Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 13.02.2013

Источник: ТВЦ
VIDEO

В двенадцатой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Новости «Русского вопроса» (Путин против того, чтобы родители боялись детей; Квачков герой или жертва. Чем заканчиваются игры в солдатики; Москва-Астана: дружба навек)
  • «Возможен ли Кавказ без войны?» (остается год до Олимпиады в Сочи).
  • «Кто же в доме хозяин?» (как спасали и спасли АВТОВАЗ).
  • «Цена крови» (как Минздрав чуть не обескровил Россию).

В передаче принимают участие: Вице-премьер правительства России Дмитрий Козак; первый вице-президент Союза машиностроителей России Владимир Гутенев; мэр города Сочи Анатолий Пахомов; заместитель генерального директора госкорпорации «Ростех», экс-губернатор самарской области Владимир Артяков; председатель городского отделения общероссийской общественной организации «Российский Красный Крест» Ирина Михеенкова и др.

 

Стенограмма

 

 

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте, в эфире программа «Русский вопрос», и я – Константин Затулин, ее автор и ведущий.

В сегодняшнем выпуске: «Возможен ли Кавказ без войны?» (остается год до Олимпиады в Сочи); «Кто же в доме хозяин?» (как спасали и спасли АВТОВАЗ); «Цена крови» (как Минздрав чуть не обескровил Россию).

Но прежде – о важных для России и русских событиях за неделю:

В Москве 9 февраля прошел Съезд родителей России, который сами организаторы назвали «Всероссийским родительским сопротивлением». Неожиданным для многих стало выступление на Съезде Президента России Владимира Путина с критикой внесенного при Дмитрии Медведеве в Государственную Думу законопроекта о так называемой «ювенальной юстиции». То есть установлении в семье приоритета прав ребенка над правами родителей и широкой возможности лишения родительских прав.

Сюжет (В. ПУТИН): «Непродуманное внедрение таких механизмов, по сути нарушение суверенитета семьи, может спровоцировать недоверие и разлад между родителями и детьми».

В том же ключе на эти темы на днях высказался Архиерейский собор – высший орган Русской Православной Церкви. Обиженные реформаторы в своих СМИ поспешили отказать властям в праве считать себя «единственным европейцем в России».

* * *

Новый договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Казахстаном может быть подписан осенью в Екатеринбурге, как сообщил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев по итогам встречи 8 февраля с Владимиром Путиным. Блиц-визит Президента Казахстана в Москву оказался необходимым для того, чтобы разрядить атмосферу в двусторонних отношениях, складывавшуюся после ряда выступлений казахских руководителей. Несколько месяцев назад в Турции Назарбаев заговорил о борьбе Казахстана в прошлом против «колонизаторов», а затем выступил с инициативой перехода к 2025 году казахского языка на латиницу. В Казахстане стали размышлять вслух о пересмотре соглашений об аренде космодрома Байконур и с порога отвергли инициативу о создании Межпарламентской ассамблеи Евразийского союза.

Не исключено, что все эти заявления, как обычно, делались в расчете на российские уступки. Переборщили. Время покажет, поставлена ли теперь точка или многоточие.

* * *

8 февраля Мосгорсуд приговорил с 13 годам колонии строгого режима полковника в отставке Владимира Квачкова, называвшего себя лидером «Народного ополчения Минина и Пожарского». Известность впервые пришла к Квачкову в связи с делом о покушении в 2005 году на Анатолия Чубайса. Оправданный по этому делу 22 декабря 2010 года, Квачков на следующий день был задержан по обвинению в организации вооруженного мятежа.

Знакомство с планами «заговорщиков» и их выступлениями создает впечатление, что у бедных отставных офицеров «поехала крыша». С одной стороны, и не вполне адекватные люди способны порой на многое – сбежавший из психиатрической больницы генерал Моле в 1812 году чуть было не сверг Наполеона, увязнувшего в России. С другой, – остается вопросом, нужно ли было карать 64-летнего ветерана Афгана и Чечни «по всей строгости» и водружать на него терновый венец?

«Возможен ли Кавказ без войны?»

К. ЗАТУЛИН: На прошлой неделе, 7 февраля, все мы, болельщики и спортсмены, начали отсчет последнего года до начала XXII Зимних Олимпийских Игр в Сочи.

Сюжет:

На торжественной церемонии в Сочи 7 февраля Владимир Путин и председатель Международного Олимпийского Комитета Жак Рогге вместе нажали кнопку отсчета предолимпийского года.

Сюжет (В. ПУТИН): «Еще раз приглашаю всех в Россию на XXII Зимние Олимпийские Игры!»

Вскоре начнется эстафета передачи Олимпийского огня. Факел побывает на Северном полюсе, спустится на дно Байкала, поднимется на Эльбрус, а потом, впервые в истории, еще выше – в космос, на международную космическую станцию. А мы вспомним ту, Московскую Олимпиаду и Мишку, который обещал и вернулся. Только белым, в компании с леопардом и зайкой – официальными талисманами Сочинской Олимпиады.

«Жаркие, зимние, твои» — под таким девизом около 3 тысяч спортсменов из разных стран разыграют 98 комплектов медалей в пятнадцати зимних дисциплинах. Российской сборной, занявшей провальное 11 место в Ванкувере, мировые эксперты пророчат 6 место после Канады, Норвегии, США, Австрии и Германии. Однако председатель Олимпийского комитета России верит в чудо.

Цитата (А. ЖУКОВ, президент ОКР, первый заместитель Председателя ГД РФ): «Есть возможность выступить успешно и занять первое место в общекомандном зачете на Олимпиаде в Сочи. На Играх приблизительно нужно выиграть пятнадцать золотых медалей – этого должно быть достаточно».

Сюжет (Ж. РОГГЕ, председатель МОК, 8 февраля 2013 г.): «Мы не можем предсказать, что будет через год, но мы уверены, что станем свидетелями новых незабываемых моментов. Будут поставлены новые рекорды, появятся новые герои».

К. ЗАТУЛИН: Сочинская Олимпиада обещает быть самой дорогостоящей в истории. Уже ясно, что рекорд Китая, потратившего 42 миллиарда долларов на Олимпиаду в Пекине в 2008 году, будет побит.

Сюжет:

В соответствии с семилетней программой в Сочи должно быть построено и реконструировано пятнадцать олимпийских объектов. Но уникальность строительной программы сочинской Олимпиады даже не в том, что всем известный летний курорт превращается еще и в зимнее-спортивный – на эти цели направляется одна седьмая часть расходов из госбюджета – 100 миллиардов рублей, еще 100 дают частные инвесторы. Львиная доля государственных денег идет на развитие самого города Сочи – дороги, транспортные развязки, теплоэлектростанции, очистные сооружения. Не говоря уже о 242 гостиницах, строящихся на частные деньги.

На 80% вся эта программа уже выполнена. Но для этого в Сочи пришлось создать новую строительную базу, открыть новый и реконструировать старый порт, железную дорогу, и так далее. Пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков уподобил размах проекта восстановлению городов и поселков после Второй мировой войны.

К. ЗАТУЛИН: Сочи – мой родной город.

Гиблый, болотистый край, куда ссылали декабристов и других государственных преступников, к началу прошлого века превратился в модное курортное местечко, где искали уединения пресыщенные Крымом «сливки» общества и энтузиасты дикой кавказской природы. Перспективу стать «новой Одессой» на Кавказе прервала революция и гражданская война. Советская власть поставила дело оздоровления трудящихся на поток, превратив 145 километров побережья Большого Сочи в грандиозный профсоюзно-офицерский курорт.

Там, у самого синего в мире Черного моря и прошла наша молодость. Но, проснувшись на следующее утро после распада Советского Союза, сочинцы обнаружили, что город стал пограничным, а через некоторое время – и прифронтовым. Я имею в виду грузино-абхазский конфликт по соседству, в непосредственной близости от Сочи.

Сегодня, когда наша страна в Сочи вновь пытается сделать сказку былью, спортсмены готовятся, кто-то тратит, а кто-то набивает карманы, как всегда бывает на Руси, меня больше всего волнует не спор о месте России в финальном олимпийском зачете. И даже не сколько все это будет стоить – снявши голову по волосам не плачут. Главный вопрос – объединит ли подготовка и проведение Олимпиады в Сочи весь наш беспокойный российский Кавказ? Возможен ли «Кавказ без войны»? Станет ли новый, постолимпийский Сочи доказательством того, что мы можем, если захотим?

Сюжет:

Решение МОК в июле 2007 года в Гватемале о выборе Сочи столицей XXII Олимпийских Игр привлекло внимание к ситуации на Кавказе и, в частности, к грузино-абхазскому и грузино-осетинскому конфликтам. Авантюрный режим Михаила Саакашвили в Тбилиси решил воспользоваться случаем, чтобы, шантажируя Россию и весь мир, взять реванш за провал попыток властей Грузии подавить абхазский и осетинский народы. Депутаты парламента Грузии создали комиссию по борьбе с сочинской Олимпиадой и заговорили о возможности терактов против самолетов в Сочи.

Но пятидневная война, развязанная Саакашвили против Южной Осетии в августе 2008 года, закончилась оглушительным провалом. Россия признала Республику Абхазия и Республику Южная Осетия и заключила с ними договоры о военной помощи и расквартировании войск. Режим границы с Абхазией по отрогам олимпийских гор в Сочи стал официально признанным.

Михаилу Саакашвили теперь не до сочинской Олимпиады – он считает дни до отставки осенью этого года. Судя по всему, проваливается и подхваченная главными друзьями США на Кавказе тема «черкесского геноцида» в XIX веке, приуроченная к сочинской Олимпиаде так же, как тибетский вопрос – к Олимпиаде в Пекине. И хотя так называемый «имамат Кавказ» пообещал «окрасить белую Олимпиаду в красный цвет», все меньше остается тех, кто способен на такие «подвиги». Безусловно, однако, что не только внешняя, но и внутренняя политика России с начала 2013 года не может строиться иначе, как с расчетом на Олимпиаду. Порох придется держать сухим.

К. ЗАТУЛИН: В поисках ответа на свои «русские вопросы» мы на месте, в Сочи, встретились с теми, кто может на них ответить.

Дмитрий Николаевич, почему руководство России так очевидно связало себя с проведением Олимпиады – все ли дело в любви к спорту только?

Д. КОЗАК: Ну, прежде всего, это олимпийские ценности, связанные с миром, дружбой, поскольку олимпийское движение является глубоко интернациональным, если уж говорить о межнациональных отношениях, и оно укрепляет дружбу между народами не только нашей страны, но и различных стран.

К. ЗАТУЛИН: Ну, а мы нуждаемся, наверное, в этом здесь, на Кавказе?

Д. КОЗАК: Думаю, что да – и этот вопрос актуален для нашей страны в новых, современных условиях.

К. ЗАТУЛИН: Что принесет региону, конкретно Кавказу проведение Олимпиады? Умиротворит Кавказ или наоборот?

Д. КОЗАК: Я уверен, что у нас будет замечательный спортивный праздник, который будет пронизан идеями дружбы между различными народами.

К. ЗАТУЛИН: А вот какие внутренние и внешние риски преодолены в процессе подготовки, и какие еще не преодолены?

Д. КОЗАК: Такие риски в таком масштабном проекте есть всегда – они носят точечный характер, к сожалению.

К. ЗАТУЛИН: Неопределенность в вопросе о судьбе Абхазии, непризнание Абхазии можно было отнести к таким рискам, которые так или иначе, но преодолены?

Д. КОЗАК: В 2008 году или даже, наверное, в 2009 году такой риск – я бы не сказал, что он был очень существенным, что парализовал нашу волю. Он был, но к настоящему времени, я считаю, что таких политических рисков не существует, тем более, смягчение, изменение позиции Грузии, в том числе по отношению к Олимпийским играм в Сочи…

К. ЗАТУЛИН: Я не могу не задать вопрос – его все равно задают. Известно, что по сравнению с первоначальной, смета на строительство, на подготовку к Олимпиаде – она выросла серьезно.

Д. КОЗАК: Я хочу сказать, что смета на проведение Олимпиады не выросла, а с точки зрения расходов бюджета даже уменьшилась, потому что, если вы помните, первоначальная программа подготовки к Олимпиаде и развитию города Сочи как горноклиматического курорта, развитие Черноморского побережья, инфраструктурного, прежде всего, развития, составляла чуть больше 300 миллиардов рублей, при этом около 200 из них предполагалось потратить из бюджета на спортивные собственно объекты.

Так вот, на сегодняшний день мы из бюджета тратим на спортивные объекты не 200 миллиардов, а всего 100, а другие 100 потратят частные инвесторы. Здесь было принято решение, и у всех появилась, в отличие от территории всей страны уникальная возможность, когда тебя к строительной площадке подтягивают бесплатно – сети, дороги, подают электричество, инженерные сети, и так далее. И это значительно упрощает всю работу инвестора. После того, как мы подписали соответствующее соглашение, заключили соглашение, обязательства инвесторов стали обязательством Российской Федерации перед Международным Олимпийским комитетом. Увеличились значительно и обоснованно расходы на создание общественной инфраструктуры.

Олимпиаду можно было бы провести, но город бы остался убитый, поэтому было принято такое решение.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот, Олимпиада прошла – есть уверенность в том, что все то, что построено, в дальнейшем будет использоваться, что это не будет такой зоной, знаете, как в «Сталкере», где «улетели и забыли»?

Д. КОЗАК: Еще начиная с 2007 года, когда только-только собирался этот мегапроект, по каждому объекту мы каждый раз принимали решение о строительстве или не строительстве того или иного объекта – всегда оценивали с точки зрения судьбы этого объекта в послеолимпийский период. И поэтому у нас сегодня есть достаточная уверенность в том, что все это будет служить еще долгие-долгие годы не только сочинцам, не только Краснодарскому краю, а всей стране. Поскольку спрос на курорт очень большой, и он, вне всякого сомнения, будет возрастать в абсолютной степени.

К. ЗАТУЛИН: Только что пришло известие, что именно в Сочи будет проходить в 2014 году «восьмерка». G-8 – это мировой саммит лидеров.

Д. КОЗАК: Город будет приспособлен для проведения самых разных мероприятий. Строительство инфраструктуры для «Формулы-1» – это еще с Советского Союза мы боролись за это право проведения «Формулы-1». Пройдет «Гран-при Россия». «Формула-1» – это очень популярный вид спорта, который способствует развитию технологий, которые популяризируют…

К. ЗАТУЛИН: Вот в нашей сегодняшней программе мы затрагиваем будущее российского автомобилестроения. Может быть, это даст новый толчок.

Д. КОЗАК: Как говорится, королевские, как их называют, гонки – они дают толчок развитию и не только автомобильного спорта, но и автомобилестроения.

К. ЗАТУЛИН: Ну, вот, все-таки, положа руку на сердце, выиграем мы Зимнюю Олимпиаду 2014 года или нет?

Д. КОЗАК: Вы знаете, все наши национальные спортивные федерации по зимним видам спорта воспринимают как дело исторический чести. После Ванкувера на самом деле появилась серьезная озабоченность нашими результатами, и в течение последних двух-трех лет мы демонстрируем на мировых чемпионатах по зимним видам спорта неплохие результаты, поэтому очень надеемся на то, что мы не только сможем великолепно организовать Олимпиаду, но еще и показать…

К. ЗАТУЛИН: Победить на своем поле.

Д. КОЗАК: Свои спортивные возможности.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо большое, Дмитрий Николаевич.

Д. КОЗАК: Спасибо.

К. ЗАТУЛИН: Вице-премьер правительства Дмитрий Козак, который отвечает за подготовку к Олимпиаде на уровне правительства, одновременно ведет все вопросы, связанные с национальной политикой – случайное такое объединение в одном лице?

А. ПАХОМОВ: Самая главная цель Олимпиады – это мир и гуманность. Я думаю, что в этом плане очень правильно было выбрано Сочи, потому что Сочи как никакой другой город может демонстрировать как в мире, дружбе, любви и согласии проживает 124 национальности. Да мы уверенно можем сказать, что это все бывшие наши братья – мы жили в одном Советском Союзе, и город Сочи для всех нас был любимым курортом, и сегодня наша Олимпиада – это Олимпиада и жителей Абхазии, и Олимпиада жителей Армении, и Олимпиада жителей Грузии, и других.

К. ЗАТУЛИН: Анатолий Николаевич, я сочинец, хоть и в московской «эмиграции», потому знаю, как менялось отношение сочинцев к Олимпиаде – вначале подъем, потом начались проблемы, пробки, энтузиазм несколько погас. Вот сейчас остается год до начала Олимпиады – скажите, что Олимпиада даст городу Сочи?

А. ПАХОМОВ: Ну, я думаю, что переоценить олимпийские стройки и олимпийские действия невозможно, потому что Олимпиада – это для города Сочи, прежде всего, решение застарелых проблем – в энергетике, в экологии, в той же транспортной логистике. Для того чтобы это делать, нужны были большие вливания в город, и нужна была идея, которая, в общем-то, привлечет, в том числе, и частный капитал. И это удалось – государство строит инфраструктуру, дороги, а вот все отели, торгово-развлекательные центры, горнолыжные курорты – это строит частник. Сегодня параллельно курортному проспекту строятся три дороги, дорога-дублер, обход, кроме того, железная дорога становится городским транспортом, ну и вообще – это решение проблем. Ну и, конечно, экологические проблемы – те свалки, которые по рекам, в общем-то, расходились в море – это беда была. У нас уже нет свалок вообще, и мы сегодня можем говорить, что наше море – самое чистое море. Олимпиада сделала нас другими – мы совершенно креативные, современные и гостеприимные.

К. ЗАТУЛИН: Итак, мы вышли на финишную прямую – до открытия Олимпиады в Сочи меньше года. Есть надежды на победу, есть надежды, что олимпиада станет лучшей в истории Игр. Но некоторые победы в связи с этой олимпиадой мы уже одержали – и в регионе, и на Кавказе, и в мире. Олимпиада на Кавказе будет. Это наш «русский» ответ на вопрос, возможен ли «Кавказ без войны».

«Кто же в доме хозяин?»

К. ЗАТУЛИН: Бывший министр, а ныне глава Сбербанка Герман Греф назвал «неандертальской», я цитирую, точку зрения, что государство должно расширять свое присутствие в экономике и взять под опеку какие-то отрасли. Бывший советник Грефа, ныне действующий вице-премьер Аркадий Дворкович проводит эту линию в правительстве.

Цитата (А. ДВОРКОВИЧ, Заместитель Председателя Правительства РФ): «Чрезвычайно опасной вижу моду на появление государственных отраслевых корпораций – это наводит на мысль, что государство даже не пытается понять, что это может сделать частный бизнес».

К. ЗАТУЛИН: Неприязнь к государственному участию в экономике совершенно очевидно, относится к числу руководящих идей и самого Дмитрия Медведева.

Цитата (Д. МЕДВЕДЕВ, 2009 г.): «Были и госкорпорации, которые создавались на определенный срок, и они должны завершить свою жизнь просто распределением денег. Они просто должны исчезнуть.»

Цитата (Д. МЕДВЕДЕВ, Председатель Правительства РФ, 2013 г.): «Нам нужно будет сократить долю государственного участия в структуре российской экономики. Государственные корпорации – они свою роль консолидации разрозненных активов сыграли».

К. ЗАТУЛИН: Практика, как известно, критерий истины. Открываем газету: «Государственная корпорация «Роснефть» подписала контракт века с «Exxon Mobil» на разработку нефти и газа в российской Арктике, позволяющий привлечь в нашу экономику полтора миллиарда долларовых инвестиций». Или, например: «концерн «АвтоВАЗ», входящий в госкорпорацию «Ростехнологии», договорился с «Renault-Nissan» о совместном предприятии и капиталовложениях в объеме 750 миллионов долларов в срок до 2014 года». Тот самый «АвтоВАЗ», которые в волшебные рыночные девяностые годы стал символом бандитского передела экономики и позора русского автомобилестроения.

Сюжет:

Волжский автозавод — дитя брежневской эпохи, построенный комсомолом в начале 1970-х по лекалам итальянского «Фиата» — после распада Советского Союза и шоковой терапии стал погружаться на дно. За контроль над «АвтоВАЗом» разразилась ожесточенная криминальная война. Жертвами разборок бандитских группировок стало более пятисот человек. Столица отечественного автопрома, город Тольятти, превратилась в воровской центр Поволжья, передвигаться по которому, даже в светлое время суток, было небезопасно. На заводе орудовали бандиты, обогатившие великий и могучий русский язык словом «откат», то есть автомобиль, откатывающийся с конвейера в «долю воровскую».

Большую личную лепту в грехопадение «АвтоВАЗа» внес Борис Березовский, обожавший опекать всякую курицу, несущую золотые яйца. Прибрав к рукам сбыт автомобилей и откладывая в свой карман разницу в ценах, Березовский через «ЛогоВАЗ», «Всероссийский автомобильный альянс» и другие изобретенные им финансовые пирамиды, внедрил на ВАЗе схему так называемого «перекрестного владения» предприятием, в сети которой попались тогдашние руководители и коллектив завода. В 2002 году Генпрокуратура завела уголовное дело по факту хищения 2323 машин при проведении структурой Березовского в 1994 году одной только сделки с Самарской областью.

Суд приговорил беглого олигарха к 13 годам тюрьмы за кражи на «АвтоВАЗе». Но хуже всего то, что в результате бандитского хозяйничанья автопром подорвал к себе доверие, производство автомобилей в России утратило перспективу.

К. ЗАТУЛИН: По свидетельству генерала армии Куликова, бывшего министра внутренних дел, требовалось проведение полноценной войсковой операции, чтобы вытащить «АвтоВАЗ» из клещей бандформирований и Бориса Березовского. И, заметьте, эту почетную миссию не захотел брать на себя никакой частный инвестор. Все дружно сделали шаг назад, уступив пальму первенства «Рособоронэкспорту», а затем госкорпорации «Ростехнологии».

Сюжет:

К 2009 году долги «АвтоВАЗа» составили 75 миллиардов рублей, в марте того же года через корпорацию «Ростехнологии» правительство выделило на нужды раненого автогиганта первые 25 миллиардов рублей. И хотя «выдающиеся рыночники» из Минпромторга в сентябре распиарили в СМИ свое письмо о нецелесообразности господдержки «нежизнеспособному» предприятию, продукция которого составляет 57% автопарка России, Владимир Путин думал иначе. Новые усилия правительства и «Ростехнологий» принесли свои плоды – в первом полугодии 2010 года завод получил прибыль против убытка в предшествующем году.

В декабре 2012 госкорпорация «Ростехнологии» и компания «Renault-Nissan» договорились о создании СП по управлению «АвтоВАЗом». По условиям сделки, международный концерн инвестирует в российское производство 742 миллиона долларов, блокирующий пакет остается у «Ростехнологий», Российский автопром в лице «АвтоВАЗа», по сути, начинает новую жизнь – обновление модельного ряда, модернизация производства.

Цитата (С.В. ЧЕМЕЗОВ, Генеральный директор ГК «Ростех»):

К 2020 году «АвтоВАЗ» совместно с партнером планирует выйти на ежегодный уровень производства более одного миллиона автомобилей.

К. ЗАТУЛИН: У нас в студии Владимир Владимирович Артяков, заместитель генерального директора госкорпорации «Ростехнологии», или, как она с нового года стала называться, «Ростех». Владимир Владимирович, ну вот вы вернулись на производство после того, как пять лет отслужили, отработали губернатором Самарской области. Это как раз время перемен в судьбе «АвтоВАЗа». Почему государство было вынуждено помочь предприятию? Ведь, казалось бы, у нас и прежде, и теперь недостатка в желающих стать автомобилистом, нет.

В. АРТЯКОВ: Вы знаете, вообще, история вопроса – она достаточно давняя, если говорить об «АвтоВАЗе» в частности, конечно, надо вспомнить конец 90-х годов, начало 2000-х. И вы знаете прекрасно, что очень серьезная и сложная обстановка была на «АвтоВАЗе» в 1997-98-99 году. Я имею в виду прежде всего то, что «АвтоВАЗ» был в то время просто запутан криминальными структурами, «АвтоВАЗ» был запутан не только этим – он был запутан долгами, он был запутан отсутствием новых технологий, и в этой ситуации, конечно, государство должно было обратить внимание на это мощное предприятие по сути своей, потому что оно закладывалось, как основа автопрома России, постольку, поскольку «АвтоВАЗ» — это не только сама производственная площадка, а еще и большое количество предприятий, которые занимаются автокомпонентами.

К. ЗАТУЛИН: Смежники. А альтернатива какая была, если бы не помогли «АвтоВАЗу»?

В. АРТЯКОВ: Вы знаете, в итоге бы, конечно, была глубокая стагнация, глубочайший кризис – это первое. Второе – никакой инвестор не пошел бы на «АвтоВАЗ» в этой ситуации, которая была на тот момент. И как результат, конечно – почти миллионный город превратился бы в город-призрак, потому что, по сути дела, «АвтоВАЗ» и город Тольятти – одна пуповина.

К. ЗАТУЛИН: А вот в чем вчера и сегодня роль корпорации «Ростех» в жизни «АвтоВАЗа»?

В. АРТЯКОВ: «Российские технологии» взяли на себя всю полноту ответственности за развитие этого предприятия. В начале-середине 2000-х годов на автозаводе работало порядка 114-115 тысяч человек. Это высококвалифицированные специалисты, а сегодня мы сократили более чем на 30% количество работающих на «АвтоВАЗе». Вы представьте себе, в этих условиях сократить более 30 тысяч человек и дать им какую-то другую работу! А это все, я подчеркиваю, высококвалифицированные, высокопрофессиональные люди – это очень сложная задача.

К. ЗАТУЛИН: А эти люди – куда они делись?

В. АРТЯКОВ: Была отработана и утверждена Правительством Российской Федерации совместно с правительством Самарской области отдельная программа по моногороду Тольятти. Создавались отдельные предприятия, переобучались люди. Можно сказать, что в Тольятти открыта особая экономическая зона, которая предусматривает развитие дополнительных производств, куда, собственно, пойдет эти люди, которые освобождаются с «АвтоВАЗа».

К. ЗАТУЛИН: А вот мы знаем, в прошлом году это было анонсировано еще раз, по-моему, летом, о сделке с «Renault-Nissan». Вот какую роль в жизни «АвтоВАЗа» будет играть «Renault-Nissan»?

В. АРТЯКОВ: Конечно, это новые технологии, ведь, что греха таить, сегодня во всем мире все великие или большие автопроизводители, как я называю, между собой переженились, идет перетекание технологий…

К. ЗАТУЛИН: «Renault-Nissan» — само название говорит.

В. АРТЯКОВ: «Renault-Nissan», «Ford», «Volvo», «Volkswagen», «Porsche»…

К. ЗАТУЛИН: Но не превратится «АвтоВАЗ» в отверточную технологию просто по сбору «Renault» и «Nissan»?

В. АРТЯКОВ: Абсолютно нет. Дело в том, что мы изначально ставили такую задачу: первое – сохранить бренд «Лада», как российский бренд. И второе – безусловно, не скатиться к отверточной сборке.

К. ЗАТУЛИН: Вот в прошлой передаче мы говорили с Сергеем Юрьевичем Глазьевым о том, что как раз сейчас выбрасываются на рынок огромные массы эмитируемой валюты. И очень рискованный момент для отечественной экономики – либо эта валюта ринется у нас в добывающие отрасли, если мы дадим слабину, и захватят наши недра, либо мы на своих условиях, как в случае с «АвтоВАЗом» и «Renault-Nissan», привлечем эти средства в продукцию конечного передела, в высокие технологии и так далее. Вот скажите, Владимир Владимирович, вы вообще верите в конкурентоспособность русского автомобиля?

В. АРТЯКОВ: Ну, вы знаете, был период, конечно, разочарования, это совершенно справедливо. На сегодняшний день все кардинально поменялось. Я вам просто назову несколько цифр: вот, скажем, на конвейерном производстве качество автомобилей улучшилось ровно в три раза, как минимум, сегодня, качество поставляемых комплектующих увеличилось в 8 раз. Вот сегодня привлекаются в качестве основных компонентных поставщиков производители, которые внедрили у себя новые технологии автокомпонентов на современном уровне. Второе – внедряются новые технологические платформы на автомобиле, то есть, вот смотрите, до недавнего времени автомобиль выпускался 70-х годов. Сегодня, с приходом «Renault-Nissan», это новая платформа, это новые технологии, это платформа будущего.

Я вам даже скажу, это, знаете, не то, что наш национальный русский автомобиль – это наша национальная гордость.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо большое.

В. АРТЯКОВ: Спасибо.

К. ЗАТУЛИН: Неповоротливая госкорпорация, самим названием – «Ростехнологии», – чуждая тем, кто зомбирован хваткой Березовского или Абрамовича, вытащила завод, а вместе с ним и весь отечественный автопром. И не только вытащила, но и сделала из него перспективный актив, соблазнивший концерн «Renault-Nissan». Ему, очевидно, за свои деньги спокойнее с госкорпорацией, имеющей гарантии государства российского, чем с какой-нибудь следующей аватарой «волшебника рынка».

Вот теперь и думайте «сами, решайте сами, иметь или не иметь». На наших глазах разворачивается схватка, «кто кого». Государство, наученное горьким опытом и вернувшееся в экономику, чтобы достичь недостигнутых целей? Или «души прекрасные порывы», за которыми, увы, ничего в промышленности и любимых на словах высоких технологиях.

«Цена крови»

К. ЗАТУЛИН: 21 января в России вступил в силу закон о донорстве крови и ее компонентов, согласно которому люди, сдавшие кровь, больше не будут получать за это деньги.

Цитата (В. СКВОРЦОВА, Министр здравоохранения РФ)

«Что касается в целом донорского движения, это должен быть добровольный акт каждого человека, потому что мы не должны скатываться к биологической проституции».

К. ЗАТУЛИН: Какие слова! По любви, а не за деньги! И кто говорит? Не муфтий, не член Святейшего синода, не Александр Солженицын, и даже не Геннадий Зюганов. Пафосные речи завела госпожа министерша из того самого ведомства, которое превратило систему здравоохранения в гигантский механизм по выкачиванию денег из населения, когда любое серьезное заболевание ставит даже среднеобеспеченные семьи на грань финансовой катастрофы. Недалеки от истины газетные заголовки о чиновниках, живущих в параллельных мирах. Такое уже было в иные времена в иных странах, – но вот когда Мария-Антуанетта в XVIII веке посоветовала голодающим парижанам есть пирожные, когда нет хлеба.

Сюжет:

Раньше в соответствии с федеральным законом 1993 года, донору полагалась 1000 рублей компенсации на питание, и либо 3295 рублей за цельную кровь, либо 5.5 тысяч рублей за сдачу тромбоцитов. Много лет сдача крови считалась лучшим способом пополнить бюджет студентам и безработным, от желающих не было отбоя, медики констатировали очереди по утрам.

Теперь деньги полагаются только обладателям редких – третьей и четвертой групп крови, остальных поощрят только бесплатным горячим обедом, а 1000 рублей вместо обеда можно будет получить лишь при сдаче крови на выездных станциях переливания.

В Минздраве принятое решение объясняют выполнением рекомендаций Всемирной Организации Здравоохранения, которые предписывают переход на бесплатное донорство к 2020 году. В Соединенных Штатах, Японии, Скандинавии, как и в других благополучных странах, проблем с донорской кровью действительно нет, и сдают ее, как правило, бесплатно. Особенно серьезно к бесплатному донорству относится частный бизнес, используя его как пропаганду в своих рекламных целях. Например, автомобильные компании предоставляют донорам бесплатную замену масла в автомобилях, или балансировку колес.

К. ЗАТУЛИН: Не существовало платного донорства и в Советском Союзе. Все, кто жил в то время, прекрасно помнят, как сдавали кровь в школах, институтах, на заводах и фабриках. Между прочим, любовь тогда тоже за деньги не покупалась. Но сейчас…

Сюжет:

Большую часть крови и ее компонентов российская столица до вступления в силу закона, получала именно на платной основе – 40% ценной крови, 70% лимфоцитов и почти 100% тромбоцитов. Стоило же вступить в действие федеральному закону об отмене платного донорства, как 40% московских доноров с проверенной кровью, пользующейся спросом в лечебных учреждениях, не явились в назначенное время на станции переливания крови.

С проблемой резкого сокращения числа доноров столкнулись не только в мегаполисах, но и в небольших городах – кровь постоянно нужна, а желающих ее сдать все меньше. На наших глазах только что полученную кровь тут же отнесли на операцию.

Сюжет (М. НЕДОБОР, врач-терапевт Отделения переливания крови ГКБ г.Жуковский, Московская область): Сегодня первый день – это областной забор идет, который показал уже, что у нас изменения произошли, и не в лучшую сторону, так как у нас всегда при областных заборах у нас областная станция переливания крови выезжает четыре раза в год, иногда пять раз, в прошлом году пять раз приезжали – меньше пятидесяти человек сюда не приходило, плюс отведенные доноры, которым не показана в данный момент сдача крови. Сегодня 18 человек – это, конечно, уже говорит о том, что реакция есть, сама по себе.

К. ЗАТУЛИН: Правительство Москвы, столкнувшись с резким падением сдачи крови после введения федерального закона и появлением реальной угрозы ее дефицита, 5 февраля на своем заседании приняло решение о временном сохранении в столице платного донорства.

Цитата (С. СОБЯНИН, Мэр Москвы):

«Такой резкий переход от одной системы к другой создаст определенные проблемы, поэтому я давал поручение подготовить соответствующее постановление правительства о моральном и материальном поощрении донорства в Москве.»

Сюжет:

В соответствии с принятым решением, при однократной сдаче крови донору выплатят 3400 рублей, плазмы – 3000 рублей, тромбоцитов – 4800 рублей, при донации эритроцитов – 5000 рублей. В случае же четырехкратной сдачи крови в течение года, выплата составит уже 20000 рублей.

К. ЗАТУЛИН: Отмена платы за сдаваемую кровь, то есть попытка в одночасье поменять нравы в России, 20 лет ожесточающейся в условиях дикого капитализма – это безусловный авантюризм. Но как же все-таки с присущим русскому человеку состраданием к ближним? Неужели для него не осталось почвы в нашем обществе?

Сюжет:

В этом отделении переливания крови Александр Иванович – частый гость. Большого интереса к донорству у него раньше не было, пока семью не коснулась беда – в дорожной аварии погибли родственники, и Александр Иванович взялся воспитывать осиротевших детей, теперь сдает кровь каждые три месяца.

А. ЗОЛОТУХИН (донор): Ну ситуации разные бывают, и дети попадают в аварии, и операции делают сложные детям, и взрослые люди, как говорится, если мы не поможем, кто же тогда будет помогать-то?

В. ГУТЕНЁВ (Депутат ГД, Первый вице-президент Союза машиностроителей России): Донорство, конечно, должно быть бесплатно, идеологично, и, конечно же, нам к этому надо стремиться. Ряд общественных организаций, к которым относится и Союз машиностроителей, и Лига оборонных предприятий, подписали соглашение с Федеральным медико-биологическим агентством, и развернули довольно широкую кампанию по вовлечению предприятий оборонно-промышленного комплекса, высокотехнологичной промышленности, в нашу программу – программу развития донорства, только в последнее время приняло участие порядка 16 тысяч человек, и было сдано крови, в тоннах ее мерить нельзя, более 5 тысяч литров. Я считаю, что это очень существенная прибавка, и, что самое главное, здесь кровь действительно замечательного качества – замечательного качества и по духу, и по сути.

К. ЗАТУЛИН: Прежде платного донорства не было, но было уважение к донору, льготы и общественное признание, звание «Почетный донор СССР». Это не была плата, это было уважение. И оно оказалось подорвано так называемой реформой – законом о монетизации льгот, который перевел все в коммерческое русло. Не странно ли, когда преемники такого циника, как Зурабов в министерстве здравоохранения, палец о палец не ударив для того, чтобы вернуть донорству его благородное значение, теперь заговорили о биологической проституции. «Мы за ваш товар и денег платить не будем» — вот как это было понято.

Цена крови не в деньгах. Цена крови – это уважение к человеку, ради помощи другим отдающего свою кровь.

До встречи через неделю в программе «Русский вопрос» на канале «ТВ-Центр».

/