Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 26.11.2014

Источник: ТВЦ
VIDEO

В семьдесят третьей передаче цикла «Русский вопрос»:

  • Куда идешь, Финляндия? (Годовщина «незнаменитой» войны 1939-40 годов как повод для размышления);
  • Куда конь с копытом, туда и рак с клешней (Отлучение русских от Европы в прибалтийском исполнении);
  • Говорят, что Север Крайний… Он — Русский. (Мы в Карелии).

В передаче принимают участие: Олег Газманов, народный артист РФ; Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ; Сергей Михеев, президент Центра политической конъюнктуры России; Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности; Валентина Пивненко, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по проблемам Севера и Дальнего Востока.

ООО «Русский вопрос» благодарит Фонд поддержки социальных инициатив ОАО «Газпром» за помощь и поддержку при подготовке программы.

 

Стенограмма

 

К. Затулин: Здравствуйте. Это программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

Сегодня мы ‑ в Карелии. Не только потому, что скоро Новый год, и мы торопимся встретить Деда Мороза на полпути. У нас, как вы убедитесь, есть и другие поводы побывать в этих потрясающей красоты краях.

В нашем выпуске:

Куда идешь, Финляндия? (Годовщина «незнаменитой» войны 1939-40 годов, как повод для размышления);

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней (Отлучение русских от Европы в Прибалтийском исполнении);

Говорят, что Север Крайний… Он ‑ Русский. (Мы в Карелии).

Куда идешь, Финляндия?

К. Затулин: Александр Твардовский в 1943 году – в самый разгар Великой Отечественной войны ‑ написал пронзительные строки о солдатах, павших на другой, совсем «незнаменитой» войне.

Цитата (Александр Твардовский, «Две строчки», 1943 г.):

Из записной потертой книжки
Две строчки о бойце-парнишке,
Что был в сороковом году
Убит в Финляндии на льду.
Среди большой войны жестокой,
С чего ‑ ума не приложу,
Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.

К. Затулин: Находясь в Карелии, совсем недалеко от финской границы, и тех мест, где шли кровопролитные бои, с особой остротой воспринимаешь строки Твардовского, и понимаешь, что ни наше государство, ни наше общество до сих пор в полной мере не оценили подвиг десятков и десятков тысяч «парнишек», отдавших свою жизнь «на той войне незнаменитой», вклад, который они внесли в великую Победу 1945 года. Напомнить об этом «Русский вопрос» считает свои долгом накануне исполняющегося 30 ноября 75-летия зимней советско-финской войны 1939-1940 годов.

Цитата (Юрий Рубцов, доктор исторических наук, проф. Военного университета): «Советско-финская война во многом неизвестна и незнаменита, Она оказалась как бы в тени куда более масштабной и кровопролитной войны».

Сюжет: Это правда, но не вся. В Советское время официальная пропаганда предпочитала не вспоминать финскую войну: слишком неудачным было ее начало – первое наступление в конце 1939 года провалилось, Красная Армия понесла потери в разы превышавшие потери финской стороны, результат войны ‑ компромиссный мир, а не Красное знамя над Хельсинки. Очень неудобная война для советского агитпропа. Свою роль, и немалую, сыграли и особые дружеские отношения СССР и Финляндии, сложившиеся после Второй мировой войны. Старались поэтому не бередить старые раны. Политика умолчания привела к тому, что после краха СССР «незнаменитую» войну попытались превратить в позорную.

Публикации о советском агрессоре, напавшем на маленькую, но мужественную Финляндию посыпались, как из рога изобилия. Быстро дошло до того, что с Финляндии попытались снять ответственность за соучастие в нападении Гитлера на СССР, гибели сотен тысяч ленинградцев от голода в условиях немецко-финской блокады. Оказывается, это была всего лишь «Война-продолжение», попытка восстановить попранную Сталиным справедливость.

Цитата (Леонид Млечин, публицист): «Из-за советско-финской войны Финляндия стала союзником нацистской Германии, и вместе с Германией она блокировала Ленинград».

Сюжет: Одного Сталина показалось мало, вспомнили и Петра Первого. Стал усиленно создаваться миф о Финляндии в течение веков ведущей неравную борьбу с русским медведем за свою независимость.

Цитата (Марк Солонин, публицист): «Первый шаг на долгом пути завоевания Финляндии сделал Петр Первый».

К. Затулин: О том, что Петр Великий воевал со Швецией, совсем не пацифистским государством, которое ранее завоевало территорию современной Финляндии, наверное, напоминать не нужно. Но были ли у Советского Союза основания в начале Второй мировой войны вступить в свою собственную войну с Финляндией?

Сюжет: Миф о миролюбивой Финляндии, стремящейся исключительно к добрососедским отношениям со своим восточным соседом, не выдерживает соприкосновения с фактами.

Начнем с того, что государственную независимость Финляндии связывают с распадом Российской империи и согласием большевистского правительства признать ее независимость в декабре 1917 года.

Затем, однако, последовала гражданская война на территории Финляндии, победителем из которой вышел генерал-адъютант Николая Второго, по происхождению шведский барон, Маннергейм. Но никакой помощи «белому движению» России так называемые «белые» финны не оказали. Они воевали не за освобождение от большевизма, а против России и русских.

Силы, захватившие в Финляндии власть, сразу после обретения ею независимости развязали против Советской России две войны: 1918-1920 и 1921-1922 годов. Их цель ‑ под прикрытием антибольшевистской риторики создать Великую Финляндию, присоединить к территории бывшего Великого финляндского княжества Восточную Карелию. В качестве программы максимум Маннергейм планировал Петроград отделить от России и сделать его вольным городом, вроде Данцига.

Этим планам не суждено было сбыться, хотя по Тартускому мирному договору территория Финляндии и была существенно расширена. А Маннергейм недовольный мизерными, с его точки зрения приобретениями тогда произнес патетическую «клятву меча» ‑ присоединить Восточную Карелию к Финляндии. О своей клятве он вспомнил в 1941 году, отдавая приказ напасть на СССР.

Цитата (Карл Густав Эмиль Маннергейм, финский государственный и военный деятель (1867-1951 гг.): «В ходе освободительной войны 1918 года я сказал карелам Финляндии и Беломорской Карелии, что не вложу меч в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не станут свободными… Двадцать три года Беломорская и Олонецкая Карелии ожидали исполнения этого обещания».

Сюжет: Политические круги Финляндии между двумя мировыми войнами были, можно сказать, зациклены на враждебности к СССР.

Цитата (Пер Эвинд Свинхувуд, Президент Финляндии (1931-1937 гг.): «Враг России должен быть всегда другом Финляндии».

К. Затулин: Советско-финские отношения в 20-30-е годы трудно назвать добрососедскими. Был худой мир, который, конечно, лучше доброй ссоры. Но приближалась Вторая мировая война.

Перед Советским Союзом стоял выбор: встретить ее на прежних границах ‑ с Румынией на Днестре, с Польшей, включавшей Западную Украину и Западную Белоруссию, с враждебными диктатурами в Литве, Латвии, Эстонии и в 32 километрах от Ленинграда на границе с Финляндией? Или позаботиться о своих собственных государственных интересах и безопасности, пойдя не непопулярные в обычной ситуации меры?

Советский Союз тогда свой выбор сделал. Финляндии было предложено отодвинуть границу от Ленинграда в обмен на вдвое большие территории в Карелии.

Цитата (Иосиф Сталин, ноябрь 1939 г.): «Мы ничего не можем поделать с географией, так же, как и вы… Поскольку Ленинград передвинуть нельзя, придётся отодвинуть от него подальше границу».

К. Затулин: Финское правительство отказалось. В дело вступили пушки.

Забегая вперед, скажу: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой издалека». Некоторые наши современные стратеги, в основном, журналисты, публицисты, со времен Перестройки ругательски ругают Сталина и без конца извиняются за пакт Молотова-Риббентропа и за советско-финскую войну, последовавшую за ультиматумом 1939 года.

Цитата (Марк Солонин, публицист): «Нежелание жертвы изнасилования добровольно удовлетворять «минимальные запросы» насильника ни в одном суде мира не будет расцениваться как обстоятельство, смягчающее вину преступника».

К. Затулин: Преступлением или глупостью, которая в политике хуже преступления, со стороны Сталина, я считаю, было бы пассивно созерцать за тем, как немцы, сокрушив Польшу и переориентируя на себя Прибалтику и Финляндию, выходят уже в 39-м году на нашу прежнюю границу.

Сюжет: Даже если бы Финляндия из чувства самосохранения и захотела остаться в стороне от назревавшей мировой бойни, у СССР не было никаких гарантий, что это ей удастся. Норвегия пыталась сохранить нейтралитет. Закончилось тем, что ее легко оккупировала Германия и сделала своей базой для войны в Северной Атлантике и Северном Ледовитом океане. Кстати, она только на несколько часов опередила англичан, которые тоже собирались занять Норвегию, не думая считаться с ее заявлениями о нейтралитете. Швеция сохранила нейтралитет: но он был выгоден Германии, а Великобритания никак не могла в силу географии ее оккупировать. Территория Финляндии была слишком удобна для атаки на жизненно важные центры СССР, а страна слишком слаба, чтобы кто-то посчитался с ее желанием сохранить нейтралитет.

К. Затулин: Советский Союз в 1939 году нарушил пакт о ненападении, заключенный им с Финляндией в 1932 году. У него только одно, но веское оправдание: обстоятельства кардинально изменились. Война.

Сюжет: Черчилль в 1940 году, когда возникла опасность захвата немцами французского флота ‑ а для Британии это был почти смертный приговор, ‑ не колеблясь, отдал приказ атаковать и потопить корабли собственных союзников в Тулоне. Французы могут к этим действиям относиться как угодно, но англичане Черчилля не осудят. На кону стояла судьба страны. Разница между Черчиллем и Сталиным в данной ситуации только в том, что один атаковал союзников, а другой ‑ враждебное государство.

К. Затулин: Мы не будем пересказывать ход той очень тяжелой и кровавой войны, к которой Красная Армии, ослабленная репрессиями 30-х годов, была плохо подготовлена. Вечная слава героям, живым и мертвым той самой «незнаменитой» войны 1939-40 годов. Были ли напрасны жертвы? Что дал исход советско-финской войны для Победы 1945 года?

Сюжет: Во-первых, граница была отодвинута от Ленинграда. Не приходится сомневаться в том, что в случае начала атаки на город с дистанции в 32 километра, удержать его было бы невозможно. А это не только потеря крупнейшего промышленного центра. Это вторая столица государства и у врага появлялась возможность создать там марионеточное правительство России, для того, чтобы превратить войну в гражданскую. О том, как немцы это умеют делать, Сталин знал не понаслышке.

Во-вторых, Советский Союз, получил военно-морскую базу в Ханко. 164 дня ее гарнизон вел неравный бой и держал на замке вход в Финский залив, что во многом предопределило провал немецко-финского наступления на Ленинград в 1941 году.

В-третьих: немецко-финским войскам не удалось взять Мурманск и выйти к Мурманской железной дороге. В период 1941–1942 гг. «северный коридор» был главным маршрутом поставок по «ленд-лизу», нашей главной связью с союзниками.

К. Затулин: Но, наверное, не менее важно то, что «незнаменитая война» положила начало коренному преобразованию нашей армии.

Сюжет: Финская война наглядно показала, что армия, как сейчас принято выражаться, «заточенная» под классовые битвы, не годится для борьбы с внешним врагом. Не удивительно поэтому, что большинство выступавших на нелицеприятном разборе опыта финской кампании в апреле 1940 г. в ЦК ВКП(б) говорили совершенно немыслимое ранее: о необходимости восстановления традиций царской армии, освоения и развития ее опыта. Сталин же, и вовсе в качестве главной причины неудач первого периода финской войны назвал «культ традиции и опыта гражданской войны».

За остававшийся до начала Великой Отечественной войны год нельзя было восстановить в полной мере то, что искоренялось два десятилетия. Только в огне Великой Отечественной войны связь времен была восстановлена и появилась армия, сочетающая традиции царской и красной армии. В войну вступила РККА, а вышла Советская Армия, классовая армия стала народной. Появилась армия способная сокрушить вермахт. Но начало этому коренному преобразованию положила именно финская война.

К. Затулин: Говоря об историческом значении «Зимней войны», надо понимать, как она и последующее участие финнов во Второй Мировой войне сказались на дальнейшей судьбе советско-финских отношений и нашего соседа – Финляндии.

Сюжет: Советский Союз, несмотря на победу в зимней войне, а затем участие Финляндии в войне против СССР на стороне гитлеровской Германии, пошел на крайне щадящие условия мира.

Цитата (Исследование советско-финской войны, подготовленное Библиотекой Конгресса США): «Будь СССР жизненно в этом заинтересован, нет сомнения, что финская независимость была бы уничтожена. Финляндия вышла из войны с пониманием этого факта и намерением создать новые и конструктивные отношения с СССР».

Сюжет: Так опыт военных испытаний позволил открыть новый этап в отношениях двух стран. Финны сделали выводы. В финской политике они получили название Линия Паасикиви-Кекконена ‑ по имени двух президентов Финляндии, каждый из которых укреплял связи с Советским Союзом и извлекал из этого выгоды для Финляндии. Урхо Кекконен, в марте 40-го года единственный член Парламента, голосовавший против мирного договора с СССР, полностью переменил свою позицию. Четырежды избранный президентом Финляндии он в течение 25 лет с 1956 по 1981 год олицетворял курс, получивший в мире название «финляндизации Европы».

Цитата (Урхо Калева Кекконен, президент Финляндии (1956-1981 гг.): «Мысль искать политические привязанности на Западе чужда финнам, которые научились древней мудрости: глупо поступает страна, которая ищет себе друзей далеко, а врагов – среди соседей. Если где и надо стремиться избегать спекуляций, так это, прежде всего в вопросах политики безопасности».

Сюжет: Советско-финские отношения базировались на Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндской Республикой, заключенном 6 апреля 1948 г.

По инициативе СССР взаимная торговля строилась на клиринговой основе. Это означало, что из СССР в Финляндию вывозилось сырье, продукция металлургии, а в обмен шло равноценное количество финских промышленных товаров.

По словам Кекконена, такая система предоставила финской стороне выгоды, каких Финляндия никогда не имела за все время своего существования. Соседняя страна получила долгосрочные поставки сырья по фиксированным ценам и гарантированный рынок сбыта ‑ достаточно сказать, что около половины продукции финских корабелов уходило в СССР. Был дан мощнейший толчок развитию финской экономики. Если до войны ее основу составляло сельское хозяйство и деревообработка, то в послевоенные годы в Финляндии появляется высокоразвитая промышленность. Страна выходит на одно из ведущих мест в Европе по уровню жизни.

Советский Союз тоже имел некоторые выгоды от таких особых экономических отношений, но для него главным было другое – гарантированный нейтралитет Финляндии в Холодной войне. И Финляндия до распада СССР свои обязательства в этой области неукоснительно соблюдала.

К. Затулин: Взаимовыгодные особые отношения продолжались почти четыре десятилетия. Распад СССР разрушил прежнюю идиллию.

Сюжет: Уникальные экономические связи СССР с Финляндией, достигнув небывалого расцвета к началу 80-х годов, в 90-е упали до уровня, сопоставимого лишь с годами крайнего напряжения политических отношений между войнами, в период «национального и государственного самоутверждения» Финляндии. Если доля СССР составляла почти 26% внешнеторгового оборота Финляндии, то доля Российской Федерации в 90-е годы недотягивала и до пяти процентов.

Изменились и политические отношения. Совершенно открыто начали действовать реваншистские организации «ПроКарьяла» и «Великая Финляндия», призывающие поставить перед Россией вопрос о возвращении Выборга, части Карелии и порта Печенга на Баренцевом море. Крупные политики стали позволять себе откровенно антироссийские высказывания.

Цитата (Юри Хякямиес, министр обороны Финляндии, 2009 г.): «Три главные угрозы Финляндии: Россия, Россия и ещё раз Россия».

Сюжет: Финляндия вступила в Европейский Союз, в Шенгенскую визовую зону. В ее внешней политике главным становится вектор на Германию и Соединенные Штаты, она присоединилась ко всем санкциям против России, несмотря на явный ущерб собственной экономике.

Финские вооруженные силы активно сотрудничают со структурами НАТО. Хотя о вступлении речь еще и не идет, но ни о каком гарантированном нейтралитете по отношению к России уже нет и речи, это теперь рассматривают как пережиток прошлого.

Цитата (Александр Стубб, премьер-министр Финляндии): «Финляндизация… ‑ это термин из холодной войны. Тогда это было необходимостью для нас, чтобы мы смогли остаться демократическим государством. Сегодня Финляндия является сильной частью Запада».

Резюме К. Затулина: От добра добра не ищут. Эта старая истина приходит на ум, когда сопоставляешь нынешние российско-финские отношения, саму их атмосферу с сорока годами благополучия, «финского экономического чуда», когда Финляндия жила и здравствовала при поддержке СССР. Нынешний президент Финляндии Саули Ниинисте, оправдывая участие Финляндии в санкциях против Российской Федерации, говорит о необходимости защищать общие европейские ценности.

Не знаю, как общие европейские, а вот конкретная политическая и экономическая ценность Финляндии от такого равнения на Европу и США явно убавит в весе. Не говоря уже о том, что русофобия, как и всякая другая фобия всегда дает уродливые всходы: в конце октября в Хельсинки арестован руководитель Хельсинской молодежной организации правящей Национальной коалиционной партии 28-летний Юкка Ромппайнен. За убийство 58-летней русской соседки, раздражавшей его своим акцентом и тем, что приехала из Крыма. «Яркий» молодежный лидер и патриот убил ее и выбросил тело в море. Он признал свою вину и сожалеет о случившемся.

Мы тоже сожалеем. Не только об этом, но главным образом о том, что история русско-финских отношений в XX столетии так мало чему научила финских политиков XXI века. Куда идешь, Финляндия?

Куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

Сюжет (Олег Газманов, народный артист РФ): Ну, история такая была: накануне моего вылета в Юрмалу, на фестиваль «Новая волна», ‑ буквально, я выезжал из дома, ‑ мне позвонили мои друзья и сказали, что я могу не торопиться. Что у меня нет права въезда в Латвию, причем официального документа никакого не было. Я так до сих пор не понимаю, почему? Как бы за поддержку президента в его агрессивной политике по присоединению Крыма и так далее. Спрашивается тогда: а почему 90 или 80 процентам ‑ всем нашим, живущим в России ‑ не отказали? Они тоже поддерживают президента… Это можно что угодно говорить по этому поводу. Ну, просто решили так сделать ‑ и сделали…

Сюжет (Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ): Я ехал в Эстонию по приглашению клуба «Импрессум», который занимается, с моей точки зрения, благородным делом: он организовывает встречи представителей российской культуры, политики, экономики с общественностью Эстонии. У меня была открытая шенгенская виза годичная. По приезде мне сказали, что министерство внутренних дел, причем за день до того, оказывается, «распорядилось не пускать вас в Эстонию». Мне пришлось взять обратный билет и в тот же день улететь обратно в Москву. Я, надо сказать, в посольство направил письмо послу с просьбой объяснить, а за что, собственно, на меня наложили такое наказание? Прошло уже два месяца ‑ ни ответа, ни привета. Вот дипломатия в действии.

Сюжет (Сергей Михеев, президент центра Политической конъюнктуры России): 28-го октября я должен был ехать в Латвию и поехал через Финляндию. Так просто было удобнее. И вот на финской границе меня останавливают, высаживают из поезда. В буквальном смысле слова скручивают руки, выворачивают все карманы, полностью обыскивают, отбирают все вещи. И под вооруженной охраной сажают в полицейский автомобиль, за решетку, везут в центр депортации, в Хельсинки. Там помещают в то, что у нас называют «обезьянник», с разными африканцами, которых тоже выдворяют из страны, и объявляют мне, что мне закрыт въезд в шенгенскую зону по заявке Литвы. Я потребовал объяснений, мне сказали, что финская сторона ко мне вопросов не имеет, но вот у Литвы, наверно, они есть. Я потребовал запрос литовским властям, финские пограничники сделали этот запрос, но Литва не ответила.

Сюжет (Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности): Моя история более интригующая. Мне не был вначале запрещен въезд. Я въехал в Латвию. И в этом-то как раз и специфика моего случая. Он связан с тем, что мне разрешили въезд в Латвию, и я успел дать одно радиоинтервью в прямом эфире. Вот после него за обедом меня выловили в ресторане и отвезли в пограничную службу Латвии, где я прошел довольно неприятные процедуры: фотографирование, снятие отпечатков пальцев, составление акта конвоирования. После чего я и был депортирован из Латвии. То есть меня внесли в список, уже когда я был на территории этого государства. Единственное, что у меня есть ‑ это письмо министра внутренних дел, где говорится о том, что я признан лицом, создающим серьезную угрозу национальной безопасности Латвии. В чем эта угроза? Как я ее создаю? И как получилось так, что я эту угрозу стал создавать за три часа своего пребывания в Латвии, мне так и не объяснили.

К. Затулин: В 1920-е годы премьер-министр Франции Жорж Клемансо, знаменитый своей фразой «Кто смолоду не был радикалом, у того нет сердца, кто с возрастом не стал консерватором ‑ у того нет головы», сделал другое заявление: «Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес, который помешает ему разрушить цивилизованную Европу». Слова о «железном занавесе» без всякого стеснения и ссылок на первоисточник позже повторил Геббельс, а за ним Черчилль в своей знаменитой «фултонской речи» в 1946 году.

Не прошло и четверти века после окончания «холодной войны», как идея нового «железного занавеса» вокруг России вновь, похоже, воскресает в Европе. Теперь в виде фарса, как и всякое, однажды уже пережитое в истории. В своей прошлой передаче мы уже рассказывали о попытках сооружения «европейского вала» на украино-российской границе через 25 лет после падения Берлинской стены. Теперь ‑ о запретах на въезд в государства Прибалтики и далее, по их инициативе, в страны Евросоюза, для представителей нашего гражданского общества: певцов, артистов, экспертов и ученых.

Сюжет: События последних месяцев обнаруживают, что под предлогом событий на Украине и в Новороссии Запад взял курс на максимальную изоляцию России. Глубинная причина такого курса понятна: поднабравшись кое-каких сил за последнее десятилетие, Россия вновь предлагает модель мироустройства, альтернативного по отношению к тому, что навязывает Вашингтон. Она вновь для Запада опасна концептуально и идеологически. Если Россию нельзя уничтожить (этому по-прежнему мешает только наш ядерный потенциал), надо превратить ее в изгоя.

И вот мы видим, что один за другим в далеких, на первый взгляд, от политики областях науки и искусства происходят эпизоды, поражающие демонстрацией откровенного недружелюбия и предвзятости по отношению к гражданам России.

В июле нашим певцам Олегу Газманову, Иосифу Кобзону и Валерии запретили на неопределенное время въезд в Латвию. Российские артисты должны были выступить на конкурсе молодых исполнителей «Новая волна» в Юрмале. Мотивировка вызывающе нелепа. Глава латвийского МИДа в своем твиттере написал, что принял решение «запретить российским апологетам империализма и агрессии приезжать в Латвию на тусовочные мероприятия».

К. Затулин: Подоплека данного события в том, что Кобзон, Газманов и Валерия были в числе деятелей культуры, подписавших письмо в поддержку позиции президента Владимира Путина по Украине и Крыму. Перед нами, вообще-то, чистой воды преследование людей за их убеждения.

Сюжет: Это письмо подписали такие выдающиеся деятели российской культуры как Олег Табаков, Алексей Баталов, Валерий Гергиев, Владимир Спиваков, Ирина Антонова, Карен Шахназаров… Всего 511 человек.

Так уж получилось, что только трое из данного списка пожелали почтить своим присутствием нынешние задворки Европы, в каковые превратилась былая витрина СССР – Латвийская республика. За это свое доброе намерение и поплатились…

А если бы все 511 человек вознамерились посетить Ригу или Юрмалу? Ну что ж, наверное, латышскому министру доставило бы особое удовольствие отлучить весь цвет российской культуры от своей гордой родины, которая и хотела бы как-нибудь более весомо и прилично поучаствовать в «новой холодной войне» с Россией, но возможностей маловато. Инициативу Латвии подхватили ее соседи по бывшей Советской Прибалтике ‑ Литва и Эстония. Был запрещен въезд актерам Ивану Охлобыстину и Михаилу Пореченкову.

К. Затулин: Новые члены Европейского Союза отлично зарекомендовали себя внутри своих стран и во всем мире изобретением целой категории «неграждан», то есть русскоязычного населения, в отношении которого законодательно введены ограничения на гражданские права и запреты на профессию. Теперь они готовы соревноваться: кто скорее других накажет тех граждан России, которые смеют думать по-своему. За певцами и артистами последовали эксперты и ученые.

Сюжет: Директор Института этнологии и антропологии, академик-секретарь историко-филологического отделения Российской Академии Наук Валерий Тишков не был допущен в Эстонию 12-го октября также без указания причин. Он прибыл в Таллин по приглашению международного медиа-клуба. Пресс-секретарь Министерства внутренних дел сообщил, что о причине отказа можно будет узнать только через 75 лет. После ночевки в транзитной зоне аэропорта 73-летний академик был вынужден вернуться в Москву.

На самом деле, это уже не первый случай. В мае 2012 года в аэропорту Таллина была аннулирована виза главного редактора журнала «Национальная оборона» Игоря Коротченко, который должен был выступить в Эстонии с докладом «Хотят ли русские войны?». А 18 сентября 2014 года в черном списке на въезд оказался заместитель директора стран СНГ Владимир Жарихин, который был приглашен принять участие в дискуссии на тему «Европейский и Евразийский союзы: партнеры или соперники?».

Но в случае с Тишковым возмутился даже наш толстокожий МИД.

Цитата (из комментария Министерства иностранных дел РФ): «Расцениваем действия эстонской стороны как провокационную акцию, направленную на воспрепятствование открытому и непредвзятому обмену мнениями представителей общественных и научных сообществ двух стран».

К. Затулин: Мой друг Валерий Тишков, по совету депутатов Европарламента, подал иск в Таллинский административный суд, требуя от МВД Эстонии аннулировать запрет на въезд и компенсировать судебные издержки. Желая ему всяческого успеха, не могу не заметить: это все равно, что бросить щуку в реку. Даже самый отъявленный вор, как говаривал великий Марк Твен, не хочет, чтобы его портрет был выставлен в публичной галерее жуликов. А уж когда дело касается государственных чинов и ущемленной мелкодержавной спеси…

Я знаю, о чем говорю: я прошел все круги украинского правосудия еще в 2007 году, пытаясь добиться от братской страны, какое именно преступление служит основанием для запрета мне, тогда депутату Государственной Думы, въезда на Украину. После этого мне запрещали въезд еще три раза ‑ я и теперь запрещен к употреблению на Украине.

Как не вспомнить об Украине?

Сюжет: Впервые на постсоветском пространстве запреты на въезд применила Украина. В феврале 1996 года она запретила въезд в Крым сроком на пять лет бывшему председателю Комитета Госдумы по делам СНГ и будущему директору Института стран СНГ Константину Затулину. И пошло, поехало…

Особенность нынешнего момента в том, что после государственного переворота в начале этого года именно из Киева идут подсказки, кого в России считать персонами нон-грата в антироссийски настроенной Западной Европе.

В августе Украина запретила въезд главе агентства «Россия сегодня» Дмитрию Киселеву, главному редактору одноименного телеканала Маргарите Симоньян, гендиректору «Первого канала» Константину Эрнсту, гендиректору ВГТРК Олегу Добродееву, гендиректору НТВ Владимиру Кулистикову и журналисту Сергею Доренко… Всего 49 российским журналистам.

Вскоре в «черный» список внесли фамилии еще 14 российских артистов. Министр культуры Евгений Нищук заявил, что такой список якобы нельзя разглашать «по международным нормам». Эта чепуха ‑ неуклюжее оправдание тех сознательных провокаций на границе, которые для того и устраиваются запретителями, чтобы получить от всей процедуры максимальное удовольствие.

Сюжет (Владимир Жарихин): Никто ничего никому не объявляет. Надо сказать, что в этом смысле те же американцы ведут себя несколько приличнее: если они кого-то не пускают, они об этом объявляют – вам визу не дадим, а здесь неизвестно. Надо сказать – такой издевательский принцип, вообще-то говоря, вот эти европейские страны, страны Балтии, они восприняли в той же самой Украине. Вот помните директора Института стран СНГ Затулина Константина Фёдоровича? Также явочным порядком, в тот момент, когда он пытался пересечь границу, говорили: а вы у нас невъездной. Давно? Да давно. А почему вы не сказали? А зачем вам говорить, это не ваше дело. Вот такой принцип – абсолютно недемократичный, абсолютно издевательский по отношению к людям восприняли теперь в Европе. Я так понимаю.

К. Затулин: Столкнувшись с запретом, люди искренне недоумевают

Сюжет (Олег Газманов): Это не выгодно Латвии – с соседом, таким крупным соседом, в смысле торговым – я думаю. Юрмалу и вот всю эту зону, связанную с Балтийским морем, с Юрмалой, кормят именно эти фестивали: «Новая волна», КВН и другие шоу. Именно летом больше всего денег там оставляют русские: все это знают прекрасно. Ну представьте, этого не будет. Я знаю ‑ до того как «Новая волна» начиналась, там была жуткая разруха и ничего не было. Сейчас там строится огромное количество жилья, гостиниц и так далее. Поэтому это же невыгодно Латвии, правильно же?

К. Затулин: В чем, кроме, казалось бы, мелкого сведения счетов и причинения неудобств конкретному человеку смысл этой расцветшей в новой Европе практики запретов на въезд?

Сюжет (Владимир Жарихин): Я боюсь, что Прибалтика является неким полигоном, на котором отрабатываются методы, которые они предполагают в дальнейшем использовать и в других странах Европейского Союза и в Соединённых Штатах: просто ограничение контактов, ограничение взаимодействия между общественностью России и общественностью Запада. Потому что они чувствуют, что в прямом контакте, в прямом диалоге, в прямом споре они проигрывают. И поэтому надо поставить «занавес». Или запугать, чтобы каждый в России политолог, прежде чем сказать некое правдивое слово по поводу действий Запада, подумал: а не лишат ли меня Шенгена, а не лишат ли меня американской визы за это – это в числе элементов запугивания.

Резюме К. Затулина: Как видите, все примитивно, хотя и не так глупо, как кажется в век, когда с аудиторией можно общаться, не пересекая границ, по скайпу, через интернет. Для Латвии, Литвы, Эстонии, для Украины запретительная практика ‑ это игра с нулевой суммой, но доморощенным местным политикам важно не это ‑ им нужно вовлечь в раскол между нашими странами как можно больше людей.

Нас буквально вытягивают на ответные меры. Положа руку на сердце, они вполне возможны, даже в иных случаях необходимы.

Программа «Русский вопрос» считает, что настоящий, русский ответ все же не этом.

Сюжет (Олег Газманов): Так вот, я еще хочу сказать насчет изоляции и санкций и давления на нашу страну. Я вообще-то, видимо, пишу стихи и пою лучше, чем разговариваю, я не могу так выразить словами как в поэзии, вообще поэзия – это концентрированная проза. Я сейчас написал песню, которая называется «Вперед, Россия!». Так там такие строчки:

«Так было в России с далеких времен,
Чем выше давление, тем крепче бетон,
И если державе опасность грозит,
Становится Родина как монолит».

Говорят, что Север Крайний… Он ‑ Русский.

К. Затулин: Заграница отгораживается от нас санкциями, запретительными линиями, запретами на въезд… И хотя это не так уж касается среднестатистического «простого» человека, на нервы ему это действует. «Чем мы хуже других?» ‑ один из любимых русских вопросов.

И действительно, чем хуже? Вот мы и приехали в Карелию за месяц с лишним до Новогодних каникул, вместе с участниками форума «Роль туризма в устойчивом развитии русского Севера» чтобы разобраться, чем мы с русским Севером можем быть другу другу полезны.

Сюжет (Валентина Пивненко, первый зам. председателя комитета по проблемам Севера и Дальнего Востока):Потенциал таков, что даже я ‑ езжу по Карелии уже много-много лет, мне казалось, что я ее знаю, ‑ но я часто встречаю те места, которые даже потрясают. Конечно, это Кижи, это наш известный святой остров, это Валаам. Я бы предложила посмотреть Белое море, я бы предложила посмотреть Прионежье, я бы предложила посмотреть Вепсскую волость – необычайно красивые места. Карелия – это место необычное вообще на земле, необычное в мире, потому что таких уголков, как здесь, мне кажется, что нигде нет…

К. Затулин: Особой строкой в предпочтениях российских туристов стоит активный отдых внутри своей страны. Алтай, Эльбрус, Уральские горы – список предпочтений довольно широк. Но первое место неизменно занимает Карелия. По многим причинам. Первая – доступность, ехать недалеко и недорого. Во-вторых, разнообразие отдыха: от сплавов до рыбалки и охоты.

Сюжет: Старейший курорт России ‑ основанный Петром Первым в 1719 году, «Марциальные Воды». Проведенные в том же году придворными врачами исследования подтвердили лечебные свойства местной воды и курорт начал свою историю. Петр I много раз приезжал лечиться на курорт со своей семьей и придворной знатью. С тех пор железистые источники называются «марциальными водами» в честь Марса – бога войны и железа.

К. Затулин: Вся прошлая неделя в Карелии была неделей туризма. Ведь Карелия ‑ часть большого «Серебряного ожерелья России». Кроме него все усилия в России брошены на реализацию еще двух амбициозных туристических проектов: «Великий шелковый путь» и «Русские усадьбы».

Сюжет (Валентина Пивненко): Нам важно, чтобы жители России больше узнали российский Север, и как можно больше побывали в том числе и в арктической зоне. Потому что сегодня очень много претендентов появилось из разных стран на Арктику, на то, что это не только российская часть, эта часть – чуть ли не вообще кусочек мира и все должны быть там полноправными хозяевами. Чтобы показать, кто хозяин в доме, нужно туда ездить.

Резюме К. Затулина: У нас нет сомнений, кто хозяин на русском Севере. Лучший путь к тому, чтобы в этом окончательно убедилисьне только мы, но и наши соседи, близкие и далекие, ‑ создать у 150 миллионов русских хозяев настоящий интерес к своим прекрасным северным краям.

С вами был Константин Затулин и программа «Русский вопрос». До встречи на следующей неделе в это же время на канале ТВ-Центр.

/