Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 17.04.2013

Источник: ТВЦ
VIDEO

В двадцать первой передаче цикла «Русский вопрос»:

Новости «Русского вопроса»: «Через тернии к звездам»; «Не хлебом единым (Дума о том, как жить нельзя)»; «Миграция в Россию: «Осторожно, двери закрываются»;

«Бодался теленок с дубом» (Дмитрий Ливанов против Академии наук, Государственной Думы и Петра Первого с Владимиром Путиным);

«Что пишем, то и на уме» (грамотность на Руси: от берестяных грамот до «Тотального диктанта»).

В передаче принимают участие: вице-президент РАН, академик Александр Некипелов; журналист, кандидат филологических наук, ведущая «Коммерсантъ-FM» Ксения Туркова; доктор филологических наук, член-корреспондент Международной славянской академии Татьяна Миронова; писатель, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков; экономист и публицист Ирина Ясина.

ООО «Русский вопрос» благодарит Госкорпорацию «Ростех» за помощь и поддержку при подготовке программы.


Стенограмма

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В сегодняшнем выпуске: «Бодался теленок с дубом» (Дмитрий Ливанов против Академии наук, Государственной Думы и Петра Первого с Владимиром Путиным); «Что пишем, то и на уме» (грамотность на Руси: от берестяных грамот до «Тотального диктанта»).

Но прежде о важных для России и русских событиях за неделю:

«Через тернии к звездам»

Президент России Владимир Путин 12 апреля в Благовещенске поставил задачу преодолеть отрыв от США в освоении глубокого космоса. Речь идет, в частности, об амбициозных проектах полетов на Луну и на Марс. На фоне идущих с Казахстаном непростых переговоров, Россия еще раз подтверждает намерение остаться на Байконуре и после создания на Дальнем Востоке второй опоры «Роскосмоса» — космодрома «Восточный».

Путин вмешался в обсуждение структуры управления космическими исследованиями, предложив повысить статус «Роскосмоса» до министерства. Это сразу стало главной новостью для ветеранов космонавтики, собравшихся на торжественный вечер в Москве, на расстоянии 7 часов лета от Благовещенска. А в Госдуме предложили сделать День космонавтики выходным днем.

Цитата(Михаил Емельянов, депутат Государственной Думы): «12 апреля – день, который объединяет всю нацию»

* * *

«Не хлебом единым» (Дума о том, как жить нельзя)

Не успел Президент 8 апреля подписать принятый Федеральным Собранием закон о штрафах за нецензурные выражения в СМИ, как Госдума 12 апреля единодушно проголосовала в первом чтении за запрет матерщины в кино, литературе и на массовых мероприятиях. Докладчик Станислав Говорухин, знающий проблему не понаслышке, упрекнул автора первого законопроекта единоросса Сергея Железняка в излишней торопливости, которая хороша известно где.

Цитата (Станислав Говорухин, кинорежиссер, депутат Государственной Думы): «Он решил быть первым и поставил парламент в такое неловкое положение. Все-таки Госдума — это не ипподром»

Либеральные умы сильно смущены стеснением свободы их слова. Только-только оправились от страхов от попытки введения в Уголовный кодекс статьи за оскорбление религиозных чувств верующих, как депутаты решили расширить положения другой статьи УК «Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповеданий». Предлагается пресекать выходки а-ля Пусси Райот — «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих».

Цитата (Александр Невзоров, «Отставка господа бога принята Госдумой РФ», 16 апреля 2013 г.): «Из документа явствует, что Бог беспомощен … даже в деле защиты своей собственной фан-группы. Т.е. тех лиц, которые … стучат лбами в полы и покупают свечки»

«Московскому комсомольцу» из Питера Александру Невзорову отвечает «Комсомольская правда» Ульяны Скойбеды

Цитата (Ульяна Скойбеда, «Вы плюнете в костеле в Деву Марию?», «Комсомольская правда», 14 апреля 2013 г.): «Закон об оскорблении верующих должен закрепить простой и понятный принцип: живи своей жизнью. Не бегай к соседу в чужой монастырь, чтобы навалить там кучу»

* * *

«Миграция в Россию: «Осторожно, двери закрываются»

После инспекции, проведенной 14 апреля вице-премьером Дмитрием Рогозиным и главным санитарным врачом России Геннадием Онищенко в поезде Душанбе-Москва, Погранслужба России предложила приостановить железнодорожное сообщение с Таджикистаном.

Цитата (Владимир Мочалов, зам. руководителя Погранслужбы ФСБ РФ): «Этот поезд является систематически используемым каналом для доставки наркотиков в Российскую Федерацию»

Дмитрий Рогозин инициативу пограничников не поддержал, хотя и признал, что такие поезда «в принципе, нельзя допускать на территорию РФ», так как «это серьезная угроза санитарному здоровью всей нации».

Сообщение о «Летучем голландце» из Душанбе последовали за сделанным на прошлой неделе заявлением Федеральной Миграционной Службы о резком всплеске – сразу на 40 процентов – преступности среди мигрантов в Москве.

«Осторожно, двери закрываются», — так, пожалуй, можно охарактеризовать современный подход России к миграционной политике.

* * *

«Бодался теленок с дубом»

К. ЗАТУЛИН: Российской Академии наук, основанной Петром Великим в 1724 году, почти три века. Будь на то воля Министра образования и науки Дмитрия Ливанова, справлять надо готовиться не юбилей, а поминки по Академии.

Цитата (Дмитрий Ливанов, министр образования и науки РФ, «Эхо Москвы», 24 марта 2013 года ): «Считаю, что такая форма организация науки в XXI веке бесперспективна. Она не будет жить, она нежизнеспособна. Но у нас она живет. И эта жизнь, она еще какое-то время продлится. Может быть, долгое время, может быть, короткое. То, что от меня зависит, я буду делать, для того чтобы эта ситуация изменялась».

К. ЗАТУЛИН: Вместо самоуправляемой Академии наук Ливанов предлагает по англо-американскому образцу создать «клуб ученых», а всю исследовательскую деятельность переместить в университетские лаборатории. Они де и будут конкурировать за получение грантов и дотаций на существование. Все средства, запланированные в государстве на науку, должны быть отобраны у Академии и ее институтов, как, впрочем, и собственность. «Эффективные менеджеры» из аппарата прогрессивного Министерства Ливанова найдут, как ими распорядиться.

Кажется, мы это уже проходили. С Анатолием Сердюковым в Министерстве обороны. Бедная или богатая – как посмотреть – Академия наук плоха уже тем, что в Министерстве хочется кушать.

Сюжет.

Российская Академия наук – это высшая научная организация России, центр фундаментальных исследований в области естественных и общественных наук. В Академии наук работает 507 академиков, 751 член-корреспондент и около 55 тысяч научных сотрудников. В систему РАН входит около 500 научных учреждений. Среди них такие прославленные на весь мир научные центры, как Сибирское отделение в Новосибирске, Институт космических исследований, Институт ядерных исследований, Институт мозга человека имени Бехтеревой, Институт русской литературы (Пушкинский дом) и многие, многие другие. В значительной мере именно благодаря Академии наук Советский Союз стал ведущей научной державой мира, в кратчайшие сроки смог реализовать атомный проект, стать пионером в освоении космоса. Одним из условий работы Академии в самые зашоренные годы советской власти была ее независимость и выборность. Отправить академика Сахарова в ссылку Политбюро могло, а исключить из Академии – нет.

После распада СССР Академия наук переживала не лучшие свои времена. Финансирование научных исследований резко сократилось. Бюджет всей Академии наук и сейчас меньше бюджета одного Гарвардского университета в США.

К. ЗАТУЛИН: И, тем не менее, корабль плывет. Ученые Академии наук по индексу международной цитируемости являются ведущими экспертами в области фундаментальных наук.

Про ученого Дмитрия Ливанова, который мечтает стать могильщиком Академии, такого не скажешь.

Сюжет.

Птенец гнезда бывшего министра Фурсенко, которого на протяжении нескольких лет всем миром изгоняли из Министерства, Дмитрий Ливанов не стяжал громкой славы в науке. Широкая известность пришла к нему уже на посту Министра. Едва вступив в должность, он сразу начал с главного.

Цитата (Дмитрий Ливанов, Министр образования и науки РФ): «Готовить надо не разработчиков технологий, а специалистов, которые могут адаптировать заимствованные технологии».

К. ЗАТУЛИН: Славы Ливанову добавил поход против так называемых неэффективных вузов, о котором мы рассказывали в первой же передаче программы «Русский вопрос» в январе этого года.

Сюжет (Фрагмент передачи «Русский вопрос» от 23 января 2013 г. ): Виталий Третьяков, политолог, декан Высшей школы телевидения МГУ: «Резать курицу, несущую золотые яйца, могут только безумцы. И вдруг все это заменяется чем-то, что придумано в Западной Европе как средняя усредненная модель для провинциальных стран, где и собственных университетов-то никогда не было. А в России это было, через Советский Союз. Полет в космос – тут не нужно проводить олимпиады, ЕГЭ и рейтинги, какой вуз лучше. Нынешняя система образования, увы, не стоит на плечах гигантов, она стоит на плечах пигмеев…

…К. ЗАТУЛИН: Александр Николаевич, вы разделяете цели реформы высшего образования?

А. ПРИВАЛОВ: Система высшего образования, если мы о ней сегодня говорим, за последнее десятилетие доведена до ужасающего состояния – ужасающего! И первое, что надо потребовать, на мой взгляд, это, чтобы те люди, при которых, при работе которых, под руководством которых система дошла до такого катастрофического состояния, чтобы эти люди были отстранены».

К. ЗАТУЛИН: Вряд ли то, что Дмитрий Ливанов является самым непопулярным министром в правительстве Дмитрия Медведева, – свидетельство «жидомасонского заговора». По опубликованным 5 апреля данным ВЦИОМ, Ливанов получил самую низкую оценку среди министров – 2,6 по пятибалльной шкале.

Новая инициатива министра Ливанова – ликвидировать Академию наук вызвала волну возмущения в академической и в целом научной среде.

Сюжет.

Нобелевский лауреат, вице-президент Академии Наук Жорес Алферов в знак протеста покинул пост Председателя Общественного совета при Министерстве образования и науки.

Цитата (Заявление академика Жореса Алфёрова, 27 марта 2013 г.): «Традиции эффективного сотрудничества Российской академии наук и вузов нашей страны сохраняются столетиями и развиваются Академией наук все последние годы. К сожалению, господин Ливанов либо не понимает этого, либо, что еще хуже, сознательно пытается разорвать науку и образование».

Сюжет.

Вместе с Жоресом Алферовым Общественный совет покинул и академик Владимир Фортов. Другие «отцы науки» тоже не стерпели.

Цитата (Игорь Спасский, академик, «отец» советского и российского подводного флота, 2 апреля 2013 г.): «Что касается мнения министра, так оно академиков не интересует — мы даже прислушиваться к нему не будем, он у нас не воспринимаем. Министр не имеет никакого влияния на Академию».

Сюжет.

Ученые наукоградов Пущино и Протвино выступили с требованием уволить Ливанова и отстранить от экспертизы принимаемых Министерством решений его консультантов из Высшей школы экономики, научным руководителем которой является бывший гайдаровский министр Евгений Ясин. Институт радиотехники и электроники РАН предложил провести акции протеста за выход Академии из юрисдикции Министерства.

В открытом письме от 26 марта, подписанном ведущими учеными страны, Академия наук потребовала от Министра извинений.

Цитата (Из открытого письма академиков РАН, 26 марта 2013 г.): «Считаем Ваше поведение недопустимым для Министра образования и науки РФ и требуем Вашего публичного извинения перед сотрудниками РАН. Оставляем за собой право требовать Вашей отставки с поста Министра».

К. ЗАТУЛИН: Ученых поддержали политики. С требованиями об отставке Дмитрия Ливанова выступили все три оппозиционные партии в Госдуме. Резкая критика прозвучала даже со стороны «Единой России».

Либеральная общественность, как и в случае с Сердюковым, сразу же бросилась на защиту Министра.

Сюжет (Ирина Ясина — экономист, публицист): То, как наука забюрократизирована сейчас, в общем я не думаю, что можно сделать это больше, чем современная Академия наук. Передел собственности? Кто сказал, что это должно принадлежать вот узкой группе функционеров из президиума Академии наук и никому больше? Кстати сказать, вот то научное сообщество, о котором вы говорите — это не вполне научное. Наши, как раз , господа — руководители Академии, они очень любят путать «родину» и «ваше превосходительство», то есть говорим: «Мы наука» — «нет вы не наука! Вы функционеры от науки».

Цитата (Михаил Гельфанд, член Координационного совета оппозиции, доктор наук): «Они [РАН] растратили бренд, профукали. Академия наук не воспринимается как серьезная авторитетная организация. … Академия Наук превратилась в анекдот».

Цитата (Юлия Латынина, писатель, публицист. «Новая газета», 12 апреля 2013 г.): «Мочат Ливанова так, как только может сообщество тараканов мочить санитара, плеснувшего в него дустом».

К. ЗАТУЛИН: Попытки зарезать курицу, несущую золотые яйца, – чтобы посмотреть, что у нее внутри – предпринимаются не впервые. Предтечей Ливанова в борьбе с Академией уже был Никита Хрущев, собиравшийся заменить ее Министерством науки – своей науки, лысенковщины и «кукурузы – царицы полей». Не получилось.

Цитата (Владимир Путин, Из выступления на Общем собрании РАН 12 мая 2010 г.): «Российская академия наук всегда являлась и должна впредь служить одним из ключевых институтов развития страны и общества — и как генератор новых фундаментальных знаний, обращенных в будущее, и как инструмент отбора и выдвижения интеллектуальной элиты России».

К. ЗАТУЛИН: Чтобы разобраться в происходящем мы пригласили в нашу студию вице-президента Академии наук, академика Александра Дмитриевича Некипелова.

А. НЕКИПЕЛОВ: Здравствуйте.

К. ЗАТУЛИН: Конфликт между Академией и Министерство образования науки, он такой личный субъективный или объективный?

А. НЕКИПЕЛОВ: Есть определенная группа людей, которая искреннее считает, что организация науки в России является архаичной и ее надо менять. Наша жесткая реакция в рамках конфликта была вызвана не тем, что мы вдруг об этом узнали, а тем, в какой форме была заявлена позиция министра.

К. ЗАТУЛИН: То есть на самом деле вызывающая форма, в которой все это было облечено, из огня в полымя все превратила?

А. НЕКИПЕЛОВ: Да, она носила просто откровенно оскорбительный характер…

К. ЗАТУЛИН: Пренебрежительный характер.

А. НЕКИПЕЛОВ: Да, для всего научного сообщества, работающего в Академии наук.

К. ЗАТУЛИН: В самом ли деле Министерство образования и экономики, это его принципиальная позиция, как-то предпочитает ВУЗовскую науку академической, с чем это связано?

А. НЕКИПЕЛОВ: Есть целый набор аргументов, которые используют сторонники этой точки зрения. Во-первых, они говорят о том, что в условиях академической формы не работают механизмы конкуренции и только финансирование по грантам отдельных лабораторий представляет собой современную форму финансирования и организации науки. Лаборатории, с их точки зрения, должны находиться в ВУЗах, как это имеет дело во многих странах.

К. ЗАТУЛИН: В Соединенных Штатах, например.

А. НЕКИПЕЛОВ: Дело в том, что фундаментальные исследования это такая сфера деятельности, которая не может быть коммерционализирована. И поэтому исторически очень часто она оказывалась сопутствующей по отношению к образованию, которое заодно финансировало и фундаментальные исследования.

К. ЗАТУЛИН: Этот протест академический против такой формы организации науки, против подчинения, если можно так сказать, науки жестким образом государственному органу. Не является ли в какой-то мере опытом, который не сегодня приобретен. То есть наука все время инстинктивно, осознанно чувствует, что ей нужны гарантии независимости, изменения моды в государстве, властной моды и всякой другой?

А. НЕКИПЕЛОВ: Конечно, в разные периоды времени, много чего происходило, но все время власть, она как-то инстинктивно возможно понимала, что лучше ученым давать возможность в области фундаментальных исследований самим определять, что делать. Были нарушения этого порядка, они, как правило, приводили к печальным результатам. Мы помним, что происходило с генетикой, что происходило с кибернетикой и так далее.

В условиях, когда вы имеете массу небольших лабораторий, разбросанных по университетам и финансируемых за счет грантов, обеспечить такой целостный подход крайне сложно. И плюс ко всему надо иметь в виду, так же, как мы бы не советовали американцам менять свою систему, потому, что слом системы, которая более менее нормально работает, это огромные издержки.

К. ЗАТУЛИН: Потери темпа.

А. НЕКИПЕЛОВ: И потери темпа, перестройка и так далее. Это только так кажется, что нет разницы. Если взять институт металлургии имени Байкова, знаменитый академический и прибавить его к университету, возглавлявшемуся господином Ливановым, что от этого ничего не произойдет. На самом деле разрыв академической среды, он приведет к очень тяжелым последствиям.

К. ЗАТУЛИН: Ну вот, может быть это имеет еще, кроме коммерциализации, еще и элемент подхода, который довольно откровенно демонстрировался, еще совсем недавно, что нам достаточно этой фундаментальной науки, она нам не нужна, она не окупается.

А. НЕКИПЕЛОВ: Если, пользуясь выражением, Андрея Николаевича Илларионова — задача состоит в том, чтобы обогнать Португалию. То при всем уважении к этой стране понятно, что не нужно содержать комплексную, фундаментальную науку. Если ставится задача возврата в число лидеров, то тогда надо иметь фундаментальную науку и к счастью, в российской Академии наук, она не без потерь в 90-е годы, но сохранилась.

К. ЗАТУЛИН: Конфликт продолжается, он развивается, углубляется? Или напротив, идет к своему разрешению? Какой выход наиболее оптимальный?

А. НЕКИПЕЛОВ: Вы знаете, так получилось, я 11,5 лет нахожусь в руководство Российской Академией наук и все это время то больше, то меньше, приходилось отбивать те или иные атаки. Нам кажется, что все-таки должно прийти время, когда Министерство науки найдет себе более благородное занятие, чем борьбу с ведущей научной организацией страны.

Мы благодарны депутатам за поддержку российской Академии наук.

К. ЗАТУЛИН: Добавьте к Государственной Думе еще программу «Русский вопрос».

Резюме (К.Ф. Затулин):

Сегодня в Государственной Думе впервые отчитывался премьер Дмитрий Медведев. Добрая часть заранее направленных ему вопросов депутатских фракций касалась подвигов Министерства образования и науки и лично Дмитрия Ливанова.

Мы не знаем, усидит ли в этот раз наш Георгий Победоносец в своем министерском кресле. Это как раз тот случай, когда не место красит человека, а человек место. Как он его красит – не может, конечно, не волновать науку и образование, да и всю страну.

«Что пишем, то и на уме»

К. ЗАТУЛИН: Пришло приятное известие: как свидетельствуют результаты специального исследования, русский язык обошел немецкий и стал вторым по популярности в Интернете после английского. За тройкой лидеров следуют испанский, французский, китайский, японский и другие языки. Для нас важно, что на русском языке работают 79% всех сайтов Украины, 87% – Белоруссии, 84% – сайтов Казахстана.

Однако не все так радужно. Прежде всего, от лидера – английского – русский и остальные языки отстают в разы (у нас 6% от оборота в Интернете, у англичан – почти 55%). На самых популярных сайтах мира русский язык применяется гораздо меньше, отходя по популярности на шестое место.

Но самое главное, все-таки: какой русский язык несет сегодня миру Интернет? Что и как мы пишем? Это язык Пушкина и Бунина – или искусственный «олбанский», будь он трижды неладен?

Попытку привлечь внимание к этому вопросу 6 апреля в очередной раз предприняли участники добровольной акции «Тотальный диктант».

Сюжет.

Девиз Тотального диктанта: «Писать грамотно – это модно!». Этот остроумный и нужный проект был придуман девять лет назад студентами филологического факультета Новосибирского государственного университета. Первые пять лет он собирал не более 200 участников, но с 2009 г. организаторы добились значительного увеличения числа желающих проверить свою грамотность. В этом году в России диктант писали жители 120 населенных пунктов, среди которых есть и мегаполисы, и маленькие поселки. В Звездном городке за ручку взялись космонавты Сергей Рыжиков и Николай Тихонов. В Антарктиде – сотрудники круглогодичной станции «Прогресс». Всего, по данным организаторов, к акции 6 апреля подключился 181 город на шести континентах.

К. ЗАТУЛИН: Что ж, как известно, дело спасения утопающих – дело рук самих утопающих. На фоне ужасающего общего падения культуры и грамотности, намеренных искажений и порчи русского языка (например, в виде Интернет-жаргона) такое стремление испытать себя заслуживает всяческого одобрения. Надо поставить себе диагноз, чтобы, наконец, начать трудный процесс излечения!

Сюжет.

А диагноз неутешителен: две трети из 14 217 участников «Тотального диктанта» получили в прошлом году оценку неудовлетворительно. Тройку заработали еще 28%, что тоже не слишком радует. А вот на четверку справились только 10%. Отлично получил лишь 1%.

Эта пропорция – более половины двоек и один процент пятерок сохраняется стабильно на протяжении ряда лет. А ведь тестируют добровольцев – тех, кто рассчитывал справиться своими силами! Можно представить себе, что показал бы диктант, проведенный действительно «тотально»!

К. ЗАТУЛИН: Перед нами явно малоутешительный результат той экспериментальной политики в области образования, которую мы наблюдаем с начала 90-х годов. Этот результат, может быть, отчасти связан с характеристиками текстов, предлагаемых «диктанторами».

Сюжет.

По замыслу организаторов, авторами должны избираться не эталонные мастера русской прозы, от Пушкина и Тургенева до Бунина и Куприна, а современные писатели. Из тех, что считаются «продвинутыми». В прошлом году уровень грамотности выявляли с помощью текста Захара Прилепина. До этого были Борис Стругацкий и Дмитрий Быков. А в 2013 году обратились к писательнице Дине Рубиной, уже 20 лет живущей в Израиле.

Рубина подготовила текст на тему «Интернет – зло или благо?». Однако и текст, и сам автор вызвали к себе неоднозначное отношение. К примеру, в Ульяновской области план проведения диктанта был изменен по инициативе губернатора Сергея Морозова.

Цитата (Сергей Морозов, глава Администрации Ульяновской области): «Творчество писателя, активно использующего в своих произведениях ненормативную лексику, не соотносится с концепцией «Тотального диктанта». Акция, прежде всего, выступает за чистоту русского языка, за повышение культуры письма… Мы напишем диктант. Но пусть это будет текст о нашем земляке. О великом земляке – Аркадии Александровиче Пластове».

Сюжет.

Сказано – сделано: в Ульяновской области написали 6 апреля диктант на другую тему, по тексту писателя Василия Пескова.

В Удмуртии «Тотальный диктант» вообще не захотели писать ни по Рубиной, ни по-русски. А вместо этого писали на удмуртском языке текст народного писателя Удмуртии Вячеслава Ар-Серги. Вряд ли в результате такого участия в Удмуртии будут лучше знать русский язык.

К. ЗАТУЛИН: Налицо раскол аудитории «Тотального диктанта». Во главу угла вновь встает вопрос о приоритетах: что в первую очередь важно организаторам – пропагандировать русский язык или прозу определенного стиля?

Сюжет (Ксения Туркова, кандидат филологических наук, ведущая «Коммерсантъ-FM«): «Мне кажется, что это мероприятие хорошо тем, что оно возникло снизу. Что его не навязали никому власти, что это не была очередная инициатива чиновников, о которой все вообще думают, а нужна она вообще или не нужна, откуда она взялась.

Если каждый чиновник на своем месте будет думать как изменить текст тотального диктанта и будет влезать в это мероприятие, которое, как я уже сказала, родилось, пошло снизу…. это как раз самая большая опасность, связанная с тотальным диктантом».

Сюжет (Татьяна Миронова, доктор филологических наук, член-корреспондент Международной славянской академии): «Это пиар-проект отдельно взятой партии, т.е разумеется партийный- попытка представить себя радетелями за культуру, образование или просвещение. Но на мой взгляд совершенно извращены цели и задачи этого диктанта.

Почему в качестве образца для тотального диктанта не взять тексты русской классики — что, нет Тургенева, Толстого, у нас забыли Достоевского? Сегодня, почему-то, представители русской культуры, русской интеллигенции, русской науки чувствуют себя в загоне — вот скажешь слово русский и сразу тебя обвинят или в фашизме или в экстремизме или в шовинизме. Вот, дескать, что ты выставляешь свое? А на самом деле нужно иметь смелость, мужество, защищать сегодня именно свое. Иначе мы так и будем — наши дети вырастут матершинниками, наглецами, разговаривающими на блатной фене и совершенно не по-русски».

К. ЗАТУЛИН: «Тотальный диктант» не единственное всероссийское начинание, связанное с судьбой русского языка в России и мире.С 1 декабря 2012 года вступил в действие закон об обязательном тестировании иностранных мигрантов в Российской Федерации.

Сюжет.

Принято считать, что, заговорив с русскими на одном языке, гастарбайтеры непременно проложат путь к нашим сердцам. Теперь мигранты, работающие в сфере ЖКХ, торговли и быта, обязаны сдавать экзамен на знание русского языка. Без сертификата о знании русского языка работодатель не должен брать их на работу.

Однако иммигранты не торопятся пройти тестирование, ссылаясь на его дороговизну (около 3 тыс. руб.).

Цитата (Каромат Шарипов, глава ассоциации «Таджикские трудовые мигранты»): «Пока создается впечатление, что закон был нужен только для еще одного вида поборов с приезжих… Из обращающихся к нам соотечественников никто не собирается сдавать экзамен».

Сюжет.

Что же это за кошмарное испытание? В разделе «Чтение» приводится объявление: «Все рабочие едут в медцентр на автобусе». От экзаменуемых требуется ответить: на каком виде транспорта поедут рабочие? Ну, кто же не знает чисто русское слово «автобус»! Тому можно и не сдавать тест – просто приобрести «левый» сертификат, по слухам, всего за 7 тыс. руб.

Чем не шаг навстречу межнациональному миру?

К. ЗАТУЛИН: Еще в разгар холодной войны, в 1983 году американцы забили тревогу по поводу чтения и образования. Их исследова­ние называлось недвусмысленно: «Нация в опасности: необходимость реформы образования».

Сюжет.

Исследователи выявили прямую связь между чтением детей, школьными уроками, с одной стороны, и катастрофами, авари­ями, взрывами – с другой. Нечитающий выпускник школы был признан главным фактором риска современной цивили­зации. Он, как выяснилось, не в состоянии выполнять свои функции ни как солдат, ни как работник, ни как граж­данин.

К. ЗАТУЛИН: Разница между русским и американским школьником в те времена была велика. Россия по справедливости считалась самой чи­тающей страной в мире. Однажды в ходе своего визита в СССР президент США Билл Клинтон зашел в школу к первоклассникам и спросил их, для чего они хотят научиться читать. Ему сказали: «Чтобы читать Пушкина». Президент удивился: если бы американскому школьнику задали этот вопрос, он бы ответил: «Читать факсы».

После того, как Америка победила СССР в холодной войне, факсы в нашей стране, похоже, победили Пушкина. Вот данные за 2005 год: число постоянно читающих за последнее десятилетие уменьшилось с 49% до 26%, а тех, кто вообще не читает книги, возросло с 23% до 34%.

Невзирая на успехи Рунета, грамотность, любовь к книге и чтению в России сдают свои позиции. Как во времена татаро-монгольского ига. А ведь до него Русь, в отличие от Западной Европы, была страной почти поголовной грамотности.

Сюжет.

Особенность Древней Руси в том, что в ней наряду с книжной премудростью, доступной тогда немногим на Западе, существовал обширный мир берестяных грамот. Это удивительное массовое бытовое – именно бытовое! – явление, какого не знала Западная Европа.

Северные почвы Великого Новгорода сохранили для нас бересту XIXIII вв. Открытие берестяных грамот археологической экспедицией исторического факультета МГУ под руководством академика Янина стало мировой сенсацией. К сегодняшнему дню обнаружено около 1000 различных писем и документов делового, семейного и любовного содержания.

Цитата (тексты грамот, выложенные в 2006 г. в Интернете на сайте «Древнерусские берестяные грамоты»):

«От Гостяты к Василю. Что мне дал отец и родичи дали впридачу, то за ним. А теперь, женясь на новой жене, мне он не дает ничего. Ударив по рукам (в знак новой помолвки), он меня прогнал, а другую взял в жены. Приезжай, сделай милость».

«Поклон от Данила брату Игнату. Брат, позаботься обо мне: хожу ведь голый — ни плаща, ни иного чего! … А госпожа мне ничего не пожаловала. Умилосердись же, брат, дай мне место на задворках: нечем кормиться. Кланяюсь тебе».

«Я посылала к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ты ко мне не приходил? …Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских глаз и примчался… хочешь ли, чтобы я тебя оставила?..»

Сюжет.

Как доказал академик Андрей Зализняк, 90% грамот написаны без единой ошибки. Наши предки были грамотнее нас – есть, к чему стремиться!

Сюжет (Виктор Сингх, научный сотрудник кафедры археологии исторического факультета МГУ): «Из более тысячи грамот найденных в Новгороде всего 2 принадлежат руке писца. Также о грамотности нам говорит …не только среди мужчин она была, но и женщины тоже ей владели, поскольку ряд писем берестяных были написаны от имени женщин.

Среди берестяных писем есть так называемые азбуки — когда дети могли учиться писать, они найдены в слоях с одиннадцатого по 15 век Вторая по сенсационности после находки первой берестяной грамоты была сделана в 2000 году и представляет с собой по сути дела первый древнейший учебник — это три деревянные таблички навощенные таким же железным писалом — наненсены тексты псалмов, они датируются началом 11 века, т.е. на сегодняшний день это древнейшая по сути книга такая и по таким книгам в древности учились дети. Мы надеемся, что раскопки будут продолжать еще очень много лет, поскольку город исследован всего на три процента и нам хотелось бы раскрывать новые кварталы древневекового города, узнавая повседневную жизнь средневековых новгородцев».

К. ЗАТУЛИН: В студии «Русского вопроса» писатель Юрий Поляков, главный редактор «Литературной газеты». Юрий Михайлович, мы всеми правдами и неправдами пытались затащить вас в нашу передачу, вот теперь вы нам за все и ответите.

Ю. ПОЛЯКОВ: Я готов.

К. ЗАТУЛИН: Первый вопрос. Вот по вашему ощущению, читать на Руси стали больше или меньше за последние 20 лет?

Ю. ПОЛЯКОВ: Вот мне кажется, что читать стали меньше, но даже не в этом проблема. Проблема заключается в том, что стали читать меньше хорошей, серьезной литературы.

К. ЗАТУЛИН: Потому, что ее стало меньше?

Ю. ПОЛЯКОВ: Нет, потому, что она оттеснена. Под серьезной я имею в виду хорошую художественную, научную и так далее, это такое же достояние нации, как недра, как все остальное.

Нам, кстати, от советской власти досталось не только наши нефтяные трубы и так далее.

К. ЗАТУЛИН: Газовые реки.

Ю. ПОЛЯКОВ: Да, газовые. Нам достался и этот навык серьезного чтения, который за эти 20 лет был разбазарен. Я вот когда к вам шел сюда на передачу, зашел в мой любимый магазин «Молодая гвардия» и там была встреча с одной популярной авторшей детективов, не буду называть ее имя, о чем она говорила с собравшимися.

К. ЗАТУЛИН: Ну мы догадываемся, да.

Ю. ПОЛЯКОВ: О своих собачках, о своих мопсах. Все, понимаете, русскому писателю больше с пришедшими на встречу читателями, кроме как о своих мопсах поговорить не о чем. Понятно, что проблема не только в том, чтобы снова стали больше читать, а чтобы вернуть вот этот уровень чтения.

К. ЗАТУЛИН: Понятно. А вот другая сторона этого процесса, писать грамотнее стали или нет?

Ю. ПОЛЯКОВ: Писать стали, я вам так скажу, стали писать абсолютно безграмотно. Причем это не только проявляется в работах студентов, школьников. Вот журналисты к нам приходят на практику и сдают материал в номер…

К. ЗАТУЛИН: И вы плачете.

Ю. ПОЛЯКОВ: Я читаю и вижу, что эти люди не знают, где ставить знаки препинания, они путают смыслы слов. И в этом смысле вот действительно стали неграмотнее. И с писателями то же самое.

К. ЗАТУЛИН: Попробуем найти какие-то средство, средство борьбы. Вот как вы, например, относитесь к этому проекту, — «Тотальный диктант»?

Ю. ПОЛЯКОВ: Вы знаете, вообще задуман он был хорошо… Но мне хочется поглядеть в глаза вот этим людям, которые устраивают «Тотальный диктант». Вы это для чего делаете? Чтобы показать эталон русской литературы? Ведь не было же диктанта ни по Белову, ни по Распутину, ни по Бородину — эталонным писателям, новым классикам. Или вы хотите навязать своих симпатичных вам литераторов новой волны? Но это разные задачи.

На мой взгляд, действительно было задумано хорошо, но в процессе, — видимо, в силу того, что исполнители оказались клиническими либералами, знаете есть такая разновидность заболевания, — все выродилось в свою противоположность.

К. ЗАТУЛИН: А все же тогда вопрос к оппонентам этой либеральной общественности. Почему они свой то проект не запустили?

Ю. ПОЛЯКОВ: А потому, что в начале 90-х годов, а даже точнее в конце 80-х, вся система СМИ фактически высшая школа, по крайней мере в тех точках, которые определяет высшую школу, была отдала в руки либералов и она в них пребывает.

Я вообще удивляюсь, что до сих пор остаются люди, которые действительно любят Россию и связывают свою судьбу с ней. Потому, что делается все для того, чтобы нас убедить, вот если ты уедешь из страны…

К. ЗАТУЛИН: То ты лучше будешь знать русский язык.

Ю. ПОЛЯКОВ: …то по твоим книгам будут писать диктанты, понимаете. Вот какой сигнал посылается молодому поколению писателей.

К. ЗАТУЛИН: У Михаила Швыдкого в «Культурной революции» несколько лет назад утверждалось, что мат это в прямом и переносном смысле соль русского языка. Вот как вы относитесь к принятому недавно закона о штрафах за нецензурную брань в средствах массовой информации? Вам самому не придется править в своих собраниях сочинений?

Ю. ПОЛЯКОВ: Нет, мне не придется, потому, что я считаю, что если писатель использует обсценную лексику, мат в своих книгах, он просто плохо владеет русским языком. Потому, что можно всегда найти слово, которое не является нецензурным или выражение, но которое все равно передаст писателю тот эмоциональный настрой и так далее.

К. ЗАТУЛИН: То есть вы не поклонник Черномырдина в литературе?

Ю. ПОЛЯКОВ: Нет, я не поклонник. Например, все люди отправляют естественные нужды, правильно, с этим никто не спорит. Но, актер на сцене театра, он же не справляет нужду, хотя это тоже жизнь, как и мат.

К. ЗАТУЛИН: Появились театры, где справляют.

Ю. ПОЛЯКОВ: Я считаю, что этого не должно быть. Это публичный вид деятельности.

К. ЗАТУЛИН: Нынешнее положение русского языка, каким оно вам представляется? Утрачиваем мы великий, могучий русский язык или наоборот, он на подъеме. Рунет дает потрясающие цифры распространения русского языка, в Интернете.

Ю. ПОЛЯКОВ: Я думаю, что тут нет повода и для такого уж черного пессимизма, но и для оптимизма тоже нет.

В общем-то, русский язык выходит из кризиса вместе со страной. И насколько будет расти авторитет России в мире, ее экономическая, культурная, политическая мощь, тем больше будет людей, которые хотят изучать русский язык.

К. ЗАТУЛИН: Убивает ли вообще Интернет книгу и телевидение? Как вы к нему относитесь, к Интернету? Это тема дискуссии.

Ю. ПОЛЯКОВ: Понимаете, а как относиться к тому, что…

К. ЗАТУЛИН: Дина Рубина, она как раз в этом диктанте на эту тему.

Ю. ПОЛЯКОВ: Понимаете, это же вопрос носителя, вопрос не смысла. Мы говорим о смыслах. Какая разница, священный текст на чем записан, на глиняной табличке выдавлен, на папирусе, на воловьей коже и так далее. Вопрос носителя. Мы будем говорить о смысле.

К. ЗАТУЛИН: Но новое качество не создается?

Ю. ПОЛЯКОВ: Нет, новое качество не создается. Наоборот, качество снижается. Это связано с такой…

К. ЗАТУЛИН: Оно все-таки снижается?

Ю. ПОЛЯКОВ: Да, снижается. Я объясню, с чем это связано. Это связано с сиюминутной неряшливостью вот этих Интернет посланий. Быстро раз-раз, знаешь, что это улетело и растворилось. Поэтому появилась литература, неряшливая, как вот эти блоги, как эти ЖЖ. Это плохо. Молодые писатели пишут неряшливо. Их не учат работать над словом. Но, я думаю, что это болезнь роста. Я думаю, что принципиально Интернет ничего не изменит.

К. ЗАТУЛИН: Почему «Литературная газета» учредила собственную литературную премию в этом году? Что «Букера» не достаточно?

Ю. ПОЛЯКОВ: «Букера» не то, что недостаточно. Я это называю либеральной, экспериментальной ветвью в литературе. Она неплоха, она нужна, но ей нельзя все отдавать.

К. ЗАТУЛИН: Она не единственная.

Ю. ПОЛЯКОВ: Ей отдали все, понимаете. И просто стало понятно, что нужна премия. Тоже достаточная, — у нас в общем под миллион, да, миллион, три первых премии, три золотых Дельвига где-то по миллиону.

К. ЗАТУЛИН: Золотой Дельвиг.

Ю. ПОЛЯКОВ: Золотой Дельвиг, да, за верность слову и отечеству. Просто понадобилась премия…

К. ЗАТУЛИН: А почему именно Дельвиг?

Ю. ПОЛЯКОВ: А потому, что Дельвиг основатель «Литературной газеты» вместе с Пушкиным.

Он рано умер, к сожалению. Между прочим после нагоняя Бенкендорфа. Тот его отругал за «Литературную газету» и он умер.

Вот я пока еще держусь. И просто нужна премия, которая будет поддерживать людей, который развивают…

К. ЗАТУЛИН: Не ходите к Бенкендорфу, пожалуйста.

Ю. ПОЛЯКОВ: Не буду ходить к Бенкендорфу. Традиции развивать, которая будет бережно относиться и к патриотам в конце концов. У нас фактически нет серьезных премий людям, которые в своих произведениях несут высокую тысячелетнюю патриотическую идею.

К. ЗАТУЛИН: Замечательный был эпизод, не помню только, что это была за премия, когда архимандриту Тихону, который побил все рекорды со своей книгой «Несвятые святые», премию не дали, потому, что он архимандрит все-таки, это же православная церковь.

Ю. ПОЛЯКОВ: Это «Большая книга». И там бегал один из членов жюри и другим шептал: «Попу не давать».

К. ЗАТУЛИН: В конце тогда традиционный русский вопрос, один из трех главных вопросов. Что делать? Три вопроса: что делать, с чего начать и кто виноват?

Ю. ПОЛЯКОВ: Да. И что делать с тем, кто виноват. Тоже важный вопрос. Мне кажется, что надо просто возвращаться к традиционной для России системе жизни. Когда не высмеиваются интересы государства, когда человек честно служащий отечеству не считается идиотом, когда олигарх, который наворовал здесь и почему-то совершенно спокойно уехал туда считается героем и о нем снимаются фильмы героические.

Надо возвращаться к нормальной…

К. ЗАТУЛИН: Кстати, просвещенными кинематографистами.

Ю. ПОЛЯКОВ: Просвещенными, которые между прочим после этого еще идут в храм и крестятся.

К. ЗАТУЛИН: Лунгин — олигарх, да?

Ю. ПОЛЯКОВ: Да-да, Лунгин. Надо возвращаться к здравым вещам. Булгаков больше всего ценил в жизни и в людях — это здравость.

Вот надо к здравости возвращаться во всем.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо Юрий Михайлович, будем соответствовать вашим высоким стандартам.

Ю. ПОЛЯКОВ: Будем тоже стараться.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо.

Резюме (К.Ф. Затулин):

Юрий Михайлович Поляков говорил о наболевшем: о необычайной партийности нашей литературы третьего десятилетия после советской власти. Его можно понять. Как можно понять и организаторов «Тотального диктанта», раздраженных тем, что они считают происками против своего проекта, задуманного в поддержку русского языка без границ и таможен.

Мне все же кажется, что борьба с неграмотностью это то, что способно нас объединить. Тех, разумеется, кому небезразличен этот русский вопрос.

С вами был Константин Затулин. До встречи в следующую среду, 24 апреля в 22.20, на канале ТВ-Центр.

 

/