Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 10.12.2014

Источник: ТВЦ
VIDEO

В семьдесят пятой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • «Устои, свободы, труды» (ежегодное послание Президента Федеральному Собранию, стране и миру);
  • Ассоциация с демократией: молдавский вариант» (к характеристике выборов в ассоциированной с Евросоюзом Молдове).

В передаче принимают участие: протоиерей Дмитрий СмирновИван Засурский, заведующий кафедрой новых медиа и теории коммуникации МГУ; Ольга Шарапова, главный врач ГКБ №64, депутат Мосгордумы; Борис Титов, уполномоченный при Президенте РФ по правам предпринимателей; Виталий Третьяков, декан Высшей школы телевидения МГУ; Никита Кричевский, доктор экономических наук, профессор; Валериан Тулгара, председатель Союза молдаван Приднестровья; Ренато Усатый, лидер партии «Родина» (Республика Молдова).

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром» за помощь и поддержку при подготовке программы.

 

Стенограмма

 

ПОЛНАЯ ВЕРСИЯ

К. Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

Сегодня в нашем выпуске:

– «Устои, свободы, труды» (ежегодное Послание Президента Федеральному Собранию, стране и миру);

– «Ассоциация с демократией: молдавский вариант» (к характеристике выборов в ассоциированной с Евросоюзом Молдове).

«Устои, свободы, труды»

К. Затулин: Историки, может быть, назовут 2014-й – годом Великого перелома. Когда Россия, долго приходившая в себя после распада Советского Союза, окрепла настолько, что смогла подвергнуть себя серьезным, суровым испытаниям ради того, чтобы обрести былую независимость в экономике и политике, чтобы заставить оппонентов считаться с собой.

Выдержит ли русский народ эти испытания? Во что они нам обойдутся?

Чем Россия рискует, по большому счету?

И – самое главное: во имя чего она рискует?

4 декабря, – второй раз в этом году после выступления 18 марта, – Президент Путин в Послании Федеральному собранию из Георгиевского зала Кремля обратился к народу, стране и миру, чтобы дать свои ответы на эти вопросы.

Сюжет: Традиционное Послание Президента России Федеральному собранию ожидалось в этом году как никогда. Впервые с 1991 года Россия приросла возвращением земли и людей – драгоценной части своего исторического наследства. Впервые столкнулась в таких масштабах с попыткой проучить ее за этот акт народного волеизъявления. В своем выступлении 4 декабря Владимир Путин в спокойном, уверенном тоне охарактеризовал испытания, проблемы и возможности России на современном этапе.

Сюжет (Послание Президента Федеральному Собранию РФ 4 декабря 2014 года): Если для ряда европейских стран национальная гордость – давно забытое понятие, а суверенитет – слишком большая роскошь, то для России реальный государственный суверенитет – абсолютно необходимое условие ее существования.

Сюжет: В Послании Президента сделан особый упор на проблемах, больше всего волнующих среднестатистического гражданина России: демографии, здравоохранении, образовании и труде.

Сюжет (Президент РФ о демографии): В начале 2000-х годов эксперты ООН предрекали нам дальнейший демографический спад. По прогнозу ООН, население нашей страны к концу 2013 года должно было сократиться до 136 миллионов человек. На 1 января 2014 года население России составило почти 144 миллиона человек, на 8 миллионов больше прогноза ООН…

Наши демографические программы доказали свою эффективность, и мы продолжим их реализацию, в полном объеме распространим на жителей Крыма и Севастополя эти программы.

Сюжет: (Дмитрий Смирнов, протоиерей): Народ состоит из семей, народ образует государство. Когда Президент говорит о традиционных ценностях, имеются в виду, христианские ценности, безусловно, потому что никаких других традиций, кроме христианской и очень короткой традиции советской, у нас, в общем, и нет. И очень важно, что Президент в первых строках об этом заявил. Это весьма греет душу и очень отрадно.

Сюжет (Президент РФ об образовании): Вчера впервые за многие годы в российских школах вновь писали выпускное сочинение. Это еще один шаг к более объективной оценке знаний, кругозора, общей культуры подрастающего поколения и, что важно, качества работы преподавателей, учителей.

Сюжет (Иван Засурский, зав.кафедрой новых факультета журналистики МГУ им.М.В.Ломоносова): Самое главное – то, что сделана ставка на развитие инженеров и на формирование рабочего класса нового уровня классификации. С моей точки зрения, прозвучало так же и то, что существующая система образования не удовлетворяет стандартам. И что необходимо готовить серьезных специалистов, если мы хотим когда-нибудь с кем-то конкурировать, если мы хотим, чтобы у нас что-то было хорошо. Другой важный аспект, который был затронут в Послании, это инженерные работы. Там очень важны конкурсы на практические темы. То есть, когда компании могут выдвигать в качестве конкурсов учебных работ реальные проблемы, которые у них есть в бизнесе, реальные вопросы, которые исследуют внутри организации. И тогда студенты могут писать свои курсовые и дипломные работы, ориентируясь на живые серьезные проблемы бизнеса. И это конечно дает очень серьезный импульс развития системе так называемого конкурсного трудоустройства.

Сюжет (Президент РФ о здравоохранении): В этом году в глобальном рейтинге здравоохранения Россия впервые признана благополучной страной. Это государства, где средняя продолжительность жизни превышает 70 лет. На данный момент этот показатель в России превысил 71 год. Считаю, что у нас есть все основания уже в ближайшей перспективе увеличить среднюю продолжительность жизни до 74 лет, добиться новой качественной динамики в снижении смертности. В этой связи предлагаю объявить 2015 год Национальным годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые являются основной причиной смертности сегодня, объединив для решения этой проблемы усилия медицинских работников, представителей культуры, образования, средств массовой информации, общественных и спортивных организаций.

Сюжет (Ольга Шарапова, главный врач ГКБ №64, депутат Мосгордумы): Президент очень хорошо сказал, прежде всего, первое, в части, касающейся демографии, демографических процессов, что средняя продолжительность жизни у нас увеличилась. Это действительно, мы смотрим даже в реале по Москве, мы даже по нашей больнице, отмечаем, что, действительно, идет увеличение средней продолжительности жизни за счет снижения смертности от многих заболеваний. Почему это произошло? Прежде всего ‑ модернизация, которая сегодня вошла в систему здравоохранения города Москвы. В течение трех лет Москва и московское здравоохранение получила оборудования больше, чем на один миллиард евро.

Сюжет (Президент РФ о труде и предпринимательстве): Добросовестный труд, частная собственность, свобода предпринимательства – это такие же базовые консервативные, подчеркну, ценности, как патриотизм, уважение к истории, традициям, культуре своей страны…

Мы не в первый раз говорим о необходимости новых подходов в работе надзорных, контрольных, правоохранительных органов…

Надо максимально снять ограничения для бизнеса, избавить его от навязчивого надзора и контроля…

Предприниматели справедливо говорят о необходимости стабильного законодательства и предсказуемых правил, включая налоги. Полностью с этим согласен. Предлагаю на ближайшие четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и к этому вопросу больше не возвращаться, не менять их…

И еще. Предлагаю провести полную амнистию капиталов, возвращающихся в Россию, – именно полную…

К 2018 году, несмотря на внешние ограничения, нужно довести годовой уровень инвестиций до 25 процентов от ВВП страны.

Сюжет: (Борис Титов, уполномоченный при Президенте РФ по правам предпринимателей):Президент сделал выбор в пользу экономических свобод. Это значит свободные рыночные отношения, частная инициатива, конкуренция на рынке, конкурентный рынок. И за счет этого, за счет желания людей работать, зарабатывать, создавать ‑ создание новой экономики России. Но при этом мы дадим льготы для малого бизнеса, мы любим, нам нужен малый бизнес, который… Особенно нам нужен в условиях непростых экономических времен, когда малый бизнес по существу составляет такую подушку безопасности для государства.

К. Затулин: Но не хлебом единым жив человек. От насущных земных проблем перейдем теперь к основам нашей жизни – как политическим, так и экономическим: как жить, как соотносить себя с Родиной, своим народом, с одной стороны, и всем остальным миром – с другой.

Студия

К. Затулин: Взаимосвязь есть и симфония между светской властью и духовной? Может мы достигли идеала?

Виталий Третьяков (декан Высшей школы телевидения МГУ им. М.В.Ломоносова): Читал, естественно, в сетях в первую очередь, массу критических скептических замечаний относительно этого представления и вообще сакральности Крыма. Вот уже сюда перемещаясь в эту студию, я читал, не знаю насколько это правда, что немецкое правительство высказало недовольство сравнением Крыма с Храмовой горой. Сидя в пробке, я там написал: «А костюмчик Путина им тоже не понравился?».

К. Затулин: А при чем тут немецкое правительство? Это правительство Израиля может высказать.

Н. Кричевский: Вот, у немецкого правительства, видимо, особые виды либо на Храмовую гору, либо на Путина, либо на Крым.

В. Третьяков: Да, может. Я считаю, что в данном случае скепсис политизирован по отношению, и критической оценке по отношению к этой крымской части путинской речи. В этот год ничего иного быть не могло. Событие воссоединения Крыма с Россией настолько грандиозное в истории даже тысячелетней России, не говоря уже об этих последних годах.

К. Затулин: Целое столетие воевали Крым. XVIII век.

В. Третьяков: В новейшей истории России от 91-го года, я бы сказал, что уход со своего поста Бориса Ельцина сравним по важности с этим воссоединением.

К. Затулин: Потому что и то, и другое знаменовало какой-то поворот во внутренней и внешней политике?

В. Третьяков: Да, конечно.

К. Затулин: Это, Вы считаете, антитеза Беловежской пущи, да?

В. Третьяков: Да.

К. Затулин: Прямая антитеза. Я почему вспомнил о Всемирном русском народном соборе и вообще теме русского. Потому что, мне кажется, что ни для одного из народов, которые населяют Российскую Федерацию, притом, что русский народ, по определению, не только государствообразующий. Он просто численно, количественно абсолютно в иных пропорциях представлен в России, чем русский народ в Советском Союзе.

В. Третьяков: Плюс не только русских, так сказать, в чистом виде включает.

К. Затулин: Да, конечно. Но ни для одного из этих народов, безусловно, Крым не значил так много, как для русского народа. В силу известных причин. Поэтому сам факт воссоединения с Крымом, возвращения Крыма, он выглядит не только, как воля российского государства, но и как волеизъявление, прежде всего, русского народа. И в Крыму и в России.

Я с удивлением обнаружил в одной дискуссии, в которой недавно участвовал, что некоторые наши друзья, — журналисты, либералы, — совершенно искренне полагают, что…

В. Третьяков: Всё фальсифицировано.

К. Затулин: Не то, что фальсифицировано, что все было недостаточно очевидно. Что надо было дать больше времени на аргументацию против. Аргументация против велась все 23 года присутствием Крыма в составе Украины.

Никита Александрович, я бы хотел в связи с Крымом задать другой вопрос. Цена, которую мы платим и будем платить за воссоединение с Крымом, она подъемная или неподъемная? Можно оценивать Крым в категории, дорого это для нас было, или дешево? Должны мы были, прежде чем решать этот вопрос, считать убытки, которые могут от этого произойти.

Никита Кричевский (доктор экономических наук, профессор): Я полагаю, что разговор меркантильный, разговор денежный, финансовый, бухгалтерский.

К. Затулин: Бухгалтерский.

Н. Кричевский: Да, о присоединении Крыма – контробъективен, объективно невозможен в этих условиях. Потому, что мы пытаемся оценить народную волю, патриотизм, русскость, тот эмоциональный подъем, который на протяжении долгого времени был и в Крыму и во всей России, потому что более 90% признало, как само собой разумеющееся то, что Крым вернулся, потому что его ждали. Его ждали. И его ждали 23 года, как вы сказали. Как можно измерить эти категории?

К. Затулин: Кстати, вопреки властям, которые не хотели этого замечать, признавать в 90-е годы, скажем.

Н. Кричевский:Другой вопрос, Константин Федорович, что нужны определенные траты на проведение Крыма хотя бы к среднероссийскому уровню. Потому что Крым, действительно, 23 года находился в состоянии нелюбимого пасынка Украины.

К. Затулин: В запущенном состоянии.

Н. Кричевский: Вот те средства, которые сегодня российское государство вынуждено тратить на какую-то защиту жителей Новороссии Донецкой, Луганской этих народных республик, как ни называй, начиная с гуманитарной помощи, которая посылается, беженцев, которые принимаются сюда. И очевидно, что, как бы события не развивались, Россия всё равно остановиться не может, и вынуждена будет вкладывать туда деньги неизбежно. Даже можно прикинуть, какие деньги пришлось бы неизбежно тратить Москве, России из бюджета в первую очередь, на спасение жителей Крыма, который, как мы знаем, были…

К. Затулин: От судьбы Новороссии.В целом, разговор о цене за Крым похож на разговор о том, насколько правильно сохранение в составе России дотационных областей. Раз они дотационные, раз они нам в убыток ‑ а зачем они нам нужны? Давайте откажемся, да и всё. И останется у нас там несколько нефтеносных районов и г.Москва. Всё остальное…

Н. Кричевский: Санкт-Петербург и Тюменская область.

К. Затулин: Мы все знаем, что экономика России подвергается санкциям, мы чувствуем, что, безусловно, влияние этих санкций сказывается не только прямым образом, но и косвенным: и в падении цен на нефть, и падении курса рубля, взаимосвязанным с этим. Мы в состоянии это выдержать и вынести? Наша экономика самодостаточна?

Н. Кричевский: Константин Федорович, я, может быть, скажу крамольную вещь, мне представляется, что кивать в сторону нефти, когда мы говорим о снижении курса рубля не совсем корректно по одной простой причине, Россия единственная нефтедобывающая страна в мире, где национальная валюта провалилась на 60%. Единственная. Ни в одной другой стране столь резкого падения не наблюдается.

К. Затулин: Поэтому Президент ничего о нефти не сказал в своем послании?

Н. Кричевский: Ни разу. Вот за что ему честь и хвала. Ни о нефти, ни о газе. Вы обратили внимание, очевидно, вместе со мной. Насколько мы самодостаточны? Я полагаю, что, вне всякого сомнения, мы самодостаточны. Я уверен, что нам по силам…

К. Затулин: Мы об этом не знаем или мы не можем это реализовать?

Н. Кричевский: Я, как экономист, могу это утверждать, нам по силам, пройдя через, безусловно, сложнейший период в своей истории, выйти на траекторию устойчивого развития при одном «но». Не в ресурсах счастье. А Россия — самая богатая страна в мире.

К. Затулин: Дети знают.

Н. Кричевский: У меня очень большие сомнения, что в ближайшее время мы можем пойти по пути, что называется, каких-то эффективных реформ, которые назрели, на самом-то деле, еще лет 10 назад.

К. Затулин: Т.е. вас те меры или те предложения, которые содержались в Послании Путина, связанные с экономикой, — это в основном для либерального толка,- амнистия капиталов, отмена проверок, свободу мелкому, среднему бизнесу…

Н. Кричевский: Давайте по пунктам. По поводу налоговой амнистии, по поводу оффшорной амнистии, как ее сейчас называют. Я крайне негативно к этому отношусь хотя бы потому, что мы имеем опыт предыдущих и крайне неудачных налоговых финансовых амнистий, которые были в 90-ые и в 00-ые. Эффект был минимальный. Сегодня, в ситуации, когда страна стремительно скатывается к кризису, этот призыв без какой либо должной поддержки в виде карающего меча для тех, кто не подчинится или не услышит по особенностям своего слуха призыв президента. Никакого меча нет. Сегодня это звучит, как «вы у нас украли, а теперь на уворованное у нас же нас и спасайте».

К. Затулин: В ходе самого этого Послания Президент достаточно ясно сказал, что карающим будет не наш меч, а чужой – те самые санкции, которые обязательно коснутся оффшорного капитала, как это было на Кипре, если он вывезен из России. Чужой меч.

Н. Кричевский: Константин Федорович, каким образом этот карающий меч может кого-то настигнуть, например, а офшорах: в Сингапуре, в Эмиратах?

К. Затулин: Но достиг же на Кипре.

Н. Кричевский: Кипр – это особая история, потому что Кипр – член Евросоюза и Кипр пострадал о собственной финансовой недальновидности.

К. Затулин: Вы сами предложили, вспомнили о предыдущих попытках той же самой амнистии и сказали, что они, ‑ это, в общем, общепризнано, — были неудачными, поскольку результатов больших не имели. Но сейчас те, кто выступает в поддержку предложенного президентом, говорят о том, что такого широкого подхода к амнистии никогда прежде не демонстрировалось. Тогда предлагали заплатить налог. Теперь даже этого не предлагают — вы отдавайте любые деньги. Любые деньги, которые вы готовы вернуть, возвращайте для того, чтобы они работали в стране.

Н. Кричевский: В Китае, когда…

К. Затулин: Вы думаете, и этого не будет?

Н. Кричевский: …призывали вернуть деньги, выведенные из экономики, китайское правительство давало государственные гарантии на каждый юань. Бумагу с гербом Поднебесной. Я утрирую. Вернулись. Вернулось мало.

К. Затулин: Так, а кто мешает нам надеяться на то, что похожее может быть здесь?

Н. Кричевский: В США, когда Обама начал наступление на офшоры в 2008-2009 годах, были настолько жесткие меры в случае, если обнаружат кого бы то ни было в офшорах с их капиталами, что выстроилась очередь и пришлось продлевать сроки амнистии. А в других государствах были схожие механизмы, но всегда предусматривалась жесточайшая ответственность для тех, кто не подчинится. У нас же всё на уровне призывов, на уровне благих намерений.

К. Затулин: Реализация этого пункта Послания Президента может быть разной.

Н. Кричевский: Еще один момент, Константин Федорович, по 12-му году. 77% всех прямых иностранных инвестиций в российскую экономику – это деньги, которые пришли из офшоров.

Иными словами, те, кто хотел внести свои деньги, инвестировать их в свой или параллельный бизнес, давно это сделали и делают на постоянной основе. Те же, кто вывел, — а мы здесь имеем, прежде всего, тех же коррупционеров, — вывел не для того, чтобы их обратно заводить. Они никогда в жизни не признаются в том, что они когда-то их заработали незаконно.

К. Затулин: Если я правильно понимаю, вы в целом, как бы, не считаете то, что было в послании Президента, достаточным, чтобы выдержать давление санкций и идти вперед?

Н. Кричевский: Основная проблема, если говорить об экономических проблемах, ‑ это дефицит продуктов конечного потребления, ориентированных на внутренний рынок. Т.е. это тот самый дефицит, который достался нам в наследство от Советского Союза, а вначале 90-х был замещен импортом и замещался на протяжении 20 лет.

В. Третьяков: Что касается самой идеи амнистии, если даже деньги от наркотрафика, что просто отвратительно, полученные здесь, будут переведены в банки России на российской территории, даже это хорошо. По крайней мере, соответствующие службы, они там, наверное, не имеют права ничего предпринимать?

К. Затулин: Виталий, не будучи экономистом, меньший моралист в этом вопросе, чем вы, профессиональные экономисты.

В. Третьяков: Нет, я просто не верю в то, что это будет сделано. Здесь я абсолютно согласен (с Кричевским).

И главная экономическая проблема России, по-моему, сейчас совершенно ясная, и для того, чтобы ее определить, не нужно быть экономистом. Есть двойная лояльность нашего владетельного класса. Он вроде бы еще не хочет до конца кинуть Россию, потому что нефть здесь, газ, и всё это качается отсюда. Но и, почему-то, не решил перебраться туда окончательно, потому что вилла там есть, но он понимает, что это — гигантское состояние, сколько нужно денег, чтобы его обслуживать. Если он оторвется от скважин, то, как он будет обслуживать?

И это проблема. Не знаю, как на нее отвечает психиатрия или экономическая наука?

К. Затулин: Раздвоение сознания.

В. Третьяков: Да, но это реальная проблема.

К. Затулин: Называется флотантное сознание.

В. Третьяков: И есть вторая двойная лояльность ‑ уже наших чиновников. Путин для них сейчас икона, во всяком случае, они публично…

К. Затулин: Портрет на стене в каждом кабинете.

В. Третьяков: Да. Но это, так сказать, формально, публично, по крайней мере. Но. бюрократический аппарат России пропускает через себя только те решения президента, ‑ не важно, ретрограда, революционера, ‑ которые не наносят ущерб его эгоистическим интересам.

Наш чиновник, приходя на работу утром, как и все мы приходим, -у нас есть 25 дел, которые нужно решить. 25 дел ты никогда не успеваешь решить. Так вот, наш чиновник знает…

К. Затулин: Выбирает то, что надо выбрать.

В. Третьяков: Он сначала решает 15 своих проблем, а потом в конце остается пара государственных. Если не устал, если не нужно ехать в стриптиз-клуб либо на встречу с каким-то политиком, всякие бывают интересы.

К. Затулин: Это 90-ые годы, по-моему.

В. Третьяков: Или на ток-шоу, допустим.

К. Затулин: Это может быть.

В. Третьяков: Я считаю, что в любой стране мира, – самой деспотичной или самой демократической, самой либеральной или самой ретроградской, – правительство, прогнозы которого провалились, которое имеет такую инфляцию, а говорит, что она иная, которое имеет нулевой рост, причем не сегодня, не вчера, а уже… его нужно менять. А как иначе? Нужно ставить других.

Н. Кричевский: Из того, что сказал коллега, на мой взгляд, вытекает, как минимум две очень интересные темы, которые могли бы стать отдельными передачами. Первая тема – это проверки, о которых вы упомянули. Ограничение проверок, если возвращаться к экономической части послания. Ведь мы боремся со следствием. Причина в том, что часть российского чиновничества фактически приватизировала государственный фонд. Извлекает из этих функций свой незаконный коррупционный доход. Проводя, в том числе, и проверки. Но проверки это только часть той горы, того айсберга, о котором мы говорим. И прежде, чем уменьшать количество проверок, на мой взгляд, следовало бы навести порядок в среде, в строю собственных государственных служащих и только после этого постепенно ослаблять вожжи. Мы перешагнули через вот эту необходимую ступень и перешли сразу к тому, что проверок должно быть меньше.

К. Затулин: Это наведение порядка, оно должно быть каким-то единовременным актом, т.е. надо просто зарубить кого-то перед строем, чтобы все почувствовали:

Н. Кричевский: Это всегда помогает.

В. Третьяков: Это никогда не мешает

Н. Кричевский: Это третья очень интересная тема…

К. Затулин: Возродить старую славу Болотной площади, где были не только демонстранты, но и казнь Пугачева.

Н. Кричевский: Я уже много лет говорю о том, что нам необходимо создать, учредить федеральную службу по противодействию коррупции, подотчетную напрямую Президенту. Это, как раз то, о чем вы говорите. Успехи подобных структур в других государствах феноменальны. Сегодня очень многие говорят о Сингапуре, о Бюро по расследованию случаев коррупции, которое держит в страхе весь 5-миллионный Сингапур. Найдутся ли люди, которые за очень серьезное вознаграждение и социальный пакет будут служить честно?

Вне всякого сомнения, и конкурс туда действительно будет запредельный, потому что желающих послужить Родине, государству сегодня в России более, чем достаточно. И это, как раз, вторая тема, на которую говорил Президент – о молодежи, о школьниках, о завтрашнем поколении.

Школьники 14–17 лет – это завтрашний день. Люди среднего и старшего поколения должны передавать опыт, должны быть наставниками, должны быть верховными арбитрами, но страну должны двигать люди, которые, как сегодня многие говорят, железобетонно подготовленные к очередному кризису.

Трудно предположить, – Вы говорили о возможной отставке правительства, – что вот это правительство, достаточно молодое, поменяют на 60-летних, на людей поколения Евгения Максимовича Примакова…

К. Затулин: Ну, в этом правительстве есть просто рекорды молодости: министр связи, например.

Распространенные, на самом деле, ожидания перед посланием – это то, что послание провозгласит какие-то жесткие, чрезвычайно жесткие меры в экономике…

Н. Кричевский: Не было таких ожиданий.

К. Затулин: Ну, у части общества были. Вот рискну процитировать девушку из блога, в котором она написала: «Мне так нравится Путин! Его внешняя политика, Крым, поддержка своих на Украине – за это я двумя руками. Почему он не настолько же решителен во внутренней политике? Вот, почему у него внутренняя политика – она такая осторожная, он никого здесь не трогает или почти никого?» Вот, возможно ли, вот есть у нас на самом деле такой дискурс – мобилизационный сценарий или либеральный сценарий развития дальнейший?

Н. Кричевский: Вы знаете, самое страшное, что подобного дискурса у нас и нет. Хотя он, как минимум, должен присутствовать, а, как максимум, он должен воплощаться. Он должен реализовываться – почему? – потому что за последние 100 лет было, минимум, два примера, когда либерализация привела к развалу великого государства. Первый – это 1917-ый год, Первая мировая война, а второй – это развал Советского Союза. И наоборот, как минимум, два примера, когда мобилизационный подход к экономике в крайне тяжелые времена привел к победам. Первый – это Великая Октябрьская социалистическая революция…

К. Затулин: Гражданская война.

Н. Кричевский: Гражданская война, а второй – Великая Отечественная война, кстати говоря, из той мобилизации, которая проводилась во время Великой Отечественной войны, вышли потрясающие руководители. Могут ли нынешние обанкротившиеся члены правительства и основная масса чиновников верхнего уровня провести нечто подобное в современных условиях? Мы уже видим, что нет.

И, отвечая на Ваш вопрос, точнее, на вопрос девушки из блога, почему господин Путин не посвящает столько внимания внутренней политике, как хотелось бы…

К. Затулин: Нет, она не об этом — она говорит, почему он не столь решителен? Почему он так не сжигает мосты? Вот смысл какой.

Н. Кричевский: Потому что мне кажется, что на протяжении более чем десяти лет мы преспокойно существовали в условиях перманентно растущей цены на нефть. И, соответственно, все более и более увеличивающихся нефтяных доходов бюджета. И возникала эйфория.

К. Затулин: Может быть, Президент имеет это все в виду и, более того, не афишируя это в своем послании, будет проводить именно такую политику в ближайшее время. Как бы вот, послание было адресовано Граду и Миру – Urbi at Orbi. И в силу этого, на фоне наших действительно самостоятельных, не считающихся с убытками и санкциями действий во внешней политике, ему нужно было доказать, что страна не будет замыкаться в себе – то, о чем сейчас много говорят. Что она останется открытой, что она будет территорией свободы. Что для нас главное не в том, как быстрее нам мобилизоваться, — главное, чтобы люди, которые в этом секторе работают, предприниматели, чувствовали себя свободно. Чтобы они работали, не озираясь на проверки, чтобы они знали, что деньги их могут вернуться в страну и заработать.

Может быть, это просто было чисто такой вот идеологический ход? Россия – территория свободы?

В. Третьяков: Да. Ну, в принципе, он об этом впрямую говорил, сделал все эти оговорки. Плюс, можно предположить, что на фоне вот этого пафоса позитивного, крымского, вторую часть посвятить тому, что сказать, что вот этого, сидящий в зале, снимают, тебя снимаю, тебя…

К. Затулин: В духе Лукашенко. Прямо с трибуны снять несколько министров.

В. Третьяков: Да-да-да. Вообще, я был бы за это.

К. Затулин: Соскучились Вы по такому стилю руководства.

Н. Кричевский: Да.

В. Третьяков: Во-первых, Путин, как мне кажется, ждал того, что ему говорили экономисты всякого рода — при должностях, я имею в виду – что это вот-вот случится. Кумулятивный эффект. Вот сейчас накопится, накопится, и вот было 7%, а потом раз и 20%. И пошло.

К. Затулин: Невидимая рука рынка.

В. Третьяков: Второе. Он прекрасно понимает психологию вот этого правящего, властного, владетельного класса. Он бы готов ему дать команду: «Делайте, как я, все патриотично – одновременно эффективно, рыночно и патриотично». Но он не уверен, что так же, как его понимает и поддерживает народ, так же его поддержит вот этот правящий класс.

К. Затулин: Скажите, а что вы ответите тем защитникам правительства, которые скажут: «Не мы виноваты. Виновата международная обстановка, виновата конъюнктура, виновато падение цен на нефть»?

Н. Кричевский: Смотрите. В начале передачи я говорил о том, что Россия – единственная страна из всех нефтедобывающих, где…

К. Затулин: Которая присоединила Крым.

Н. Кричевский: Столь существенно снизился курс национальной валюты. Единственная.

К. Затулин: Это единственная страна, которая Крым присоединила.

Н. Кричевский: Не в Крыме дело. Не в Крыме дело, потому что большую часть этого года рубль вел себя спокойно. А проблемы начались тогда, когда пошла вниз цена на нефть. И даже в этих условиях мы остаемся единственной страной, где так резко девальвировалась валюта.

Я о чем: мы знаем о том, что против рубля играют какие-то спекулянты, мы даже знаем, какие это спекулянты. Но, с другой стороны, мы ровным счетом ничего не предпринимаем для того, чтобы выгнать их, уничтожить их.

В мировой практике подобных методов, механизмов более чем достаточно. Достаточно привести в пример Бразилию, где был введен дополнительный налог -здесь он может быть запретительным — на сверхприбыль, получаемую в результате игры на валютном курсе. Ведь это же формально-то законная операция.

Можно привести в пример Малайзию, где во время азиатского кризиса был введен мораторий, запрет на выплату внешнего долга корпорациями, что существенно снизило давление на национальную малазийскую валюту. Она меньше всего пострадала от азиатского кризиса 97-го года. Есть масса других способов, о которых сегодня говорят открыто, публично, которые точно так же апробированы.

Крайним же останется, Вы знаете, кто – Президент с его выдающимся рейтингом.

К. Затулин: Будем рассчитывать на его политику. Будем рассчитывать на то, что он в состоянии делать быстрые выводы из, в том числе, тех вещей, которые происходят, которые сталкивают нас с реальностью. По крайней мере, мы были свидетелями в течение всего этого года, как такие быстрые выводы, быстрые и соответствующие, на самом деле, настроениям населения, делались в отношении всех внешних угроз и внешних вызовов – Крым, Украина и то, что за этим последовало.

Резюме К. Затулина: Мы недаром подчеркнули то, казалось бы, очевидное обстоятельство, что, выступая с Посланием к Федеральному Собранию, Президент России обращается ко всем нам, к стране и миру. Послание Президента России – это не справочник по текущей российской внутренней и внешней политике во всех ее деталях, нюансах и измерениях. Это – философия власти на современном этапе.

Что же хотел сказать Владимир Путин 4 декабря? Что Крым – наш и это свято отныне и навсегда. Что нас вынуждают бороться за свои интересы и что мы будем это делать, оставаясь свободным и открытым государством. Что, тем не менее, нам придется пройти через испытания, которые требуют опоры на собственные силы. Эти силы должны и могут быть продемонстрированы – прежде всего, в сфере экономики, социального обеспечения, здравоохранения и образования и в сфере национальной обороны, если необходимо.

Вопреки распространенным ожиданиям, Президент не стал, пока не стал, прибегать ни к жестким экономическим мерам, ни к ограничениям, вытекающим из необходимости поддержать курс рубля и компенсировать выпадающие из-за снижения цен на нефть доходы бюджета. Ему и его советникам показалось важнее продемонстрировать спокойствие и уверенность в том, что необходимости в чрезвычайных мерах нет. Но необходимость мобилизации людей и экономики есть, она не может быть поставлена под сомнение. Правительству и властям на местах дана еще одна, быть может, последняя возможность реализовать себя в действиях, а не в словах.

Вот что программа «Русский вопрос» услышала в послании Президента Владимира Путина Федеральному Собранию Российской Федерации 4 декабря.

Ассоциация с демократией: молдавский вариант

К. Затулин: Геополитическая конкуренция с Западом, его политика «сдерживания» России, ‑ то о чем Президент Владимир Путин говорил в Послании Федеральному Собранию, ‑ все это наглядным образом проявилось на состоявшихся 30 ноября выборах в парламент Республики Молдова. Можно даже сказать, определило их главную интригу.

Сюжет: Молдова – парламентская республика. Депутаты, а не народ, избирают и президента и премьера, утверждают правительство.

5 декабря Центральная избирательная комиссия опубликовала официальные итоги выборов. После подсчета 100% голосов больше всего мандатов получила Социалистическая партия – 25 депутатов, либерал-демократы обеспечили себе 23 кресла депутатов, у коммунистов будет 21 депутат, у демократов 19 депутатов, и 13 депутатов у либералов. Всего в парламенте Молдовы 101 депутат.

К. Затулин: Названия партий: социалисты, коммунисты, демократы или либералы – в условиях Молдовы все это не более чем этикетки. Реальный водораздел между политическими силами проходит не по их отношению к капитализму-коммунизму, правым или левым, а по отношению к внешнеполитическому выбору: пророссийские это силы или прозападные. При том, конечно, понимании, что партии и общественные движения Молдовы далеко не всегда последовательны в заявленных ими предпочтениях: случаются переходы из одного лагеря в другой. Но именно вопрос о выборе курса страны — на интеграцию с Россией или с Западом — был главным на прошедших парламентских выборах.

Сюжет: С 2009 года, после государственного переворота, когда толпы молодчиков и румынских боевиков разгромили Президентский дворец и Парламент, власть в Молдове принадлежит прозападным партиям. На всех уровнях и направлениях они проводят последовательную политику разрушения российско-молдавских связей. Вершиной их успеха стало подписание на Вильнюсском саммите Соглашения об ассоциации с ЕС. Все последние годы Запад преподносил Молдову, как образец успешного приобщения к европейским ценностям в рамках «Восточного партнерства». Для молдаван даже отменили визы в Евросоюз.

К. Затулин: Казалось бы с геополитическим выбором Молдовы все очевидно. Но действительность крайне мало походит на рекламные ролики евроинтеграторов.

Сюжет: Развал экономики, вопиющая коррупция, резкое падение жизненного уровня, произошедшие за годы правления проевропейских партий, привели к тому, что их курс в Европу стал встречать все более сильное сопротивление в народе. Свою роль сыграл и национальный фактор: под маркой европейского выбора власть пыталась затащить Молдову в Румынию. Насильственная попытка сделать из молдаван румын не могла не вызвать у национально мыслящей части общества отторжения. Что уж говорить о представителях других народов Молдовы: русских и гагаузах.

К. Затулин: Поэтому совершенно не удивляют результаты социологических опросов, причем проведенных в последнее время перед выборами. Самый популярный политик в Молдове – Президент России.

Сюжет: Владимиру Путину доверяет 74 процента молдаван. Притом, что Президенту Молдовы Николая Тимофти ‑ лишь ноль целых и шесть десятых процента. Несколько выше народная поддержка у экс-премьера Влада Филата – лидера самой крупной прозападной партии. Его уровень доверия дотягивает до девяти с половиной процентов.

Немногим лучше для евроинтеграторов обстоят дела и с курсом на Евросоюз. Его поддерживает 43 процента населения, но при этом 45 выступают за Таможенный союз. Это по всей стране. А в Гагаузии – автономном образовании в составе Молдовы ‑ 4 февраля этого года на референдуме 97 процентов высказалось за присоединение к Таможенному союзу. Есть еще и преимущественно русский север Молдовы со вторым по численности городом – Бельцы.

К. Затулин: Такие настроения в обществе не могли не привести к появлению новых политических сил.

Сюжет: Партия социалистов Республики Молдовы, возглавляемая Игорем Додоном, открыто объявила, что ставит своей целью расторжение Соглашения об ассоциации и вступление страны в Таможенный союз. Стремительно набрала популярность новая партия предпринимателя Ренато Усатого «Патриа» («Родина»), выступившая против олигархов-евроинтеграторов, за союз с Россией.

Цитата (Зураб Тодуа, депутат парламента Республики Молдова): «Бесспорным фаворитом гонки была партия Усатого. В январе этого года никто о его существовании не подозревал. В ноябре за него готовы были проголосовать около 15–20% избирателей. Этот показатель – свидетельство разочарования людей и во власти, и в оппозиции и желание увидеть новые лица в политике»

Сюжет: Коммунистическая партия Молдовы, нередко воспринимаемая в нашей стране, как пророссийская, во главе с бывшим президентом Владимиром Ворониным, — на самом деле молдаванином Владимиром Буженицей, усыновленным после войны, — как всегда в последние годы попыталась усидеть на двух стульях.

К. Затулин: В таких условиях парламентские выборы в Молдове приобрели характер борьбы за цивилизационный выбор. Проевропейские правящие партии и стоящий за ними Запад пустили в ход все ресурсы, использовали любые средства в борьбе с политическими противниками.

Сюжет: Конституционный суд Молдовы, в котором, правда, пять судей из шести — граждане соседней Румынии, вынес беспрецедентный вердикт – любой выбор, кроме прозападного антиконституционен

Цитата (Заключение Конституционного суда Республики Молдова, 09.10.14): «Процесс европейской интеграции Республики Молдова не только соответствует конституционной идентичности Республики Молдова, но и любая другая противоположная ориентация является априори неконституционной».

Сюжет: Референдум в Гагаузии был объявлен незаконным, а против его организаторов возбудили уголовные дела. Средства массовой информации в буквальном смысле слова устроили антироссийскую истерику, к которой присоединились и в прошлом вполне респектабельные политологи.

Цитата (Владимир Сокор, ведущий аналитик вашингтонского фонда Jamestown): «Республика Молдова подписала Соглашение об ассоциации с ЕС. А Россия вернулась к ее традиционной позиции, выражающей варварство Азии. Она является противопоставлением Евросоюза».

Сюжет: Представители либеральных демократов и просто демократов заявили о том, что если победят пророссийские силы, то они, как в 2009 году, выведут людей на улицы, то есть пойдут на государственный переворот. В полную мощь задействовали административный ресурс. На борьбу с Ренато Усатым были брошены СМИ, полиция, спецслужбы, судебная система. Начались слежка, угрозы, обыски и аресты. В итоге, его партия за три дня до голосования была отстранена от выборов, а Ренато Усатый и его ближайшие соратники были вынуждены бежать в Россию под угрозой арестов.

Цитата (Сергей Назария, историк, политолог, Молдова): «Закончилась мыльная опера о молдавской демократии. Демократия скончалась в Центральной избирательной комиссии и Апелляционной палате, так и не родившись, в результате позорного судилища над партией «Родина».

Цитата (Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ-ВШЭ): «Они целую партию, которая сто процентов проходила в парламент, выгнали, они не дали проголосовать огромному количеству гастарбайтеров, которые находятся в России. Они сужали политическое территориальное поле для того, чтобы выйти на нужный им результат».

Сюжет: Действительно, в Молдове менее трех миллионов избирателей. Из них около 700 тысяч находятся на заработках в России. Но специальным постановлением правительства перед самыми выборами было предписано направить в Россию лишь 15 тысяч бюллетеней и открыть всего пять пунктов для голосования. В Италии, например, где число трудовых мигрантов в несколько раз меньше, чем в России по этому постановлению открыли 25 пунктов для голосования.

Следует учитывать, что голосование за границей – это очень влиятельный инструмент в странах с традиционно большим оттоком рабочей силы за рубеж. На недавних президентских выборах в той же Румынии именно благодаря голосам румынских гастарбайтеров в Евросоюзе победил этнический немец – Клаус Йоханнис.

К. Затулин: О таких мелочах, как отказ электронной системы подсчета голосов на полдня в день голосования, не стоит даже и вспоминать. Однако не все пошло по сценарию.

Сюжет: На выборах, даже в таких условиях победила пророссийская Социалистическая партия Игоря Додона. Она набрала больше всех голосов избирателей. Однако власть осталась у прозападного альянса. Председатель Либерально-демократической партии Молдовы Влад Филат, Демпартии Мариан Лупу и партии либералов Михай Гимпу уже объявили о формировании проевропейского правящего большинства во вновь избранном парламенте. У них на троих 55 депутатов, против 25 у Додона и 21 у Воронина.

Страны Запада дружно поздравили фальсификаторов с победой и проведением самых честных выборов. На радостях прокололся только премьер Румынии Виктор Понта.

Цитата (Виктор Понта, премьер-министр Румынии): «Факт, что большинство граждан Республики Молдова проголосовали за проевропейские партии – это нечто невероятное».

Сюжет: Спорить с ним трудно, ситуацию в Молдове он знает досконально, и результат, действительно, «невероятный». Но радоваться евроинтеграторам рано. Даже после того, как они отрезали значительную часть избирателей от участия в выборах, и при всех фальсификациях, сторонники союза с Россией получили первое место по партийным спискам и в совокупности набрали лишь на несколько процентов меньше голосов, чем проевропейские партии.

Цитата (Дмитрий Рогозин, заместитель председателя Правительста РФ): «Прибавьте сюда голоса сторонников партии Patria, снятой с выборов накануне голосования, плюс 700 тысяч трудовых мигрантов Молдовы в РФ, которым кишиневские власти не дали проголосовать, и у вас получится реальный вес евроинтеграторов в этой стране… Я уж не говорю о том, за кого бы проголосовали 500 тысяч приднестровцев, если бы они считали эти выборы своими».

К. Затулин: Приднестровцы эти выборы своими не считали и участия в них не принимали. Приднестровская Молдавская Республика свой выбор в пользу интеграции с Россией и Евразийским Союзом уже сделала и подтвердила его неизменность на нескольких референдумах.

Сюжет (Валериан Тулгара, председатель Союза молдаван Приднестровья): У нас своя конституция, у нас есть свое государство, мы можем участвовать в выборах органов государственной власти России, Украины, но не Молдовы. Будет ли жить народ лучше – это другой вопрос. Время покажет. Во всяком случае на сегодняшний день мы видели, что население Республики Молдовы разделилось. Большая половина желает жить вместе с Россией.

К. Затулин: Приднестровье отделилось от Молдавии в начале 90-х. в результате первой попытки властей оторвать страну от России и увести ее в Румынию. Нынешние игры в «цивилизационный выбор» и путь в Евросоюз способны окончательно добить молдавское государство.

Сюжет: Выборы не просто подтвердили политический раскол в обществе, они показали, что он имеет территориальное измерение. Сторонники интеграции с Россией победили в 15 из 38 административно-территориальных единиц Молдовы. Включая столицу Кишинев. Не говоря уже о Гагаузии и Бельцах.

Студия

К. Затулин: Первый вопрос: что было поводом и что настоящей причиной снятия Вашей партии с выборов буквально за день до голосования?

Ренато Усатый (лидер партии «Родина» (Республика Молдова): Сегодня мы стали угрозой для всех. И, самое главное: я рассчитывал, что мы станем партнером Коммунистической партии, но я четко понял, что Владимир Николаевич Воронин ничем не отличается от Филата, Плахотнюка. Потому что всех этих людей объединяет то, что деньги у них хранятся в одних и тех же швейцарских банках, американских компаниях. Некоторые – в австрийском банке.

К. Затулин: Но поводом, я так понял, была попытка перечислить, якобы, Вам деньги из России.

Р. Усатый: Нет, вы знаете, это была попытка, которая у них сорвалась. Реально нас обвинили в следующем, –в суде прозвучали аргументы от представителей ЦИКа: что они считают, что, так как Ренато Усатый официально завез в Молдову 14 миллионов рублей (это миллиона долларов эквивалент)… посмотрели примерно, сколько я потратил на покупку автомобилей в первой половине года… что половину суммы я потратил на предвыборную компанию. Ничего не доказано. Везде звучат фразы «мы думаем», «мы считаем», «нам кажется». Вот на этом держался весь судебный процесс, который длился более 4 месяцев.

К. Затулин: Почему именно в Вас вот такую угрозу увидели молдавские власти?

Р. Усатый: Все политические партии в Молдове заказывают соцопросы, чтобы понимать, как обстоят дела. Несмотря на то, что даже вражеские телеканалы последние несколько месяцев показывали, что у Ренато Усатого результат 9-10%, могу вам сказать, что цифра была намного выше. Личный рейтинг ‑ это 1 место вместе с Юрием Лянкэ, действующим премьером и Дорином Киртоакэ, мэром Кишинева. И как партия, «Patria» ‑ на 2 месте. И получалось, что коммунисты, социалисты и Ренато Усатый претендовали не просто на парламентское большинство, то, что имеется сегодня проевропейские альянсы очередные, которые пытаются создать, а мы могли претендовать на конституционное большинство в Парламенте

К. Затулин: Правда, что Вам сложности пытались и из России создать какие-то?

Р. Усатый: Кто-то из российских чиновников участвовал в том, чтобы аннулировать концерты Стаса Михайлова. Но я люблю говорить, когда есть 100% аргументы и доводы.

К. Затулин: Т.е. наши исполнители эстрадные по-прежнему ценятся в Молдове и от того, на чьей стороне они выступают…

Р. Усатый: Нет, здесь акцент. Почему у меня на всех мероприятиях был Григорий Лепс, София Михайлова или там Стас Михайлов. Я жил 10 лет в Москве. Это люди, с которыми я живу, общаюсь. Т.е. это приехали не просто артисты, т.е. за 10 лет, занимаясь бизнесом в Российской Федерации, как бы понимаете, у меня есть…

К. Затулин: Киркоров, Басков, они выступали….

Р. Усатый: Нет, это за демпартию.

К. Затулин: За демпартию Лупу.

Р. Усатый: Киркоров даже выступал 9 мая в красном платье, что меня больше всего поразило. Это был концерт организованный 9 мая для ветеранов Великой Отечественной войны.

Я написал в Фейсбуке, что того, кто придет на концерт за деньги Плахотнюка, главного предателя, одного из главных преступников в стране, я буду считать предателем.

На концерте с участием Галкина, Киркорова, Малахова, Баскова, было полторы тысячи человек.

К. Затулин: Понятно. Вот в целом в итоге выборов 30 ноября, по-вашему, не соответствуют настроению в молдавском обществе?

Р. Усатый: Не соответствуют.

К. Затулин: Что было бы, если бы «Patria» не была снята с выборов?

Р. Усатый: Было бы очень просто. Мы заставили бы Воронина голосовать за денонсацию договора с ЕС, который Молдова быстро подписала…

К. Затулин: Ассоциацию с Европейским союзом. Того самого типового договора, который вызвал события на Украине.

Р. Усатый: Да, в Молдавии никто из чиновников, тем более депутатов парламента…

К. Затулин: Просто не читал.

Р. Усатый: Просто не читал, совершенно верно.

К. Затулин: Это 900 страниц. Это не Александр Дюма.

Р. Усатый: Но я говорил всегда о том, что людям нужно объяснить, что такое евроинтеграция. Находил все эти пункты, что тормоза на велосипедах должны быть именно такой-то марки, чтобы Молдова стала членом ЕС. Это просто маразм.

К. Затулин: Огурцы определенного цвета и размера.

Р. Усатый: Да, 600 000 тонн винограда выращиваем. Можно 5 000 тонн. И люди сами выберут, куда должна идти страна. Это никому не нравилось.

К. Затулин: Должна ли, по-вашему, Россия признавать эти выборы или просто принять их к сведению?

Р. Усатый: Я считаю, что должны были просто принять к сведению, потому что так хамски, как вели себя молдавские власти по отношению к Российской Федерации… Я вам скажу ‑ не только действующая власть. Все телеканалы две недели говорили о том, что русские хотят захватит Молдову, хотят украсть у граждан страны европейский путь развития и т.д.

К. Затулин: Чем вы объясняете такой успех социалистов и такое драматическое, – чуть ли не больше, чем вдвое – сокращение числа голосующих за Компартию, по сравнению с предыдущими выборами?

Р. Усатый: Могу вам сказать так, если бы мы участвовали сегодня в выборах, то явка была бы на 5–7% больше. Так она 55%, а было бы 62, не меньше. Порядка 70 000 человек проголосовало всё-таки за партию «Patria».

К. Затулин: А коммунисты?

Р. Усатый: С коммунистами проблема. Воронин же у нас. Если раньше он менял свою позицию раз в 2 года за Таможенный союз или за евринтеграцию, сегодня он у нас в понедельник пророссийский, во вторник проевропейкий, в среду опять пророссийский, в четверг опять проевропейский. И люди от этого устали. Люди понимали, что голосуя за Воронина, они в следующем парламенте могут увидеть его с Филатовым, Плахотнюком. И так и должно было быть, но Плахотнюк его кинул, так же, как он кидал и Российскую Федерацию, и своих других…

К. Затулин: Т.е. они могут обойтись и без Воронина. Хотя в вопросе о выборе президента…

Р. Усатый: Нет, сегодня они будут выкупать голоса коммунистов, будут пытаться выкупить голоса социалистов.

К. Затулин: Повлияет ли результат всех этих выборов существенно на прежний курс, проводимый до этих выборов правительственной коалицией? Ведь объявлено вновь о ее воссоздании.

Р. Усатый: К сожалению, не повлияет. Поэтому мы должны сегодня делать все, чтобы в Молдове сегодня были досрочные парламентские выборы.

К. Затулин: Когда мы говорим о таком региональном разрезе выборов в Молдове, мы видим, что в крупных городах русскоязычных, в Кишиневе, в Бельцах, в автономии Гагаузии, на севере республики, всё-таки большинство голосовало за социалистов и коммунистов, а не за партию вот этого европейского альянса. Вот дальнейшее углубление этой евроинтеграции, может оно привести к такому же расколу, который был когда-то в 90-е и кончился Приднестровским конфликтом?

Р. Усатый: Вы знаете, к сожалении, возможно. Возможен и раскол общества. Самое страшное, что люди осознают, люди видят, что творит бандитский режим. Вы знаете у них не столько вопросы к евроинтеграции. Они не знают, что это такое, поверьте мне. 80% людей в опросе отвечают на вопрос, что такое евроинтеграция – это говорят…

К. Затулин: Поездка в Европу.

Р. Усатый: Поездка без визы в Европу. Всё. Но сегодня во главе этой евроинтеграции стоят бандиты, один Филат, второй Плохотнюк, которые ‑ люди с самым большим антирейтингом стране. Посмотрите, в ближайшее время, я думаю, будет объявлено о том, что Филат станет спикером, хотя он уволен по подозрению в коррупции и, согласно решению Конституционного Суда, не может когда-либо занимать ту или иную должность в руководстве страны. Филат будет спикером, потом дадут команду уйти Тимофти в отставку. После этого он будет спикером парламента тире и.о. президента. А представитель демпартии, – Плахотнюк, либо Кандуев, его родственник, – станет премьером страны.

Продолжение этого европейского пути может привнести к чему угодно и в Гагаузии и на севере Молдавии. Обидно одно: вы знаете, я молдаванин, коренной молдаванин и у меня родители молдаване. Я учился в русской школе, я люблю Москву безумно с детства, когда был еще ребенком и с мамой попал на прием к Святославу Федорову покойному. Я уже в 15 лет знал Мосфильмовскую, МГУ, все общежития.

К. Затулин: Вы излагаете отягчающие вашу карьеру обстоятельства.

Р. Усатый: Да. Нет, я хочу сказать о том, что неприятно одно, что сегодня была уничтожена политическая сила, которая претендовала в худшем случае на 2-е место, и нас услышали и увидели только тогда, когда было принято решение об исключении политической партии «Patria» с предстоящих выборов. До этого никогда никто из на нас, ни я, как лидер, ни наши соратники не появлялись в российских СМИ. Нас всегда запрещали, блокировали, т.е. все считали, что вот мы как бы никому не нужны.

К. Затулин: Но вот в этих условиях собираетесь ли вы продолжать борьбу за Молдову.

Р. Усатый: Однозначно.

К. Затулин: Быть молдавским политиком…

Р. Усатый: Да. Я сегодня получил очень серьезный удар. я могу сказать, что предвыборный бой был проигран, но я уверен в том, что мы выиграем сражение.

Резюме К. Затулина: Стремление огромного по меркам Молдовы числа избирателей к сохранению в общем жизненном пространстве с Россией и другими бывшими советскими республиками ‑ поразительный факт на фоне кампании лжи и шельмования, которая ведется сейчас против нашей страны. Молдавские политиканы сделали попытку этим воспользоваться, они старались – даже объявили, единственные в СНГ, кроме Украины, санкции против кормящей их России. Но, видимо, картина европейского рая и перспектива сдачи Молдовы на милость Румынии оказались не столь привлекательными, как ожидалось. Пришлось прибегать к запрещенным приемам, вроде снятия с выборов партии-фаворита избирательной кампании.

Россия проявила готовность и даже некоторую способность поднять перчатку, брошенную Евросоюзом перед выборами в Молдове. Увы, не все оказалось гладко с реализацией такого намерения: опять предвыборные подтанцовки Киркорова, Галкина и компании, по заказу молдавских олигархов-евроинтеграторов и их «ангелов хранителей» в Москве, вроде бывшего управделами Владимира Кожина. Опять невнятное резюме наблюдателей от СНГ на выборах, не усмотревших ничего необычного в издевательских решениях молдавского Центризбиркома и поведении властей.

Как это знакомо, как это досадно.

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи на следующей неделе в это же время на канале ТВ-Центр.

/