Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 12.12.2012

Источник: ТВЦ
VIDEO

В шестой передаче цикла «Русский вопрос»:

  •  «Этот день победы порохом пропах» (День Конституции — уже не праздник и не выходной).
  •  «Быть или не быть?» (к подведению итогов Всероссийской переписи населения).
  •  «Винни-Пух, Маша и Медведь против Бэтмана, Гоблина и Шрека» (в каких героев играют наши дети).

В передаче приняли участие: руководитель Центра конституционной истории Станислав Станских; политолог и публицист Виталий Третьяков; политолог, председатель Наблюдательного совета Агентства политических и экономических коммуникаций Леонид Радзиховский; профессор кафедры социологии Университета МГИМО Антонина Носкова; протоиерей Дмитрий Смирнов; подростковый врач – психолог, писатель Ирина Соковня; управляющий директор студии анимации («Анимаккорд»), продюсер анимационного сериала «Маша и Медведь» Дмитрий Ловейко.

Стенограмма

 

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я – Константин Затулин, ее автор и ведущий. В сегодняшнем выпуске: «Этот день победы порохом пропах» — День Конституции – уже не праздник и не выходной. «Быть или не быть?» — подведение итогов Всероссийской переписи населения, «Винни-Пух, Маша и Медведь против Бэтмана, Гоблина и Шрека» — в каких героев играют наши дети?

«Этот день победы порохом пропах»

К. ЗАТУЛИН: Сегодня 12 декабря – День Конституции России. До 2004 года этот день был праздничным и выходным, теперь он памятная дата в календаре. Но выходной в День Конституции СССР 5 декабря был, и в России 10 лет праздновали свою конституцию, а потом перестали.

Почему? Осознали, что нечего особо праздновать? Не заложено ли в самом нашем основном законе нечто такое, что не позволяет однозначно его оценить и чистосердечно порадоваться, что он есть?

Сюжет:

В истории Российской Федерации насчитывается 5 конституций – 4 советские социалистические 1918, 1924, 1936, 1977 годов и ныне действующая Конституция 1993-го. Работа над этой не социалистической и не советской конституцией была начата по решению Съезда народных депутатов РСФСР в июне 1990 года, когда Советский Союз уже впадал в агонию. В переходный период до 1993 года продолжала действовать Конституция 1977 года, в которую депутаты внесли более 300 изменений и дополнений. В конце концов, именно этот бесконечный процесс изменений и дополнений, отражавших острую борьбу за власть между президентом, правительством и парламентом, выделившихся из СССР, в Российской Федерации стал одной из главных причин политического кризиса, приведшего в 1993 году к разгону Верховного Совета и расстрелу Белого дома. Конституция была вынесена на референдум президентом, который по закону не имел на это право. За нее проголосовали 58% из принявших участие в голосовании, то есть около трети всех граждан России. Хотя это не соответствовало закону, ее объявили принятой. Избирательные бюллетени вскоре были уничтожены. В раннем варианте проекта конституции Россия должна была представлять федерацию 15–25 земель, образованных путем слияния большинства из существовавших тогда 88 автономий, краев и областей. Президент назначал министров с согласия парламента и мог освобождать без такого согласия. Должность председателя правительства не предусматривалась. Проект перерабатывался до самого последнего момента.

Цитата (Сергей Филатов, руководитель Администрации Президента РФ (1993-1996 гг.): «Я пришел к президенту с окончательным вариантом конституции, уже пропущенным даже через Академию словесности. “Борис Николаевич, конституция готова, можно подписывать в печать”, – говорю. Он достает ручку и начинает прямо в тексте делать поправки. 16 штук сделал. “Господи, – думаю, – твоя воля. Зачем это все?” Себе Ельцин полномочий добавил, еще вписал про формирование Совета Федерации по одному представителю от законодательной и исполнительной власти региона».

К. ЗАТУЛИН: Долгое время изменения в нашей конституции казались всем невозможными, даже самым высшим лицам в государстве.

Цитата (Сергей Миронов, председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ, 2005 г.):«Конституцию менять не надо, мало кому этого хочется».

Цитата (Владимир Плигин, председатель Комитета Государственной Думы РФ по конституционному законодательству, 2006 г):«Любое изменение конституции может привести к драматическим последствиям».

К. ЗАТУЛИН: Однако изменения произошли. В 2008 году были внесены важные поправки: увеличение сроков деятельности президента и Госдумы, отчетность правительства перед Госдумой. Законодательные собрания всех 83 регионов страны их одобрили. Разговор о недостатках действующей конституции, необходимости внесения в нее новых изменений назрел.

Цитата (Владимир Путин, 30 ноября 2012 г):«Я считаю, что, конечно же, когда-то мы должны будем перейти к прямым выборам сенаторов, но надо посмотреть на конституцию. В конституции написано, что члены верхней палаты представляют законодательную и исполнительную власть субъектов федерации. Представляют, поэтому нам тогда нужно подумать об изменении основного закона».

К. ЗАТУЛИН: В студии «Русского вопроса» политолог и публицист Виталий Третьяков и руководитель Центра конституционной истории Станислав Станских.

С. СТАНСКИХ: Здравствуйте.

К. ЗАТУЛИН: Ну в советские времена день принятия конституции был праздничным выходным днем. Сегодня у нас праздник, но не выходной, поэтому мы работаем в нашей студии сегодня. Я хочу задать вам первый вопрос. Конституция 1993 года: каково ее значение для становления, для жизни новой России? Можно ли в самом деле считать день ее принятия праздником?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Должен сказать, что тогда, в декабре 1993 года, я пришел на выборы, референдум по конституции. Это было одномоментно, в один день. И проголосовал против конституции. Как в этом смысле законопослушный человек, я принял пассивно отчасти сомнительные, в том числе и для меня, результаты этого референдума. И пока данный текст не отменен, это все равно есть основной закон моей страны, и я его уважаю. Но текст этой конституции, возможно, неплохой, хотя в нем много изъянов, о которых я надеюсь успеть сказать, о некоторых. У нее есть главный изъян – это инструкция для другой страны.

К. ЗАТУЛИН: Станислав Николаевич, вот вы по молодости лет, я так понимаю, в 1993 году за конституцию не голосовали. Проголосовали бы, если бы была такая возможность? Если б вы в тот момент обладали этим правом?

С. СТАНСКИХ: Сложно сказать. Конституция принималась в непростых условиях гражданского противостояния и раскола элит. И, конечно, я согласен…

В. ТРЕТЬЯКОВ: И общества.

С. СТАНСКИХ: И общества. Поэтому я согласен с вами, что, конечно, конституцию мы должны соблюдать. Но, с другой стороны, спустя почти 20 лет пропасть между конституционным текстом, юридической конституцией и жизнью становится такой же колоссальной, как и в советское время. И это не может не смущать и не беспокоить.

К. ЗАТУЛИН: То есть конституция не священная корова?

С. СТАНСКИХ: Безусловно.

К. ЗАТУЛИН: Вот назрела ли необходимость на самом деле изменений в этой конституции, по которой мы сегодня живем?

С. СТАНСКИХ: Это непростой вопрос.

К. ЗАТУЛИН: Я стараюсь задавать непростые вопросы.

С. СТАНСКИХ: Большинство в экспертной среде все-таки считает, что конституционная реформа, а шире – конституционный процесс – назрел. Другой вопрос, в каких формах осуществлять эту конституционную реформу.

К. ЗАТУЛИН: Ну в формах, которые предписаны действующей конституцией.

С. СТАНСКИХ: Нет. Можно принять новую конституцию.

К. ЗАТУЛИН: А, в этом смысле.

С. СТАНСКИХ: Да, можно предусмотреть поправки к конституции.

К. ЗАТУЛИН: Вы сторонник изменений. Каких?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Да, изменений, просто фундаментальных. За прошедшие годы, почти 20 лет появилось ну так много несуразного.

К. ЗАТУЛИН: Что именно, например?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Вы прекрасно знаете, какие-то ученые, эксперты спорят, что до сих пор заложенная в этой конституции неясная позиция о том, что верхняя палата Федерального Собрания, Совет Федерации формируется…

К. ЗАТУЛИН: Или избирается?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Нет, там написано формируется. Она первоначально, в 1993 году, когда были выборы, избиралась на два года.

К. ЗАТУЛИН: В соответствии с переходными положениями конституции.

В. ТРЕТЬЯКОВ: Да. И практически каждый раз меняется. Кто только у нас в Совете Федерации не перебывал.

К. ЗАТУЛИН: Формируется по-разному Совет Федерации, одним словом.

В. ТРЕТЬЯКОВ: Да, что ж это за документ, основной закон, на основе которого все остальное пишется, который не дает ответ на кардинальные вопросы?

К. ЗАТУЛИН: Наверное, в отношении Совета Федерации была та злая судьба, что он был придуман исключительно для того, чтобы парламент не был одним организмом.

В. ТРЕТЬЯКОВ: Конечно, конечно.

К. ЗАТУЛИН: Это после противостояния между Ельциным и Верховным Советом.

В. ТРЕТЬЯКОВ: Да. Это причины отдельные.

К. ЗАТУЛИН: А вот если говорить об изменениях, которые вы лично предлагаете?

В. ТРЕТЬЯКОВ: У многих претензии, что упомянуты всякие республики в составе Российской Федерации, они перечислены…

К. ЗАТУЛИН: Ну это вообще был один из моих вопросов, который я собирался задать.

В. ТРЕТЬЯКОВ: …но нет никакой русской республики в государстве под названием…

К. ЗАТУЛИН: А должна быть русская республика в России?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Ну если есть республика Татарстан… ну по логике, по здравому смыслу. Во всяком случае, это вопрос, на него ответ конституция не дает.

У нас президентская республика. Значит, в случае болезни, всяких разных неприятностей исполняет обязанности президента глава правительства, то есть глава исполнительной власти. А я бы предпочел, чтобы его обязанности исполнял председатель как раз верхней палаты парламента.

К. ЗАТУЛИН: Кстати, хочу об этом сказать. Несколько месяцев назад мне пришлось от имени Клуба избирателей Владимира Путина внести такое предложение – отменить пост премьера и как таковое Правительство Российской Федерации, ибо это порождает синдром двоевластия. И даже если это двоевластие назвать тандемом, лучше от этого не становится. По крайней мере, у нас получается, что плох тот премьер, который не мечтает быть президентом. Нынешний премьер, как мы знаем, все время об этом говорит, о том, что ему хотелось бы вернуться на пост президента.

В. ТРЕТЬЯКОВ: Он сказал, что можно входить дважды в эту воду.

К. ЗАТУЛИН: Я просто хочу сказать, не считаете ли вы, что одним из изменений, если конституция будет меняться, должно быть, например, предложение ввести такую систему как в Америке? Где президент и царствует, и правит, непосредственно руководит деятельностью министров. И никакого посредника в лице премьера, имеющего свои собственные политические амбиции, в государстве Соединенные Штаты Америки, тоже федеративном государстве, нет. Ваше представление?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Вот что касается меня, то я как раз за эту норму выступаю. Действительно, в истории России масса примеров, что даже малейший намек на двоевластие моментально порождал то, что потом называлось смутой, революциями.

К. ЗАТУЛИН: Да. То, что мы сейчас выяснили, относится к тем новациям, которые стучатся в двери этой конституции. Они там не находятся, потому что конституцию до поры до времени было принято не трогать. Все громче голоса тех людей в нашем обществе, которые говорят: «Это ненормально, если в конституции, – как уже замечал Виталий Товиевич, – вообще нет упоминания о русском народе». Вы за то, чтобы в конституции появилась какая-то особая глава или особое признание? Или, как иногда говорят, «государствообразующая» роль русского народа была утверждена?

В. ТРЕТЬЯКОВ: Это действительно сложный вопрос, ответ на который зависит от конструкции новой конституции. Потому что в одном случае там это может быть, если сохраняются национальные республики. А если это упраздняется, один из вариантов, что бы я предпочел, тогда ни к чему упоминать, возможно, и конкретно о разных народах. Но в преамбуле должно, на мой взгляд, быть сжатое в трех-четырех абзацах описание, что такое есть Россия и российское государство. Вот там обязательно должно быть упомянуто.

С. СТАНСКИХ: Но стоит вспомнить, что сложившаяся национально-государственная система – это результат компромисса. Я бы больше беспокоился о том, что в стране не действует федерализм. А на каких принципах он должен действовать – с республиками, с землями или с чем-то еще…

В. ТРЕТЬЯКОВ: Одновременно и централизм не действует. Ни федерализм, ни централизм.

С. СТАНСКИХ: Да, это вопрос в том числе политической дискуссии.

К. ЗАТУЛИН: То есть это тоже один из вопросов, который должен быть обсужден в случае, если мы открываем процесс серьезного изменения конституции. Спасибо вам за участие в нашей программе. Мы славно поработали и доказали, что День Конституции не обязательно выходной.

Мы не ставим в конце разговора о конституции точку. Конституции не пекутся, как блины. Семь раз отмерить, прежде чем отрезать – это на самом деле аксиома конституционного права. Но не замечать того, что Россия уже выросла из некоторых норм конституции 1993 года, тоже невозможно. Хочется пожелать всем нам, чтобы неизбежный процесс изменения действующей конституции или даже принятие новой прошел так, чтобы этот день на полном основании вернулся в число праздников в Российской Федерации.

«Быть или не быть?»

К. ЗАТУЛИН: 20 лет назад с распадом Советского Союза и началом шоковых реформ смертность взлетела вверх, а рождаемость резко упала, образовав при наложении крест. Все лихие 90-е страна теряла по миллиону человек в год, и львиную долю в эту страшную цифру вносили мы, русские. Именно тогда впервые заговорили о вымирании русской нации. И хотя в 2000-е годы ситуация очевидно изменилась, не одни только демографы с нетерпением ожидали два года официальных итогов второй Всероссийской переписи населения, проведенной в 2010 году. Последние итоги на данный момент были обнародованы 28 ноября.

Сюжет:

«Стабилизация социально-экономической ситуации в России в последнее десятилетие оказала существенное влияние на демографическое положение в стране. Если в 2000 году смертность превысила рождаемость на 958 тысяч человек, то в 2011 всего на 131 тысячу. Изменения серьезные, тенденция очевидна. Да, мы по-прежнему теряем, но уже нельзя сказать, что летим в пропасть. Результаты последней переписи населения и вовсе дали повод для оптимистических оценок демографического состояния русской нации».

Сюжет (Леонид Радзиховский, политолог, председатель наблюдательного совета Агентства политических и экономических коммуникаций): «Согласно этой статистики процент русских среди жителей Российской Федерации 80%, согласно последней переписи. Согласно предыдущим переписям он был примерно такой же, может быть, на 1-2% выше. Выводы из этого, я думаю, всякий человек сам может сделать. У нас нормальный баланс населения. Никакой, если верить цифрам, трагедии, вымирания нет. В отдельных районах да, действительно, особенно в деревенских районах Центральной России, там уменьшается население. В Москве увеличивается, и отнюдь не только за счет нерусских приезжих, а в значительной степени за счет русских, которые приехали с центральных областей».

К. ЗАТУЛИН: Русских в России, как показала последняя перепись, действительно более 80%. Но может ли это быть поводом для самоуспокоения?

Сюжет:

«Пусто, как после бомбежки. Здесь не слышен смех детей, редкий взрослый встречается на улице. Это вовсе не отдаленное село в тайге, так живет русская деревня в средней полосе. Место действия – Московская область, Русский район, деревня Богородское, чуть больше ста километров от столицы. Когда-то эта усадьба принадлежала Дмитрию Гурьеву, министру финансов при правительстве Александра I, и была оплотом просвещения. Сегодня здесь пока еще действует небольшая школа, но дальнейшее ее существование стоит под большим вопросом. В деревне всего 28 учеников и 8 учителей, и так по всей Центральной России. Вот одна школа, над которой также нависла угроза закрытия, хотя здесь аж 200 учеников, в среднем по 20 человек в классе. Но с каждым годом ситуация меняется к худшему, говорят местные депутаты».

Сюжет (Ольга Борщёва, заместитель председателя Совета депутатов сельского поселения Старорузское): «Сейчас количество детей стало уменьшаться. А вообще-то, в свое время эта школа работала в две смены, была полностью перегружена. Открывали классы даже в подвальном помещении, негде было учиться».

К. ЗАТУЛИН: Русская деревня в Центральной России – словно Мамай воевал. Но сейчас начинают вымирать и малые провинциальные городки. Продолжение демографического кризиса русской нации не подлежит сомнению, вот только выводы из этого всяк делает свои. Некоторые убеждают нас, что ничего экстраординарного не происходит, снижение численности населения – общеевропейская тенденция, все закономерно. Получается, демографическое состояние русского народа может быть поводом для гордости. Два десятилетия реформаторы пытались ввести нас в семью цивилизованных народов. Хоть в одном, да преуспели. Мы вымираем как европейцы. И решать демографические проблемы тоже должны, как европейцы, через увеличение притока мигрантов.

Сюжет:

Москва, Ярославское шоссе. Прямо на выезде из города находится так называемая строительная плешка. Эту ярмарку труда можно было бы сравнить со знаменитыми рынками рабов в Средневековье, только здесь конкуренция больше, и рабочим приходится буквально локтями выбивать свой заработок. Все, кто здесь находится, приехали из разных мест, в основном издалека – из Таджикистана, Узбекистана, Молдавии, Киргизии.

«Вот скажи, пожалуйста, ты откуда приехал сюда?»

«Я? Таджикистан приехал, у нас все хорошо».

«Есть русские из глубинки, но их немного. Национальный вопрос решается здесь по-своему. В поисках работодателя рабочие кучкуются по принципу свои к своим».

«Русские здесь стоят, а таджики там. И еще там, рядом с мостом».

«Тут разделение, да?»

«Да, да».

Юрий Голубев приехал в Москву из Тверской области и не сразу понял здешнюю тонкость национального вопроса. Попробовал с таджиками влезть в бригаду рыть котлован и тут же пострадал, получив синяк. А это общежитие в подмосковном поселке. Под эти нужды был отдан недостроенный коттедж. Его хозяин погиб в лихие 90-е. Помещение явно непригодно для проживания, повсюду строительный мусор, да и удобств никаких. Но тем, кому приходится здесь жить, а это рабочие из Украины, Молдовы, Таджикистана, выбирать не из чего.

«Не, мы отдельно живем от них. У них свои обычаи, у нас свои».

«Ух ты, даже так?»

«Да».

«А в чем это заключается? Ну, может, готовят там, да? Вы борщ готовите, а они плов готовят?».

«Не-не, в религии, в религии. Они там молятся».

К. ЗАТУЛИН: Курс на решение демографической проблемы через стимулирование миграции однозначно не принимается нашим народом. «Левада-Центр» недавно провел очередной опрос общественного мнения по проблеме миграции и получил красноречивые результаты: две трети высказались за сокращение числа мигрантов, при этом 67% заявили, что из-за мигрантов коренное население лишается работы. А вот председатель Комитета Государственной Думы по делам национальностей, Гаджимет Сафаралиев заявил о целесообразности привлечения в Сибирь и на Дальний Восток 50–70 миллионов мигрантов. Создается впечатление, что чиновники окормляют некоего среднестатистического россиянина. В результате немалые деньги, выделенные государством, идут на поддержку многодетных семей на Северном Кавказе, где с рождаемостью относительно благополучно, и практически никак не влияют на изменения демографической ситуации в вымирающих регионах Центральной России. Эту проблему на встрече с Путиным поднял Патриарх Кирилл.

Цитата (Кирилл, Патриарх Московский и всея Руси): «И вот я хотел бы внести конкретное одно предложение. Может быть, имело бы смысл разработать программу поддержки многодетных семей для демографически депрессивных регионов. В некоторых регионах у нас рождаемость совершенно нормальная, но в некоторых абсолютно депрессивная демография. И вот, может быть, мы могли бы иметь такую программу, государственную программу, которая бы обеспечивала адресную, адресную материальную поддержку многодетных семей. И мы готовы были бы вместе с государством участвовать в реализации таких программ».

Сюжет:

«Вот еще одна школа. Здесь учатся только русские, более конкретно – православные. И расположена она в Москве. В каждой семье минимум трое детей, а есть и такие, где одиннадцать.»

Сюжет (Анастасия Кузнецова, педагог Семейного центра «Рождество»): «Конечно, для нас это пример, потому что люди, совершенно преодолевая все вот эти вот недоразумения материальные… И нельзя сказать, что это чудо. Я не могу сказать, что это чудо. Это в нашем православном сообществе скорее норма, к которой нужно стремиться».

К. ЗАТУЛИН: У нас в студии профессор Московского государственного университета международных отношений Антонина Вячеславовна Носкова и протоиерей Дмитрий Смирнов. Действительно ли наука так нас приговорила к вымиранию? Я имею в виду русских.

А. НОСКОВА: По демографическим прогнозам, рождаемость в этом году должна была падать. Мы видим в этом году совершенно другой эффект. Я оптимист и считаю, что есть еще социокультурный резерв у нашего народа, который может сыграть очень хорошую роль в исправлении демографической ситуации. И конечно же, этот социум…

К. ЗАТУЛИН: Это что, какой-то засадный полк, как на поле Куликовом?

А. НОСКОВА: Нет. Что такое социокультурный резерв? Это те ценности семейные, которые еще сохраняются в менталитете нашего народа. 80% молодых людей в качестве приоритетной ценности выбирают семью и детей. То есть вот этот социокультурный резерв, он есть. Но, конечно же, его всячески нужно поддерживать, его нельзя размывать. И вот в этой ситуации я еду в метро и вижу агрессивную рекламу контрацепции. И на этом плакате что написано? «Будь свободной». К какой свободе призывает эта реклама? К свободе от детей, от материнства. И вот молодые люди, это миллионы молодых девушек, которые едут в метро, смотрят на эту рекламу и видят вот этот призыв…

К. ЗАТУЛИН: Так вот нужна ли какая-то государственная программа поддержки рождаемости русских в России?

Д. СМИРНОВ: Сейчас я вот с товарищем разговаривал до передачи. Жена приходит в женскую консультацию. Первый ей вопрос: «Аборт будете делать?» Кто понуждает, интересно, врача-акушера, гинеколога задавать матери, беременной третьим, вот этот вопрос? Что, это ничего нельзя исправить, что ли? Что, нельзя всем девочкам и мальчикам с 8-го класса начать говорить о семье, о детях. И почему нельзя вот рекламу такую в метро: «Каждый зачатый русский ребенок должен быть рожден».

К. ЗАТУЛИН: Вот я хочу сказать, что наши корреспонденты побывали в тех школах, которые считаются православными, зарегистрированы как гимназии, и убедились лишний раз в том, что в православных семьях, как правило, высокий уровень рождаемости и много детей. Вот что Русская православная церковь может привнести в решение демографической проблемы?

Д. СМИРНОВ: Дайте мне, пожалуйста, в пятницу вечером в 20 часов 30 минут в прямом эфире в течение года.

К. ЗАТУЛИН: Я могу вам дать только в среду, в пятницу не могу.

Д. СМИРНОВ: В пятницу. И я один увеличу вам рождаемость в нашей стране. Но этого никто никогда не сделает.

К. ЗАТУЛИН: Вы имеете в виду проповедь?

Д. СМИРНОВ: Да, просто то же самое, что я говорил в своем приходе, где рождаемость, как в Бангладеш.

К. ЗАТУЛИН: И это все вы сделали…

Д. СМИРНОВ: Никто не делает аборты, никто. Представляете? Ни одна душа. Даже в голову такое не приходит.

К. ЗАТУЛИН: А ваш приход – это…

Д. СМИРНОВ: Москва, метро «Динамо». И таких много приходов, потому что просто нужно довести до ума такую простую вещь, что убивать собственных детей – это плохо.

А. НОСКОВА: Кстати, говорили об абортах. Россия – это первая страна в мире, которая легализовала аборты, и первая страна в мире, которая запретила аборты. В 1920 году были легализованы аборты, в 1936-м – запрещены аборты, а потом они при Хрущеве опять были легализованы. Но, к сожалению, многие женщины, молодые девушки, которые сейчас всячески ориентированы на карьеру, на успех, не понимают, что свобода в зрелом и старшем возрасте для женщины оборачивается проблемой одиночества.

К. ЗАТУЛИН: Вот вы сказали, что на самом деле быстро исправить положение нельзя.

А. НОСКОВА: Нельзя, конечно.

К. ЗАТУЛИН: Процессы очень инерционные.

А. НОСКОВА: Очень инертные, да, демографические.

К. ЗАТУЛИН: Но мы видим, что есть такое средство. Время от времени его используют в разных странах, Америка так вообще была создана за счет большого миграционного потока. У нас, хотим мы, не хотим, серьезная проблема миграции в стране. Вот является ли миграция при каких условиях положительным, при каких отрицательным явлением, на ваш взгляд?

Д. СМИРНОВ: Ну это не так надо рассматривать. Если мы хотим, чтоб Россия осталась Россией, то нам необходимо, чтобы 85% населения было русских. Если мы хотим создать государство по типу Америки, тогда другая совершенно задача – нам просто шлюз открыть и всем китайцам дать здесь работу, землю и, так сказать, учить китайский язык, ну и, может быть, еще тюркские языки. И все, и будет, может быть, государство хорошее такое – аграрное и нефтедобывающее.

К. ЗАТУЛИН: Аграрно-китайское.

А. НОСКОВА: Большой вклад в рождаемость Франции сегодня вносит второе поколение мигрантов, но тем не менее, рождаемость во Франции сейчас одна из самых высоких в Европе.

Д. СМИРНОВ: Мы видели продукт этой деятельности на улицах Парижа в каждых новостях, как третье и четвертое поколение иммигрантов интегрировались во французскую жизнь.

К. ЗАТУЛИН: Вы имеете в виду все эти поджоги, все эти волнения, все остальное?

Д. СМИРНОВ: Ну да.

К. ЗАТУЛИН: Проблема существует, и проблем в демографии русского народа, к сожалению, больше, чем решений на сегодняшний день, по крайней мере официально предложенных. Мы продолжим разговор на эти темы в дальнейших программах «Русского вопроса». Спасибо вам за участие.

Стакан наполовину пуст или наполовину полон? Зависит от подхода. Так и итоги Всероссийской переписи 2010 года – не повод для истерики, но и не основание для триумфа. Какой там триумф. За 20 прошедших лет численность русских в России сократилась почти на 9 миллионов, и по подсчетам некоторых экспертов, при сохранении тенденции к 2020 году может сократиться еще на несколько миллионов человек. Так быть или не быть – остается для русских вопросом на будущее.

«Винни-Пух, Маша и Медведь против Бэтмана, Гоблина и Шрека»

К. ЗАТУЛИН: Карлсон, Винни-Пух, Кот Леопольд, Незнайка, Буратино, Золушка и Дюймовочка. Этих детских героев помнит сегодня каждый взрослый. В середине XX века Папа Римский Иоанн-Павел II настоятельно рекомендовал смотреть советские мультфильмы, потому что они несут добро и воспитывают в ребенке сочувствие и заботу о других. У сегодняшних детей другие кумиры: Человек-Паук, Бэтмен, Шрек, трансформеры и гоблины. Включив вечером телевизор, я с трудом спасаю внучку от вампиров, перепрыгивающих с одного канала на другой. Чему сегодня могут научить детей эти новые герои? Где теперь проходит граница добра и зла? Как теперь ребенку понять, что такое хорошо, а что такое плохо?

Сюжет:

«Эта капсула мансуна, дорогой. Если бы у меня была бы такая вторая, то бы я запускал капсулу мансуна на стартах, и они столкновляются, и из них вылетает фигурка, и они дерутся».

«Дерутся?»

«Ага.»

«Она может летать и оживлять людей, которые никто не может оживить, кроме ее».

Никогда не угадаете, о чем это. Современные дети рассуждают о своих героях – любимых игрушках. Большинство из нас даже не слышали таких названий в детстве. Там были машинки, танки, Крокодил Гена с Чебурашкой, у девочек куклы Маши и Даши. А теперь то трансформеры, то Человек-Паук, то еще какая-нибудь неизвестная науке живность. Вот так выглядит классическая современная реклама детских игрушек. Что за существо, не понять: какой-то симбиоз робота и мутанта. Наши дети уже не знают, кто такие Заяц и Волк, Колобок, Кот Леопольд и Незнайка. Современные мультфильмы имеют мало общего с советской классикой и мультипликацией.

«Ну рататуй, это как там… Крыс один готовил его, рататуй. Там у него»…

«Такие норвеги, ну дрались с драконами. И там еще было, Ночная фурия такая, дракон, вообще не попасться на глаза. Очень быстро она летала просто, чих и все.»

«Гарри Поттеру подарили на Кристмас, плащ когда он надел, и только голова стала видимой, а все остальное – нет».

Из рассказа понятно, что плащ подарили на Christmas. Так современные дети называют Рождество – не православное, а католическое. Чужие праздники все ближе подбираются к душам русских детей. Один Хэллоуин с его нечистой силой чего стоит. Несколько лет назад власти Москвы были вынуждены издать прямой запрет на Хэллоуин в школах. У русской Масленицы, к примеру, нет такой мощной поддержки в виде мультиков, компьютерных игр и целой индустрии атрибутов и сувениров. Раньше дети играли во дворе в прятки, пятнашки или в футбол. Сегодня в футбол играют сидя: все заменяют игровые приставки да подключение к Интернету. В десятке самых популярных компьютерных игр сплошные стрелялки. Дети убивают очередного монстра или отправляют в преисподнюю демона, а потом проецируют виртуальных персонажей на реальную жизнь.

Сюжет (Надежда Курилова, заместитель генерального директора Центра дошкольного образования «Синяя птица»): «Ко мне приходят дети, и даже на спортивных занятиях, когда мы играем в спортивные игры, уже нет крокодила, уже нет там собачки, еще кого-то. «Я буду трансформером». – «Я буду роботом». – «Я буду Человеком-Пауком». – «А я буду Супергероем». Поэтому игры немного изменились. Меняется жизнь – меняются дети, меняются игры».

Изменились не только игры, но и производители, в том числе и игрушек. Если в Советском Союзе специализированных заводов насчитывалось больше сотни, то сейчас в России их чуть ли не по пальцам пересчитать, да и те часто производят Человеков-Пауков вместо Чебурашек.

К. ЗАТУЛИН: В гостях у «Русского вопроса» Ирина Соковня, детский писатель и психолог, и Дмитрий Ловейко, директор студии «Анимаккорд», один из создателей вот этого симпатичного образа мультфильма «Маша и Медведь». Вот скажите, пожалуйста, что происходит у нас с видео-, кинопродукцией, с литературой для детей?

Д. ЛОВЕЙКО: Фактически вы задаете вопрос о истории, например, во что превратилась советская анимация, когда прекратил существование Советский Союз.

К. ЗАТУЛИН: То есть она прекратила, как и Советский Союз, свое существование.

Д. ЛОВЕЙКО: Ну как все советское, да? Но, в принципе, люди могли по году работать над каким-нибудь замечательным мультфильмом – 11-минутной серией «Ну, погоди!» Вот «Ну, погоди!» делалась одна серия в год в среднем. То есть можно было просто спокойно…

К. ЗАТУЛИН: То есть если говорить о наших мультипликаторах, они просто не успели за этими за скоростями, за этими оборотами?

Д. ЛОВЕЙКО: В общем-то, плюс ко всему еще и это, да.

К. ЗАТУЛИН: Во-первых, прекратилось финансирование, да? Сразу будем говорить.

Д. ЛОВЕЙКО: Ну это, как в случае с Наполеоном: во-первых, не было пороха, а все остальные причины можете не обсуждать.

К. ЗАТУЛИН: А теперь-то что?

Д. ЛОВЕЙКО: У нас раз в год проходит фестиваль в Суздале. По большому счету видно, что сделали много, сделали интересно, но фактически не востребовано получается вот это – до ста мультфильмов в год. Вы их видите? Нет. И я тоже.

К. ЗАТУЛИН: Сейчас есть государственная поддержка для детского кино и анимации?

Д. ЛОВЕЙКО: Она началась совсем недавно, возобновилась. По большому счету, надо поддерживать образование в отрасли, надо поддерживать…

К. ЗАТУЛИН: А можно сравнить, вот вы если знакомы с этим, объемы нашей продукции и объемы сравнимые, ну допустим, продукции на Западе? Вот какие объемы?

Д. ЛОВЕЙКО: Ну совсем минимальные, я ж говорю. То есть у нас фактически только несколько студий делает проект. Вот мы делаем час анимации в год.

И. СОКОВНЯ: Почему удачна, успешна «Маша»? Почему вот так успешен этот проект? Не только потому, что очаровательные герои, не только потому, что там все талантливо, подвижно, прекрасные…

К. ЗАТУЛИН: С юмором.

И. СОКОВНЯ: Да, красочное сочетание, все. Он с юмором, и герои говорящие. Что нам пытается предложить не наша анимация.

К. ЗАТУЛИН: Так?

И. СОКОВНЯ: Очень часто это либо вообще нет голоса за кадром, только музыка грохочет. У нас и так дети не говорящие, у нас в школе литературу убирают, у нас в детском саду уже меньше говорят, потому что математику начинают давать чуть ли не в три года и так далее. И мы отнимаем речь.

К. ЗАТУЛИН: А что можно этому и как противопоставить? И как с этим бороться? Пожалуйста.

И. СОКОВНЯ: Вы знаете что, никогда не надо откидывать то хорошее старое, что было. Ведь неслучайно, когда рухнула наша студия «Союзмультфильм», большая часть наших фильмов

Д. ЛОВЕЙКО: На нее нашлись покупатели.

И. СОКОВНЯ: Не знаю, «Лапоть и соломинка» и так далее – все это купили туда! Так вот я хочу сказать о том, что постепенно наиболее разумные деятели телевизионных искусств возвращаются к тому хорошему, что было. Это не устарело. И ребенок, ребенок таким образом спасается.

Д. ЛОВЕЙКО: Вот недаром, извините, министр культуры пришел сейчас к идее, что надо формировать заказ, надо давать заказ на сценарий, покупать права на сценарий на Министерство культуры и дальше, так сказать, финансировать это производство, а не просто…

К. ЗАТУЛИН: Ну мы желаем ему успехов, Владимиру Мединскому. Я просто хочу свой собственный, негосударственный заказ дать в данном случае Дмитрию Геннадьевичу. Вот может ли ваша студия хотя бы попробовать сделать такой вот небольшой анимационный клип, в котором бы симпатичные ваши герои призывали детей и взрослых учить русский язык. Потому что уже на всех совещаниях, которые по этому поводу проводятся, я устал рассказывать о клипах, которые демонстрирует BBC «Учите английский язык», где симпатичные медведи убеждают весь мир в том, что надо учить этот язык, который все и так стремятся учить. Очень хорошая идея.

Д. ЛОВЕЙКО: Мне кажется, что это как раз найдет государственный заказ. А если не найдет, мы как-то скинемся.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо вам большое за участие в нашей программе. Хотим ли мы, чтобы наши дети играли во всех тех, кого видят на экранах телевизоров и компьютеров, персонажей, которыми завалены прилавки наших магазинов?

Не станем скармливать ребенку что попало, только бы не плакал. Нам бы только день простоять да ночь продержаться. Вы ж помните, Красная Армия близко.

С вами был Константин Затулин. До встречи на следующей неделе в программе «Русский вопрос» на канале «ТВ-Центр».

/