Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 26.06.2013

Источник: ТВЦ
VIDEO

Стенограмма

 

К.Затулин: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий. В нашем выпуске:

«Деревня, которую мы потеряли» (Срастется ли русское крестьянство после трех «Великих переломов» в XX веке?);

«В поисках утраченного царства» (Какими путями пойдет интеграция на просторах Евразии);

«Открытость – это средство или цель?» (От какого Интернета нам стоит отказаться).

«Деревня, которую мы потеряли»

К.Затулин: 27 июня 1910 года Третья Государственная Дума законодательно оформила столыпинскую аграрную реформу – первую в 20-м веке попытку государства перестроить жизнь русской деревни на принципиально новых началах.

Сюжет:

Аграрная реформа – главное детище Петра Аркадьевича Столыпина, основной итог его государственной деятельности. С начала ХХ века крестьянские волнения, достигшие своего апогея в 1905-1906 годах, становятся прямым вызовом безопасности российского государства. В политическом плане реформа должна была замирить деревню. Создать, по образцу стран Запада, на селе прочную социальную опору власти – класс крепких частных собственников – фермеров. Сохранив при этом помещичье землевладение

Цитата (Пётр Столыпин, премьер-министр при императоре Николае II (1906-1911 г.г.). Из «Речи о земельном законопроекте и землеустройстве крестьян», произнесённой в Государственной Думе 5 декабря 1908 года): «Настолько нужен для переустройства нашего царства, переустройства его на крепких монархических устоях, крепкий личный собственник, настолько он является преградой для развития революционного движения».

Сюжет:

Реформа, вводя личную частную собственность на землю для крестьян, означала и полное переустройство крестьянской жизни, а не только форм хозяйствования. Она должна была поставить крест на общине. До реформы община была формой существования крестьянства, обеспечивала его защиту от обнищания и пролетаризации, от сгона с земли, произвола помещиков и чиновников. Теперь же на первое место выходил сильный индивид – эффективный собственник земли.

Не случайно, именно обосновывая новую аграрную политику опоры на крепкого крестьянина – частного собственника, Столыпин закончил свое выступление знаменитыми словами.

Цитата (Петр Столыпин, премьер-министр при императоре Николае II (1906-1911 г.г.). Из «Речи об устройстве быта крестьян и о праве собственности», произнесённой в Государственной Думе 10 мая 1907 г.): «Им нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!»

Сюжет:

Столыпину не удалось довести свою реформу до завершения. Пуля убийцы остановила его. А у его последователей не оказалось тех двадцати лет спокойствия, которые Столыпин считал обязательным условием переустройства жизни русской деревни, да и всей России.

К.Затулин: Величайшей трагедией в судьбе русского крестьянства стала коллективизация. За ней заслуженно закрепилось название – «Великий перелом».

Сюжет:

Коллективизация была насильственным, репрессивным переустройством жизни русской деревни. Обычно ее необходимость обосновывается потребностями ускоренной индустриализации. Но русская деревня не была лишь экономической категорией. Она была особой, сложившейся за тысячелетие, цивилизацией, со своим хозяйственным укладом, своей моралью, своим менталитетом.

Цитата (Ксения Мяло, «Оборванная нить», «Новый Мир», 1988, N 8): «Любой анализ судеб русского крестьянства в эту пору останется неполным, если забыть о том заряде ненависти, который уже в начале 20-х годов был обрушен на традиционный деревенский уклад жизни «.

Цитата (Вениамин Александровский, “Русь и СССР”, “Правда” от 13 августа, 1925 г.):

«Русь! Сгнила? Умерла? Подохла?

Что же! Вечная память тебе.

Не жила ты, а только охала

В полутемной и тесной избе».

Сюжет:

То было противостояние несовместимых цивилизаций. Удар по самому корню русского крестьянства. Отсюда и беспощадность коллективизации и раскулачивания. Миллионы крестьян были уничтожены или сосланы, а загнанные в колхозы и совхозы превращены в сельскохозяйственных пролетариев. Великий перелом состоялся.

Сюжет:

Крестьянин оплатил своей судьбой переход к индустриальным формам сельского хозяйства. Можно даже утверждать, что 60-80-е годы 20 века – это время самого высокого качества жизни русской деревни. Впервые за все столетие уровень среднедушевого дохода на селе почти сравнялся со средним доходом горожанина.

К.Затулин: В 90-е годы государство в третий раз, опять на принципиально новых началах и, конечно же, во имя блага страны и крестьянства, коренным образом преобразовало жизнь русской деревни.

Сюжет:

Государство одним росчерком пера перевело село из социализма в капитализм. Жестко централизованные десятилетиями колхозы и совхозы были в одночасье предоставлены стихии рынка. В результате произошел невиданный за весь 20 век обвал сельскохозяйственной производства. В 1999 году физический объем производства на селе составил лишь 37 процентов от кризисного 1990 года. В некоторых областях про сельские районы можно было говорить: «Как Мамай прошел».

Однако в нулевые годы и после столь страшного катаклизма деревня начала оживать. Пример Белгородской и некоторых других областей, а также отдельных хозяйств говорит, что жизненные силы русского крестьянства, все-таки не убиты.

К.Затулин: Для того, чтобы обсудить судьбу деревни в XX веке и ее перспективы в XXI, мы пригласили сюда руководителя сельхозпредприятия «Галкинское» на Урале Василия Александровича Мельниченко и Виктора Александровича Семёнова, создателя группы компаний «Белая дача», в прошлом министра сельского хозяйства, депутата Государственной Думы.

За XX век по крайней мере три перелома было в сельском хозяйстве. Первый – это, наверное, столыпинская аграрная реформа. Как вы сегодня оценили бы необходимость ее для России в тех обстоятельствах. Она была правильным шагом?

В.Мельниченко: Конечно, это было правильно. И то, что Сибирь была заселена и вошла в оборот и земля сибирская, Курганская область, если взять, северный Казахстан вошел в оборот, это заслуга была именно Столыпина.

К.Затулин: А с точки зрения состояния деревни, — он ведь разрушал деревню, превращал ее в хутора.

В.Мельниченко: Нет, я бы не сказал, что на то время это было разрушение. В Центральной России деревня была перенаселена, действительно не хватало, как пишут, земельных ресурсов для нормальной работы и вовлечение тех свободных земель были восприняты воодушевленно населением. Возможно, были какие-то ошибки, но то, что государство поддержало такое дело и то, что мы получили результат в продовольствии, я считаю, положительным.

К.Затулин: Согласны?

В.Семёнов: Безусловно. Я так думаю, что уже история ответила на все эти вопросы, потому, что наш Столыпин золотыми буквами вошел именно, как реформатор и в первую очередь, села, потому что тогда Россия была в первую очередь крестьянская, все остальное было во вторую очередь.

К.Затулин: «Белая дача» в июне, в этом месяце отметила, насколько я знаю, 95-летие.

В.Семёнов: 95-летие, да.

К.Затулин: То есть, ваше хозяйство было создано еще в 1918-м году.

В.Семёнов: Уже после Столыпина, но, во многом, возможно, благодаря в том числе Столыпину.

К.Затулин: Но, оно все-таки было долгое время символом советской власти в сельском хозяйстве.

В.Семёнов: Понимаете, ведь родилось оно с чего? Сельхозартель «Труд». Люди по пять рублей собрали, рабочие тогдашнего завода им. Ухтомского.

К.Затулин: А, то есть, сельхозмашиностроение.

В.Семёнов: Да-да. Они собрались по 5 рублей, надо было кормиться. Сами, не по указке сверху. Им, единственное, власть местная дала землю старую купеческую. О Столыпине можно много, что сказать положительного и с точки зрения освоения Сибири, которую мы почувствовали в 41-м под Москвой. Сибирские полки практически были тем последним оплотом, который отстоял Москву, не обижая никого другого. Но, не было бы Столыпина — не было бы эти сибиряков мощных, здоровых ребят, которые как раз были из поколения, которое заложил Столыпин.

К.Затулин: У нас как бы машина времени. Первая вспышка — реформы Столыпина. Мы выяснили, что они были нужны. Дальше – коллективизация, создание крупных хозяйств, уже при советской власти. Нужно было ли эти хозяйства создавать, или нет?

В.Семёнов: И нужно, и нет.

В.Мельниченко: Я жил в колхозе, родился в селе, и колхоз был очень крепкий, хороший — нам нравилось жить. У меня родня в колхозе работала: мать бригадир тракторной бригады была, тетя — доярка, бабушка — зав. птицефермой. В общем, только хорошие воспоминания. А если взять последующий период, где действительно встали на ноги крепко, в 60-70-е годы, были очень богатые хозяйства.

К.Затулин: Вы сказали и да, и нет. Что это значит, поясните.

В.Семёнов: Цена была слишком высока.

К.Затулин: Начальная, раскрестьянивание. Понятно.

В.Семёнов: Конечно. Я, например, крестьянский сын и по отцовской, и по материнской линии. Так вот, по материнской линии у меня донские казаки. И я знаю, что все они были крепкие крестьяне, вся семья, предки моей мамы.

К.Затулин: А в 60-80-е годы, в этот момент совхозы и колхозы были адекватными формами хозяйствования на земле?

В.Мельниченко: Только плюс делаем 80-м годам по той причине, что крестьяне российские, — хоть дореволюционный период берем, хоть советский период берем, хоть послесоветский, — впервые перешли в благоустроенные квартиры. Двухквартирные дома, все дороги хорошие были построены, а какие фермы. У нас в селе, допустим, бассейн был на ферме, комплекс, душевые, магазины, парикмахерские, людьми почувствовали себя. 80-е годы при продовольственной программе СССР.

В.Семёнов: С другой стороны, именно тогда была проявлена стратегическая мощнейшая ошибка нашего руководства страны.

К.Затулин: Какая?

В.Семёнов: Именно то, что крестьянина стали селить, как мы говорим сегодня, в благоустроенные, но многоэтажные дома.

В.Мельниченко: Это точно, но, даже возле этих пятиэтажек он все равно строил подсобки, сараи.

В.Семёнов: Это же уродство было. Но до сих пор мы смотрим на это уродство.

В.Мельниченко: Уродство, но не везде, Виктор Александрович. Очень многие поступали разумно в некоторых районах, где были мощные, грамотные, хорошие первые секретари. Они не шли на это и строили двухквартирные дома. Это было положительно. Мы получили серьезный прирост по всему: у нас каждый день три-четыре молоковоза утром и вечером уходило из нашего села. 1600 человек жило, 450 рабочих мест было, всем всего хватало. Новые машины приходили, то есть, была перспектива жить. Но началась перестройка.

К.Затулин: Как раз и до перестройки общим мнением, по крайней мере, городских жителей, по крайней мере, в Москве, которая все решает, и в которую ездили эти «колбасные электрички», было то, что у нас с сельским хозяйством никак не ладится. Был сплошной, -скажите, опровергните, если я неправ, — сплошной разговор о том, что у нас провал, все неправильно и так далее. Но, было полнейшее впечатление, что все убыточно, все на самом деле плохо. Сейчас, когда мы возвращаемся к этим временам, вы же знаете цифры, 95% или даже 98% совхозов, колхозов в советское время были вполне прибылльны, они были рентабельны.

В.Мельниченко: Конечно.

К.Затулин: То есть, это была такая наведенная галлюцинация.

В.Семёнов: Я думаю, прибыльность пошла в 80-е годы. Она была дутой, как и те рубли, за которые ничего купить нельзя было. Так и «Белая дача»: имела этих рублей полно, а построить ничего не могли, потому, что везде были лимиты подряда, лимиты проектных работ и прочее, прочее. А вот сложилось такое впечатление, как например, горожанин мог нормально относиться к селу, когда я, — лично вынужден был в свое время заниматься, — возил целые огромные автобусы, по 30-40 автобусов, в Луховицкий район на уборку моркови. Вот они ехали 4 часа, выходили на 2 часа попить, еще что-то сделать, потом затаптывали гектары моркови, через 2 часа их опять сажали в автобусы и они 4 часа ехали обратно. Любой не экономист понимал — это ненормально. И какая могла быть прибыльность при такой организации труда?

К.Затулин: Хорошо. Вот мы подошли к нашим временам. Как раз перестройка и все, что после нее случилось, включая распад Советского союза. И естественно реформы, которые прошли в экономике и так далее. Ваше отношение?

В.Мельниченко: Знаете, я стал в 88-м году председателем сельскохозяйственного предприятия у себя на Урале. В 92-м году мы уже объявляли о том, что мы построили коммунизм. Действительно, очень эффективно работали — мы сами строили дороги, мы сами строили жилье, нам денег хватало. Мы зарабатывали, вполне естественно. Да, был дефицит, но мы старались сами многое производить и этот дефицит заполняли своей продукцией и имели выручку солидную. То есть, наше хозяйство практически не нуждалось ни в дотациях, ни в субсидиях. Это за счет многопрофильности. Была проявлена инициатива — как раз то, о чем мы говорим. Что мы хотели, то мы и делали. Этот период был таков, что, на самом деле, развитие кооперации пошло. Низкие проценты кредитные, если бы нужно было, могли брать. И этот период, я считаю, был благоприятным для развития.

К.Затулин: А вот период рыночных реформ?

В.Мельниченко: А вот 90-е годы погубили всех вокруг нашего поселка. Мы-то уже были крепки, но все совхозы легли, как хлеба в ненастье. Началось «финансовое оздоровление», банкротство. Оздоровили до смерти все хозяйства, все разрушили, все разбили. И вот теперь мы не имеем сельского хозяйства.

К.Затулин: Я помню в 93-м году я шел на выборы в депутаты и стал депутатом первой Государственной Думы. И вот у нас в Краснодарском крае ожидали с предвыборным выступлением руководителя «Выбора России» Егора Гайдара Набился весь Дом политпросвящения бывший, тысяча человек, самый крупный зал. И это ожидание посмотреть своими глазами на Гайдара разрушилось в один миг, когда он сказал, отвечая на какой-то вопрос «В своих реформах мы не учли сезонный характер сельского хозяйства». Вот это был конец. То есть, после этого можно было, за голосами избирателей в Краснодарский край не ездить.

В.Семёнов: А мои коллегии к нему прорвались когда была эта страшная реформа, непродуманная совершенно, просто популистская какая-то реформа. Мало кто знает, сотнями тысяч в день дохли куры.

В.Мельниченко: Да.

В.Семёнов: Бабушки стали покупать вместе десятка — двух яиц одно-два яичка, чтобы замесить тесто и лепешки себе сделать, потому, что голодно было. Сбыта нет, а запас кормов на 2-3 дня на больших комплексах. А корма в цене подскочили, денег нет. Короче говоря, куры дохли сотнями. Это было преступление перед живностью.

И вот прорвались крестьяне, наши несколько директоров, я не буду их называть — они просто очевидцы. Я говорю: «Ну как сходили к Гайдару, расскажите, что там?» Мы же думали, что они там всё-таки что-то знают, а мы что-то не знаем.

К.Затулин: Они там наверху.

В.Семёнов: Да. Им там виднее. И что вы думаете? Когда они ему все это рассказали, типа куры дохнут, он говорит: «А вы этих курей сейчас порежьте, а когда рынок потребует, вы их опять разведите». Для меня это был диагноз просто…

К.Затулин: Курей еще можно потом развести, вот крупный рогатый скот не так просто.

В.Семёнов: А кур где? Надо хотя бы, как минимум, одну курочку и одного петушка кормить, ждать, пока этот рынок востребует. А когда он скажет давай, а где его взять то?

Ещё один момент. Когда я к вице-премьеру одному добрался, сам лично, и говорю: «Вы что творите?». Он так послушал меня: «Виктор, что ты кипятишься, скажи спасибо…» А тогда на ввоз любого сельхозпродукта была пошлина ноль. Он говорит: «Скажи спасибо, что на днях мы отменили дотирование импорта мяса». Я говорю: «Как, он дотировался?». «Да, дотировался». О чем говорить, когда мы дотировали своих уничтожителей!

В.Мельниченко: Мы и сегодня дотируем.

К.Затулин: Меня во всех этих историях с сельским хозяйством, кроме цифр, надоев, урожаев, волнует судьба человека, который живет на селе и самой деревни. Социального слоя, который подвергся таким ударам судьбы.

В.Семёнов: Сегодня он опять в опасности. У меня появился немножко оптимизм, абсолютно обоснованный. лет 5-7 назад, когда появился неожиданно, кстати, совершенно никто ее не планировал, национальный проект по селу. Планировалось только три национальных проекта — по здравоохранению, по жилью и по образованию. И вдруг наши губернаторы, помню, в Калмыкии, президента убедили, что надо добавить еще четвертый проект. И надо сказать, что он волевым планом приказал: ищите еще 100 миллиардов рублей на еще один проект. И на самом деле реально, мало того, что нравственная атмосфера другая в обществе, отношение к сельскому хозяйству, в том числе и прессы, изменилось. Но, самое главное — маленькие ручейки, точечно начали появляться. Новые точки роста на селе. Сейчас мы же видим, идет забвение.

К.Затулин: Почему? Что случилось?

В.Семёнов: А тяжело. Ноша то тяжелая. Видно, какие-то другие задачи.

К.Затулин: Надорвались что ли?

В.Семёнов: Да нет.

К.Затулин: Или просто ничего не сделали?

В.Семёнов: Просто от перемены фамилии мало, что изменилось. Был Гайдар — стал Федоров, что от этого поменялось-то? Нельзя так относиться к жизни села. Нельзя мерить только курями, нельзя мерить килограммами мяса и литрами молока. И мечта, что будут агрохолдинги, они накормят России. В те же самые 80-е годы комплексы не накормили Россию на самом деле. Этих комплексов 80-х годов больше нет, теперь новые строим, миллиарды вкладываем. Эти миллиарды точно также теперь начинаем просить через Шохина, дойти до Путина, списать 400 миллиардов долга холдингам всем, которые понабирали эффективные менеджеры сегодняшние. Понабирали миллиарды кредитов и губят российское село, сплошь и рядом.

К.Затулин: Здесь бы я поспорил.

В.Мельниченко: Свинокомплекс у нас губит 18 деревень, просто губит. Потому, что вонь стоит несусветная, никто не собирается очистные сооружения строить, потому, что это же миллиарды рублей вкладывать. А российский бизнесмен, ему надо заработать быстро деньги. Как бы нам сделать, чтобы банкиры и олигархи уже больше не мечтали получать то, что хотят. А хотели бы действительно, чтобы как-то развивалось и работало.

В.Семёнов: Я, например, был, вы знаете, Константин, в свое время сторонником частной собственности на землю, но, мы тогда и понимали, что если не управлять этим процессом, что сейчас и происходит, у нас не в руках того, кто реально работает, находится земля.

К.Затулин: То есть, скупают не на те цели.

В.Семёнов: Скупили про запас. Скупили для спекуляций. Это мощнейший мотиватор, в том числе, я уверен, для Василия Александровича. Если бы у него не было частной собственности на землю, он бы так не развивался активно. Но, просто правительство и общество сегодня ничего не делают, а потакают этим спекулянтам от земли. Не заставляют их избавиться от этой земли.

К.Затулин: Есть у нас, по-хорошему, политика в сельском хозяйстве, сохранение деревни?

В.Мельниченко: Есть агропромышленная политика, которая на сегодняшний день просто паскудная, на самом деле, со стороны государства.

К.Затулин: Хорошее слово.

В.Мельниченко: Да. Просто паскудная. Потому, что так поступать нельзя. Вступить в ВТО и поставить нас в неравные условия с остальными ВТОшниками, это, конечно, я не знаю, кто мог вот так, но так не поступают со своими людьми, со своими населением.

В.Семёнов: На самом деле, сделать мощнейшую программу развития села, и мы, кстати говоря, сейчас встали с другими цивилизованными странами, где на 5-10 лет мы уже планируем развитие села и поддержку его, но сделав программу и тут же вступив в ВТО, обрекли эту программу просто на провал сегодня. Никто не знает, что дальше будет.

В.Мельниченко: Абсолютно. И она невыполнима.

К.Затулин: То есть, одно противоречит другому.

В.Мельниченко: И на сегодняшний день беда самого общества в безразличие. Не то, что мы плохие или хорошие, активные или неактивные — мы безразличные. Поэтому так легко работается сегодняшнему правительству. Шаг вправо сюда, шаг влево туда. Они могут делать, не опасаясь возмущения населения. Население безразлично. Даже не в том, что верит или не верит. Я это очень хорошо знаю, потому, что встречаюсь в поселках, в малых городах — 5 тысяч населения, 3 тысячи, 7 тысяч населения. И практически отсутствуют рабочие места. Это наша проблема. В этом случае не ждите ничего хорошего от России, не ждите.

В.Семёнов: В любом деле нужна последовательность. Для села особенно, потому, что это живой организм, его нельзя остановить. Нельзя любой ферме, сказать: «на год ты постой, мы пока тут разберемся…»

К.Затулин: Не дыши.

В.Семёнов: «Не дыши, а через год мы тебе опять начнем деньги давать». Нельзя это остановить. Я вам хочу сказать, село в новейшей истории ярко продемонстрировало, что оно очень благодарно и благодатно. Яркий пример. Птицеводам только в рамках нац.проекта начали помогать, мало кто знает, что за буквально 5 лет птицеводы больше, чем в 2 раза увеличили производство мяса курицы, чем в лучшие советские времена. Из полной разрухи 90-х — вот такой рывок. Сегодня уже 90% мяса на рынке курятины — наше. Сегодня, если бы не ВТО и не вот эти проблемы последние, мы бы четко вышли на экспорт мяса курицы.

К.Затулин: Вы в свое время сказали, что Россия может прокормить миллиард человек. Это была красивая фраза или нет?

В.Семёнов: Это есть, это и будет. Но, путь к этому очень и очень… Ну кто-то скажет, правильно, надо сначала самих себя, но, за 5 лет курятиной накормили и уже на экспорт собираемся идти. Но, сегодня, я вам говорю, тревога, потому, что нацпроекта нет и я вижу сегодня из бюджета строки пропадают. Кого урезают опять? Село. И самое страшное, урезают что — социальные программы на селе.

К.Затулин: Школа, больница, дороги.

В.Семёнов: А не будет школы, вот вам выморочные деревни, вот вам вымороченные головы, идеи и территории.

К.Затулин: Ну, что же, спасибо вам большое за участие в нашей программе. Мы говорили о вещах, может быть, не самых веселых, но, таких без которых трудно себе представить и Россию и русский вопрос.

Резюме (К.Ф.Затулин):

Двадцатый век тяжело прошелся по русской деревне. Раскрестьянив Россию и спохватившись, в советские времена призывали воспитывать у живущих на селе чувство хозяина. Но чувство хозяина, в отсутствие самого хозяина, – это бред. Подлинная причина впечатляющих успехов китайской экономики как раз в том и состоит, что Китай, казалось бы, гораздо глубже нашего увязший в маоистских культурных революциях, не успел за более короткое время растерять крестьянство и присущую только ему привычку к труду.

Сегодня на карте России уже 19 тысяч деревень, в которых никто не живет – почти 13 процентов от числа всех сельских населенных пунктов. Это почти приговор – нет, не Продовольственной программе, а качеству нашего народонаселения. Хотим выжить и остаться русским народом, – придется повернуть нашу избушку к селу передом, а не задом. Вот такой русский вопрос.

«В поисках утраченного царства»

К.Затулин: В середине июня столица Приднестровской Молдавской Республики город Тирасполь принимала мудрецов Изборского клуба – неформального объединения российской государственно-патриотической интеллигенции. Само место проведения – до сих пор непризнанная Республика на берегах Днестра, родившаяся в 1992 году в пламени борьбы за русский язык и интернациональное самосознание, – обострило накал дискуссии о путях развития русской цивилизации и стратегиях интеграции постсоветского пространства.

Сюжет:

Что значит Евразийский союз, как понимать «евразийство» и как оно соотносится с идеей союза восточнославянских народов, а вернее, трех ветвей русской нации: белорусов, украинцев и русских, – не случайно стало предметом обсуждения в Приднестровском университете, в котором, в основном, учатся русские, молдаване, украинцы, живущие на берегах Днестра.

Титр (Александр Проханов, председатель Изборского клуба, главный редактор газеты «Завтра»):

«То, что среди этих громадных пространств, среди трех океанов, среди гор и лесов, Приднестровье вспыхнуло как очаг сопротивления, говорит о том, что Приднестровье место таинственное и восхитительное. Может быть, Приднестровье это место, где зарождается будущая Российская империя, которая облекается в евразийские одежды».

Сюжет:

Александр Дугин развивал идеи неоевразийства, полного переустройства мира в результате консервативной революции, на оккультно-эзотерических началах. Итак, что такое идея евразийства с точки зрения Дугина?

Титр (Александр Дугин, руководитель Центра консервативных исследований соцфакультета МГУ):

«…Это создание альтернативной современной цивилизации на совершенно иных основаниях, на противоположных предпосылках с полным перечеркиванием всего того, что для нас, увы, сегодня является … привычным, очевидным и т.д. Это полная духовная революция. Это полная духовная революция для современного русского человека, россиянина»

Сюжет:

В спор с Дугиным вступил Константин Затулин.

Титр (Константин Затулин, директор Института стран СНГ):

«Я не евразиец, я русский, европеец, предки которого расселились на территории до Дальнего Востока, до Тихого океана. И освоили эту территорию … Не надо поддаваться иллюзиям, «знаете мы новый мир построим» … Да я сторонник Империи, и пусть она на определенном этапе будет называться «Евразийской», но я хочу, чтобы было понятно – это география, в первую очередь, а вовсе не устройство перпендикулярного всему остальному мира. Я, естественно, против того, чтобы у нас были однополые браки и чтобы мы развивали здесь демократию в духе той, которая приводит к таким решениям.

Разве для этого мне нужно прибегать к евразийству? Для этого мне можно прибегать к нашему православию… И к нашим культурным традициям. Разве мы не в состоянии развернуть агитацию за славянскую идею? За то, что три народа Украины, Белоруссии и России населены выходцами из одного пространства, исторически они являются одним народом, которые назвали разными именами»

К.Затулин: Споры о понимании «евразийства», ставшие особенно актуальными в связи с созданием Евразийского союза, подталкивают к поиску национального и духовного ядра, без которого невозможны никакие интеграционные проекты на просторах Евразии. И в этой связи любопытно возрождение в новых условиях идеи восточнославянского союза русских, белорусов и украинцев, – делающей первые шаги на общественно-политическом поприще.

Сюжет:

В 2012 году, сначала в Белоруссии, а затем в России была выдвинута идея собрать вместе в одном общественном движении сторонников Союзного государства и широкой интеграции восточнославянских народов. Это движение, которому еще только предстоит пройти все этапы создания, инициаторы предложили так и назвать «Вместе: За Союз Беларуси, Украины и России». Почин перекинулся на Украину: в апреле – мае в Харькове, Луганске, Донецке, Севастополе, Одессе и в Киеве прошли встречи, в ходе которых обсуждалась возможности вовлечения в движение русской и русскоязычной общественности Украины

Всплеск интереса к Союзу восточных славян, обусловленный трудностями сегодняшней жизни и внутриполитическими вызовами в России, Украине и Белоруссии, не остался незамеченным на официальном уровне.

Цитата (официальный сайт Президента Республики Беларусь, 15 апреля 2013 г.): «Александр Лукашенко и Виктор Янукович обсудили общественную инициативу о создании общественного движения Беларуси–Украины–России. Данный вопрос также станет предметом обсуждения на встрече президентов».

Предстоящий в июле–августе юбилей – 1025 лет Крещения Руси – станет поводом к тому, чтобы понять, способны ли три народа и государства, исходящие из одного корня, к совместной общественной жизни.

Резюме (К.Ф.Затулин):

Угрозы нового века народы России, Украины и Белоруссии встречают разделенными на три суверенных государства. Однако это не может быть препятствием для совместного отстаивания общих интересов и ценностей в стремительно меняющемся мире. Нельзя позволить вбить клин между русскими, украинцами и белорусами, окончательно обособить наши исторические судьбы. Нужно быть вместе.

Удастся ли нам? Ответа на этот вопрос я не знаю. Но точно знаю, что если не удастся, у интеграции, какой бы евразийской она не называлась, нет будущего.

«Открытость – это средство или цель?»

К.Затулин: Электронная почта, новости, пробки, прогноз погоды, книги, фильмы и музыка – всем этим мы можем обладать сегодня в любое время в любом месте. Был бы Интернет. 14 июня российские законодатели решили попытаться регламентировать работу Интернета в России. Стоит ли нам пожелать им удачи?

Сюжет:

По законопроекту, который депутаты приняли практически единогласно, правообладатель через суд можно ограничить доступ к нелегальным материалам в Интернете.

У законопроекта тут же появилось очень много противников. И в первую очередь в среде интернет сообщества. Сразу в нескольких Интернет-компаниях, а также в Российской ассоциации электронных коммуникаций выступили с жесткой критикой документа. Во-первых, потому что разработан он без их участия, а, во-вторых, потому что, по их мнению, это поставит под угрозу свободу Интернета в России.

Однако запреты на ресурсы Интернета в мире – не редкость. Китай, обладающий второй экономикой в мире, в отношении Интернета ведет очень жесткую политику фильтрации и контроля. В Саудовской Аравии существует четкий контроль за содержанием страниц со стороны государства. Практически в каждой стране мира существуют законодательные нормы, ограничивающие доступ к тем или иным ресурсам.

В России ограничения в сети тоже есть. Так, в Интернете запрещен экстремизм, реклама алкоголя, распространение детской порнографии, с прошлой недели запрещено и пиратство. Теперь законодательно…

К.Затулин: Сегодня российский Интернет, крупнейший в Европе – 53 миллиона пользователей. При этом ежегодно он растет на 15 процентов – таких показателей нет ни в Европе, ни даже у Китая или Индии. Специалисты в самое ближайшее время ожидают еще большего скачка развития Рунета.

На его долю приходится 2 процента ВВП страны. Основная аудитория – молодежь и жители больших городов. Однако в последнее время и это перестает быть догмой.

Сегодня Интернет – один из важнейших способов получения информации в стране. Во вред или во благо его развитие для России?

Сюжет:

На недавнем совещании глава МВД России Владимир Колокольцев сообщил, что на данный момент в его ведомстве установлено 3649 ресурсов в 66 странах, замеченных в распространении детской порнографии. И что это одна из главных проблем современного Интернета сегодня.

Цитата (Владимир Колокольцев, Министр внутренних дел РФ, 18 июля 2013 г.): «Борьба с распространением материалов, содержащих детскую порнографию в Интернет-пространстве, является первостепенной задачей в деятельности МВД. В России уже наработан необходимый опыт по борьбе с этим явлением».

Вот лишь некоторые цифры о сегодняшней Интернет-действительности. И они не дают жить спокойно. Средний возраст несовершеннолетнего пользователя интернетом сегодня – 10 лет. Чаще всего в его поле зрения попадают социальные сети. 40 процентов несовершеннолетних пользователей сталкиваются с порнографией, а каждый двадцатый получает предложения встретиться с «добрыми дядями» воочию, лично.

Несмотря на то, что это запрещено законом, в сети подросток может найти информацию о наркотиках, способах и призывах к самоубийству.

Интернет является мощным средством слежки и манипуляций. Весь мир всколыхнули сообщения бывшего сотрудника ЦРУ Эдварда Сноудена о массовой слежке американских спецслужб за своими и иностранными гражданами.

Цитата (Эдвард Сноуден, бывший сотрудник Агентства национальной безопасности США (АНБ)): «Я … не могу со спокойной совестью позволить правительству США нарушать приватность, свободу Интернета и основные свободы людей во всём мире с помощью этой громадной системы слежки, которую они втайне разрабатывают».

Это предупреждение кажется весьма своевременным для нас в России, где с 2012 года развивается проект так называемого «Открытого правительства». Нас «на голубом глазу» пригласили поделиться со всем миром через Интернет внутренней документацией, причем не только гражданских, но и силовых ведомств. Все ради взаимодействия власти и гражданского общества.

Слава Богу, в последний момент здравый смысл возобладал и присоединение к международному партнерству «Открытое правительство», в инициаторах которого числится Бразилия, а разработчиком на самом деле является США, отложено.

К.Затулин: Денис, вы возглавляете организацию с таким названием Лига безопасного интернета, вот и объясните, пожалуйста, в чем опасность интернета.

Денис Давыдов: В интернете достаточно большое количество опасного содержимого. Не секрет, есть соответствующие исследования, которые говорят о том, что 50%, около 50% сайтов наркотической направленности из всех сайтов, которые существуют в мире, ориентированы на русскоязычное население. Российская Федерация до лета 20013 года входила в тройку стран — лидеров по изготовлению и распространению детской порнографии, влияние антирелигиозных сект, псевдорелигиозных сект, тоталитарных сект, пропаганда наркотиков, пропаганда самоубийств и иная другая разрушающая информация просто заполонили рунет.

К.Затулин: Многие сайты родом из западного мира, из Соединенных Штатов. Не усматриваете вы в этом какую-то опасность не только заражения нашей внутренней экологии человеческих душ, но, и манипуляции общественным мнением в России.

В.Крашенинникова, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив, член Общественной палаты РФ: Да, не только отдельные сайты, но и социальные сети, но и весь интернет является разработкой американской. Поэтому, конечно же, те люди, которые создавали этот инструмент, лучше других умеют им пользоваться, а также им манипулировать. Например, оказывается содержание российского интернета является предметом очень пристального интереса и американских государственных ведомств и исследовательских центров, и даже консалтинговых компаний.

На данный момент в Соединенных Штатах существуют такие программы, которые, как говорят разработчики, с точностью до 1-2 дней могут предсказать дату беспорядков в стране. По тональности, по прилагательным, существительным в языке они оценивают готовность общества к протестам.

К.Затулин: То есть, от того, чтобы предсказать на самом деле один шаг до того, чтобы организовать.

В.Крашенинникова: Есть люди, которые сидят в этом Твиттере и Facebook´e и в других соц.сетях и вбрасывают нужную информацию и распространяют информацию, это хорошо известно.

Д.Давыдов: В открытом пространстве содержится чрезвычайно ценная информация. И вместо того, чтобы использовать разведчиков, собирайте информацию из открытых источников. Как раз и идет разработка программ в сфере сбора и анализа информации из открытых источников.

К.Затулин: То есть, интернет, как угроза занятости сотрудникам спецслужб. Денис Николаевич, хочу спросить, нашумели недавно разоблачения Эдварда Сноудена, а до него всему миру триумфально прошелся Wikileaks, Джулиан Ассанж, он до сих пор укрывается в Эквадорском посольстве в Великобритании от преследований со стороны американцев. Вот скажите, они для нас герои, они герои России или нет?

Д.Давыдов: Очевидно, нет. Если брать технического специалиста, который работал на ЦРУ и AMB, очень сложно назвать его героем, потому, что это человек, который, представляясь героем, просто приоткрыл завесу тайны и, наверное, он не распространил никакой информации, которая не была бы известна нашим спецслужбам .

К.Затулин: Он общество предупредил о том, что следят за этим обществом.

Д.Давыдов: Несмотря на то, что США его считают предателем, для большинства американских граждан, как показывают опросы, он является героем. И люди собирают петиции на сайте Белого Дома для того, чтобы с человека были сняты обвинения. Но, тем не менее, эта информация просто показала, что представляют из себя Соединенные Штаты Америки и разведсообщество в целом.

К.Затулин: Вот об этом скажите. Что представляет из себя связь интернета с государством, мирового интернета.

Д.Давыдов: Очевидно, что интернет и все коммуникации, не только интернет, но, и коммуникации мобильных телефонов, спутниковой связи контролируются Соединенными Штатами Америки в лице Агентства национальной безопасности и их партнеров в Великобритании, в Австралии, в Канаде и других странах. И это не только перехват и дешифрование переговоров телефонных, переписки по электронной почте, общения в социальных сетях, это еще и влияние, воздействие на общественное мнение.

Вообще и в том числе и в своей переписке, в том числе в официально переписке, которая ведется Белым Домом, Сенатом США и структурами из разведсообщества, очевидно, что Соединенные Штаты сейчас воспринимают в качестве равных конкурентов в этой борьбе, в этом противостоянии только Российскую Федерацию и Китай. Поэтому…

К.Затулин: Усилия направлены как раз на эти страны. Я понимаю. Вероника Юрьевна, как вы относитесь к этому проекту «Открытое правительство», который так бурно стартовал, а сейчас как-то замедлился с осуществлением. Связан ли он как-то для нас с отказом от цензуры в интернете, регулирования в интернете, раз такое открытое правительство.

В.Крашенинникова: Знаете, согласно концепции «Открытого правительства», российские министерства и ведомства, включая те, которые обычно не раскрывают информации, должны были раскрывать такой объем информации, какой не раскрывает никакое другое государство, это с одной стороны. С другой стороны в действительности очень мало известно о том, откуда появилось это «Открытое правительство», откуда появилось партнерство открытых правительств, в которое Россия должна была вступать. Как рассказали Известия в своей статье некоторое время назад, разработкой концепции «Открытого правительства» в России занималась некая «Мониторкомпанигрупп», которая изначально существовала в Гарварде. Была основана в 80-е годы в Гарварде и между прочим, в этой самой «Мониторгрупп» служит например, бывший глава британской разведки МИ-6, а также бывший глава по Ближнему Востоку разведки МИ-6.

К.Затулин: Слишком много закрытого в истории с «Открытым правительством».Хорошо. Какова ваша оценка недавно принятого, по-моему, в первом чтении законопроекта об охране авторских прав в интернете?

В.Крашенинникова: Константин, можно я добавлю одну вещь, потом приклеите. Несколько месяцев назад «Мониторкомпанигрупп» как раз была куплена «Делойт», этой компанией, о которой мы говорили, которая собирает столь подробную информацию о российском интернете, где работают многие кадры из американских спецслужб.

К.Затулин: Самый главный вопрос мы оставили напоследок. Нужно ли вводить ограничения в интернете, можно ли это делать и какая на этот счет существует международная практика.

В.Крашенинникова Интернет — это общественная среда. Есть ограничения в обществе, в реальном обществе, в котором мы все физически существуем, есть правила. Точно также должны быть ограничения и в интернете. В Америке существует стародавний принцип — твоя свобода заканчивается там, где начинается мой нос. Махать руками ты можешь столько, не задевая моего носа. Поэтому, должны существовать принципы цивилизованного поведения в интернете.

Д.Давыдов: Вообще во всем, так называемом, цивилизованном мире, ограничения в интернете уже введены. И в некоторых странах эти ограничения приобрели всеобъемлющий характер, например, возьмем Соединенные Штаты или Великобританию, Германию, Францию и Россия здесь в хвосте. Россия только догоняет.

Опыт Китай, в котором почти полмиллиарда пользователей интернета показал, что действительно уровень интернет — экономики вырос, доверие граждан к интернету, информации, которая распространяется в интернете, выросла, потому, что это не какая-то анонимная незабудка написала или запостила новость, а это собственно Иванов Иван Иванович из Костромы.

В.Крашенинникова: Ответственный человек, который несет ответственность за свои действия.

К.Затулин: То есть, этот путь на самом деле и будет для тех, кто хотел бы, чтобы наш интернет всё-таки не был разрушителем нашего общества и наших нравов. Я благодарю вас за участие в программе, будем следить за развитием дел в интернете и вокруг него.

Резюме (К.Ф.Затулин):

Всего за десять – пятнадцать лет Интернет смог превратиться из компьютерной игрушки в общемировое явление. Он стер или, кажется, что стер, границы между людьми, государствами и культурами. Но до сих пор мы далеки от ясного, однозначного ответа – Бог или дьявол его придумал? Что-то мешает только радоваться этому взрыву информации всех про всё. Что-то удерживает руку, занесенную, чтобы Интернет отключить.

Гилберт Честертон когда-то спросил: «Где умный человек прячет лист?». Ответ: «В лесу. А если нет леса, чтобы спрятать лист, он сажает лес». Проблема в том, как мне кажется, что Интернет слишком рано достался человечеству, не научившемуся укрощать свои страсти. А, может быть, мы придем к этому благодаря Интернету?

С Вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи после летнего перерыва на канале ТВ-Центр.

/