Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 18.06.2014

Источник: ТВЦ
VIDEO

В шестьдесят первой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Донбасс: в огне брода нет;
  • Чемпионат мира в Бразилии (Генеральная репетиция 2018 года в России).

В передаче принимают участие: Владислав Шурыгин, военный журналист; Денис Пушилин, лидер самопровозглашенной Донецкой народной республики; Константин Долгов, активист протестного движения в Харькове; Алексей Живов, организатор митинга в поддержку Юго-Востока Украины в Москве 11 июня; участники митинга и волонтеры; Александр Мостовой, экс-капитан сборной России по футболу; Алексей Осин, спортивный комментатор.

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром» и ОАО «Государственный Рязанский приборный завод» за помощь и поддержку при подготовке программы.

Стенограмма

Расширенная версия 

К. Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В нашем выпуске:

‑ Донбасс: в огне брода нет;

‑ Чемпионат мира в Бразилии (Генеральная репетиция 2018 года в России).

Донбасс: в огне брода нет

К. Затулин: Говорят, телезрители в России теряют интерес к передачам об Украине. Чувства притупляются, снижаются рейтинги – уже полгода бомбардировке вестями с украинского фронта. Крым теперь наш, в президентские покои в Киеве въехал производитель сладкой продукции. А вслед за ним в матери городов русских вновь появился российский посол Михаил Зурабов. «Рассейтесь», — как сказал бы Беранже в позапрошлом веке.

Но война идет и становится все ближе и страшнее. Извините наш «Русский вопрос» — мы не можем полностью переключиться на чемпионат мира по футболу. Тем более, что если вопросы не задаем мы — их задают другие. Иногда такими же сладкими голосами, как у Петро Порошенко.

Цитата (Дмитрий Быков, из интервью радио «Эхо Москвы»): «Многие меня спрашивают: как Вы относитесь к тому, что русских убивают в Донецке? А у меня вопрос: а что русские делают в Донецке? Донецк – территория Украины. Кто их туда позвал?»

К. Затулин: Лучше и не скажешь. Русских на Украине не должно быть. Русские не имеют права на существование на этой территории.

А действительно, что же это за территория?

Сюжет (Владимир Путин, Президент РФ. Из выступления в прямом эфире 17 апреля 2014 (ответ Ирине Хакамаде): «Харьков, Луганск, Донецк, Херсон, Николаев, Одесса не входили в состав Украины в царские времена, это всё территории, которые были переданы в Украину в 20-е годы советским правительством. Зачем они это сделали, бог их знает… По разным причинам эти территории ушли, а народ-то там остался».

Сюжет: Почему именно Донецк и Луганск оказались наиболее решительными, после Крыма, в своем противостоянии свершившемуся в Киеве государственному перевороту?

В этом нет ничего удивительного, ведь Донбасс до 1918 года не имел никакого отношения к Киеву. Донецкий угольный бассейн, разработка которого велась в 19 веке с участием английских инженеров – Донецк назывался Юзовкой, по имени концессионера Джона Юза, — столетиями входил в состав Области Войска Донского. И лишь вследствие «похабного», по словам Ленина, Брестского мира и немецкой оккупации был передан Украине гетмана Скоропадского, верного немецкого приспешника, оправдавшего свою фамилию.

Победившие в Гражданской войне большевики не стали, конечно, восстанавливать Область Войска Донского, поскольку смотрели на казачество как на своего исторического врага и приветствовали его расчленение и ослабление. Более того, поэкспериментировав некоторое время с советской Донецко-Криворожской республикой, Политбюро в 20-е годы утвердило такую схему административного деления, при которой Донбасс был закреплен за Украинской ССР – чтобы пролетарская прослойка в рядах Компартии Украины была выше. Вот так и возникла та самая русско-украинская граница, вдоль которой теперь один олигарх – Тарута – начал рыть ров, а другой – Коломойский – собрался за 100 миллионов евро возвести стену длиной 1920 километров.

Несмотря на «украинизацию», набиравшую силу в Советской Украине, по переписи 1989 года в Донецкой области русские составляли 43,6% населения, в Луганской – 44,8%. Все годы после распада СССР население обеих областей голосовало на выборах прямо противоположно Западной Украине. О подлинных настроениях подавляющего большинства людей в Донецке и Луганске красноречиво свидетельствуют результаты референдума 11 мая об их самоопределении.

К. Затулин: Люди моего поколения, жившие в Советском Союзе, в страшном сне не могли себе представить, что происходящее сейчас на Востоке Украины возможно. Но все эти двадцать с лишним лет с 1991 года на Украине исподволь шло перераспределение сил противоборствующих сторон: бандеровской и пророссийской. Первая усиливалась, вторая ослабевала, лишенная внимания и поддержки заграничной России. И сегодня мы увидели, что у Харькова, Запорожья, Одессы, Днепропетровска не хватает собственных сил на сопротивление.

Весы колеблются. Донецк и Луганск – это Сталинград сегодня. Главный оплот против бандеровской перспективы Украины, заточенной на борьбу с Россией и реванш за Крым.

Сюжет (Владислав Шурыгин, военный журналист): Ситуацию можно охарактеризовать как ситуацию полной неопределенности. С одной стороны, совершенно очевидно, что имеющихся у Украины сил не хватает, чтобы переломить ход боев и достичь какой-либо серьезной военной победы. Севершенно очевидно что вот тот сброд, который сейчас называется украинская армия, точнее, даже не пойми что, такая сборная солянка, наверное, точнее всё-таки, назвать это Киевский карательный корпус, потому что там всё, начиная от подразделений вооруженных сил Украины, кончая полицейскими подразделениями и какими-то регулярными частями правого сектора, национальной гвардии, вот это всё большое такое объединение никак не может, что называется, переломить ситуацию в свою пользу.

И ситуация, в данном случае, заходит дальше в тупик: с одной стороны, наступает разочарование, во-вторых, это расходуются ресурсы, и в-третьих, наступает некая такая деморализация.

И в этой ситуации Украина, точнее, нынешнее киевское руководство, чрезвычайно нуждается в паузе. В паузе, которая позволила бы, там, за следующие, там, 2-3 недели в ускоренном темпе подготовить резервы, подтянуть ресурсы, перегруппироваться, опять же, собрать всех советников воедино, привлечь американских советников и разработать некий новый план.

Уже совершенно очевидно, что условия, в которых начиналась та операция, качественно изменились, потому что, с одной стороны, донецкая армия уже действительно объединилась, и с красивым названием, в достаточно энергичную силовую структуру, понеся достаточно большие потери, но приобретя боевой опыт, совершенно точно определились командный состав, определилась система обороны, и вот та начальная операция, которую вел карательный корпус, она уже в этом случае как цель утрачена.

В этом случае возникает новая цель, и главная задача сейчас для Украины, как они считают и как они отлично понимают, — это отсечь Донецк от России, провести операцию вдоль границы. Для этого нужно провести перегруппировку, опять же, накопить силы и средства, разработать план и нанести удар, поэтому сейчас я думаю, что Киев торжественно объявит действительно о некоем прекращении войны, хотя оно будет, конечно, очень условным, потому что понятно будет, что… соблюдаться будет только, в части там, тяжелых длительных обстрелов, а перестрелки и обстрелы городов всё равно продолжатся, и под прикрытием этой вот некой миротворческой акции будут готовиться к следующему удару, и совершенно очевидно, что через, там, 2-3 недели будет использован любой нужный повод или любой подходящий повод для того, чтобы всей силой начать новый этап этой карательной экспедиции.

Студия

К. Затулин: Сергей Юрьевич, есть ли шанс у восставших регионов Донбасса самим отстоять свою независимость, которую они провозгласили на референдуме 11 мая?

Сергей Глазьев (советник Президента РФ В.Путина): Для того чтобы ответить на этот вопрос, надо точно задать систему координат, в которой идет эта война. Ведь то, что в Киеве называют антитеррористической операцией, на самом деле, является войной. Войной, в которой применяется тяжелое оружие, авиация, система залпового огня. И войной, которая идет не против ополчения, а против всего народа Донбасса. Сметаются жилые дома, сады, школы, убиваются все подряд, прежде всего ‑ мирные жители. За спиной у этой украинской военщины, стоят нацисты, так называемая нац.гвардия, состоящая из фашистов, стоит за спиной военных и силой толкает их на боевые действия. В свою очередь руководят этой операцией иностранные инструкторы. Мы уже не первый раз получаем информацию о том, что разведка, координация действий и даже прямые, прямое планирование военных операций ведут американцы.

То есть, это, по сути, мировая война, мировая война, которая направлена против России. И так уж получилось…

К. Затулин: В миниатюре.

С. Глазьев: Так уж получилось, что ареной боевых действий стал Донбасс.

В этой войне ключевую роль играют американцы, которые с самого начала выпестовали эту нацистскую гвардию, так называемую, которую организовали, профинансировали, и которая сейчас щедро спонсируется отваливанием сколько нужно денег, бронежилетов, оборудования, техники и так далее.

Главная цель этой войны дестабилизация ситуации в России и в Европе. Россия, как главный враг, с точки зрения американского империализма и украинского нацизма, а Европа, как главная жертва. Потому что практически все благополучие Америки строится на войнах в Европе. Изначально Америка поднялась на Первой Мировой Войне в Европе, стала сверхдержавой на Второй Мировой войне в Европе. И сейчас, сталкиваясь с объективными экономическими трудностями, с неспособностью самостоятельно сбросить огромное бремя государственного долга, стремясь прорваться к новому технологическому коду, американцы объективно заинтересованы в новой войне, в новой эскалации напряженности. И выбор на Украину упал не случайно, потому что Россия не может против Украины применить оружие массового уничтожения, понятное дело, потому что взрывать бомбу у себя дома… Россия не может Украину считать врагом. И в этой ситуации у России изначально, с точки зрения американских стратегов, оказываются связаны руки. С другой стороны, науськивание украинских фашистов против России создает нарастающую машину эскалации напряженности. А поначалу мы воспринимали украинских нацистов как какое-то недоразумение, как людей взявшихся откуда-то из прошлого, как тени Бендеры и других гитлеровских пособников. Но, благодаря умелой пропаганде, благодаря постоянному поучения финансирования, сегодня количество нацистов, стоящих под ружьем составляет около 20 тысяч. Они стоят за спиной украинских солдат и стреляют им в спину, заставляют их использовать военную технику и тяжелое вооружение против жителей Донбасса.

Они расширяют постоянно воронку насилия. В эту воронку втягиваются все больше и больше людей. Все больше и больше семей имеют там погибших и покалеченных людей. И они раскручивают на Украине войну против России, которая сначала идет как бы, как гражданская война против Донбасса, жителей Донбасса, которые пожелали отделиться, но если посмотреть динамику, мы видим сегодня, что количество людей под ружьем растет по экспоненте. Украинская хунта объявила о тотальной мобилизации мужчин до 50-ти лет. Эта мобилизация идет, людей насильно загоняют в военкоматы, угрожают тюремным заключением тем, кто не согласен. И количество людей, уже нормальных обычных украинских граждан, вовлекаемых в этот конфликт, тоже растет в геометрической прогрессии. Если спрогнозировать эту ситуацию по тем темпам, с которыми эта военщина разворачивается на Украине, американо-нацистская, то не трудно показать, что к концу года они могут поставить под ружье до полумиллиона человек. За этим полумиллионом человек будет стоять тысяч 50 эсесовцев, гестаповцев, то, что, по сути, является нац.гвардией, которая будет принуждать эту армию вооруженных мужчин воевать. Конечно, для Донбасса такая армия явно не нужна. Возникает вопрос, для чего американцы через своих киевских агентов пытаются вооружить все украинское мужское население и бросить его на войну с Россией? Ясно, для того, чтобы столкнуть нас в этой войне, не в Донбассе, так в Крыму. Каким либо другим способом втянуть нас в настоящую войну друг с другом. Затем, вовлечь в эту войну Европу, на стороне украинских нацистов, и таким образом дестабилизировать ситуацию во всем европейском регионе.

К. Затулин: То есть, из того, что вы говорите, как бы следует, что на самом деле вопрос гораздо шире, чем Донецк, Луганск, и можно сказать, что сам по себе Донецк, Луганск в этой ситуации выстоять в этом противоборстве не может?

С. Глазьев: Донецк, Луганск это, понимаете, как Брестская крепость, по сути дела. Все наши враги, в течение последних 200 лет били в одну точку – разделить Украину с Россией, столкнуть их между собой и тем самым погубить весь русский народ. Вот их стратегия. Она за 200 лет не меняется. Даже больше, за 500 лет. Но 200 лет назад она Бисмарком была выражена абсолютно явно, затем повторяется в разных вариантах всей англо-саксонской геополитики, которой американцы являются наследниками.

К. Затулин: Вот, раз уж мы заговорили об экономике, существует ли на самом деле возможность для Луганской и Донецкой республики быть экономически самодостаточными, быть независимыми от Украины?

С. Глазьев: Ну, достаточно посмотреть на платежный баланс Украины, чтобы понять, что Донбасс является донором украинской экономики. Донбасс, единственный регион на Украине, который экспортирует больше, чем импортирует. У Донбасса положительное сальдо торгового баланса. С Донбасса вывозится примерно 18 миллиардов долларов экспорта, и импортируется примерно 11 миллиардов долларов импортных товаров. В отличие от Киева, который наоборот ввозит в 2 раза больше, чем вывозит. То есть Донбасс, по сути дела, это источник валютных поступлений, за счет которых финансируется импорт. Главным потребителем импорта является Киев. То есть, сверхвысокий уровень жизни в Киеве , по стандартам украинской экономики, Киев живет гораздо лучше, чем должен был бы жить, исходя из того промышленного потенциала, который там работает сегодня.

К. Затулин: Ну, это чем-то похоже на нас.

С. Глазьев: Ну да. Любая столица в сырьевой державе, она живет лучше, чем зарабатывает. И в этом смысле, между Донбассом и Киевом существует вот такой сообщающийся сосуд. С Донбасса идет поток валюты, который обеспечивает высокий уровень потребления в Киеве. Практически все ключевые донецкие предприятия, принадлежащие украинским олигархам, зарегистрированы в Киеве, в Киеве платят налоги, в Киеве они оставляют валютную выручку и без Донбасса украинский платежный баланс не сводится. Он и так-то не сводится сейчас, он идет с большим минусом, но если не будет таких валютных поступлений, примерно 18 миллиардов долларов, то, в расчете на прошлый год, то Киеву придется смириться, примерно с уже не с полуторакратным, а, наверное, с трехкратным падением гривны. Поэтому с точки зрения положения Донбасса в системе миро-хозяйственных связей, он самодостаточный регион, то есть он может себя прокормить, он производит больше, чем потребляет, экспортирует больше, чем импортирует, и самый главный потенциал Донбасса, это очень высокий человеческий потенциал, очень высокое качество человеческого капитала.

Там живут трудолюбивые люди, которые привыкли работать на сложных и опасных сферах деятельности, которые инициативны.

К. Затулин: Шахты и металлургические предприятия?

С. Глазьев: Да, это, прежде всего, горно-металлургический комплекс, это машиностроение, в том числе высокотехнологическое машиностроение. И у меня нет никаких сомнений, что при мирном течение обстоятельств, если бы, скажем, развод Киева с Донбассом происходил бы по сценарию, скажем, Чехии и Словакии, там, мы знаем и другие примеры, то Донбасс был бы вполне процветающим самодостаточным регионом, который в кооперации с Россией, с нашим Таможенным Союзом, смог бы поднять свои конкурентные преимущества. Ведь, практически, большая часть кооперации, особенно в машиностроении, почти вся кооперация связана с Россией. Это и тепловозы, и вагоны, и оборонная промышленность, и горно-шахтное оборудование, и много-много другое.

К. Затулин: Вот, в этой всей ситуации, которая сейчас уже третий или четвертый месяц на наших глазах разворачивается, что может, и что должна сделать Россия?

С. Глазьев: Вы знаете, мы должны, прежде всего, понять одно, что жители Донбасса, народное ополчение и простые граждане, которые там погибают, и которые сражаются, они сражаются не столько за себя, сколько за всех нас, за весь русский мир. И делают это, надо сказать, с высочайшей эффективностью. Уже сегодня порядка 30 тысяч людей с оружием, пытаются расстрелять Донбасс, захватить его, разбомбить донецкие города. Это гигантская армия, которая многократно превосходит по силам возможности донецко-донбасского сопротивления. Люди, тем ни менее, стоят до конца. Война идет не с Донбассом, война идет с Россией.

К. Затулин: Вот это осознание оно довольно широко распространено, но что конкретно в данном случае, Россия могла бы сейчас предпринять?

С. Глазьев: Конкретно, я думаю, что очень важно общественное настроение и общественная поддержка. Рассчитывать только на государственную машину, в ситуации, когда война приобретает такой, я бы сказал, тотальный характер, конечно нужно, но этого недостаточно.

К. Затулин: Сетевой характер.

С. Глазьев: Сетевой. Война идет, прежде всего, за умы людей. Сегодня Украина оккупированное государство, оккупированное американскими спецслужбами, которые управляют украинской армией, финансируют ее, набирают туда людей, заставляют их бить по своим же, их тренируют, я бы сказал, дрессируют даже. Поэтому ключ к этому лежит в самосознании украинцев.

Мы должны не полениться, и попытаться всеми силами объяснить нашим братьям Киеве, что они творят. Второе, нам необходимо не пожалеть сил, оказать, всемерную человеческую помощь, гуманитарную помощь тем людям, которые туда идут. В том числе идут, мы знаем, и добровольцы, которые, в общем-то, идут на свой страх и риск, не очень-то обучены, не очень-то подготовлены. То есть, эта война приобретает народный характер. Не в смысле только вооруженное столкновение, а в смысле противостояния духа. И вот этот дух русский, это главная наша сила, которую нужно пробудить во всех людях, чтобы люди понимали, что то, что твориться на Донбассе сегодня, касается каждого из нас.

* * *

Сюжет: 11 июня в Москве на площади Суворова состоялся митинг в поддержку борющегося Донбасса.

Участники митинга скандируют : «Донбасс!!! Донбасс!!!»

Сюжет: (Денис Пушилин, лидер самопровозглашенной Донецкой народной республики) Огромное спасибо за поддержку всем тем, кто неравнодушен, всем тем организациям, политическим партиям, депутатам в отдельности и всему русскому народу.

Сюжет (волонтер): Петиция, под которой мы собираем подписи, она обращена к Президенту, она пойдет потом в общественную приемную. Самое главное – это просьба, обращенная к Президенту Российской Федерации, о оказании различной формы помощи, в первую очередь дипломатической, гуманитарной, есть пункты, просящие о введении миротворческого контингента на территорию Юго-Востока…

Сюжет (Константин Долгов, активист протестного движения в Харькове): Я был там… Я видел бомбардировщики, которые утюжили мирных людей в аэропорту Донецка, на железнодорожном вокзале. Как больше ста человек погибло. Из них только половина ополченцы, остальные – просто люди, которые шли по своим делам. В чем они виноваты? В том, что у них есть право на существование, на свое собственное мнение.

Сюжет: Организатором митинга – и в этом его особенность – стал не чиновник, не политик, не шоумен, а простой москвич Алексей Живов, на призыв которого в социальных сетях откликнулось около 7 тысяч человек.

Сюжет (Алексей Живов, организатор митинга в поддержку Юго-Востока Украины): Люди собрались, чтобы поддержать нашу братскую Новороссию, воюющие Донецкую и Луганскую области, высказать свое категорическое неодобрение геноциду украинской власти, который проводится сейчас на Юго-Востоке Украины, а также призвать наши власти, в частности Президента Российской Федерации к более активным действиямна Юго-Востоке Украины по защите мирного населения и помощи ополчению.

Сюжет (А. Живов): Собираем гуманитарную помощь, которая пойдет жителям Донецкой, Луганской областей, в первую очередь женщинам и детям, в первую очередь это лекарства, одежда, продукты питания…

Сюжет: . Было собрано, что называется, «в шапку» около трех миллионов рублей, велась запись в добровольцы на помощь Донбассу.

Сюжет (Денис Пушилин): Киев не контролирует вообще положение вещей на нашей территории. Потому что были заявления, громкие заявления, там, о гуманитарных коридорах, о прекращении огня взаимного, то есть, которые с этой просьбой обращался, там, Аваков звонил мне. Вот. Но они не могут даже этого выполнить. То есть с ними не имеет смысла сейчас даже разговаривать. Пока не будет введен вот, миротворческий контингент, да, мы не можем гарантировать никакой безопасности, вот, даже детям и женщинам, которых вывозят. Все, что сейчас делается, все, что вывозится, это на свой страх и риск.

К сожалению, вынужден констатировать, что по численности, наш противник превышает, гораздо превышает, то есть наши силы, наши возможности по вооружению. А, учитывая, что используется еще и запрещенное вооружение, это мы видели, и кастетные бомбы, и фосфорные бомбы, которые используются. Плюс патроны, которые использовались в районе аэропорта, вот, плюс та поддержка с Запада, причем в инструкторах иностранных. То есть, говорит о том, что нам будет очень тяжело, и вряд ли мы высроим сами.

Очень большая моральная поддержка от поддержки людей, которые мало того, что в социальных сетях высказывают поддержку. Это вся, практически Российская Федерация. То есть, это действительно, вот, казалось бы, какое-то сообщение, но когда этих сообщений много, когда реально понимаешь, что ты не один, и находишься вот на правильном пути, это дает сил в определенных тяжелых этапах, когда где-то опускаются руки. Вот, а те митинги, которые, вот 11 числа прошел замечательный митинг, на самом деле. Это большая поддержка, заряд энергии, то есть, и желание продолжать, не останавливаться, и довести все до победного завершения.

Никто не собирается сдаваться, но чтобы прекратить уничтожение мирного населения в частности, нам вот необходим именно миротворческий контингент, причем российский. К Российской Федерации, да, мы обращаемся. То есть, это будет основной. Но если европейцы введут свой миротворческий контингент, мы абсолютно не против. Мы против лишь американцев, которые откровенно нас уничтожают.

Резюме К. Затулина: Вот две цитаты. Первая: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!». Вторая: «Никто на свете не может нас погубить, кроме наших собственных ошибок».

Обе имеют прямое отношение к происходящему в Донецке и Луганске. Семьдесят лет назад страна напрягла силы и Победа была за нами. Делаем ли мы теперь все, чтобы повторить историю? Возможно, у кого-то еще сохраняются иллюзии на честное поведение наших бывших партнеров по антигитлеровской коалиции, на здравый смысл или инстинкт самосохранения никогда не терявших власть олигархов Украины.

Если это так, то это очень жаль. Мы давно не играем со всеми ими в одной команде. На самом деле мы никогда и не были с ними в одной команде. Я был свидетелем того, как также как от нас теперь с Донецком и Луганском, от Слободана Милошевича требовали отречься от сербов в Боснии и Хорватии. Мы видели, чем это закончилось. Коготок увяз – всей птичке пропасть: вот, что значит идти у Запада на поводу. И Путин, конечно, это знает: иначе Крым и Севастополь не вернулись бы в Россию.

В этом, собственно, и состоит главная надежда Донбасса.

Чемпионат мира в Бразилии

К. Затулин: Почти неделю весь мир живет в особом измерении, назовем его 4 Ф. Футбольная лихорадка охватила континенты, бедных и богатых, мужчин и женщин и даже лиц нетрадиционной ориентации: улицы пустеют, отцы возвращаются в семьи или, наоборот, ночуют в футбольных барах.

Мундиаль шагает по планете. Вчера он, наконец, пришел в Россию. Все вы конечно знаете результаты первого матча нашей сборной с Южной Кореей. Накануне игр в Бразилии, памятуя о том, что и в России «футбол – это больше чем футбол», мы не удержались поинтересоваться у знающих людей, что сулит российской сборной возвращение на чемпионат после вынужденной 12 летней паузы.

Сюжет (Александр Мостовой, экс-капитан сборной России): Первая задача нам – выйти из группы и с хорошей, как бы сказать, игрой, с хорошей игрой, да, не с хорошей, а, как бы, не с той игрой, чтобы мы, там, выигрывали 3:0, там, 3:1, нет, просто с хорошей игрой, добротной, через которую можно будет просматриваться, что мы действительно готовы к этому чемпионату мира. Поэтому… а дальше смотреть уже по ситуации, как это бывает, потому что, знаете, в любом виде спорта, а тем более в футболе много зависит от каких-то, вот, нюансов, да, даже вот, мы запомнили или вспомнили, да, когда мы обыграли голландцев, да, вот видите, кто думал, что мы сможем их обыграть? Мы их обыграли, да, а с тем же успехом через 2-3 дня мы, там, в клочья проиграли той же Испании, поэтому, знаете, футбол чем и прекрасен – то, что сегодня ты можешь выиграть, да, или проиграть сегодня, и через 3 дня ты можешь опять добиться каких-то результатов, поэтому, я думаю, повторюсь еще раз, группа у нас проходимая, всё-таки, как бы мы ни говорили, команды все ровные, ну, у нас нет вот этих команд, которые, как мы смотрим, в других группах, где Англия, Италия, и Чили, Испания, Голландия, поэтому с этими командами можно играть, их можно обыгрывать и дальше уже смотреть по… по тому, как будет складываться эта турнирная сетка.

Сюжет (Алексей Осин, спортивный комментатор): Если говорить о победе, то шансы равны нулю, разумеется. Если говорить о выходе из группы, то я думаю, что процентов 60. Хочется, чтобы наши вместе с бельгийцами попали в следующий круг. Они остаются еще на выход в четвертьфинал и, наверное, очень небольшие на выход в полуфинал, хотя такая вероятность тоже существует. Это будет зависеть от многих факторов, конечно, травмы нескольких игроков, от которых зависят атакующие способности сборной России, Роман Широков не сможет принять участие в чемпионате, у нас довольно слабое нападение, не очень ярко выглядит в этом конкретно году календарном Кокорин. Кержаков – ну, на него ставить тоже особенно, не рискуя потерять всё, что ты поставил, не стоит, потому что он может сыграть, а может и нет. Вообще наши нападающие не очень много забивают в российском чемпионате и вряд ли начнут это делать на чемпионате мира, потому что условия там еще более суровые. Забивать придется полузащитникам. Тут, конечно отсутствие Широкого тоже может сыграть свою роль. Относительно крепка оборона, даже не в персоналиями, а тем, что эти люди играют друг с другом уже довольно давно, и поэтому я бы осторожно к перспективам сборной России относился, но для нашей команды выход из группы – это уже приемлемый результат.

К. Затулин: Пусть не обижаются специалисты, но опыт показывает, что в прогнозе о шансах нашей сборной надежнее всего полагаться на осьминога Пауля или, в этот раз, на черепаху Большая голова. Они, по крайней мере, объективны и лишены эмоций.

Но Чемпионат в Бразилии интересует нас не только нашими видами на урожай, но и как главная репетиция перед Чемпионатом мира в России в 2018 году.

Сюжет: Есть достаточно оснований сравнивать между собой Россию и Бразилию, хоть и расположенных на разных континентах, на приличном расстоянии друг от друга. У обеих стран впечатляющие реки, леса и пространства, на большей части которых человек скорее борется за выживание, чем живет. У нас сходные показатели ВВП при относительно близкой численности населения — 200 миллионов в Бразилии, 150 в России. Россия и Бразилия экспортируют энергоресурсы, а вот самолетов Бразилия теперь выпускает в два раза больше. Так или иначе, мы вместе с Индией, Китаем и Южной Африкой члены одного клуба БРИКС – клуба самых больших развивающихся экономик в мире.

При всей популярности футбола среди своего населения Россия и Бразилия не располагали достаточным количеством стадионов и другой инфраструктуры при получении от ФИФА права на проведение чемпионатов мира.

К. Затулин: Отношение к самому факту проведения престижнейшего мирового спортивного первенства и стало главной сенсацией в процессе подготовки Бразилии к приему Чемпионата мира по футболу.

Сюжет: На протяжении всей подготовки к чемпионату мира Бразилия сталкивалась с массовыми акциями протеста. Наиболее обездоленная часть населения сочла, что это хороший повод напомнить о своих нуждах, потребовав перераспределения средств, расходуемых на подготовку к Чемпионату. Оппозиция самого разного толка, как водится, подхватила и придала политическую окраску этим требованиям. Любые действия правительства, на центральном или местном уровне, рассматривались в контексте подготовки к Чемпионату: так произошло в Сан-Паулу, где взрыв недовольства Чемпионатом по футболу в подготовительный период оказался связан с ростом цен на проезд в автобусах. «Не нужен нам чемпионат мира» — именно такой лозунг очень часто можно было слышать на демонстрациях.

Но Чемпионат устоял и Правительство тоже. Переполненные чаши новых стадионов и сплошной карнавал, охвативший Бразилию в день победы национальной сборной, свидетельствуют, что страсть к благородной игре все равно победила революционный порыв масс.

К. Затулин: Какие трудности ждут Россию на пути к чемпионату 2018 года и какие уроки нам следует извлечь из бразильского опыта?

Сюжет (Алексей Осин): Тут есть два аспекта: аспект экономический и аспект политический. Что до Бразилии, то политики там нет никакой, вопрос в организационности, в работах, которые были проведены перед Чемпионатом мира. Бразилия очевидно не совсем успела. И хотя президент страны Дилма Руссефф сказал что страна готова к проведению мундиаля, не все так считают и, наверное, так и есть. Что же касается России, то наша страна несомненно проведет Чемпионат мира на самом высоком уровне, это доказали Олимпийские игры. А что будет с политикой мне сейчас сказать сложно. Как разовьется ситуация с Украиной, каковы будут санкции по отношению к нашей стране. Если политика не вмешается, никаких препятствий к проведению Чемпионата мира в России я не вижу. Есть вопросы к Катару. Сейчас разворачивается скандал с Йозеф Блаттером, но мне кажется, что анахронизм, с Катаром связанный, когда хотят переносить Чемпиона мира на зиму, именно это стало поводом дотошных разбирательств. По поводу России никаких вариантов нет, и поэтому Чемпионат будет проведен, если не вмешается политика.

Сюжет: Чемпионат мира 2018 года должен пройти на 12 стадионах в 11 городах России, Многие из этих стадионов еще должны быть построены и хотя Россия только что продемонстрировала высокий уровень подготовки спортивных объектов к зимней Олимпиаде в Сочи, выполнение условий ФИФА потребует напряжения сил.

Еще более серьезные задачи стоят перед нами в вопросах развития соответствующей городской и транспортной инфраструктуры — только в железные дороги потребуется вложить более 400 миллиардов рублей. Ведь в отличие от зимней Олимпиады, Чемпионат мира по футболу невозможно провести в одном городе. Это, конечно, расходы, но это и уникальный шанс для всей страны, для старых и новых футбольных столиц в России. Очевидно, что чемпионат мира может и должен пройти успешно на фоне подъема, а не снижения благосостояния наших граждан, поэтапного решения социальных проблем населения.

К. Затулин: Но естественные внутренние проблемы в процессе подготовки к Чемпионату мира по футболу – это, как правило, не все с чем сталкиваются страны организаторы. Бразилия и Россия – не исключение.

Сюжет: Еще год назад в мировой прессе началась компания за лишение Бразилии права проведения Чемпионата мира по футболу. Это объяснялось плохой подготовкой страны к мундиалю, неготовностью стадионов и инфраструктуры, невозможностью обеспечить безопасность футболистов и гостей. Никакого повода обвинять в этом Россию нет, хотя бы потому, что такие обвинения слишком преждевременны. Однако, призывы лишить Россию права проведения Чемпионата мира по футболу уже начались. Возмутителями спокойствия выступают англосаксонские политики, американцы и англичане, которых в гонке за право проведения чемпионата в 2018 и 2022 годах обошли Россия и Катар. Если к чемпионату в России цепляют возвращение Крыма, который не перестает волновать Соединенное королевство со времен Крымской войны, то Катар заподозрили в коррупции.

Некоторое время назад британская пресса распространила информацию, что бывший руководитель Азиатской конфедерации футбола раздал взятки в размере 5 миллионов долларов для принятия победного решения о проведении чемпионата на территории Катара. В мае месяце следственный комитет по этике FIFA заявил о начале расследования по этому факту и обещал огласить результаты 9 июня, однако потом срок был перенесен на осень.

К. Затулин: Хочется спросить: а причем здесь Россия? Поразительно, но невозможность доказать вину России признают даже английские функционеры, но все равно требуют лишить ее права на футбол. Вот как это выглядит:

Цитата (Джерри Сатклифф, экс-министр спорта Великобритании): «Нам было понятно, что шансов провести чемпионат мира у Англии немного из-за того, что процесс был коррумпирован. Да, мы не можем доказать, что Россия сражалась за право проведения Мундиаля нечестно Но теперь, когда выяснились подробности про Катар, сложно поверить и в то, что у России чистые руки».

Резюме К. Затулина: Все мы знаем, чем на поле должны заканчиваться происки проигравших против забитого гола. Мяч ставят на центр и продолжают играть, а на табло вместо ноля загорается новый счет. Гол должен быть засчитан – иначе никакой игры не будет. И такие знатоки спорта, как англичане, конечно, не могут этого не знать. Вопреки всяким страхам и пессимистическим прогнозам Чемпионат в Бразилии начался прекрасно. И нет никаких оснований считать, что концовка его будет хуже начала. Российскую сборную, как и в 2002 году, ждет игра с Бельгией, но, надеюсь, с другим результатом. Удачи Чемпионату и нашей сборной!

С вами был «Русский вопрос» и я Константин Затулин. До встречи через неделю в это же время на канале ТВ Центр.

/