливающую санкции против Ливийской Арабской Джамахирии, в которой происходили столкновения между властями и оппозицией. Якобы ради защиты гражданского населения, для прекращения конфликта, резолюция явно была направлена против правящего режима Муамара Каддафи: многомиллиардные счета Ливии за рубежом замораживались, вводился запрет на поездки Каддафи, его родственников и сторонников по миру. Эмбарго на поставки оружия, введенное по этому решению ООН, как потом выяснилось, действовало только против властей Ливии. Инициаторы «защиты прав человека в Ливии» – Англия, Франция, Катар – не только не отказались от поставок оружия мятежникам, но и направили в Ливию своих инструкторов и спецназ.

Следующая резолюция ООН № 1973 от 17 марта 2011 года, вводившая запрет на все полеты над Ливией, разрешила любые действия по защите так называемых мирных жителей. Вместо того, чтобы наложить вето, Россия воздержалась. После этого ВВС Франции, Англии и США немедленно приступили к операции «Одиссея Рассвет»: Ливия была подвергнута ударам с воздуха.

Ливийская Джамахирия будет еще сопротивляться, долго и упорно. Пока преданный своей наемной немецкой охраной 20 октября не будет схвачен и зверски убит Муамар Каддафи и его сын Муттазим.

Цитата (Из Обращения Муамара Каддафи к ливийскому народу, 21 февраля 2011 г.): «Я никогда не оставлю землю ливийскую, буду биться до последней капли крови и умру здесь со своими праотцами как мученик…»

Богатейшая страна Ближнего Востока, с запасами нефти и газа общей стоимостью более 4 триллионов долларов, с самыми высокими в регионе стандартами жизни населения, оказалась в руинах и распалась. Посеянные в Ливии зубы международного террора расползлись по Африке. Через год от рук победителей в Бенгази погибнет американский посол Стивенс, а французский спецназ будет вынужден отбивать от исламских фундаменталистов населенные пункты в Мали. А у славного мирового сообщества возникнет новая цель – Сирия.

К. ЗАТУЛИН: Отказавшись наложить вето на злополучную резолюцию о санкциях против суверенного государства, нашего партнера, на раннем этапе развития событий, Российская Федерация в очередной раз наступила на грабли. Мы ведь за ценой не постоим! И не постояли, сдав наши собственные государственные интересы.

Сюжет.

Ливия, как и Ирак, была единственной страной «третьего мира», которая всегда платила по счетам Советскому Союзу и Российской Федерации. Она покупала у нас самолеты, вооружение, мы строили там железные дороги. За годы правления Каддафи Ливия перечислила по контрактам нашей стране больше 15 миллиардов долларов.

При Путине наши контакты с Ливией развивались по восходящей. Муаммар Каддафи приезжал в нашу страну. Гостеприимные хозяева позволили ему разбить свой шатер прямо в московском Кремле. Мы договаривались о совместном создании «газового ОПЕК» – обещавшей стать столь же могучей как нефтяная ОПЕК организации экспортеров газа.

Допустив интервенцию и свержение власти в Ливии, мы потеряли уже заключенные нефтяные и газовые контракты: подряд на строительство 540 км теперь уже ненужной железной дороги. Развалились сделки на поставку оружия и боеприпасов на сумму 5 с половиной миллиардов долларов. Предприятия нашего «Оборонпрома», для выполнения заказа взявшие кредиты, оказались в долгах, как в шелках.

Общий ущерб не поддается учету. Интересно что, как теперь выясняется, мы в 2011 году бежали впереди планеты всей, запретив передачу Ливии уже поставленного и отгруженного товара за несколько дней до резолюции ООН о санкциях.

Сюжет (Фрагмент документального фильма «ИГРА В ПОДДАВКИ»):

24 февраля 2011 года в порт Триполи вошло российское судно «Simbris». На его борту находились ЗИПы – запасные части и инструменты и принадлежности для ливийских судов береговой охраны и корабельной ПВО. Ливийская сторона была готова немедленно принять и оплатить груз. Однако Дмитрий Медведев запретил разгружать российское судно.

В телеграмме команде корабля был отдан приказ: «Поднять якорь и уйти из ливийского порта». Лишь через два дня, 26 февраля 2011 года, согласно Ооновской резолюции № 1970, которую «продавил» Вашингтон, были запрещены поставки в Ливию оружия и материалов военного назначения.

Общий ущерб не поддается учету.

К. ЗАТУЛИН: Позиция западных держав по Ливии, которую де-факто поддержал президент Медведев, вызвала острую критику в России. Среди критиков был и нынешний Президент России, на тот момент премьер-министр Владимир Путин. Путин назвал вещи своими именами.

Сюжет (В.В. Путин, Председатель правительства РФ, 21 марта 2011 г.): «Она разрешает всем предпринимать все, любые действия в отношении суверенного государства. […] Это мне напоминает средневековый призыв к крестовому походу, когда кто-то призывал кого-то идти в определенное место и чего-то освобождать.

Сюжет (Д.А. Медведев, Президент РФ, 21 марта 2011 г.): «Ни в коем случае недопустимо использовать выражения, которые по сути ведут к столкновению цивилизаций. Типа «крестовых походов» и так далее. Это неприемлемо. В противном случае все может закончиться гораздо хуже, чем даже происходит. Об этом должны помнить все».

К. ЗАТУЛИН: Хочу напомнить, что обмен мнениями между Президентом и Председателем Правительства России, позволивший мировым таблоидам тут же отреагировать заголовками «Конец тандема Медведев-Путин», произошел аккурат в тот момент, когда оба они уклонялись от ответа на ключевой вопрос, кто из них пойдет в президенты в следующем году. Тогда в Москву спешно прибыл вице-президент США Джозеф Байден, сказавший, как бы между прочим, что хорошо относясь к премьеру Путину, он совсем по-другому относится к Путину – кандидату в Президенты в 2012 году.

Я надеялся, что Президент Российской Федерации Дмитрий Медведев найдет возможность публично одернуть заокеанского гостя, который стал вести себя в России слишком по-хозяйски. Вместо этого 17 марта Дмитрий Медведев подписал Указ, запрещающий Муамару Каддафи и его сыновьям въезд в Россию. Другим Указом за резкое несогласие с линией Президента был снят посол России в Ливии Владимир Чамов. Ваш покорный слуга, тогда депутат Государственной Думы, лишился всего-навсего поста первого заместителя председателя думского Комитета по делам далекого от Ливии СНГ. Потом меня «прокатили» при формировании списка кандидатов в депутаты нынешней Думы.

За расхождение во мнениях, что считать мужеством при принятии 23 марта 2011 года в нашем парламенте резолюции «О ситуации в Ливии».

СЮЖЕТ (фрагмент Пленарного заседания Государственной Думы, 23 марта 2011 г.):

К. ЗАТУЛИН (Первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками): Уважаемые коллеги! Я предложил в своей поправке снять четвертый абзац проекта Заявления, которое звучит следующим образом: «Депутаты Государственной Думы считают, что решение Российской Федерации воздержаться при голосовании, было адекватным ситуации выбором».

К. КОСАЧЕВ (Председатель комитета Госдумы по международным делам): Это не вопрос самолюбия, это вопрос, если хотите, политического мужества, которое в этой ситуации мы обязаны проявлять как депутаты Государственной Думы. Я против данной поправки.

К. ЗАТУЛИН: В отношении мужества, о чем было тоже сказано, то, я считаю, есть хорошая русская поговорка, я ее вторично употребляю уже за две недели, «Беда коль сапоги начнет тачать пирожник, а пироги печь сапожник». Мужество проявил, на мой взгляд, премьер Правительства Российской Федерации, охарактеризовав эту резолюцию. Все остальное я к мужеству не отношу, а отношу к другому качеству.

К. КОСАЧЕВ: Мужество в данном случае было проявлено всеми без исключения руководителями Российской Федерации, в первую очередь, Президентом России, который по Конституции определяет у нас внешнюю политику страны.

К. ЗАТУЛИН: Мы продолжаем наш разговор с Владимиром Чамовым, бывшим до марта 2011 года чрезвычайным и полномочным послом Российской Федерации в Ливии. Владимир Васильевич, так получилось, что у нас уже собрался целый клуб репрессированных и ссыльных поселенцев. Вот вы, я, Алексей Чадаев, которого уволили из «Единой России» и все из-за Ливии. Вот вы чем виноваты? Чем вы провинились?

В. ЧАМОВ: Я был послом в Ливийской Джамахирии, хочу уточнить. Эта страна называлась тогда именно Ливийская Джамахирия, и в этом большой смысл был заложен. Сейчас называется уже Ливия, потому что ситуация изменилась. Моя отставка, она…

К. ЗАТУЛИН: Ну вы же не сами в отставку ушли.

В. ЧАМОВ: Она довольно сильно, естественно прозвучала, она была достаточно неожиданной для многих, но только не для меня. Потому, что…

К. ЗАТУЛИН: О, как.

В. ЧАМОВ: Да, общее развитие ситуации, начиная где-то с первой резолюции, которая была принята Советом Безопасности ООН, резолюция 19-70 указывала на то, что здесь события могут пойти по не самому лучшему пути развития и что может вылиться в достаточно серьезные вещи, как раньше говорили, в кадровые решения. Случилось то, что случилось.

К. ЗАТУЛИН: Где Кура — где мой дом. Резолюции принимают в Нью-Йорки, а вы находились в Триполи.

В. ЧАМОВ: Все в это мире взаимосвязано. И поскольку именно решения Совета Безопасности ООН, они и определили дальнейшую судьбу страны, которая называлась Ливийская Джамахирия, и которой больше нет ни на карте, ни на земле.

К. ЗАТУЛИН: А вы не были согласны с этим решением?

В. ЧАМОВ: В тот момент важнее было не торопиться наверное, хорошенечко посчитать и попросить наших партнеров, наших друзей по Совету безопасности четко определить, четко прописать каждую позицию, что имеется в виду здесь, что имеется в виду здесь. Глядишь, оно пошло бы может и по-другому. Кстати, именно об этом говорит в одной из своих последних книг патриарх нашей арабистики и нашей дипломатии на Ближнем Востоке, не только на Ближнем Востоке, Евгений Максимович Примаков.

К. ЗАТУЛИН: Ну да, вот совсем недавно в Youtube нашумел этот фильм «Игра в поддавки», в котором Евгений Максимович об этом говорит. Да вы впрочем там тоже один из участников. Речь идет о оценке нашей позиции в тот момент в ливийском кризисе. Вот говорят о какой-то телеграмме, о резком несогласии с курсом в тот момент, принятым руководством России. Так ли это?

В. ЧАМОВ: Когда я вернулся из командировки из Ливии, по-моему это было 23 марта 2011 года, если не ошибаюсь, этот вопрос мне задавали в разных вариантах раз 40. И раз 40 я отвечал представителям наших СМИ, что такой телеграммы не было. Да и не могло быть по разным причинам. А прежде всего по тем причинам, что наша работа, я имею в виду дипломатия, она сродни работе военных.

К. ЗАТУЛИН: Понятно. Вот теперь уже, не как посол, вы как гражданин можете оценить эту нашу линию. Была она ошибочной или она была правильной?

В. ЧАМОВ:Как гражданин Российской Федерации естественно я могу сказать, что теперь всем, по-моему, видно, что она не была безупречной. Можно было бы…

К. ЗАТУЛИН: То есть мы потеряли или приобрели в результате?

В. ЧАМОВ: Можно было бы сказать и получше. Есть хорошая русская пословица: «Семь раз отмерь — один раз отрежь». У меня такое ощущение, что надо было посоветоваться не с двумя-тремя советниками близкими, а надо было 7-ью советниками, 10-ю советниками. Привлечь людей из совершенно разных сфер, специалистов настоящих. А потом уже подумать, как действовать. Конечно, мы потеряли много.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот наши сегодняшние отношения с Ливией как складываются? Вы же наверное, интересуетесь.

В. ЧАМОВ: Разумеется. Ну как можно не интересоваться той страной, в которой провел такие бурные дни, и которая так повлияла на твою судьбу. В общем-то с трудом можно говорить о том, что есть такое единое государство, как Ливийская республика. Там, по-моему, сейчас каждый в общем живет…

К. ЗАТУЛИН: Каждый за себя.

В. ЧАМОВ: …так, как может, каждый за себя.

К. ЗАТУЛИН: А вот эти события к югу от Ливии, дестабилизация в Африке, необходимость для французов мешаться, американцы тоже вмешались в тропические всякие события.

В. ЧАМОВ: Это прямое следствие ливийского кризиса. И мы кстати, об этом предупреждали.

К. ЗАТУЛИН: Он просто расползается.

В. ЧАМОВ: Конечно, расползается нестабильность, как таковая. Понимаете, были какие-то обручи, которые сдерживали ситуацию, как мы говорим, в Сахаро-Сахельской зоне, вот мы эту зону называем. Потому что было много разных элементов, но стабильность относительная, я подчеркиваю, но она была. В том числе благодаря тому человеку, которого звали Муаммар Каддафи. Речь идет о беднейших странах мира. Там Чад, там Центральная африканская республика, там Мали, там Нигер, там Мавритания.

К. ЗАТУЛИН: Удерживал от каких-то крайностей.

В. ЧАМОВ: Конечно, конечно. Тот же самый фактор туарегов. Фактор туарегов, он сильнейшим образом сдерживал. Разве за последние 25 лет мы слышали что-то о выступлениях туарегов. А туареги — это довольно серьезная сила для Сахары.

К. ЗАТУЛИН: Понятно. Но это то, что касается, что называется результатов в ближнем для Ливии зарубежье. А если пошире взглянуть на ситуацию, к чему привело все то, что 2 года назад началось в Ливии?

В. ЧАМОВ: Я прежде всего хочу уточнить, что нестабильность, которая сейчас поразила страны Сахаро-Сахельской зоны, прежде всего Мали, это еще расползание ливийского оружия. Оружия было много в Ливии, что там греха скрывать. Одних средств ПВО переносных было до 20 тысяч единиц. Я за эту цифру отвечаю, я ее проверял многократно, 20 тысяч единиц. Они сейчас расползлись по всем городам и весям тамошним.

К. ЗАТУЛИН: То есть это все питательная среда для терроризма самого разного толка.

В. ЧАМОВ: Питательная среда для террористов и вообще, так сказать, для всех тех, кто не согласен с чем-то в той или иной стране. А вы знаете, в бедных странах, там горячего материала, как правило, хватает. А в Африке этот материал никогда не переводился, к сожалению.

Поэтому там ситуацию раскачать очень легко. Вернуть обратно, стабилизировать очень трудно.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот если говорить все-таки о интересах собственно российских в Ливии, то насколько они в результате развития событий оказались под угрозой или оказались утрачены?

В. ЧАМОВ: Прежде всего, мы же эвакуировали всех наших граждан из Ливии в конце февраля 2001 года. Это было правильно, потому что ситуация развивалась не в самую хорошую сторону. Бросили там практически около 10 очень серьезных контрактов. Просто бросили и все, к сожалению. Естественно это повлияло. Бросить легко, вернуться достаточно тяжело. Как можно работать над строительство железной дороги 540 километров, скоростной железной дороги в условиях нестабильности.

К. ЗАТУЛИН: В условиях гражданской войны.

В. ЧАМОВ: В условиях гражданского конфликта, даже не войны, а конфликта. Ну о чем говорить., конечно же нет.

К. ЗАТУЛИН: Вот скажите, ведь все-таки Каддафи довольно долго был у власти и были разные периоды. Вроде бы вписался в этот новый постсоветский мир. Почему все-таки решили его наказать? Его и вместе с ним целую страну?

В. ЧАМОВ: Очень хорошо поставили вопрос, сформулировали на мой взгляд. Да, естественно, у Каддафи были разные период за 40-летнее с лишним правление. Одно время он действительно занимался экспортом революции в разных вариантах.

К. ЗАТУЛИН: Зеленая революция, да.

В. ЧАМОВ: Зеленой революции, так как он ее видел. Потому, что он был не только практиком, но и теоретиком революции, что очень важно. Причем теоретиком, который сам себя, что называется, взрастил и сформировал.Главной основой его теории, собственное то, что делал на практике, это был анархо-синдикализм. То, чего не было больше нигде. Я просто здесь…

К. ЗАТУЛИН: Корпоративное государство.

В. ЧАМОВ: …разъясню. Да, да. Государство без государства. Он воспринял глубоко идеи Прудона и особенно идеи русских анархистов князя Кропоткина, Бакунина. Он их все проштудировал, прочитал, изучил. Более того, было специально бюро создано в 70-е годы, которое перевело эти труды на арабский язык. Он все это изучил и знал хорошо. И вот на это основе он строил. Другой вопрос, что получилось у него. Возвращаясь к вашему вопросу. Да, на каком-то этапе, когда стало ясно, что баланс сил общемировых изменился и имел место довольно серьезный для всех руководителей стран третьего мира прецедент, связанный с нападением англо-саксов на Ирак в марте 2003 года

Каддафи сделал, будучи умным человеком и опытным политиком, он быстро сделал соответствующие выводы и в общем, как вы сказали, он разоружился. И он выполнил все то, что он обещал Западу, прежде всего американцам.

К. ЗАТУЛИН: А не было это ошибкой?

В. ЧАМОВ: А возникает вопрос, вот с той стороны выполнили или нет?

Причин, здесь, видимо много. Я думаю, что одна из главных причин это то, что все-таки Каддафи где-то на рубеже 2010 года, он сделал выбор в пользу развития экономических связей, прежде всего нефтегазовых связей. Даже не выбор, а он принял решение о переориентации этих связей. Если раньше он ориентировался полностью практически на западные страны.

Но вот на рубеже 2001 года, повторяю, он как-то явно стал приходить к выводу, что надо развивать преимущественно отношения с такими странами, как Китай, Россия, Индия.

К. ЗАТУЛИН: То есть просто-напросто он был виноват уж тем, что кому-то хотелось кушать.

В. ЧАМОВ: Разумеется, слишком жирный кусок представляла и представляет Ливия. И плюс, что важно, этот кусок, который находится вблизи Европы и имеется налаженная инфраструктура для транспортировки, как сейчас принято говорить, нефти и газа, я имею в виду.

К. ЗАТУЛИН: Нефти и газа, понятно.

В. ЧАМОВ: И это, видимо, достаточно веско сказалось, потому что на Западе рассчитывали совершенно на другие варианты.

К. ЗАТУЛИН: …Люди, как жили?

В. ЧАМОВ: Люди жили нормально, люди жили хорошо. Во всяком случае никакого сравнения с тем, что как жили люди в соседних странах, в том же Тунисе, Египте. Я не говорю даже про Чад, Нигер.

К. ЗАТУЛИН: Какие у них перспективы вернуться в это состояние сейчас?

В. ЧАМОВ: Я думаю, никаких. Они очень отдалены и очень мало возможно. Потому, что сама логика ситуации, она говорит совершенно о другом. Чтобы вернуть эти льготы, чтобы восстановить уровень жизни, надо объединить страну.

К. ЗАТУЛИН: А это не получается.

В. ЧАМОВ: А по-моему, даже никто и усилия для этого не предпринимает. Восставший первым Восток в лице Бенгази, в лице Киренаики, они живут по-своему.

К. ЗАТУЛИН: Вообще похоже на Югославию, которые тоже договаривались, договаривались. Тоже вроде бы…

В. ЧАМОВ: Кое в чем, но Югославия распалась на географические районы и на республики.

К. ЗАТУЛИН: Она распалась по-европейски.

В. ЧАМОВ: Да, по-европейски. А Ливия распалась на племена. И племена собирать довольно тяжело, тем более там их больше 140, они очень разные, с разной историей. Потому, что история Ливии это отдельная истории, она очень интересная и очень своеобразная. Это довольно тяжелое дело. И пока не появится какой-то новый выдающийся политики с идеями…

К. ЗАТУЛИН: А может он никогда и не появится.

В. ЧАМОВ: А может он никогда не появится. Всякое возможно. Вы знаете, история, она может в любую сторону развернуть.

К. ЗАТУЛИН: Ну а теперь, если попробовать сказать, а что это значит, что значит этот Ливийский урок для нас, для России? Имеет он для нас какое-то значение?

В. ЧАМОВ: Я думаю, да. Я думаю, очень большое значение. По-моему, вот если бы не случилось бы этих вещей вокруг Ливийского сюжета, вокруг Ливийский драмы, я бы сказал, может быть сейчас бы мы вели себя по-другому и в других вопросах региональных и международных, по той же Сирии. Сирийский случай во многом совпадает с Ливийским случаем. Только вмешательство, только извне, но во многом, это есть.

К. ЗАТУЛИН: Да мы тоже страна с нефтью и газом.

В. ЧАМОВ: Страна с нефтью и газом, очень похожи. Кстати, некоторые американские руководители, они проводили прямые параллели между ситуацией в Ливии, между тем, как там развивалась судьба Каддафи. Они приравнивали, примеряли эти вещи на другие страны, в том числе и на Россию.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо вам большое Владимир Васильевич. И прежде, чем мы завершим, я хотел бы, чтобы вы вновь вернулись в эти события. Я хочу, чтобы вы вновь посмотрели эти кадры. Конечно, кадры, которые не стоит показывать детям.

Кадры убийства Каддафи

К. ЗАТУЛИН: «Если смерть – это мужчина, то надо сопротивляться до конца, а если женщина, то в последний момент ей надо уступить». Это из рассказа «Смерть», написанного Муаммаром Каддафи 40 лет назад.

А вот другая цитата: «Президент Сирии Башар Асад и, возможно, господин Путин и некоторые китайцы плохо спали этой ночью… Это будет своеобразным посланием… Эхо «арабской весны» услышат во всем мире – от России и Китая до Израиля». Это – из сенатора Джона Маккейна, два года назад.

Мы услышали. Теперь Президентом в России Владимир Путин.

Это был «Русский вопрос».

Позвольте поздравить всех женщин с наступающим 8 марта. До встречи через неделю 13 марта в 22.20 на канале ТВ-Центр.

/