Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 24.06.2015

Источник: ТВЦ
VIDEO

В девяносто девятой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • А судьи кто? (Международные суды по делу ЮКОСа проверяют на прочность российский суверенитет);
  • Цели поставлены, задачи определены. За работу, товарищи! (Общественная палата России провела свое пленарное заседание в Кремле).

В передаче принимают участие: Александр Тарнавский, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам; Виктор Шейнис, один из авторов Конституции РФ 1993 года; Александр Бречалов, секретарь Общественной палаты РФ; Денис Калугин, руководитель проекта «Россия без долгов»; Александр Музыкантский, заместитель Секретаря Общественной палаты РФ; Григорий Иоффе, председатель Общественной палаты Республики Крым; Анастасия Лазибная, руководитель проекта «Баба-Деда».

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром»; АО «ЧПО им. В.И. Чапаева»; ОАО «ПОЗиС» за помощь и поддержку при подготовке программы.

Стенограмма

 

К.Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

Сегодня в нашем выпуске:

— А судьи кто? (Международные суды по делу ЮКОСа проверяют на прочность российский суверенитет);

— Цели поставлены, задачи определены. За работу, товарищи! (Общественная палата России провела свое пленарное заседание в Кремле).

А судьи кто?

К.Затулин: На прошлой неделе 93 депутата Государственной Думы, представляющие все фракции нашего парламента, обратились с запросом в Конституционный суд: обязана ли Россия выполнять решения Европейского суда по правам человека, когда они противоречат Конституции России и принятым решениям Конституционного суда?

Казалось бы, чисто правовой спор. Но уже в конце недели теория обернулась практикой. С каждого из нас, включая младенцев, пытаются принудительно взыскать больше 20 тысяч рублей в пользу пребывающих за границей друзей Ходорковского, хапнувших благодаря Ельцину и залоговым аукционам в 90-е годы увесистую долю природных ресурсов России. Всего 50 миллиардов долларов.

И все по вердикту зарубежных судов, юрисдикцию которых над собой Россия признала в те же 90-е годы, исходя из соответствующего прочтения норм собственной Конституции.

Цитата (Конституция РФ, статья 15, часть 4): «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Сюжет: Эта статья входит в раздел «Основы Конституционного строя», следовательно, ей не может противоречить ни одна другая статья Конституции, а изменить или отменить ее можно только по решению Конституционного собрания. Для созыва же такого Собрания необходимо получить голоса трех пятых от общего числа депутатов обеих палат Федерального Собрания. К тому же, даже закона о Конституционном собрании еще не существует.

Цитата (Александр Бастрыкин, председатель Следственного комитета РФ): «В этом и заключалась… правовая диверсия… Установление примата международного права ещё при принятии Конституции РФ 1993 года нам умело преподнесли как базовую конституционную ценность правового государства советники из США».

Сюжет: По мнению же Председателя Конституционного суда России Валерия Зорькина, внедрение в Конституции государств нормы о приоритете международного права является эффективным инструментом либеральной глобализации.

Цитата (Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ): «Чрезмерное использование институтов международного правосудия может привести к тому, что такое правосудие становится не международным судейским арбитром, а механизмом в руках какой-либо из сверхдержав или группы сильных государств».

К.Затулин: Не удивительно, что критика приоритета норм международного права над национальным со стороны Зорькина и Бастрыкина вызвала острую реакцию либерального сообщества.

Цитата (Вадим Прохоров, адвокат): «Даётся приоритет Конституционного суда над решениями Европейского суда, с чем я категорически не согласен… Если нет приоритета международного права, то с такой страной на международной арене никто не будет иметь дело. Ведь в этом случае ни одно соглашение, заключённое Российской Федерацией, нельзя будет считать действующим, потому что оно всегда может быть изменено в угоду внутренним интересам».

К.Затулин: Если верить уважаемому адвокату, то никто на международной арене не желает, например, иметь дело ни с Индией, ни с Бразилией, в конституциях которых прямо закреплен приоритет национального права.

Сюжет: В Конституции Соединенных Штатов международный договор и внутренний федеральный закон имеют равную силу. Если же они вступают в противоречие, то действует более поздний акт. Таким образом, США на конституционном уровне закрепили за собой право отказываться от исполнения любого международного соглашения «в угоду внутренним интересам». Для этого требуется всего лишь вслед за Соглашением, переставшим устраивать Америку, принять несовместимый с ним закон.

К.Затулин: Признание в принятой в 1993 году Конституции приоритета международного права над национальным, а также юрисдикции международных судов, прежде всего Европейского суда по правам человека, обычно объясняют стремлением Ельцина и его команды как можно быстрее приобщить Россию к европейским ценностям. Ввести ее, пусть даже ценой отказа от части суверенитета, в европейскую семью народов.

Все это, возможно, имело место. Но нельзя отбрасывать и другой побудительный мотив: стремление элиты ельцинского призыва получить внешнюю поддержку столь выгодного ей социально-экономического и политического строя. За счет России, через введение элементов внешнего управления, гарантировать себе и своим близким поддержку на Западе.

Цитата (Тамара Морщакова, доктор юридических наук, советник Конституционного суда РФ):«Защита, обеспечиваемая Европейским судом по правам человека, – это вторая линия защиты российской Конституции, не чужой чьей-то воли, не какого-то непонятного вмешательства в наши дела со стороны других субъектов, а это вторая линия защиты Конституции».

К.Затулин: Звучит красиво. Только из этого следует, что гарантом незыблемости основ конституционного строя России является не Президент, а внешняя сила. Но в таком случае и источником власти в стране уже не является ее народ.

Цитата (Илья Ремесло, юрист): «Передача важнейших вопросов на разрешение иностранного суда означала бы, что народ России перестал быть источником власти, тем самым подрывается основа существования России как демократического государства… Это вызов России как суверенному государству, в котором единственным источником власти является её народ».

Сюжет: Результат признания приоритета норм международного права, международных договоров и юрисдикции международных судов не заставил себя долго ждать.

Цитата (Леонид Калашников, первый заместитель председателя Комитета ГД по международным делам): «Сегодня мы «наприсоединялись» к стольким конвенциям, что нас просто разденут и разуют скоро всякие иски типа ЮКОС на 50 миллиардов. Кто бы чего ни предпринял против России, оно, как правило, одобряется».

Сюжет: Первоначально Европейский суд по правам человека, как под копирку, штамповал решения, обязывающие Россию выплачивать десятки и сотни тысяч евро чеченским террористам, «пострадавшим» от федеральных властей.

Затем, войдя во вкус, он уже стал требовать от России ни много, ни мало, внесения угодных ему изменений в Конституцию страны. Наглядный пример, требование предоставить осужденным преступникам право избираться в органы власти. Самое интересное, что такого положения нет в «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод», которую ратифицировала Россия в 1998 году, и за неукоснительным соблюдением которой призван следить ЕСПЧ. Эта норма появилась в результате «толкования» Конвенции «сорока семью мудрецами» из ЕСПЧ, по образному выражению Валерия Зорькина. Нет никаких гарантий, что завтра в соответствии с новым «толкованием» от России не потребуют легализации однополых браков.

К.Затулин: Споры о соотношении международного и национального права могли бы еще долго продолжаться исключительно среди специалистов, если бы не решения международных судов по делу ЮКОСА.

Сюжет: В июле прошлого года, практически одновременно, Третейский суд в Гааге обязал Россию выплатить 50 миллиардов долларов бывшим акционерам ЮКОСА, а Европейский суд по правам человека присудил им один миллиард девятьсот миллионов евро. Случай абсолютно уникальный: впервые хозяйственный спор о неуплате налогов в особо крупном размере рассматривался в суде по правам человека, впервые в истории ЕСПЧ была установлена подобная сумма выплат. Это 92% от сумм, присужденных по делам всех входящих в Совет Европы государств. На всех остальных заявителей пришлось лишь 13 миллиардов евро.

В середине марта уже этого года Комитет министров Совета Европы направил российскому Правительству предписание, в котором обязал Россию представить к 15 июня четкий план выплат и согласовать с Комитетом сроки распределения этой суммы между акционерами. Именно поэтому и появилось Заявление 93 депутатов в Конституционный суд по поводу обязательности выполнения решений ЕСПЧ. Это была явная попытка найти компромисс: мы не выполняем совершенно дикое решение и, одновременно, не отказываемся в целом от конституционного принципа верховенства международного права и признания юрисдикции Европейского суда.

Студия

К.Затулин: Вот буквально только что, отталкиваясь от целого ряда решений Европейского суда по правам человека, вы вместе со своими коллегами, ныне действующими депутатами Государственной Думы, обратились в Конституционный суд с запросом о том, должны или нет решения этого суда исполняться в Российской Федерации, даже если они выходят за рамки или противоречат ныне действующей Конституции и нашим законам.. Почему именно сейчас, именно теперь вас это обеспокоило?

Александр Тарнавский (первый заместитель председателя Комитета ГД по бюджету и налогам): Самое главное в этом запросе заключается в том, что мы не ставим под сомнение обязательность исполнения решений Европейского суда по правам человека. Но нас беспокоит то, что ряд решений Европейского суда по правам человека, особенно в последнее время, по своему содержанию требует изменения Конституции Российской Федерации, либо они противоречат правовым позициям, с которыми в свое время выступил Конституционный Суд Российской Федерации. Например, в 32 Статье Конституции России говорится, что гражданин России, осуждённый по приговору Суда и находящийся в местах лишения свободы, не имеет права голосовать и избираться в органы государственной власти Российской Федерации. Есть у нас дело, оно называется «Гладков против России», по которому Европейский суд сказал, что эта норма Конституции России противоречит Конвенции о защите прав и свобод и мы, соответственно Россия, поскольку мы обязаны выполнять решения Европейского суда, должны поменять Конституцию России в этой части. И, более того, эта Статья 32 — это Глава 2 Конституции, а 2 Глава Конституции меняется лишь через решение, принимаемое Конституционным собранием РФ, которое должно быть специально для этого создано и оно может принять лишь новую Конституцию.

К.Затулин: Виктор Леонидович, теперь хочу спросить вас, как одного из авторов текста нашей Конституции, вот скажите, как и почему, вот в этой Части 4 Статьи 15 появилась эта запись? Я хочу ее процитировать: «Если международным договором с Российской Федерацией установлены иные правила, чем предусмотренные Законом, то применяются правила международного договора».

Виктор Шейнис (один из авторов Конституции РФ 1993 года): Эта Статья появилась не случайно. Эта норма была достаточно единодушно поддержана, сначала в Конституционной комиссии, затем на Конституционном совещании. Я не вижу причин ставить под сомнение основательность и правомерность Пункта 4 Статьи15.

Мне приходилось участвовать в разного рода передачах, где участники считали, что эта Статья чуть ли не противоречит суверенитету РФ. Я убежден, что она не противоречит. Потому что совершенно четко сказано, что речь идет о договорах. Следовательно, они ратифицированы, прошли процедуру ратификации, достаточно сложную, непростую и устанавливается приоритет ратифицированного Парламентом и подписанного Президентом Закона «О ратификации».

К.Затулин: Есть ли такая норма в Конституции у других государств? Насколько эта запись соответствует мировой практике?

В.Шейнис: Я не рассматривал с этой точки зрения зарубежные Конституции. Поэтому я не могу в точности ответить на этот вопрос.

А.Тарнавский: Опыт разный по данному вопросу. И то, что я наблюдаю в плане конфликтов между Конституционным судом ФРГ и решениями Европейского суда по правам человека, это так называемое «Дело Гергелю». Конституционный суд Германии сказал, что Конституция Германии выше, чем решение Европейского суда по правам человека. Подобное решение пару лет назад принял и Конституционный суд Италии, там Дело «Маджио против Италии» аналогичное. Мы уже наверно лет 10 наблюдаем это дело известное «Херст против Соединённого Королевства Великобритании» аналогично тому, с чем мы столкнулись сейчас, по правам заключённых. Свыше 10 государств участников Конвенции имеют подобный Конституционный запрет для заключённых голосовать. Тоже порядка 15 государств не имеет никакого запрета и предоставляют возможность заключенным даже обязывают голосовать. Баланс интересов между национальным и европейским законодательством каждая из стран устанавливает через свой механизм по-разному. Я полагаю, что это нормально.

К.Затулин: Согласны ли вы, скажем, с такими решениями ЕСПЧ, которые здесь уже упоминались, например, о праве заключенных принимать участие в выборах, быть избираемыми и так далее? И согласны ли вы с подходом ЕСПЧ, что, поскольку эта норма противоречит Конституции, то Конституция России должна быть исправлена?

В.Шейнис: Я полагаю, что в данном случае вопрос в общем, не носит острого и принципиального характера. Лично моя позиция заключается…

К.Затулин: То есть выполнять – не выполнять решения, не носит острого характера?

В.Шейнис: Нет. Данный вопрос, следует ли заключённым предоставлять право голоса, вот этот вопрос, на мой взгляд, достаточно боковой и не носит, что ли, значения основополагающего. Я допускаю, что, скажем, конституционная норма в данном случае имеет приоритет по отношению к решению Европейского Суда. Но не стоит, на мой взгляд, отталкиваясь от этой нормы, ставить под сомнение правомерность решений Европейского Суда, которые относятся к тем или иным решениям российских судов.

Проблема эта обострилась в связи с известным решением Европейского Суда о том, что Россия должна выплатить акционерам ЮКОСа 52 миллиарда долларов. В данном случае, Конвенция была ратифицирована и мы обязаны выполнить это Постановление. На мой взгляд, конечно, 52 миллиарда жалко. Как было жалко в свое время…

К.Затулин: А заключённых не жалко? То есть заключенные не так представительны, поскольку сидят в тюрьме, и вы считаете, что это вопрос, который не настолько важен?

В.Шейнис: Константин, права заключенных являются в общем, сравнительно малой толикой тех прав, которые ставятся под сомнения в нашей правоприменительной практики в решениях судов.

К.Затулин: Все-таки решение по поводу ЮКОСа относится к такому хозяйственному спору, насколько я понимаю. Речь идет о судьбе денег. В данном случае речь идет не о судьбе Ходорковского или Пичугина, или еще кого-то, то есть бывших или нынешних заключенных. Речь идет о судьбе денег. Правильно ли, когда в суд по поводу судьбы денег вмешивается Европейский суд по правам человека?

Считаете ли вы, что сам по себе суд, даже такой уважаемый, как Европейский, это независимый арбитр, а не, скажем, в определённой обстановке, в определённых условиях ангажированный институт?

А.Тарнавский: Европейский суд – это группа несколько десятков иностранцев, которые являются судьями. И вообще, это нонсенс, уже с политической точки зрения, когда группа иностранцев говорит России: «А нам вот эта норма Конституции не нравится, и будьте добры, ее поменять». Вот здравый смысл не работает в этом вопросе.

В.Шейнис: На мой взгляд, Европейский суд является в значительной степени не ангажированным, а независимым, объективным судом, потому что он стоит над национальными интересами и выражает некую общую правовую позицию.

К.Затулин: Европейскую. В которой мы не участвуем.

В.Шейнис: Почему? Мы участвуем.

К.Затулин: Потому что мы не формируем состав этого суда, насколько я знаю.

В.Шейнис: Мы участвуем в формировании суда. Там есть наши представители.

К.Затулин: Сколько их там?

А.Тарнавский: Один, у нас был Анатолий Ковлер долгое время, с которым долгие годы работал в альма-матер, Институте государства и права Академии наук.

К.Затулин: А сколько всего судей?

А.Тарнавский: По моим данным, несколько десятков судей. Но от России сейчас новый судья один. Анатолий Ковлер завершил свои полномочия.

К.Затулин: Россия представлена одним судьей в Европейском суде?

А.Тарнавский: В рамках своей квоты.

В.Шейнис: К сожалению, в условиях ангажированности нашей судебной системы, нацеленности ее на разного рода запреты, с одной стороны, и солидарности с позицией исполнительной и президентской власти, именно Европейский суд является той инстанцией, которая может реально защитить права человека.

К.Затулин: По сути, вы говорите, если государство не в состоянии, значит, надо кому-то передоверить.

В.Шейнис: Да.

К.Затулин: Я, безусловно, никоим образом не против той записи в статье Конституции, которая говорит о правах человека. Просто в каждом случае можно говорить о правах одних человек и других человек. Вот на мой взгляд, решение изъять у нас граждан России такую большую сумму денег, нарушает наши права человека, живущего в РФ, потому что мы, эти человеки, которые в ней живут, прекрасно знают, каким образом ЮКОС приобретал свои нефтяные богатства. И этого черного кабеля отмыть добела очень сложно, даже ссылками на всякие статьи Конституции. Это так, мой символ веры.

Я согласен, наша система несовершенна. Но почему мы в этом случае, вместо того чтобы совершенствовать нашу систему, и добиваться от нее лучшего, передоверяем решении каких-то вопросов, куда-то туда? Вот с этим я не согласен.

В.Шейнис: Я отвечу. Я полагаю, что решение Европейского суда как раз и способствует воздействию на наше правосознание, на поведение людей, на решения и прошлые, и будущие. Способствует тому, чтобы наша правовая система становилась более совершенной.

А.Тарнавский: Если даже говорить о какой-то ангажированности российской системы, то тех, кто нас слушает, я хочу разочаровать, имея богатый опыт общения и с юристами, и с политиками европейскими и американскими, то, к сожалению, не меньшая, а может, даже большая ангажированность присутствует в национальных системах правовых, если не всех, то подавляющего большинства европейских стран.

К.Затулин: Я извиняюсь, мне не надо далеко ходить — я был одним из заявителей в Европейский суд по правам человека. Вы, наверно, помните, что меня несколько раз Украина запрещала к въезду. И должен вам заметить, когда она это сделала первый раз, в 2006 году, запретив мне въезд на территорию всей Украины, при президенте Ющенко, я прошел все этапы украинского правосудия. И подал иск, который был отвергнут. Прошел апелляцию, она была отвергнута. Прошел кассацию, она была отвергнута. И отправил документы в Европейский суд. Год с лишним я ожидал ответа, после чего мне пришла бумажка о том, что мой иск не принят. Не принят к рассмотрению. А по вопросу о том, почему не принят, мне ответов не дают. Могу ли я после этого считать Европейский суд не политически ангажированным?

В.Шейнис: Я могу выразить сожаление по поводу того ответа…

К.Затулин: Тем не менее, вопрос теперь о практике. Вопрос к Александру Георгиевичу. В случае если Конституционный суд согласится с вашим запросом по существу и сочтет необязательным исполнение каких-либо решений ЕСПЧ ну например, тех, которые посягают на статьи Конституции или еще каких-то, какие дальнейшие действия должна предпринять Россия? То есть, что мы должны делать и чего мы не должны делать?

А.Тарнавский: Я полагаю, что достаточно будет поправить Статью Первую Федерального Закона «О ратификации» и Конвенции о защите прав и свобод человека и протоколов к ней…

К.Затулин: Как я понимаю, речь идет не вообще об отказе от исполнения решений, а о том, что мы берем на себя функцию определять какие мы будем исполнять, каике — нет. Вот ваша точка зрения?

В.Шейнис: Я думаю, что это очень опасный путь. Потому что те процессы, которые интенсифицированы в последние два года, выводят Россию из сообщества демократических государств.

Я думаю, что лучше, вообще говоря, не трогать и решение Европейского суда на данном этапе. Мне, я уже сказал, бесконечно жалко 52 миллиардов, которые будут вынуты из моего и вашего кармана. Мне жалко.

К.Затулин: Ваша жалость очень избирательна. Вам жалко денег, но, тем не менее, вы считаете нужным это решение выполнять. И одновременно вам жалко заключённых, но вы не считаете нужным, что надо выполнять это решение. Вот тут я не могу никак, при всей объективности и желании вашу точку зрения уважить, не могу найти соответствия.

В.Шейнис: Вы поставили меня в несколько трудное положение, поскольку я не знаком с вопросом о правах заключённых. Мне надо подумать.

К.Затулин: Решений ЕСПЧ, котороепосягает на ваше мнение, что не надо трогать Конституцию. Прямо требует – измените Конституцию.

В.Шейнис: Мне трудно сейчас сформулировать позицию по заключённым.

К.Затулин: Легко, когда во всех случаях, когда вам трудно, говорить о том, что вам трудно, поэтому вы не будете это обсуждать. Это самый простой выход. Спасибо вам за участие в нашей программе. Спасибо большое.

* * *

К.Затулин: Уже после записи этой беседы судебные приставы в Бельгии, а затем во Франции и Австрии начали процедуру ареста российской государственной собственности, счетов наших посольств и учреждений на основе решений Третейского суда в Гааге и Европейского суда по правам человека в Страсбурге по иску акционеров ЮКОСА.

Сюжет: Представители либерального крыла в российской власти сразу же попытались сгладить ситуацию, сделать вид, что ничего серьезного не произошло. Обычая судебная ошибка – разберемся.

Цитата (Игорь Шувалов, первый заместитель Председателя Правительства РФ): «Будем, полагаясь на независимость и беспристрастность судебной системы стран ЕС, добиваться справедливого решения».

Цитата (Аркадий Дворкович, заместитель Председателя Правительства РФ): «Мне кажется, что сейчас важно, чтобы профессионалы в этой части поработали, разобрались. Не нужно раздувать здесь какие-то политические скандалы».

Сюжет: Однако, политическая составляющая действий судебных властей Бельгии, Франции и Австрии слишком очевидна.

Цитата (Сергей Лавров, министр иностранных дел РФ): «Я не исключаю, что это приурочено специально к Петербургскому экономическому форуму. Я не сторонник теорий заговора, но даже если это случайное совпадение, это работает против тех, кто хочет нормально, без каких-либо искусственных препятствий работать в Российской Федерации. Так что вольно или невольно они помогают тем, кто хотел бы такое сотрудничество всячески затруднить».

Сюжет: Столь же очевидна и, мягко говоря, странность призыва положиться на «независимость и беспристрастность» европейской Фемиды. Решение Гаагского суда с юридической точки зрения еще более дикое, чем решение ЕСПЧ – обвинение вынесено на основе несоответствия действий России Энергетической хартии.

Цитата (из заявления Министерства финансов РФ, 28 июля 2014 года): «Фундаментальное значение имеет то обстоятельство, что Третейский суд не обладал юрисдикцией для рассмотрения поставленных перед ним вопросов. Российская Федерация не ратифицировала Договор к Энергетической хартии».

К.Затулин: Получается, что нас уже стали принуждать к исполнению договоров, к которым Россия не присоединилась и которые по всем нормам международного права к нам не имеют никакого отношения.

Цитата (Михаил Ремизов, президент Института национальной политики): «По сути, это уже объявлена экономическая война, потому что масштаб не заявленных претензий, а уже присуждённых в Гааге выплат, а это 50 миллиардов, на которые набегают проценты, то есть это фактически астрономическая сумма, это фактически размер контрибуции, который уже Запад заранее объявил России в качестве необходимых выплат в случае поражения».

Резюме К.Затулина: Надеяться на то, что все само собой рассосется, конечно, можно. Как можно надеяться, что «независимая» европейская Фемида осознает свои ошибки и устыдится принятых решений. Надеяться можно на многое, даже на Господа Бога.

Хотелось бы, однако, иметь в запасе нечто более определенное, чем надежды. Например, твердую, законодательно подтвержденную позицию, что сворованное у государства в ходе залоговых аукционов 90-х годов не может быть предметом судов о защите частной собственности. Что Россия, как и США, имеет право отказаться от исполнения невыгодных ей международных договоров, денонсировав их полностью или частично. Что из факта нашего уважения к международному праву вовсе не следует, что мы обречены реагировать на каждый чих иностранных судей, решивших вторгнуться в нашу Конституцию и законы или залезть всем нам в карман.

На войне – как на войне.

«Цели поставлены, задачи определены. За работу, товарищи!»

К.Затулин: В течение двух дней, 22 и 23 июня, Общественная палата России, обновленного в прошлом году состава, проводила свое общее пленарное заседание. В первый день члены Палаты вместе с председателями Общественных палат всех регионов России встретились с министром юстиции РФ Александром Коноваловым и руководителем Федеральной налоговой службы Михаилом Мишустиным. Во вторник в работе пленарного заседания Общественной палаты принял участие Президент Российской Федерации Владимир Путин.

Съемочная группа программы «Русский вопрос» постаралась разобраться, что именно, в первую очередь, волнует представителей нашего гражданского общества, получивших в 2005 году в свое распоряжение этот новый в России институт – Общественную палату.

Сюжет: В соответствии споправками в Закон «Об Общественной палате РФ», вступившими в силу в прошлом году, она формируется из 40 граждан РФ, утверждаемых Президентом, 85 делегатов от Общественных палат субъектов РФ (с учетом Крыма и Севастополя) и 43 представителей общероссийских общественных объединений и иных некоммерческих организаций, избираемых Интернет-голосованием, в котором могут принять участие все граждане России. Впервые такое голосование проходило в мае 2014 года в 14-ти номинациях: социальная поддержка граждан, межнациональные отношения, охрана здоровья, экология, культура…

Членами Палаты на ближайшие три года стали такие люди, как Герой России, полковник Вячеслав Бочаров – офицер «Вымпела», освобождавший заложников в Беслане; уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский; телеведущий Николай Дроздов и руководитель театра «Сатирикон» Константин Райкин; 26-летняя Ирина Скворцова, за чьей борьбой за жизнь после ужасной травмы на санной трассе в Германии следила вся страна. Новым лидером Общественной палаты, ее секретарем стал сопредседатель Общероссийского Народного фронта Александр Бречалов, руководитель Общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России».

Общественная палата работает на добровольной основе. Заработную плату ее членам не выплачивают. Они проводят экспертизу проектов законов и нормативных актов, организуют их «нулевые» чтения и другие общественные слушания. В задачи Общественной палаты входит: оказание поддержки некоммерческим организациям, контроль прав лиц, которые находятся в местах принудительного содержания, координация работы по формированию наблюдательных комиссий, общественная экспертиза законопроектов, развитие международного сотрудничества. Важное условие работы Палаты: все ее решения носят рекомендательный характер.

За время своего существования Палата рассматривала самые разные вопросы. Так, например, при содействии Палаты удалось привлечь внимание к прокладке нефтепровода в природоохранной зоне Байкала, в результате чего проект был изменен. Общественная палата принимала участие в обсуждение проекта строительства дороги через Химкинский лес, в обсуждении законодательства о курении, ЕГЭ и многих других законов.

К.Затулин: Резонансными инициативами, заставившими власть и общество серьезно относиться к Общественной палате, стали ее запросы, в порядке общественного контроля, к главам администраций, путавших «свою шерсть с государственной».

Сюжет: Самой яркой стала история с уже бывшим губернатором Сахалина Александром Хорошавиным, чья отставка, а затем и уголовное дело начались с совместного запроса Общественной палаты и Общенародного Российского фронта: зачем ежегодно ремонтировать гараж областной Администрации за 300 млн. рублей?

Далее, по инициативе ОНФ и Палаты, последовали отставки губернатора Николая Денина в Брянской области и Сергея Боженова – в Волгоградской. Секретарь Общественной палаты Александр Бречалов недоумевает: если Президент сказал, что автомобили для чиновников должны быть не дороже 3 млн. рублей, то почему в регионах позволяют покупать себе топовые комплектации авто по 9 млн.?

К.Затулин: Очень может быть, что именно эта активность Общественной палаты нового состава позволила за год поднять доверие к ней с 32 до 43%, по данным социологии.

Накануне пленарного заседания секретарь Общественной палаты Александр Бречалов дал интервью программе «Русский вопрос».

Сюжет (Александр Бречалов, секретарь Общественной палаты РФ): Лично в моем восприятии, Общественная палата это абсолютно такой органичный институт гражданского общества в России. И я очень надеюсь, что за тот год, что я руковожу Общественной палатой, за год работы нового созыва, Общественная палата действительно стала такой площадкой для общения между обществом и властью.

Есть ли аналогичные институты? Да. Практически в каждой стране в той или иной форме, просто может быть не прямой перевод, Общественная палата, на разные языки. СКЛ. Это естественный необходимый элемент в любом государстве. Ну, я там не говорю про Северную Корею. Но во всех развитых государствах с той или иной формой демократии, конечно же, Общественная палата присутствует.

В большинстве регионов Общественная палата действительно компенсирует тот недостаток общения, коммуникаций, между обществом и властью. Но, опять же не во всех регионах, мягко говоря, Общественные палаты действительно независимы, открытый и публичный орган. К сожалению, у нас много ситуаций в регионах, когда Общественные палаты пока еще носят декоративную функцию, больше соглашательскую с главой региона. Но в общем шаг за шагом мы уже видим в течение этого года, как ситуация меняется.

За этот год Общественная палата России переформатировала работу в формате нулевого чтения. Мы считаем, что мы с этой задачей справились. В первую очередь, натолкнулись на то, что и Федеральные органы исполнительной власти, и Государственная Дума, ну мягко говоря, не всегда заинтересованы в диалоге на площадке Общественной палаты. Почему? Потому что появляется еще одна альтернативная точка зрения, она абсолютно точно не ангажирована ни с какими лоббистскими группами или бизнес-группами. И за этот год у нас было очень много таких резонансных серьезных слушаний, которые в том числе показали актуальность нашей работы.

Я был вынужден направить письмо депутата Государственной Думы, руководителю Комитета по бюджету, Андрею Михайловичу Макарову. В первом чтении, совсем недавно был принят законопроект с изменением в налоговый кодекс. Если налоговый орган не находит генерального директора исполнителя и поставщика услуг, не находит подтверждения реальной деятельности этой компании, то весь риск уплаты налогов там, НДС и все остальное, он на заказчика, на добросовестного налогоплательщика. Макаров удовлетворил нашу просьбу, попросил отложить второе чтение с весенней сессии на осеннюю и сначала провести слушания по Общественной палате.

За этот год, 37 законопроектов прошли формат нулевого чтения, большая часть из них были крайне острыми, большая часть из них не воспринимались ни Госдумой, ни Советом Федерации. Но это говорит о том, что мы действительно становимся таким полноправным участником законопроектной деятельности.

Мы почти весь год работали с (открытым? нрзб) Правительства, чтобы переформатировать порядок формирования. Понятно, что ни одному из 52 ведомств, при которых должны быть созданы Общественные советы, не интересен открытый процесс создания этих Общественных советов по понятным причинам. Потому что они наделяются достаточно серьезными полномочиями, начиная от утверждения бюджета, заканчивая утверждением стратегического развития того или иного ведомства. Но я надеюсь, осень будет таким стартом, мы приведем, упорядочим все законопроекты, законы и нормативные акты в этом вопросе. И с осени начнем уже формирование Общественных советов по новому регламенту, который, в первую очередь, будет абсолютно открытым и прозрачным. И я надеюсь, что в Общественные советы войдут действительно лидеры общественного мнения по своим направлениям.

Защита национальных интересов и поддержка гражданской инициативы в моем понимании это одно целое. Мы поддерживаем тех, те проекты, те общественно-полезные, общественно-значимые проекты, которые в любом случае в итоге укрепляют страну. Через поддержку инвалидов, через поддержку семьи, через поддержку подростков, которые отбывали наказание в местах лишения свободы – это все национальные интересы в первую очередь, поэтому ну здесь для меня это обсолютно неразрывная вещь.

А если отвечать на вопрос социального лифта. Вот представьте себе, 13 сентября будет единый день выборов. Мандаты разных уровней, от поселковых законодательных органов до региональных, включая губернатора и мэра городов, получит 91 тысяча человек. 91 тысяча! Я езжу много по регионам, общаюсь с блоггерами, с оппозицией, с журналистами, с общественниками. У меня очень большие сомнения, что у нас 91 тысяча вот таких искренних патриотов России, людей состоявшихся, с продуктом, за плечами с конкретным значимым общественно-полезным делом.

Поэтому наша задача, чтобы таких людей, которые состоялись там на почве НКО или в бизнесе, которые готовы идти в органы исполнительной власти и законодательной, чтобы их было больше. Мы их ищем и продвигаем.

Общественная палата, на мой взгляд, это главный институт гражданского общества. Необходимо заложить такие правила работы, чтобы они не зависели от руководителя Общественной палаты. Моя же задача на второй год работы это усилить, безусловно, работу экспертную. Это нулевые чтения. Больше такой разумной агрессии, жесткости в отстаивании своей позиции, надо добиться, чтобы ни у одного депутата, ни у одного министра не было и мысли в первое чтение, не обсудив это на площадке Общественной палаты с обществом. Безусловно, задача приоритетная – это формирование Общественных Советов, это огромная работа и это наверное первый наш приоритет. Ну и у нас хорошо удаются наши выезды в регионах, а это для нас сейчас главное, работа региональная повестка, поэтому форум сообщества, через них социальные действия – это также одна из наших главных задач.

Поэтому… ну в общем-то это вся та повестка, которую перед нами ставит Президент страны. Вот в этом направлении будем двигаться.

Сюжет (Денис Калугин, руководитель проекта «Россия без долгов»): Проект «Россия без долгов» появился после того, как на похищенный у меня паспорт микрофинансовые организации оформили четыре кредита. Я от них очень долго отбивался. Потом появился вокруг меня круг знакомых — близких и далеких, которые попали в ту же ситуацию. Соответственно сейчас мы занимаемся защитой заемщиков от недобросовестных действий банков, коллекторских организаций и микрофинансовых агентов. Площадка «Перспективы» и площадка Общественной палаты — это практический инструмент для нас для того, чтобы через публичные слушания вносить изменения в законодательство, которые бы ограничивали бы кредитным организациям неправомерность списков взыскания долгов.

Сюжет (Анастасия Лазибная, руководитель проекта «Баба-Деда»): Людьми старшего возраста в России мало кто занимается, а эта аудитория очень благодарная, и она, действительно, жаждет внимания. Мы запустили направление по трудоустройству пожилых людей. Оно называется компания «Для всех возрастов» и мы собираем работодателей, которые готовы брать на работу людей старшего возраста. Это и снижение затрат на текучесть персонала, и на переобучение людей. Это и рост продаж, потому что люди «пятьдесят плюс» лет — они и потребители многих компаний. Скорее они поймут вашу компанию, поймут ее маркетинговый посыл, если с ними будут общаться их ровесники. Это такой замкнутый круг — если вы хотите увеличить продажи — берите на работу людей старшего возраста.

Сюжет (Григорий Иоффе, председатель Общественной палаты Республики Крым): Первый закон, который принял Государственный Совет в Крыму — это был закон «Об Общественной палате Республики Крым». Общественная палата выступает через депутатов со своими инициативами. Сегодня в работе находится крымский закон о гуманном отношении к животным. К сожалению, на федеральном уровне его нет, но, тем не менее, мы решили этим заниматься. Сейчас в первом чтении принят закон «Об общественном контроле в Республике Крым». И в разработке этого закона особое внимание уделяли члены Общественной палаты. Но и граждане Крыма, российского Крыма, уже поняли, что этот институт, которого в составе тоталитарной Украины, не могло быть и речи, что он сегодня действует. К нам обращаются, члены Палаты ведут прием граждан, на которых ставится очень много интересных, важных общественных инициатив.

Сюжет (Александр Музыкантский, заместитель Секретаря Общественной палаты РФ): Я чувствую, как за этот год Общественная палата нарабатывает авторитет. К ее мнению начали прислушиваться губернаторы, начали прислушиваться министерства, депутаты. Во-первых, большой упор делается на взаимодействие с Общественными палатами регионов. Во-вторых, полностью изменилось взаимодействие с Уполномоченными по правам человека, в том числе и в регионах. В-третьих, пошли вот эти вещи, которые называются «нулевыми чтениями», когда проект какого-то закона, который еще даже не обсуждался формально в Думе, попадает в Общественную палату и здесь проходят «нулевые чтения».

Сюжет: В юбилейном заседании Общественной палаты приняли участие не только представители созданных за десять лет общественных палат в регионах России, но и гражданские активисты, авторы перспективных социально значимых проектов.

Сюжет (Владимир Путин, Президент РФ, Из выступления на заседании Общественной Палаты в Кремле 23 июня 2015года): Общественная палата стала действенным органом качественной экспертизы, в том числе и прежде всего, конечно, законопроектов, а также эффективной площадкой для диалога между гражданами и властью, и общество вправе рассчитывать, что эффективность вашей работы будет только возрастать, во всяком случае мы все на это надеемся. Большое вам спасибо.

Резюме К.Затулина: Поиск верного посредника между властью и обществом во все века был проблемой, и не только на Руси.

Церковь в течение многих веков выполняла эту функцию, донося до власть предержащих глас простого народа. Общественная палата Российской Федерации – такой современный организатор диалога между властью и обществом и за прошедшие десять лет она выросла в самостоятельный институт.

Конечно, будет он успешным или нет, это зависит, прежде всего, от отношения к делу самих членов Общественной палаты, но и в том числе и нас с Вами, тех людей, тех граждан, которые готовы принимать участие в этих общественных инициативах. Во всяком случае, я свой выбор сделал, согласившись стать в феврале членом Общественной палаты Российской Федерации.

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». Желаем Вам хорошо отдохнуть летом, и до встречи вновь в нашей программе в начале сентября на канале ТВ-Центр.

/