Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 24.12.2014

Источник: ТВЦ
VIDEO

В семьдесят седьмой передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Откуда исходит угроза России (ахиллесова пята: рубль, привязанный к доллару);
  • Союзное государство России и Белоруссии: дороги, которые мы выбираем.

В передаче принимают участие: Андрей Клепач, заместитель председателя Правления Внешэкономбанка; Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации; Григорий Рапота, государственный секретарь Союзного государства России и Белоруссии; Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН; Богдан Беспалько, заместитель директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. Ломоносова; Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы.

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром» за помощь и поддержку при подготовке программы.

 

Стенограмма

 

К. Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

Сегодня в нашем выпуске:

– «Откуда исходит угроза России» (ахиллесова пята: рубль, привязанный к доллару).

– «Союзное государство России и Белоруссии: дороги, которые мы выбираем».

Откуда исходит угроза России

К. Затулин: Прошлую неделю нам не забыть. «Черный вторник» 16-го декабря для российского рубля начался еще вечером в понедельник. Рубль начал тонуть. Центробанк пытался кинуть ему спасательный круг. И под покровом ночи повысил ставку рефинансирования на 6 с половиной процентов до рекордных 17 процентов годовых. Однако уже утром, едва вынырнув, рубль почти захлебнулся: 85 за доллар, 100 за евро. Этот день нам теперь придется вспоминать еще очень долго.

Сюжет: Ночное повышение ключевой ставки ‑ такое для российской экономики впервые. Эксперты объясняют это тем, что Центральный Банк торопился успеть к началу торгов на Дальнем Востоке. Торопился, потому что понимал: еще немного и будет еще хуже. Первичное падение доллара на 5 рублей утром в последующем не нашло подтверждающего предложения от Центрального Банка и осторожные покупки игроков переросли в паническую атаку. В середине 16-го декабря доллар стоил больше 80, а евро впервые перевалил за 100 рублей. В дальнейшем все же удалось вернуть рубль к 58-59 за доллар.

К. Затулин: Ночное решение о повышении ключевой ставки ЦБ в России приняли по-разному. Кто-то назвал эту меру запоздалой и недостаточной, но большинство признали: повышение ставки в таких условиях – настоящий удар по экономике. Так что же в действительности значит такое решение, и к чему оно может привести?

Сюжет: Ставка рефинансирования, которую поднял Центральный Банк, это процент, под который он дает деньги другим банкам. Коммерческие банки, давая кредиты бизнесу и промышленности, вынуждены повышать свои ставки, чтобы покрыть потери. Таким образом, получая деньги в кредит, компании-производители должны будут отдать больше. То есть риски высоки и возможности для развития меньше.

Цитата (Борис Титов, уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей): «Каждый год банкам надо будет вынимать 17% от инвестиционных ресурсов. И даже не 17%, ведь банки будут свою маржу брать. То есть реальная ставка более 20%. Поэтому любой проект должен быть на 20% более конкурентоспособен, чем, например, у импорта».

Сюжет: Как при таком дефиците средств развивать свой собственный бизнес, новые технологии, инвестиции? Как стимулировать импортозамещение, о котором сегодня говорят все?

Финансовый сектор вместо того, чтобы идти в промышленность и сельское хозяйство и зарабатывать там, уходит в спекуляции. Потому, что больше ему делать просто нечего.

Цитата (Эльвира Набиуллина, председатель Центрального Банка России): «Нам нужно адаптироваться к новым условиям, к новой политике Центрального Банка. Мы будем её разъяснять, будем больше говорить о наших целях, о наших мерах для того, чтобы это понимали люди».

К. Затулин: Адаптироваться к новым условиям – это значит научиться быть спекулянтами. Очень может быть, что руководители ЦБ и представители финансово-экономического блока правительства, никогда не работавшие на производстве, уверены, что творог добывается из вареников. А между тем, кроме интересов столь дорогих им спекулянтов на валютном рынке, есть еще большая страна, ее промышленность и сельское хозяйство. Во всех этих секторах сегодня работают свыше половины населения России и это значительно больше, чем несколько сотен брокеров на бирже. Есть, наконец, ответственность России за всех, кого она приручила – постсоветское пространство, СНГ, Евразийский союз. Какое впечатление ослабление национальной валюты окажет на планы консолидации этого «Русского мира»?

Сюжет: Первыми от повышения ставки должны пострадать строители. Для них сегодня главная угроза обвал рынка потеки. Привлекая деньги простых людей с помощью высоких ставок на депозиты, банки повышают ставки уже и по ипотеке. Еще осенью средняя ставка составляла 12,3 % , сегодня она уже 14,5%

Цитата (Александр Ручьёв, заместитель главы Общественного совета при Министерстве строительства и ЖКХ России): «Решение ЦБ поставит крест на ипотеке и нарушит стабильность рынка недвижимости. Также это может привести к пересмотру ставок, что подорвёт доверие людей к действиям государства».

Сюжет: Президент Владимир Путин, в целом поддерживая необходимость жестких мер для ликвидации паники и критикуя правительство и Центральный Банк за промедление, на своей ежегодной пресс-конференции на прошлой неделе подчеркнул озабоченность перспективами ипотечного жилищного строительства.

Он обратил особенное внимание на сохранение отдельной ставки в 6% для кредитов малому бизнесу и 9-процентный для кредитования крупных инвестиционных проектов.

Сюжет (пресс-конференция Президента РФ Владимира Путина, 18 декабря 2014 года): «Плохо только, что до сих пор Правительство не предложило соответствующих проектов, а механизм должен работать так. Напомню вам и через вас всем людям, которые бизнесом занимаются: если есть хороший проект, экономически целесообразный, выгодный и стабильный, нужно прийти в коммерческий банк; этот банк должен прийти в соответствующую правительственную комиссию; правительственная комиссия должна подтвердить, что это действительно эффективный и жизнеспособный проект. И банк под это получает соответствующую ликвидность из Центрального банка под ключевую ставку, в данном случае 6,5 или 9 процентов. Вот это для бизнеса малого и среднего и для проектного финансирования сохранено. То же самое или что-то подобное можно сделать и для ипотеки».

Сюжет: Представители власти подчеркивают временный характер повышения ставки рефинансирования.

Цитата (Андрей Белоусов, помощник Президента РФ): «С моей точки зрения, чем быстрее снизить ставку, тем лучше. А когда — как только позволит ситуация… Очень важно, чтобы эта ситуация с ограничением ликвидности не переросла в кризис рублёвой ликвидности… Центральный Банк сейчас принимает меры. Меры есть, они разработаны и уже начали вводиться. Это меры, которые связаны с тем, чтобы минимизировать негативные последствия от падения курса рубля и повышения ставки рефинансирования».

К. Затулин: Мы не первые и не последние, кто переживает резкое падение курса национальной валюты. Особенность в том, что одной из несомненных причин этого является отказ нашей банковской системе в кредитах со стороны западного сообщества. 20 лет мы открывали свою экономику для Запада, и как только мы проявили самостоятельность – в случае с Крымом и Украиной ‑ Запад нас наказал. Он делает это уже не в первый раз в попытке приструнить национальные суверенитеты. Почему мы так рассчитывали на добродушие Запада, почему так медленно перестраиваемся на другую систему финансовых координат – вот вопрос к правительству и Центральному Банку.

Студия

К. Затулин: С октября 2014 года рубль обесценился вдвое, за вот этот короткий период. Хорошо это или плохо? И каковы причины этого?

Андрей Клепач (заместитель председателя Правления Внешэкономбанка): У нас, если брать за 2-3 года, практически на 50% выросли и цены на электроэнергию, зарплаты. И наша продукция стала менее конкурентоспособна, потому что производительность или энергоэффективность так и не росли. И в этих условиях, поскольку мы конкурируем и на мировых рынках, и на своем, чтобы выжить, чтобы защищать свои позиции, рубль должен был снижаться. Во-вторых, рубль – это нефтяная валюта, и когда цены на нефть идут вниз, а все-таки они снизились достаточно сильно, и с октября, и сейчас, есть ожидание по дальнейшему снижению, хотя надеюсь, это не настолько сильно. И третий фактор ‑ это действительно, плата за геополитический риск, за отток капитала, связанный с санкциями, но в этом смысле – это плата за то, что мы — суверенное государство, за то, что мы проводим самостоятельную внешнюю политику, да и внутреннюю.

К. Затулин: Отток капитала и санкции взаимосвязаны?

А. Клепач: Ну, естественно.

К. Затулин: Но отток ведь был и прежде?

А. Клепач: Отток был и прежде, но по официальным прогнозам, которые были год назад, величина оттока должна была быть около 40 или, более реалистичная цифра, условно говоря, 50-60 миллиардов долларов. Фактически, мы в этом году скорее ожидаем 125-134 по последним оценкам ЦБ. То есть, отток капитала вырос в 2 раза.

Михаил Делягин (директор Института проблем глобализации): Если ничего не менять и никого не обижать, то единственным способом не допустить экономического спада уже в этом году было ослабление рубля. Девальвация. Подстегнуть лошадку хворостинкой. Поэтому в январе месяце начался первый виток девальвации. И если брать то, что нужно для, действительно, подстегивания нашей экономики, то вот 40 рублей за доллар к новому году, ‑ это было то, выше чего для экономики подстегивания уже были бы излишними.

А. Клепач: Не надо все валить на Центральный Банк и не надо даже валить все на таргетирование инфляции. Таргетирование инфляции – не панацея и вещь достаточно сложная.

К. Затулин: Нельзя ли нашим простым «незаможным» телезрителям объяснить, что такое таргетирование?

А. Клепач: Таргетирование инфляции, если совсем просто: когда Центральный Банк ставит своей главной задачей не просто стабильность валюты, а чтобы инфляция снижалась. Вообще говоря, вещи взаимосвязанные. Потому что у нас инфляция сильно зависит от импорта и сильно зависит от того, какие наши внутренние цены, даже не импортные. Вот хлеб, он зависит от зерна, а цены на зерно зависят, на самом деле, от того, какая цена на пшеницу в Миссисипи и во Франции, а не на Алтае или там в Краснодаре. И поэтому мы зависим от доллара значительно больше, чем это кажется только из ситуации с ценами на нефть. Мы крайне долларизированная страна по поведению не только наших нефтяников, но и по поведению наших крестьян. И эта система крайне уязвима к шокам. Она крайне уязвима к тому, что нам обрубают, ‑ и это не хорошо, а очень плохо, ‑ доступ к рынкам капитала.

К. Затулин: Вправе ли мы предполагать, что Центральный Банк и Правительство пропустили момент, связанный с угрозой покупательной способности, или они, напротив, сознательно вели дело к ослаблению? Из того, что вы сказали вначале, следует, что они, в общем, предполагали, отпустив рубль в свободное плавание, вести дело постепенно к некоторому ослаблению национальной валюты. Япония, например, при Абэ сейчас занимается этой работой в отношении иены. Вот, хорошо это, плохо, сознательно, не сознательно, был просчет или не было просчета?

М. Делягин: Вот сезонный отток частного капитала, в первом квартале 20-30 миллиардов долларов, отлично. В среднем — 25. Отток капитала в первом квартале этого года под 50. Вот разница в 2 раза – это цена Банка России. Без всяких санкций, безо всего.

К. Затулин: Была ошибка, пропустили ее, угрозу резкого падения курса? Или никакой ошибки здесь не было, все было правильно?

А. Клепач: Я не хочу говорить – была ошибка или нет. Я бы так сказал: мы недооценили, ‑ кстати, многие эксперты недооценили, ‑ возможный масштаб падения курса рубля к доллару.

К. Затулин: Вот есть совершенно известное всем решение о повышении ставки рефинансирования. Сначала она повысилась до 10%, да, с половиной. И потом вот разом до 17, на 650 пунктов, как говорят в таких случаях. Ну, побили в этом отношении рекорды повышения ставки, которые были до этого в мировой практике. Как эта мера оценивается? Многие эксперты утверждают, ‑ собственно говоря, и на своей пресс-конференции Президент это подтвердил, ‑ что эта мера исключительно временная и она не может быть постоянной, потому что эта мера просто разрушает всякий экономический рост и как было сказано, убивает экономику. В ряде сфер она просто останавливает развитие, например, ипотечное строительство (оно просто не может происходить) и т.д. Вот эта мера ЦБ, она, ясно, горькое лекарство, но это лекарство или это яд? Правильно это сделано или нет?

А. Клепач: Ну, как известно, яд может быть лекарством, вопрос в том, какие дозы. С точки зрения сдерживания давления на курс рубля – это правильное лекарство. Более того, многие эксперты и я так думаю: повышение ставки могло быть больше. Поэтому не исключаю, что она еще повысится, но есть существенное «но». Рынок имеет разные сегменты и нельзя одним правилом или одной мерой, или одной ставкой регулировать все. Действительно, давать эти «длинные» деньги, но давать их банкам, давать Внешэкономбанку, это госкорпорация, для того, чтобы они поддерживали ключевые проекты и тогда экономика будет работать, несмотря на то, что для операций на денежном рынке и в том числе…

К. Затулин: То есть, опять-таки развести возможности кредитования валютных операций, спекуляций и инвестиций? Решение 17% рефинансирования – это правильно или неправильно в создавшейся ситуации? ЦБ правильно поступил или нет?

М. Делягин: Если предположить, что ЦБ не знает никакого другого инструмента, кроме 17%, тогда правильно.

К. Затулин: А какое международное влияние произвели события в России и в частности падение курса рубля? Ну, например, на наших соседей в СНГ, партнеров по Евразийскому Союзу, что у них происходит? Вообще говоря, они согласовывают с нами, а мы с ними наши решения, которые касаются не только нас, как выясняется, но и их благополучия или нет такого согласования?

М. Делягин: Вряд ли госпожа Набиуллина в полпервого ночи звонила в Астану, чтобы согласовать.

А. Клепач: Дело не в том, там, ночью звонить или днем, у нас нет как бы механизма или обязательств согласовывать эти действия.

К. Затулин: Премьер Казахстана за день, за два до самого резкого падения, которое случилось во вторник, курса рубля, заявляет о том, что надо переходить в расчетах между членами Евразийского Союза на национальную валюту, то есть, изгонять доллар из этих расчетов. Значит, проходит то самое снижение, и уже президент Республики Беларусь Александр Лукашенко инструктирует своих сотрудников, что торговать с Россией надо только за евро и за доллары. Но ни в коем случае не за рубли, потому что неизвестно, что происходит на российском рынке. Это цитата Лукашенко. В Армении происходят драматические события с национальной валютой, которая так и называется – драм.

А. Клепач: Понятно, что, в силу огромного веса Россия, ‑ в рамках Евразийского экономического Союза это более 80% совместного ВВП, ‑ и наш рубль является ведущей региональной валютой. Колебания его курса являются определяющими для валют других стран. Поэтому и казахстанское тенге весной уже подтягивалось к курсу, до этого у них был стабильный, они перешли к плавающему курсу вслед за нами. И сейчас, видимо, произойдет вторая волна девальвации для того, чтобы поддержать как бы свою конкурентоспособность.

К. Затулин: Плохая ситуация. Может быть это подтолкнет нас?

А. Клепач: Эта ситуация, она подталкивает к тому, что нужно, как минимум, вести диалог и оценивать взаимные последствия таких существенных колебаний курсов, которые происходят. Сделать что-то типа «валютной змеи», через которую проходил Евросоюз или, точнее, предшественники стран, которые потом вошли в Евросоюз. Вести диалог, а он есть, между нацбанками и оценивать взаимные последствия эффекта – это необходимо.

М. Делягин: Позитивной стороной этого дела является то, что, я думаю, в следующем раунде переговоров казахстанская сторона будет уже более толерантно относиться к идее согласования макроэкономической политики. Негативной стороной является то, что идея торговли за национальную валюту с России с ее ближайшими партнерами на некоторое время откладывается. До установления того самого доверия, о котором мы так чудесно говорим.

К. Затулин: Ваш прогноз происходящего в экономике России на 2015 год? Что нам ожидать? Что делать и с чего начать?

А. Клепач: Наша задача в том, — тем более в условиях, когда у нас нет возможности доступа к внешним кредитам, — чтобы по максимуму использовать внутренние резервы для инвестиций, для развития. Не сокращать инвестиции, как делает сейчас в этих условиях бизнес, потому что кредит дорог, потому что полная неопределенность. Как начинает делать государство. Потому что надо секвестрировать бюджет и расходы, надо идти на долги, потому что долги – это не только то, что мы берем в долг в будущем, это наша решимость сейчас решить наши нынешние проблемы. Мы должны действительно сделать рывок, с точки зрения создания ненефтегазовой экономики. И я думаю, что если мы это сделаем. Мы лучше подготовимся к следующим шокам и выйдем из этого.

Резюме К. Затулина: Самый влиятельный человек нашей страны, – Президент Владимир Путин, ‑ не склонен драматизировать ситуацию. Его нежелание играть в дешевый популизм, перекладывая, как во времена Ельцина, ответственность на подчиненных, делает ему честь и призвано остановить панику на валютных рынках. Но так ли уж безгрешны его подчиненные? Как долго Президент и вся Россия должны терпеть их неразворотливость, предвзятость ко всему, что не укладывается в либеральную экономическую модель?

Не надо ходить к гадалке, чтобы увериться в том, что США и Запад будут играть против России на том поле, которое они считают своим – в мировой экономике. Никто и никогда не замечал, чтобы они, как лейб-гвардии Семеновский полк, шли в атаку на противника в полный рост – Запад давно уже считает свою кровь для этого слишком голубой. Если это не секрет, почему правительство предпочитает послесловия предисловиям, а слова – действиям? «Пусть консулы позаботятся», ‑ так относились к возникавшей проблеме в Римской республике. «Москва – Третий Рим», ‑ так утверждали наши предки. Пришла пора совместить одно с другим.

Союзное государство России и Белоруссии:
дороги, которые мы выбираем

К. Затулин: Глас народа – глас Божий. Социологические опросы населения России на протяжении 20 с лишним лет со времен распада Советского Союза стабильно определяют белорусов и Белоруссию как самый близкий русским народ и государство в окружающем мире. События на Украине только усугубили эту оценку: на фоне выпадающей из триединой семьи восточнославянских народов Украины, Беларусь в сознании россиян утвердилась в качестве безусловного лидера симпатий.

Сюжет: После распада СССР народ Белоруссии решительно и активно выступил за сохранение связей с Россией. Уже в 1993 году между Россией и Белоруссией начались переговоры об объединении денежных систем. В 1994 году на первых же президентских выборах все кандидаты, участвующие в подписании Беловежских соглашений, – Кебич, Шушкевич, – были провалены. На референдумах 1995 и 96 годов, подавляющее большинство проголосовало за интеграцию с Россией и придание русскому языку равных прав с белорусским. Стремление народа Белоруссии к воссоединению нашло широкую поддержку в России.

Кадры из х/ф «Любить по-русски», реж. Е.Матвеев, пр-во к/с Мосфильм МОСФИЛЬМ, 1995 г.:

«Мне снится луч надежды, близкая весна
И вновь звенит листвой берёзка у окна
И вновь в душе моей застуженной
Растаял зимний лёд – душа поёт…»

Сюжет: 8 декабря 1999 года в годовщину Беловежского соглашения был подписан договор о создании Союзного государства Белоруссии и России. С тех пор прошло 15 лет. В полной мере он так и не был воплощен в жизнь. Но и преуменьшать значение этого договора для народов Белоруссии и России нет оснований.

Сюжет (Григорий Рапота, государственный секретарь Союзного государства России и Белоруссии): Если говорить коротко, созданы условия для того, чтобы россияне не чувствовали себя иностранцами в Белоруссии, а белорусы – в России. Пожалуй, это основной итог.

Когда граждане пересекают границу, скажем, прилетая из Западной Европы, из Восточной Азии, то, наверное, обратили внимание, что отдельно резервируется проход через пограничный контроль для граждан России и Белоруссии? Это говорит о том, что белорусы пользуются теми же правами, что и россияне вот в этой части, но не только в этой части. Равные права у нас не только декларированы, но реально работают.

Сюжет: Сыграло свою роль Союзное государство в сохранении и развитии экономических связей между Российской Федерацией и Белоруссией.

Сюжет (Григорий Рапота): Если брать, скажем, экономику Белоруссии, внешнюю торговлю, то примерно 50% внешнеторговой деятельности приходится на Российскую Федерацию. Если говорить о Российской Федерации, то Беларусь входит в пятерку основных торгово-экономических партнеров, причем, включая всех партнеров Российской Федерации: и ближнего и дальнего зарубежья. Вот, пожалуй, показатель, по которому можно судить об объеме взаимной зависимости и взаимной торговли и взаимного сотрудничества.

Сюжет: Но главным достижением Союзного государства стало налаживание отношений в военно-политической сфере.

Сюжет (Григорий Рапота): Военно-политическое взаимодействие – это, наверное, одна из наиболее продвинутых таких сфер сотрудничества. Достаточно сказать, что созданы и функционируют региональная группировка войск – это, пожалуй, единственная в своем роде на постсоветском пространстве, которая находится или поступает под единое командование в случае такой необходимости.

Сюжет (Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН): Для России это безальтернативно. И, поэтому, надо это учитывать в наших отношениях с Белоруссией. Если уж геополитика вернулась в своем отвратительном виде (надеюсь, не навсегда вернулась, а как-то мы там что-нибудь порешаем с украинцами, с Европейским Союзом). Но сейчас – это очень важно для России иметь Белоруссию в качестве военного союзника, военного партнера.

Сюжет: Создание Союзного государства и его успехи, весьма значительные при сравнении с другими интеграционными проектами, ‑ это во многом заслуга Президента Белоруссии Александра Лукашенко. На Украине Кучма и Янукович тоже приходили во власть под лозунгами союза с Россией и обещания уравнять в правах русский и украинский языки. Но, став президентами, быстро об этом забывали. Александр Лукашенко захотел и смог выразить волю белорусского народа. Он остановил уже запущенный при Шушкевиче «украинский сценарий» для Белоруссии: насильственную «белорусизацию», ущемление русского языка, пропаганду «многовековой национально-освободительной борьбы белорусского народа против русских оккупантов».

Не удивительно поэтому, что в России по данным социологических опросов более 60% считают Беларусь самой близкой страной, а Лукашенко стабильно имеет самый высокий рейтинг доверия среди президентов ближнего зарубежья.

К. Затулин: Но вот незадача: Беларусь, подписавшаяся и даже инициировавшая в 90-е годы создание Сообщества, Союза и, наконец, Союзного государства России и Белоруссии, и упразднившая всякие пограничные и таможенные посты между нашими странами, все чаще шагает не в ногу с Россией, с тех пор, как та заявила о себе как о самостоятельной силе в мировой политике.

Сюжет: В 2008 году Союзная Белоруссия, опасаясь осуждения на Западе, не только не признала независимость Абхазии и Южной Осетии по примеру России, но и демонстративно сохранила задушевные отношения с Михаилом Саакашвили. Минск неодобрительно отнесся к возвращению Крыма в состав России и с ходу признал переворот в Киеве. Стоило России ввести запрет на ввоз продовольственных товаров из стран, объявивших нашей стране санкции, как сразу появилось понятие «белорусский продовольственный офшор». Запрещенные продукты хлынули на рынок России под белорусской маркировкой.

Сюжет (Богдан Беспалько, зам.директора Центра украинистики и белорусистики МГУ им. М.В. Ломоносова): Белоруссия выступает как некий такой жулик, контрабандист, который просто-напросто переправляет товары, которые запрещены к поставкам в Российскую Федерацию, наживаясь на этом. При этом требует деньги у Российской Федерации за то, что она якобы является ее союзником. Безусловно, реэкспорт существовал всегда, и его, безусловно, терпели по той причине, что Белоруссия является союзником России. Она держит западные границы, она не позволят вернуть нас окончательно в границы XVI века и так далее и так далее… Но когда, соответственно, беда России превращается в способ для наживы якобы нашего союзника, встает естественный вопрос и о союзнических отношениях, и о собственно экономической интеграции.

Сюжет (Руслан Гринберг): Россия, конечно бы хотела, чтобы белорусы в большей степени поддержали наши контрсанкции, и все-таки участвовали бы в защите от западных санкций. Но надо признать, что у белорусов есть собственный интересы. Всегда будет проблема гармоничного взаимодействия между политикой и экономикой. У нас часто были проблемы, сегодня я только что прочитал информацию о том, что Президент Лукашенко призывает свое правительство… Что значит призывает? Приказывает своему правительству отказаться от рублей, во взаимных расчетах и перейти на доллары и на евро! И что можно сказать по этому поводу?

Сюжет: Более серьезным, чем торговые проблемы, стало расхождение в политической области. Телеканалы Беларуси подавали новости из восставшего Донбасса с явной симпатией к властям в Киеве. Взятие карателями того или иного населенного пункта именовалось «освобождением», разве, что термин «террористы» по отношению к ополченцам не применяли. В августе, в разгар карательной операции Белоруссия предложила предоставить Украине помощь горюче-смазочными материалами, якобы для проведения уборочной кампании.

На заседании Совета безопасности Белоруссии в декабре этого года Президент Лукашенко помимо угрозы со стороны НАТО счел необходимым заявить и об угрозе с Востока.

Цитата (Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь): «При этом я не хочу прятать и восточного направления в данной ситуации».

К. Затулин: Что случилось? Почему Александр Лукашенко – признанный герой патриотических сил России, все чаще удивляет своих российских фанатов?

Сюжет: Еще в конце 90-х предостерегающим звоночком было исчезновение из речей президента Белоруссии понятия «воссоединение» и его замена сначала на «единение», а потом «интеграцию». Затем в ход пошла концепция «моста» между Россией и Западом.

Цитата (Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь): «Мы – соединяющее звено между такими монстрами, как Европейский союз и Российская Федерация».

Сюжет: Если раньше Лукшенко подчеркивал русскость белорусов и даже настаивал на их первенстве в триединой русской нации…

Цитата (Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь): «Белорусы – это русские со знаком качества».

Сюжет: То в апреле этого года он уже выдвинул иной лозунг:

Цитата (Александр Лукашенко, Президент Республики Беларусь): «Мы не русские, мы белорусские».

Сюжет: Такое изменение поведения может объясняться естественным положением руководителя маленькой страны.

Сюжет (Руслан Гринберг): Если бы я был президентом Белоруссии или Украины, я бы тоже до конца маневрировал между двумя гигантами: между Европейским Союзом и Россией. Мы просто вынуждены это делать в интересах народов, а не в наших личных. Есть такая поговорка: «семь раз отмерь, один раз отрежь», а я им советовал: «семь раз отмерь и не отрезай никогда». Но украинцам не удалось это, они все-таки качнулись в одну сторону, что привело к кровопролитию, ко всему. А на самом деле, это абсолютно нормально для малой страны, которая находится между двумя гигантами: вести себя, собственно говоря, выстраивать отношения и с теми и с другими, иметь хорошие отношения, по возможности

Сюжет: Но есть и иные точки зрения на причины охлаждения к реальной интеграции двух братских народов у Президента Беларуси.

Цитата (Александр Жилин, политолог): «Дряхлеющий Ельцин уже «не тянул Россию». А вот популярность Лукашенко в России была весьма высокой. Ох, как же сражался тогда Лукашенко за Союзное государство!… Случись тогда выборы, Александр Григорьевич стопроцентно уже после первого тура въехал бы в Кремль… И тут появился Владимир Путин».

К. Затулин: Ловцы человеческих душ, особенно в Госдепартаменте Соединенных Штатов не преминули обратить внимание на нюансы во внешней политике Республики Беларусь, особенно ярко проявившиеся в ходе кризиса на Украине.

Сюжет: Виктория Нуланд, курировавшая Майдан в Киеве переключается на Белоруссию и уже пообещала ей отмену санкций. В обмен на что, надо полагать, очевидно.

Цитата (Виктория Нуланд, помощник Государственного Секретаря США): «США готовы улучшать отношения с Беларусью. Мяч на стороне Беларуси».

Цитата (Алексей Пушков, председатель Комитета ГД РФ по международным делам): «Нуланд заявила: США открыты для диалога с Белоруссией. Значит, вновь собираются свергать Лукашенко, или хотя бы развернуть его против Москвы».

Сюжет (Богдан Беспалько): Безусловно, это попытка Белоруссию перевербовать на западный вектор. Но дело в том, что я думаю, что даже Лукашенко, при всей его скандальности, реактивности, при всей его, скажем так некоторой… Некоторые его поступки вообще невозможно объяснить даже с точки зрения эпатажных политиков. Даже Жириновский не ведет себя так, как иногда ведет себя Лукашенко. Я думаю, что даже при этом он понимает прекрасно, что на Западе никто его лично ждет и, что в лучшем случае он окажется в Гааге на скамье подсудимых. А в худшем случае он повторит судьбу Каддафи или Милошевича.

Сюжет (Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы): Лукашенко занял достаточно продуманную позицию. С одной стороны он критично отнесся к Януковичу, он не поддержал присоединение Крыма, с другой стороны он покритиковал и новые власти Украины. То есть, попытался занять такую промежуточную позицию. И с точки зрения внутренней политики Белоруссии, с точки зрения геополитической ситуации Белоруссии это было абсолютно правильно. Потому что он моментально перестал быть последним диктатором Европы, превратился в заслуженного, доверенного посредника, в уважаемого лидера. У него, кстати, сегодня в Украине рейтинги доверия опережают рейтинги доверия большей части украинских политиков. Я думаю, что Лукашенко решил свою задачу. Нельзя сказать, что это было против России. Потому что эта позиция Лукашенко позволила запустить так называемый Минский процесс.

К. Затулин: Несмотря на определенные успехи российско-белорусской интеграции, на то, что она не имеет себе равных по глубине и масштабу на постсоветском пространстве, нельзя закрывать глаза и на то, что она не стала необратимой. Возможности повторить в Белоруссии «украинский сценарий» сохранились. Более того, появляется все больше признаков того, что он начинает, пока медленно и осторожно, реализовываться

Сюжет: Такое впечатление, что в последние годы в Белоруссии начинает раскручиваться остановленный после поражения Шушкевича «украинский сценарий» по отрыву белорусов от русской нации. Источником белорусской государственности объявляется Великое княжество Литовское. В общественное сознание внедряется идея о европейской нации белорусов, не имеющих ничего общего с азиатской Московией. Белорусские власти демонстративно игнорировали юбилей Отечественной войны 1812 года: она теперь трактуется, как русско-французская война, прокатившаяся по Белоруссии. Национальными героями пытаются сделать польских и литовских шляхтичей. На дорогах Белоруссии вы не найдете указателей на русском языке, а в музеях все информационные таблички на белорусском и английском.

Сюжет (Богдан Беспалько): Если оценивать нынешнее состояние Союзного государства России и Белоруссии, оно где-то застряло на половине. Вроде бы мы уже не отколовшиеся куски, разбросанные в разные стороны, но, вместе с тем, мы еще не собрались в единое, и не наладили какого-то единого бытия, единой жизни. Но дело в том, что вот это нахождение где-то посредине, оно смертельность опасно.

Потому что здесь промедление как раз грозит сменой идентичности в Белоруссии. Там она сейчас происходит. И та идентичность белорусская, которая идет на смену, она насыщена до предела русофобскими мифами, которые распространяются ни какими-то маргинальными группами радикальных белорусских националистов вроде Зенона Поздняка или других (часть из них поехала воевать в составе батальона «Азов»). Она распространяется сотрудниками Белорусской Академии Наук, интеллигенцией, профессурой, которая утверждает, что Суворов был оккупант для Белоруссии, что война 1812 года ‑ по нам потоптались французы, а потом русские прошлись, мы бедные, несчастные… Что национальный герой на самом деле это Кастусь, Калиновский, Костюшко да князь Ольгерд. Что мы вообще не белоруссы, мы литвины. Безусловно, это относится в определенной степени к истории Белоруссии, но современное «литвинство», которое сейчас пропагандируется, это не то литвинство, которое было в XVI веке. Это совершенно русофобская идеология, направленная на отрыв от русских корней, от русского мира. Все это внушает нам, жителям России, очень большие опасения. Что Белоруссия в скором времени превратится в новый вариант Украины.

Резюме К. Затулина: И все же, мы не призываем к переоценке особых отношений с Республикой Беларусь и Александром Лукашенко как несомненным лидером белорусского государства. Пусть бросит в него камень, кто сам без греха. Точно не Россия: в поведении наших бюрократов, министерств и ведомств, как раньше, так и теперь, слишком много примитивного эгоизма, руководствуясь которым разругаться можно, а создать общее союзное государство – нельзя.

Нельзя дать нас, Россию и Белоруссию, разыграть друг против друга, тем более в создавшейся международной обстановке. Нам в «Русском вопросе» хотелось бы, чтобы эту простую истину услышали как в Россельхознадзоре – излишне действующем лице российско-белорусских отношений, так и в правительстве Беларуси, и, особенно в белорусском обществе. За морем телушка – полушка, да рубль перевоз.

С Вами в этом году был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи после Нового года в это же время на канале ТВ-Центр.

/