Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 21.11.2012

Источник: ТВЦ
VIDEO

В третьей передаче цикла «Русский вопрос»: «Зачем армии погоны?» (от какого наследства Анатолия Сердюкова должен отказаться Сергей Шойгу); «Стыдно ли бороться с революцией в России?» (уроки дискредитации «Союза русского народа» в прошлом и настоящем); «Доведет ли русский язык до Уфы и Казани?» (возвращаясь к разговору о проблемах образования на русском языке).

Участники программы: советник президента РФ Владимир Толстой; военный обозреватель газеты «Комсомольская правда» Виктор Баранец; генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов; настоятель храма святителя Николая в Хамовниках, иерей отец Александр (Шумский); публицист, главный редактор «Русской народной линии» (Спб.) Анатолий Степанов и др.

Стенограмма

 

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

В сегодняшнем выпуске: «Зачем армии погоны?» (от какого наследства Анатолия Сердюкова должен отказаться Сергей Шойгу?), «Стыдно ли бороться с революцией в России?» (уроки дискредитации союза русского народа в прошлом и настоящем), «Доведет ли русский язык до Уфы и Казани?» (возвращаясь к разговору о проблемах образования на русском языке).

«Зачем армии погоны?»

К. ЗАТУЛИН: Планируя выпуск нашей программы, мы собирались высказаться о состоянии наших Вооруженных сил. Коль армия и флот, единственные верные союзники России, без разговора о них не найти и полноценного ответа на русский вопрос. И тут нас начали опережать события.

Сюжет:

6 ноября Президент Российской Федерации Владимир Путин уволил с поста Министра обороны Анатолия Сердюкова и назначил на его место Сергея Шойгу. Непосредственным поводом к отставке стало расследование дела о коррупции в подчиненном Министерству предприятии «Оборонсервис», следствие по которому еще не завершено. Однако спор о причинах отставки Сердюкова, которых оказалось больше чем достаточно, не утихает третью неделю. Самое главное, по-разному оцениваются результаты реформы того нового облика Вооруженных сил, который внедрялся в жизнь усилиями прежнего Министра.

Сюжет (Александр ГОЛЬЦ, независимый военный аналитик): Сердюков осуществил самую радикальную реформу Вооруженных сил России или начал осуществлять, что было бы правильнее, за последние 150 лет. Необходимость этой реформы давно назрела и понимали все. Но все понимали, что она связана с сокращением большого количества людей. И взяться за эту тяжелую, иногда грязную работу, никто не решался. Каков главный итог этой реформы? Он заключается в том, что Россия отказалась от концепции массовой глобализации при защите себя.

Цитата (Александр МИНКИН): «Беда не в том, что Сердюков штатский или питерский. Он – продавец с мебельного магазина. Министром обороны может быть не только военный. Юрист, историк, философ, да кто угодно! Но взяточник – нет. Среди мебельных продавцов их было сто процентов. У него может быть все, но высокого боевого духа – нет, не было и не будет. Дух армии – важнее всего».

Цитата (Дмитрий МЕДВЕДЕВ): «Анатолий Сердюков был эффективным Министром обороны, что проявилось в ходе преобразований, которые он проводил в Вооруженных силах. Не все решения давались легко, не все решения были выполнены без ошибок, но серьезные реформы по-другому не проводятся».

К. ЗАТУЛИН: Около шестидесяти процентов россиян одобрили решение Президента об отставке Анатолия Сердюкова, и только 4 процента отнеслись отрицательно. Мы не считаем, что дело нашей программы торопиться с окончательной оценкой военного и военно-технического содержания проведенных в армии реформ. Все это очень важно, но наша тема иная – степень соответствия реформы традициям и духу русской армии, морально-политическое состояние наших войск. В знак протеста против пренебрежения к русским военным традициям после парада 9 мая 2010 года ушел в отставку председатель Общественного совета при Министерстве обороны, кинорежиссер Никита Михалков.

Цитата (Никита МИХАЛКОВ): «В действующей сегодня модели обучения практически полностью отсутствует то, что называется воспитанием воинского духа, основанном на исторической преемственности в Кодексе офицерской чести, достоинстве, преданности и жертвенности.

Надежда на то, что «я им плачу деньги, а они меня за это защищают, применительно к русскому национальному характеру, является химерой».

К. ЗАТУЛИН: Развал системы военного образования, угроза разгона суворовских и нахимовских училищ, ликвидация званий мичманов и прапорщиков, отказ от погон на полевой форме, изгнание из армии военврачей (аутсорсинг), отмена полков и дивизий (Таманской, Кантемировской и других) вместе с их историческими и боевыми названиями, сокращение непрофильных активов (военных санаториев, Домов офицеров, газет, журналов, библиотек, спортклубов). Вот как это происходило на примере Черноморского флота России, базирующегося, как известно, в городе русской славы Севастополе, на Украине.

Сюжет:

Город-герой Севастополь с 1991 года стал символом сопротивления развалу и насильной украинизации. Моряки Черноморского флота отказались переприсягать Украине, что вынудило Ельцина и Кравчука вступить в продолжавшиеся несколько лет переговоры.

Принадлежность каждого корабля, причалов и зданий, будущее частей и подразделений, чьи наименования читались как летопись побед русского флота, все стало предметом острых споров и разногласий. Сами севастопольцы назвали свою борьбу «третьей обороной Севастополя» (после первой в Крымскую войну и второй – в Отечественную).

Черноморский флот Российской Федерации на законном основании находится в Севастополе, что подтверждено в 2010 году. Но с приходом Анатолия Сердюкова по флоту прокатился «девятый вал» сокращений, упразднений и переименований. Они затронули целый ряд исключительно ценных в политическом, историческом и чисто человеческом плане флотских учреждений культуры и идейно-воспитательной работы, по праву считавшихся центром русской духовности в утраченном Россией Крыму.

Сюжет (Николай КРАСНОЛИЦКИЙ, директор Морской библиотеки Дома офицеров ЧФ РФ): К сожалению, в настоящее время имеем факт сокращения библиотек в частях и соединениях, что отрицательно сказывается, безусловно, в целом на воспитательной работе, потому что, особенно для гарнизонов, отдаленных гарнизонов, библиотеки очень важный фактор.

Сюжет (Эдуард ПУГАЧ, тренер-преподаватель ДСШ Центра морской и физической подготовки ЧФ РФ):Сейчас яхт-клуба как такового нет, сейчас осталась детская спортивная школа, Центр морской и физической подготовки. Если не будет кузницы морских кадров, те забудут что такое море. Служить на море будет некому.

Сюжет (Владими ЯКОВЛЕВ, начальник Севастопольского матросского клуба, 2003-2012 гг.): Матросский клуб был открыт в 1954 году, 16 октября. И вот уже почти, даже больше чем 58 лет, он был символом города-героя Севастополя. Здесь всегда собирались матросы и не только матросы, но и жители города, дети. Сейчас это уже будет несколько проблематично, потому что с 1 сентября этого года Матросский клуб как штатная единица сокращен.

Сюжет (Сергей ГОРБАЧЕВ, зам. Главного редактора газеты «Флаг Родины», 2000-2009 гг.): В советское время, собственно, было две газеты: «Слава Севастополя», скажем так, гражданская, и «Флаг Родины» (ее тираж превышал 30 тысяч экземпляров). На сегодняшний день тираж «Флажка» составляет едва ли 2 тысячи. А, самое главное, то, что она в значительной мере перестала пахнуть морем. Это объективный процесс. Раньше 23 офицера выпускали газету, на сегодняшний день в газете нет ни одного военного. Парадокс, но факт. Военная печать делается гражданскими людьми.

(Звучит песня «Легендарный Севастополь»)

К. ЗАТУЛИН: У нас в студии генерал-полковник Леонид Ивашов, президент Академии геополитических проблем, и полковник Виктор Баранец, военный обозреватель «Комсомольской правды».

Ну вот Сердюков ушел, дело «Оборонсервиса» обрастает новыми деталями. Но целый ряд журналистов и экспертов, уж не говоря о председателе Правительства Российской Федерации, бросились сейчас на защиту реформы и всего, что сделал ушедший Министр. Вот, скажите, пожалуйста, вы – военные люди, насколько для военного человека, насколько для армии все это важно: форма, звания, «непрофильная» идейно-воспитательная работа? Является ли она, в самом деле, непрофильной для Вооруженных сил?

Л. ИВАШОВ: Во-первых, те, кто дает положительную оценку деятельности Сердюкова на посту Министра обороны, как правило, сами ни дня в армии не служили и оборонными проблемами не занимались. Мы же, военные профессионалы, видим главный ущерб, который Сердюков со своими реформами нанес. Это даже не в том, что он расхитил, что средства пошли не на пользу армии и обороноспособность, а то, что он вытравил русский дух, русскую историческую традицию из армии.

В. БАРАНЕЦ: И «зеленые человечки»…

К. ЗАТУЛИН: А что за «зеленые человечки»?

В. БАРАНЕЦ: Это любимая присказка бывшего Министра обороны, преподнесенная ему его дамами околодворными, которые называли офицеров Генштаба, Министерства обороны «зелеными человечками». Это как надо ненавидеть российского русского солдата, чтобы, работая вместе с ними в одной структуре, так пренебрежительно отзываться о государевых людях!

К. ЗАТУЛИН: Я помню, сколько шума наделало то, что ликвидировали в армии военную медицину. Во всяком случае, заявили, что все это будет на началах аутсорсинга предоставляться гражданскими специалистами. Вы верите в то, что гражданские специалисты на поле боя будут выносить из окопов раненых или оказывать первую помощь?

В. БАРАНЕЦ: Самое большое служебное преступление, я повторяю служебное преступление Сердюкова, заключается в отношении военной медицины, что он впервые за многовековую историю этого уникального института армии, он оторвал врача, военного врача, от солдата. Сегодня уже бывают случаи, когда солдатик, находящийся в предсмертном состоянии, раньше при старой системе он через 15 минут лежал на операционном столе. Сейчас этого солдата на вертолете доставляют за 200 км.

К. ЗАТУЛИН: Военное образование. Что с ним произошло в результате реформы?

Л. ИВАШОВ: Образования как системы у нас нет. Во-первых, кто возглавляет? Человек, не будем даже фамилию называть, но который ни часу не преподавала, не занималась научными исследованиями. Она возглавляет и науку, и военное образование. Предыдущая начальник Департамента г-жа Фральцо – ведь она публично говорила, что «я только что вернулась из Соединенных Штатов (я не цитирую дословно, по смыслу. – Л.И.), и нам нужно задуматься: нужна ли нам система военного образования со зданиями, полигонами и т.д.? Гораздо эффективнее послать в американские колледжи, и они, значит, там подготовят нам офицера».

В. БАРАНЕЦ: Абсолютно согласен с Леонидом Григорьевичем. Ну что такое, допустим, Министр обороны, к которому приходит тетенька (кстати, наклеивающая акцизы на водку и табак) и говорит высокие слова о том, что мы должны в армию вводить болонскую систему. Это когда офицер поучился немножко, да? «Болонская система, – говорит. – Как красиво звучит!». Что вы предлагаете? Проучился человек два годика, потом пошел послужил. На новую должность – иди, учись. На новую должность надо идти учиться. У нас вся армия при этой системе, она бы находилась в постоянной конвергенции движения. Офицера бы не видели на этой должности. Ну, представляете, если постоянные шестимесячные курсы! Такое решение мог принять только враг русского военного образования. И такое решение, слава Богу, по-моему, уже сейчас приговорили к смерти.

Мы возвращаемся к нашим традициям. Огромное количество стратегических решений, которые принимал Сердюков, он принимал их без совета с военным экспертным сообществом, без совета с генералами, которые насквозь знают армию. А девочки Сердюкова называли их «старыми пердунами» – этих носителей великого военного опыта! Они бы не позволили! И если Шойгу будет опираться на опыт людей, которые знают как это сделать!

Как Шойгу, кстати, принял первое решение, которому армия аплодировала, в том числе и полковник Баранец. А что плохого в том, что мы возвращаем суворовцев на Красную площадь? А что плохого в том, что мы с туза убираем этот позорный погон на его историческое место? А что плохого в том, что Шойгу остановил разрушение святилища медицинского – Военно-медицинской академии? Хорошо. Что плохого в том, что он приостановил разрушительную реформу военной медицины?

Л. ИВАШОВ: Да, Виктор Николаевич сказал правильно, что есть экспертное сообщество, но у нас есть целая система государственных институтов с научными даже подразделениями, такие как Совет безопасности, есть Военно-промышленная комиссия, есть Комитет Госдумы, Комитет Совета Федерации, чтобы работала система, базируясь на глубоком военно-стратегическом профессионализме, прогнозе и планировании.

К. ЗАТУЛИН: Спасибо большое за участие в нашей программе.

Участники: Спасибо и вам.

К. ЗАТУЛИН: Когда лес рубят, и щепки летят. Сердюков возвел это в принцип. Но то, о чем мы говорили сегодня, совсем не щепки. Думать так, значит ничего не понимать в этой профессии – родину защищать. Гвардия свергла Павла Первого за то, что тот стал дергать суворовцев за усы, внедрять парики и косы.

И еще один урок, связанный с этим делом. Со времен Гайдара у нас опасно много преуспевающих чиновников, политиков, бизнесменов, демонстративно противопоставляющих себя и свои действия большинству. Если бы они сегодня так агрессивно не пытались «отмыть» Сердюкова до бела, мы, может быть, и не стали бы высказываться о наболевшем.

«Стыдно ли бороться с революцией в России?»

К. ЗАТУЛИН: Сегодня 21 ноября. В этот день по новому стилю в 1905 году состоялось первое организационное собрание Союза русского народа. Союз вошел в историю как самое известное из всех охранительных движений России. Он был призван защитить страну от разрушительной стихии революций и первоначально вполне справлялся со своей задачей. Но затем был оклеветан, оболган, очернен перед лицом современников и потомков. Его участники были заклеймены как погромщики, охотнорядцы. Его миссия была отвергнута правительством. В итоге правительство оказалось обречено на гибель, а ярлык «черносотенца» оказался билетом на эшафот.

Сюжет:

В годы Советской власти черносотенцам приписывали все самые страшные грехи. Вот как, например, подавалось убийство профессионального революционера Николая Баумана крестьянином тамбовской губернии Михальчуком.

Кадры из к/ф «Николай Бауман»

Хотя убийца Баумана не состоял ни в каких политических партиях или организациях, его объявили «черносотенцем и шпиком охранки».

К Союзу русского народа прочно приклеилось обвинение в организации еврейского погрома в Кишиневе в 1903 году. Тогда погибло 49 человек. Отношение членов Союза русского народа ко многим революционерам, евреям по национальности, действительно, было враждебным, как и наоборот. Но обвинителей мало интересовал тот факт, что погром в Кишиневе, ставший возможным из-за убийства 14-летнего подростка Михаила Рыбаченко и бездарности губернатора фон Раабина, начальника гарнизона Бекмана и жандармского ротмистра барона Левендаля, произошел за два года до организации Союза русского народа. Как, впрочем, игнорировался и факт резкого осуждения погрома будущим членом Союза святым Ионном Кронштадтским.

Цитата (Св. Иоанн Кронштадтский): «Русский народ, братья наши! Зачем допустили пагубное самоуправство и кровавую разбойничью расправу с подобными вам людьми?».

К. ЗАТУЛИН: Есть какая-то зловещая закономерность в том, что в наши дни, спустя сто лет, мы вынуждены вновь задуматься о феномене и судьбе охранительств, народной защитной реакции в России. И вновь решать для себя, что нам нужнее: великие потрясения или великая Россия?

Судьба Союза русского народа служит нам предостережением и потому заслуживает пристального рассмотрения.

Сюжет:

Как наиболее эффективно гасят лесные пожары? Нужно устроить встречный пал, пустить такой же пожар навстречу огненному валу, и тогда пожар прекращается. Именно с такой целью и был задуман Союз русского народа как пожар народной контрреволюционной стихии, призванной поглотить стихию революционную.

Остро переживая за судьбу своей страны, в Союз русского народа вошли весьма многие выдающиеся русские люди – академики Менделеев И Соболевский, профессора Никольский и Лавайский, Забелин, Бутми, поэт Кузьмин, писатели и публицисты Мережковский, Розанов, Тихомиров, Меньшиков, художники Васнецов, Нестеров, Корин, Святой и Праведный Иоанн Кронштадтский, будущие патриархи Тихон, Билавин и Алексий Первый и другие, в том числе пятеро будущих святых новомучеников.

К. ЗАТУЛИН: Однако основным действующим лицом контрреволюционного протеста был простой народ. Об этом, кстати, ярко свидетельствует список убитых красными террористами членов Союза, большинство среди которых рабочие и крестьяне. Союз русского народа стал крупнейшей монархической, то есть поддерживающей тогдашнюю власть, организацией в России. Историки насчитывают до 2 млн. человек в составе Союза в период его наивысшей активности.

Сюжет:

С началом Первой мировой войны внутреннее положение России вновь стало уязвимым, чем немедленно воспользовались революционеры. К этому времени популярность Союза русского народа усилиями его либеральных критиков сошла на нет.

Перед самой революцией, в январе 1917 года в правительство поступила Записка православных кругов Киева:

«Пресса с каждым днем усиливает свой злостный, антинациональный и противоправительственный и противоцерковный характер. Для них не существует в России ни святынь, ни исторических прав, ни национальных устоев. …Разве возможно русскому говорить о Русской партии, о русской народности, о Русском государстве? Ведь это «ретроградство», это «угнетение иноверцев», это «квасной патриотизм», это «черносотенство»!»

Пути монархов и монархистов трагически разошлись. Последним эпизодом, окончательно оттолкнувшим российского монарха от монархистов, стало убийство ими близкого к престолу человека – Григория Распутина. Это событие безмерно оскорбило царя и царицу и поставило крест на взаимоотношениях двора и Союза русского народа.

К. ЗАТУЛИН: Царь отвернулся от своих самых верных, искренних слуг и союзников. Поддавшись обиде, они, в свою очередь, не смогли оказать царю и стране такую же поддержку, как во время Первой революции. Не смогли повторить свой подвиг 1905 года. В результате провалились все и провалили все. Скоро в двери Зимнего дворца постучалась Февральская революция 1917 года, но отвести эту угрозу, как в 1905-м, уже было некому.

Сюжет:

Император Николай Второй, отрекшийся от престола, и члены его семьи, позже причисленные к сонму новомучеников российских, были расстреляны или замучены в 1918 году. Судьба охранителей старого режима при Советской власти сложилась трагически. После официального провозглашения «красного террора» черносотенцев целенаправленно и планомерно отлавливали одного за другим и убивали, пока, в конце концов, не убили всех.

К. ЗАТУЛИН: Эта история позволяет поставить проблему ребром: как связана судьба России с судьбой ее охранительных сил?

Сюжет:

Нельзя не отметить, что со времени убийства императора Павла Первого вплоть до убийства Александра Второго русская интеллигентное русское сообщество любило и чтило революционеров и не любило, а то и презирало, отторгало охранителей. Достаточно вспомнить, что в 1861 году в Петербурге под влиянием идей Герцена и Чернышевского была создана организация «Земля и Воля», поставившая своей главной задачей организацию крестьянской революции. Герцен и Огарев оказывали ей всяческую помощь как в своих печатных изданиях, так и сбором средств. Немалые деньги передавал и поэт Некрасов.

Ужасная гибель Александра Второго многих отрезвила, заставила задуматься. Увы, ранняя смерть Александра Третьего не позволила придать подъему и стабильности России необратимый характер. Его слабый преемник дал запутать и развести себя с поддерживающими его силами.

К. ЗАТУЛИН: Сегодня многое напоминает нам события столетней давности. Вновь у либералов в руках оказываются непомерные информационные ресурсы, вновь в массы идет оголтелая антигосударственная и антицерковная пропаганда, вновь пытаются поднять улицу против центральной власти. В поисках популярности отдельные представители властей вновь вступают в компромисс с разрушителями, надеясь направить их действия на свои карьерные цели. И снова у охранительных сил России возникают опасения за будущее своей страны и своих детей.

Сюжет (Владимир ТОР, председатель исполкома Национально-демократической партии): «Русской нации необходимо, действительно, стать нацией, то есть стать политическим явлением, осознать свои политические, национальные интересы и бороться за их воплощение. И никоим образом не вставать в позицию по отношению к нынешнему государственному режиму как «чего изволите?». Давайте, сохраним его любой ценой. Ведь охранительство имеет смысл только в том случае, если есть действительно что охранять, если есть ценности, которые нуждаются в защите. В сравнении, нынешний политический режим клептократов не может считаться национальной ценностью. Это, к сожалению, та вещь, с которой необходимо расстаться».

К. ЗАТУЛИН: «Все смешалось в доме Облонских!». В сегодняшней России действуют аж четыре Союза русского народа, из которых, как минимум, один зовет русских людей на баррикады, призывает к народному восстанию, ни мало сообразуясь с реальным положением страны и не понимая, кому он пытается выслать путь к власти.

У нас в студии священник отец Александр Шумский из храма Святителя Николая в Хамовниках и писатель и публицист Анатолий Степанов, Санкт-Петербург.

Перед нами прошла история революции и контрреволюции в России. Наш разговор сегодня о судьбе охранительной идеи, тех сил, которые не выступали ниспровергателями существующих порядков, а пытались защитить стабильность и порядок в России. Как, по Вашему, актуальна эта тема, история всего, что произошло тогда, много лет назад, для сегодняшней России, для сегодняшнего положения в нашей стране? И почему?

А. ШУМСКИЙ: Мы сейчас переживаем, говоря языком кино, ремейк исторический, в буквальном смысле слова. Действительно, когда мы учились в советской школе, мы читали о черносотенцах, о Союзе русского народа и все было умозрительно. И вот только сейчас, в последние годы мы видим, действительно, как происходила революция в стране, как она готовилась, кто ее готовил, то есть мы прочувствовали ткань революционного процесса. И мы стали в нем участвовать с противоположной стороны как противники революционного процесса, потому что, как справедливо сказал наш выдающийся публицист, писатель, философ Вадим Кожанов: «Еще одну революцию Россия не выдержит». Поэтому сейчас мы должны встать грудью на пути революционного процесса, что, собственно, мы и сделали в «Русской народной линии». Я, как один из ее авторов, мы столкнулись с тем явлением, что против «Русской народной линии», меня, как автора, прокуратура Красносельского района Санкт-Петербурга возбудила дело.

К. ЗАТУЛИН: А в чем Вас упрекают?

А. ШУМСКИЙ: Они хотят обвинить в экстремизме мою статью. У меня была такая статья, называлась «От контрольной прогулки до контрольного выстрела». И я написал, на саамам деле мысль такая, что либералы-революционеры не остановятся и будут продолжать попытки власть свергнуть, то, в конце концов, власть будет вынуждена жестко отвечать.

А. СТЕПАНОВ: Парадокс ситуации состоит в том, что обвинения в экстремизме к отцу Александру предъявляет орган, который должен следить за безопасностью государства. Прокуратура. Вот в чем парадокс. Что, оказывается, мы, защищая государство, должны защищаться от государства. Обвиняют в чем отца Александра? Что он критикует либералов. Либералы, как социальная группа, которую нельзя критиковать. Но, позвольте, тогда надо запретить всю политическую полемику!

А ведь как началась революция 17-го года? Революция 17-го года началась с создания в 1915 году прогрессивного блока в Государственной Думе, куда вошли, и это было новшество, вместе с либералами и социалистами русские националисты – Шульгин, Савенко. Партию, которую создал Столыпин. Эта партия русских националистов вошла в прогрессивный блок, который поставил задачу свержения власти, свержения законного государя. И сейчас мы видим, как некоторые представители русских националистов идут на Болотную и там вместе с людьми, которые входят в коалиционный совет оппозиции, и вместе с людьми, которые не скрывают своих симпатий к заокеанским хозяевам, они вместе участвуют в этих митингах.

К. ЗАТУЛИН: Это естественно, что лидеры движений, которые себя называют национальными, сто процентов русскими и т.д., сегодня вместе с теми в оппозиции, кто не видит ничего противоестественного в том, что Россия распадется на несколько частей?

А. ШУМСКИЙ: Вы знаете, тут надо поднять вопрос о том, что такое русский? Потому что националисты в это вкладывают один смысл, а русские патриоты – другой. Русский народ объединяется не по крови, а по духу, прежде всего. Это очевидно.

К. ЗАТУЛИН: Все-таки тот главный урок, который мы должны вынести из истории Союза русского народа, объявленного черной сотней и заклейменного советской историографией? Можем ли мы допустить, если думаем о будущем России, поражение охранительных сил и сил, которые поддерживают власть и порядок в России?

А. СТЕПАНОВ: Мне кажется, что самое главное из-за чего произошло поражение революции 17-го года, это предательство элиты. Эта позиция бюрократии, которая сумела не допустить соединение верховной власти и народа. Власть, на мой взгляд, должна именно этот урок извлечь, чтобы она не допустила отделения себя от народа, чтобы она нашла механизмы, инструменты связи с живым народом. Кто такие сегодняшние черносотенцы? Это нижнетагильские рабочие. Это не те союзы русского народа, которых можно по пальцам пересчитать, там со счета собьешься. Это те нижнетагильские рабочие, которые сказали твердо, что мы защитим власть.

К. ЗАТУЛИН: Ну что ж, мы благодарим вас за участие в передаче. Спасибо.

Революция и контрреволюция, инь и янь, Бог и дьявол – аналогии соблазнительны, хотя и не всегда справедливы. одно можно сказать определенно: Союз русского народа не заслуживает однозначно очернительной оценки, которая прививалась десятилетиями. Шанс удержать страну от потрясений был, но им не смогли воспользоваться. И ответственность за это во многом несет нигилизм влиятельной части общества, которому стыдно было бороться с революцией в России.

Русская история – богатый источник для поиска ответов на запросы современности.

«Доведет ли русский язык до Уфы и до Казани?»

К. ЗАТУЛИН: В нашей первой передаче, вышедшей в эфир 7 ноября, мы задали вопрос Виктору Живову, заместителю директора Института русского языка:

(Из первой передачи): «Виктор Маркович, так обосновано ли наше беспокойство за русский язык? Что с ним происходит?».

В. ЖИВОВ: С русским языком не происходит ничего. Он как был великий и могучий, так и остался великий и могучий.

К. ЗАТУЛИН: Насколько он русский при этом?

В. ЖИВОВ: Он русский. Он на сто процентов русский.

К. ЗАТУЛИН: Мы решили проверить – так ли это?

Сюжет:

Этим поездом в Москву прибывает группа рассерженных граждан, всего десяток человек, но представляют они десятки тысяч. Цель одна – донести до депутатов Государственной Думы тревожный голос из национальных республик.

(Кадры сюжета о школе)

Это 1-й «А» класс одной из казанских школ, урок татарского языка. Его учат все – русские дети и татарские, армяне и башкиры. Отказаться нельзя, таков республиканский закон. Причем, татарского по количеству часов больше, чем русского. Против такого положения дел уже два десятка лет борются родители школьников.

Сюжет (Отец школьника): «Как только где-то выпятится с этим вопросом, на него директор, даже русские тетки, начинают кричать и брызгать слюной: «Ты что, живешь в Татарстане, не нравится – уезжай!».

Родители бьют тревогу: у русских детей мало того, что отбирают родной язык, так еще и устраивают путаницу в голове – с малолетства приходится изучать два языка. В итоге ни один, ни другой они толком не знают. «Изучать татарский заставляют даже в детском саду, – рассказывает Екатерина Беляева, – ведь иначе и в школу не возьмут». Но это противоречит федеральному законодательству. Родители считают, что у них должно быть право выбора, какой язык для их ребенка станет родным. Для того, чтобы этого добиться, инициативные граждане обращаются в суд.

Сюжет (Екатерина БЕЛЯЕВА, житель города Казани): «Суды. рассматривая наши заявления, не принимают во внимание ссылки на федеральное законодательство, аргументы истца абсолютно не принимаются во внимание. И в вынесении своих решений опираются только на местные законы, в которых прописано, что «русский и татарский языки изучаются в равных объемах».

Сюжет (Наиль НАБИУЛИН, лидер Союза татарской молодёжи): «У нас есть, конечно, группы шовинистически настроенных людей, которые заявляют, что татарского языка очень много в Татарстане, они требуют равенства. Мы видим равенство, знаете, каким образом? Если это равенство, то это равенство выглядит примерно так: 50% предметов обучается на татарском языке, 50% – на русском языке».

Сюжет (Ольга АРТЕМЕНКО, вице-президент Института НПО): «Ну, не может быть равноправным, да еще функционально равноправным государственный язык в республике Татарстан с государственным языком Российской Федерации. И все эти вещи нужно регулировать».

Сюжет (Александр САЛАГАЕВ, зав. кафедрой КНИТУ): «Многие боятся специалисты ехать сюда, потому что у детей возникает проблема с языком. И я знаю случаи, когда приезжают и опять уезжают».

А вот те, кому уехать некуда. В Нижнекамске двух детей оставляют на второй год и судом принуждают учить татарский.

Сюжет (Виктория МАЖАРОВА, житель города Нижнекамска): «Дело в том, что на меня оказывается очень сильное давление в нашем городе. Администрация города в лице Самигуллина пообещал, что он лишит меня родительских прав, потому что я не исполняю решения этого суда. А начальник городского Управления образования Фаритдинов сказал, что не исключено, что моих детей по решению суда будут водить в наручниках на татарский язык и на татарскую литературу».

Сегодня набор проблем в средней школе накапливается как снежный ком. Особенно быстро это происходит в национальных республиках.

К. ЗАТУЛИН: У нас в студии Владимир Толстой, советник Президента Российской Федерации и праправнук Льва Николаевича Толстого.

Есть ли повод у нас в России беспокоиться за русский язык, особенно в сфере образования?

В. ТОЛСТОЙ: Я выскажу свою личную точку зрения. Я разделяю это беспокойство. Мне кажется, что он не только по отношению к русскому языку, но и к литературе, истории, вообще процесс некоторой дегуманизации образования есть, он наметился в нашей школе. И я абсолютно убежден в том, что это нужно пересматривать, нужно возвращаться к увеличению часов русского языка, русской классической литературы на всей территории Российской Федерации.

У нас единая страна – Россия, у нас единый главный государственный язык. Конечно, в республиканских школах должно быть уделено внимание и национальным языкам.

К. ЗАТУЛИН: Вот пытаются выстроить такой механический баланс – 50% предметов на русском языке, 50% – скажем, на татарском или башкирском языке. Это правильный подход или нет?

В. ТОЛСТОЙ: По моему мнению, нет. Предметы должны преподаваться на едином государственном русском языке.

К. ЗАТУЛИН: Потому что иначе получится, что физику мы будем знать на русском, а историю, скажем, на татарском или на якутском.

В. ТОЛСТОЙ: Мое глубокое убеждение, что в единой стране, такой большой и сложной как наша, преподавание всех основных предметов должно вестись на государственном русском языке.

К. ЗАТУЛИН: И еще один такой, может быть, важный вопрос: «Знаем мы сегодня русский язык лучше или хуже, чем 20, 30, 100 лет назад?». Ваше впечатление?

В. ТОЛСТОЙ: Конечно, меня, например, смущает многое. Я из семьи филологов. Поэтому, когда сегодня, в том числе и мои дети, СМС-ки, в социальных сетях переписываются таким новоязом, конечно, меня это коробит. Хот, должен сказать, что мои дети, слава Богу, обладают какой-то врожденной грамотностью, но в целом я вижу. что тенденция в молодежной среде – упрощать язык, сокращать, минимизировать.

К. ЗАТУЛИН: Может, это общемировая тенденция? Скорости растут…

В. ТОЛСТОЙ: Да, это общемировая тенденция. Мы можем только сокрушаться по этому поводу, мы, старшее поколение. А насильно заставлять детей не поддаваться этой современной моде, наверное, сложно. Но именно поэтому многократно возрастает значение преподавания языка и литературы. Литературы, в первую очередь. Потому что, конечно, меня не может не огорчать то, что и гуманитарные предметы сегодня, знания по ним проверяются в форме тестов, исчезает творческое владение языком. Сочинения, как к ним не относиться, это в любом случае творческий процесс – для того чтобы написать, нужно прочитать. Это тот путь, который обязательно нужно вернуть сегодня в нашу школу, потому что все-таки классическая литература дает тот самый настоящий русский язык, мы его можем называть «пушкинским», «толстовским». языком Чехова и Достоевского, но это настоящий русский классический язык.

К. ЗАТУЛИН: Перед передачей вы сказали, что буквально завтра собираетесь в Татарстан.

В. ТОЛСТОЙ: Да, мы открываем выставку, совместную выставку музея «Ясная Поляна» и музея Казанского Кремля, посвященную войне 1812 года.

К. ЗАТУЛИН: Пожелаю, Владимир Ильич, успеха Вашей поездке и Вашей выставке. Спасибо за участие в нашей программе.

В. ТОЛСТОЙ: Спасибо большое.

К. ЗАТУЛИН: Проблемы не исчезают от того, что мы обходим их стороной. Мы обещали вести с вами честный разговор. С уважением относясь к языкам всех народов, населяющих Российскую Федерацию, мы не можем не выделять государственный русский язык, который больше, чем власть, армия, товарно-денежные отношения, скрепляет наше пространство. Мы надеемся, что все, что было показано в этом сюжете, не останется без внимания, и не только в Государственной Думе России.

С вами была программа «Русский вопрос». До встречи в среду, на будущей наделе на канале «ТВ-Центр».

/