Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Авторская программа Константина Затулина «Русский вопрос» от 26.12.2012

Источник: ТВЦ
VIDEO

В восьмой передаче цикла «Русский вопрос»:

– Чтобы правильно задать вопрос, надо знать большую часть ответа (к итогам первого сезона передачи «Русский вопрос»)
– Устоит ли дом, разделившийся в самом себе? (как помочь русским сохранить себя русскими за рубежом)
 Устарел ли «старый стиль» и всё ли врут календари? (по какому календарю мы живём и какие праздники отмечаем?)

В передаче принимают участие: заместитель председателя Международного совета российских соотечественников, князь Никита Лобанов-Ростовский; директор Дома Русского Зарубежья Виктор Москвин; депутат Европарламента от Латвии Татьяна Жданок; председатель партии «Демократический выбор» Владимир Милов; доктор философских наук, декан факультета Московского Гуманитарного Университета Анна Костина; настоятель Храма Св. Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин; доктор физ.-мат. наук Дмитрий Вибе.

Стенограмма

 

К. ЗАТУЛИН: Здравствуйте. В эфире программа «Русский вопрос» и я, Константин Затулин, ее автор и ведущий.

В сегодняшнем выпуске: «Чтобы правильно задать вопрос, надо знать большую часть ответа» (к итогам первого сезона передачи «Русский вопрос»); «Устоит ли дом, разделившийся в самом себе?» (как помочь русским сохранить себя русскими за рубежом); «Устарел ли «старый стиль» и всё ли врут календари?» (по какому календарю мы живём и какие праздники отмечаем?)

«Чтобы правильно задать вопрос,
надо знать большую часть ответа»

К. ЗАТУЛИН: Вместе с календарным годом заканчивается и первый сезон программы «Русский вопрос». Мы встречались каждую неделю в течение двух месяцев – восемь программ, более двадцати тем, полсотни гостей. Два месяца – срок небольшой, но, как нам кажется, за это время нам удалось вступить с вами, с нашими зрителями, в диалог. Это важно.

В первом же выпуске нашей программы мы объяснили ее появление тем, что у русских и к русским в стране и мире есть вопросы, на которые надо давать ответы. Программы с такой целью, с таким названием на российском телевидении еще не было. Разве что «Русский Дом», — несколько лет назад была такая передача, — поднимал в сходном ключе сходные темы. Этот нависший над нашим обществом карниз неудовлетворенных запросов о роли и месте русского народа, его национальных проблемах и задачах, сразу дал о себе знать в отношении к нашей передаче. Вы звоните, пишите нам письма, высказываете претензии и пожелания, обращаетесь с просьбами, критикуете. Кто-то требует от нас больших конфликтов в студии, как в большинстве телевизионных шоу. Кто-то, наоборот, оценивает то, что мы в эфире стараемся говорить спокойно.

Что сказать по этому поводу? Темы, которые мы выбираем, сами по себе конфликтны: «Россия – делимая или неделимая?», «Почему не достигает цели кампания по десталинизации?», «Нужно ли и можно ли отделить Кавказ от России?», «В каких героев играют наши дети?». Главное – мы не хотим и не будем прятаться от честного разговора и ответа на эти «русские вопросы».

И, вы знаете, это уже оценили. Вот как о нас пишут на сайте www.kasparov.ru:

Цитата (Юрий ГЛАДЫШ. www.kasparov.ru. 30.11.12.):«Русский вопрос» со всей, простите за каламбур, русской прямотой подтвердил грустную тенденцию: главный творческий прием авторов программы в искажении, передергивании и перетасовке фактов, в вольной и, мягко говоря, субъективной трактовке событий в нужном для авторов и заказчиков ракурсе. Судя по всему, это должно способствовать дискредитации либеральной идеологии. Всё. Дошли до точки, дальше некуда. Осталось только выключить телевизор и выбросить его в окно».

К. ЗАТУЛИН: Жаль, что автор не привел свой адрес, чтобы, гуляя по Питеру, ненароком не попасть под раздачу под его окном.

Если серьезно: да, мы считаем, что проблема нашей интеллигенции и в прошлом, да и сейчас в том, что ей стыдно бороться с революцией. Куда с большим энтузиазмом она дает себя вовлечь в борьбу с государством. И первая же оказывается жертвой своего выбора. Мы благодарны каспаровцам за понимание. Они верно почувствовали угрозу своим проповедям. Но гораздо важнее для нас другие итоги наших выступлений.

Гостем нашей программы в разговоре о том, стыдно ли бороться в России с революцией, был священник Александр Шумский. Напомним этот эпизод.

Сюжет (фрагмент передачи «Русский вопрос» от 21.1112):

«А. ШУМСКИЙ: И вот мы столкнулись с удивлением с тем, что против русской народной линии, меня, как автора, прокуратура Красносельского района Санкт-Петербурга возбудила дело.

К. ЗАТУЛИН: В чем они Вас упрекают?

А. ШУМСКИЙ: Они хотят обвинить в экстремизме мою статью. У меня была такая статья, называлась «От контрольной прогулки до контрольного выстрела». И я написал, — на самом деле мысль такая, – что если либералы-революционеры не остановятся и будут продолжать попытки власть свергнуть, то, в конце концов, власть будет вынуждена жестко отвечать».

К. ЗАТУЛИН: После выхода нашей программы прокуратура закрыла дело.

Цитата (о. Александр (ШУМСКИЙ), священник): И я полагаю, что одну из решающих ролей в том, что дело закончилось для нас благополучно, сыграла передача Константина Федоровича Затулина. Безусловно. Потому что он очень хорошо ее провел, он дал нам возможность все рассказать и фактически нас поддержал в этом деле. И суд прекратился. Редчайший случай, когда прокуратура сама отозвала свой иск. Поэтому огромная благодарность Константину Федоровичу Затулину за эту передачу».

К. ЗАТУЛИН: Сразу после этой передачи, поводом к которой была судьба дореволюционного «Союза русского народа», к нам в редакцию пришел и другой отклик.

Цитата (Максим ГИЛЁВ, www.materik.ru):«Здравствуйте, Константин Федорович. Разрешите представиться: меня зовут Максим Станиславович Гилёв. Написать меня вынуждают Ваши высказывания о Государе-императоре Николае Втором. А именно: «…Его, то есть Государя-императора Александра III слабый преемник, то есть Государь-император Николай Второй дал запутать и развести себя с поддерживающими его силами…»

К. ЗАТУЛИН: Максим Станиславович обиделся на нас, считая, что мы оскорбляем память императора Николая Второго, причисленного не так давно Русской Православной Церковью вместе с семьей к лику страстотерпцев. Уверенный, что последний суверен русского народа до конца выполнил свой долг, Гилёв пишет:

Цитата (Максим ГИЛЁВ, www.materik.ru):«Много легче и приятнее было бы спастись, утопив народ в реках крови. Царю нужны любящие подданные, а не рабы или трупы. Когда народ обезумел, царю остается отдать жизнь, чтобы один человек умер за людей, нежели чем весь народ погиб…»

К. ЗАТУЛИН: Я уважаю Вашу точку зрения, Максим Станиславович, как и решение нашей Церкви о причислении последнего царя, а тем более ни в чем не повинных членов его семьи, детей, к числу мучеников. Но считать его правление, особенно отречение, безупречным никак не могу. В том-то и дело, что в результате того, что царь, уйдя, умыл руки, народ был утоплен в реках крови. Кстати, Русская Православная Церковь, отмечая мученическую смерть, не считает идеальной и безошибочной всю жизнь последнего российского царя.

Письмо, пришедшее из Дербента, от Надыра Казимова возвращает нас к современности. В своей передаче «Кавказский вызов» 14 ноября мы говорили о том, нужно ли и можно ли отделить Кавказ от России.

Цитата (Надыр КАЗИМОВ, руководитель Управления образованием г. Дербента, www.golosameriki.ru): «Логика конфликта на Кавказе такова, что он должен перейти к завершению. Война, а это неизбежно, завершится полным отсоединением Кавказа от России».

К. ЗАТУЛИН: Надыр Казимов, а вслед за ним и глава Администрации Дербента Имам Яралиев, просят нас дать опровержение.

Цитата (Имам ЯРАЛИЕВ, глава Администрации г. Дербента): «Установлено, что Казимов Н.С. никаких контактов с корреспондентами сайта «Голос Америки» не имел и интервью им не давал. Более того, он не имел и не имеет страниц регистрации в официальных базах Интернет».

К. ЗАТУЛИН: Ситуация действительно не самая красивая. Человек утверждает, что таких слов не говорил, а мы в эфире на всю страну их процитировали. Однако же мы эти слова не выдумали, а взяли из статьи известной журналистки Фатимы Тлисовой, опубликованной на сайте «Голос Америки» за месяц до нашего эфира. Корреспондент «Голоса Америки» утверждает, что процитировала Надыра Казимова с его страницы в FaceBook, где опубликована и его фотография. Либо врет «Голос Америки» и FaceBook, либо начальник Управления образованием г. Дербента. Я думаю, что для того, чтобы окончательно разобраться в этом вопросе им нужно выяснить свои отношения в суде. Кстати, это нужно было бы сделать еще до выхода нашей программы.

А мы принимаем к сведению заявление Надыра Казимова о том, что он никогда и в мыслях не имел выступать за отделение Кавказа от России.

«Чтобы правильно задать вопрос, надо знать большую часть ответа», – это слова выдающегося, недавно ушедшего, американского фантаста Роберта Шекли. Программа «Русский вопрос» и я, ее автор и ведущий, благодарны вам за внимание. В будущем сезоне мы намерены развернуть сайт «Русского вопроса», существующий пока в виде раздела на сайте Института стран СНГ. Будем на связи.

«Устоит ли дом, разделившийся в самом себе?»

К. ЗАТУЛИН: 26 декабря 1991 года, ровно двадцать один год назад, официально прекратил свое существование СССР. Крах Советского Союза был величайшей катастрофой в истории русской нации. Почти двадцать процентов, более двадцати миллионов русских в одночасье оказались за границей усеченной России. Мы стали самым крупным к мире разделенным народом. Хотя едва ли есть основания таким первенством гордиться.

По разным подсчетам – от пяти до семи миллионов русских (нет даже точной статистики) – сразу были вынуждены фактически бежать в Россию, продав за бесценок или вовсе бросив дома, квартиры и все нажитое имущество, бросив землю, которую веками осваивали и защищали их предки, которую они считали своей родиной. Ничего подобного русскому исходу просторы Евразии не видели со времен Великого переселения народов. Причем произошло это переселение стихийно, практически без какой-либо помощи российского государства.

Сюжет:

«Олег Шипов год назад приехал в Петербург из Казахстана. Сам русский, родился на территории тогда еще РСФСР. Благодаря этому российское гражданство получил относительно легко, а вот его взрослый сын до сих пор ничего не добился.

Сюжет (Олег ШИПОВ): Там случилось в университете, в армию он хотел в российскую идти. Ну, вот теперь ничего не получилось. И вот он назад уехал в Казахстан. Эта ситуация непонятна: почему русский человек не может жить в Российской Федерации? Мне кажется, достаточно, что у него в паспорте написано, что он русский, что у него фамилия русская и что у него желание есть жить и работать в России».

Более года он обивал пороги петербургского ФМС, но, как ему объяснили, квот на получение вида на жительство слишком мало, чтобы удовлетворить всех желающих.

У Инны Поспеловой ситуация вообще парадоксальная. Пару лет назад вся их семья переехала в Ленинградскую область из Узбекистана. Взрослые члены семьи получили гражданство, а младшая дочь – нет. Отказ объяснили чисто формальной причиной – нет оформленного по всем российским правилам удостоверения личности ребенка. Его действительно нет, так как в Узбекистане таких документов не выдают.

Сюжет (Инна ПОСПЕЛОВА): Поехала в консульство, мне написали бумагу, что документ родителя и вклеенные и вписанные фото и является тем же самым документом, удостоверяющим личность несовершеннолетнего ребенка.

Но инспектор ФМС твердо заявил, что пока не будет документа, гражданство девочка не получит. Семья Поспеловых подала иск в суд против России в лице Миграционной службы, но даже сюда представители ФМС не явились, потому заседание перенесли.

При этом точно такая же ситуация у подруги Инны в соседней области разрешилась мгновенно. Почему? Там действуют другие законы или просто аппетиты у недобросовестных чиновников скромнее? В Миграционной службе Петербурга фактически этого даже не скрывают и периодически выставляют на своем сайте списки задержанных взяточников.

А это уже Москва. И вновь наши соотечественники. Людмила Сыроватко пытается получить вид на жительство для своей матери, гражданки Украины. Ситуация осложняется тем, что мать тяжело больна и прикована к постели.

Сюжет (Людмила СЫРОВАТКО): Я не могу вызвать врача, потому что она не прикреплена к поликлинике, потому что у нее нет ни вида на жительство, ни разрешения на временное проживание. А в ФМС мне говорят: «Представьте документ, что она у вас не может ходить и что вы будете сами оформлять все эти документы.

Но ни одно медицинское учреждение такой справки дать не может именно по той причине, что мать Людмилы не гражданка России. Получается порочный и замкнутый круг».

К. ЗАТУЛИН: По официальным данным, за все время действия Программы добровольного переселения соотечественников в Россию, принятой в 2006 году, ее воспользовались всего 80 тысяч человек. И это на фоне оттого вала многомиллионной, неконтролируемой миграции, которую принято теперь ругательски ругать и у власти, и у оппозиции.

Сюжет:

«В России вырос целый конгломерат государственных, полугосударственных и окологосударственных структур, призванных специально заниматься соотечественниками. Нельзя сказать, что они ничего не делают, но их усилия, в лучшем случае, затрагивают поверхностный слой активистов в среде наших соотечественников за рубежом. Русские в странах СНГ и Прибалтики продолжают в массе своей оставаться статистами чужого национального самоопределения. Их депрессия сохраняется, а число падает.

Сюжет (Татьяна ЖДАНОК, депутат Европарламента от Латвии): «Вообще двадцатилетнюю новейшую историю Латвии мы можем четко разделить на три этапа в политике правящей элиты по отношению к русскоязычным. Первый, очень короткий, закончившийся после обретения Латвии независимости де факто, это период заигрывания с меньшинством. Но потом пошла совершенно жесткая политика выдавливания максимального числа русскоязычных из Латвии, а затем, она продолжается и сейчас, это политика насильственной ассимиляции тех, кто живет сейчас.

Конечно, возможность получения российского гражданства, сохранять гражданство своей страны помогло бы против ассимиляции. Но это недостаточное условие, ведь решающими факторами в такой борьбе являются все-таки проблемы языка и сохранения образования на русском языке».

К. ЗАТУЛИН: Не подумайте, что проблемы есть только в ближнем или новом для России зарубежье. Россия через двадцать лет после распада Союза лишь в начале пути к потомкам русской эмиграции, тем, кто в результате революции и Гражданской войны был вынужден покинуть Россию.

Сюжет (князь Никита ЛОБАНОВ-РОСТОВСКИЙ, заместитель председателя Международного совета российских соотечественников): «До Смутного времени правили Рюриковичи, и вы смотрите на человека тридцать третьего поколения, который выжил. Я ощущаю обязанность к Отечеству и потому по мере своих возможностей стараюсь быть деятельным в России, по крайней мере, в контексте культуры и соотечественников. Так что связь есть, и она гораздо сильнее, как ни странно, у потомков первой эмиграции, которые ни эмоционально, ни физически в России здесь не бывали, чем, скажем, у нынешней.

Если российское Правительство провело бы закон, который говорит, что русскоязычному потомку, русскому полагается российское гражданство и полагается в упрощенном виде, потому что сейчас страшная волокита нормальному человеку получить. Я думаю, что это было бы сильная моральная поддержка и, может быть, причастность к Отечеству. Так что это стоит сделать».

К. ЗАТУЛИН: Итак, везде дилемма – переселять русских в России, например, из Крыма или пытаться всеми силами российского государства и общества помочь им выжить и остаться при этом русскими тем, где они живут, за рубежом. А если переселить всех невозможно и даже вредно (опять вспомню Крым), то наращивать ли число структур, отвечающих за связи с диаспорой, ее конкретными представителями или пытаться всё-таки «объять необъятное», даровав всем соотечественникам без изъятия особые права и возможности в России? То есть пойти законным, а не бюрократическим путем?

Будучи депутатом I, IV и V Государственной Думы, я регулярно вносил в законопроекты, направленные на то, чтобы узаконить, как это сделано в Польше, Венгрии, Германии, Израиле, особые льготы для наших соотечественников – русских, татар, адыгов, бурят, – тех народов, которые не нашли нигде, кроме как в Российской Федерации, своего национального самоопределения. Право на образование в российских вузах, право на бесплатное посещение музеев и библиотек, право на захоронение в родной земле, право на получение российского гражданства без издевательств и проволочек. В большинстве случаев большинство в Госдуме также регулярно эти предложения прокатывало.

12 декабря в своем послании Федеральному собранию обо всем этом был вынужден высказаться Президент.

Цитата (Владимир ПУТИН, Президент Российской Федерации): «Процесс получения гражданства для наших соотечественников, для тех, кто культурно и духовно близок к России, затруднен и до безобразия забюрократизирован. А вот завозить неквалифицированную рабочую силу, в том числе и нелегально, достаточно просто.

Поручаю разработать ускоренный порядок предоставления российского гражданства нашим соотечественникам – носителям русского языка и русской культуры, прямым потомкам, тем, кто родился и в Российской империи, и в Советском Союзе. (Аплодисменты)».

К. ЗАТУЛИН: Обсудить проблему в студии «Русского вопроса» я пригласил Виктора Москвина, директора Дома русского зарубежья в Москве, и одного из самых непримиримых противников предоставления ускоренным путем российского гражданства Владимира Милова, председателя партии «Демократический выбор».

Владимир Станиславович, первый вопрос к Вам: «Путин не убедил Вас в необходимости предоставления упрощенного права на получение гражданства нашим соотечественникам за рубежом?».

В. МИЛОВ: Конечно, нет. Опять это звучит как благие намерения, которыми может быть вымощена дорога сами знаете куда, а вместо четких формулировок о том, что мы хотим дать упрощенную возможность переехать в Россию жить русским людям, которые после распада СССР остались в других государствах, там какие-то туманные вещи, которые в общем открывают дорогу для очень быстрого и упрощенного получения российского гражданства жителям Таджикистана, Киргизии и всех этих замечательных государств

К. ЗАТУЛИН: Нет, он сказал о соотечественниках. Давайте все-таки разберемся, кого имеет в виду Путин и кого Вы?

В. МИЛОВ: Под них может попасть кто угодно. Например, формулировка о том, что это могут быть представители коренных народностей, населяющих Россию. У нас нигде в правовом поле нет списка этих народностей, где-то гуляет список из ста восьмидесяти народов, где есть, например, китайцы или пуштуны.

К. ЗАТУЛИН: Там сказано, что к соотечественникам должны отнести себя представители тех народов, которые исторически проживают в России, в том числе те, кто являются потомками, чьи предки жили на территории нынешней России, не Советского Союза, а России. Вот в этом случае, если они делают свой выбор в пользу российского гражданства, они могут прибегнуть, судя по тому, что теперь говорит Путин, к упрощенной процедуре.

Вы считаете, что это в это число входят киргизы, таджики? Разве они традиционно проживают на территории России?

В. МИЛОВ: Константин, здесь мы входим на такую зыбкую почву, которая не позволяет точно идентифицировать кому можно предоставлять гражданство, а кому нет. Поэтому, Константин, здесь надо смотреть на ту практику, которая у нас была последние годы.

К. ЗАТУЛИН: Я читал внимательно Ваши выступления, там «не простим, не дадим, не позволим предоставить упрощенное гражданство», Вы нигде не говорили о том, что необходимо, может быть, на самом деле доработать, чтобы было более ясным это определение соотечественника, но сам принцип предоставления соотечественнику прав, в том числе прав на гражданство, он должен быть при этом применён?

В. МИЛОВ: А я просто сторонник другого подхода, более честного. Подхода, который связан с принятием, скажем, законодательства о репатриации русских, которые волею судеб оказались за пределами России.

К. ЗАТУЛИН: Мое с Вами несогласие, если о нем говорить, я бы хотел чуть позже к этому вернуться, состоит в том, что Вы почему-то все время говорите только об одном: Вы все время боитесь, что кто-то чужой приедет в Россию.

В МОСКВИН: С одной стороны, миграционная политика страны, которая, и Владимир прав, в последние годы, была, как и многое у нас, коррумпированной, непродуманной. А в 21-м году, когда Землячка и Бела Кун расстреляли в Крыму более 100 тысяч человек…

К. ЗАТУЛИН: Это те, кто остались после исхода врангелевской армии…

В. МОСКВИН: Да, они все были уничтожены. Так вот в это же самое время Ленин и Калинин подписывают декрет, по которому все лица, покинувшие территорию Российской Федерации после 7 ноября 17-го года, автоматически лишаются гражданства.

Совсем недавно мы проводили встречу потомков участников Отечественной войны 1812 года. И потомки Кутузова, Ермолова, Багратиона стояли в консульствах в очередях, чтобы получить визу, чтобы приехать в Россию.

К. ЗАТУЛИН: Согласны ли Вы с таким условием, которое выдвинул Президент, упрощённое гражданство для тех, кто переезжает — и при этом отказывается от гражданства страны проживания. Той, где он сейчас живет?

В. МОСКВИН: Не согласен.

К. ЗАТУЛИН: Почему?

В. МОСКВИН: Почему? Потому что опять же, если говорить о потомках первой волны или о тех, кто остался после Второй мировой войны в своих странах… Есть институт двойного гражданства. И если мы, скажем, потомкам русских, которые живут во Франции, предоставим российское гражданство, кроме пользы для России ровным счетом ничего не произойдет.

К. ЗАТУЛИН: Мне важны не только те, кто хотят переехать в Россию, но и те, кто остаются за рубежом — их самочувствие должно быть поднято. Ибо речь идет даже не об Австралии в большинстве случаев и не о Франции с Германией, а о миллионах русских людей в новом зарубежье. Чем хуже Владимира Познера с его тремя гражданствами какие-нибудь отставные военные офицеры, которые вынуждены жить там, где у них есть жилье? Прослужив все время на Черноморском флоте, оставаться жить в Севастополе? Но и те, кто там остаются, для них факт нашего гражданства — это самый главный аргумент в пользу того, чтобы оставаться русскими. Ведь мы же, наверное, заинтересованы в том, чтобы русских было больше, а не меньше во всем мире?

В. МИЛОВ: Константин, я как раз выступаю за то, чтобы, учитывая особые риски и особую опасность, деликатность этого вопроса… Я выступаю за то, чтобы не предпринимать никаких практических и тем более законодательных шагов, пока мы не выработаем…

К. ЗАТУЛИН: Сколько лет?

В. МИЛОВ: Это можно сделать при желании очень быстро. Пока мы не выработаем четкую формулу, которая даст нам понять кому можно давать упрощенное гражданство, а кому нет. В нынешнем виде тот закон, который внесли сенаторы Фетисов и двое других, которых я не помню…

К. ЗАТУЛИН: Джабаров и Умаханов.

В. МИЛОВ: … В нынешнем виде закон — это большая дырка. Просто километры открытой государственной границы – приезжай, кто хочет, бери, что хочешь. Вот что это такое. Такие законы надо категорически немедленно снимать с рассмотрения.

К. ЗАТУЛИН: Я с Вами не согласен. На самом деле, это закон, который ни на что особо не повлияет с точки зрения количества, ибо, как я уже сказал, по Программе добровольного переселения до сих пор переселилось 80 тысяч. Проблема-то не в гражданстве, а в том, что у нас мигранство не контролируется.

В. МИЛОВ: Как раз в гражданстве. И в этом тоже, потому что, когда они не имеют возможности получать в два раза более высокую зарплату, имея российский паспорт, то, конечно, если у них будет такая возможность, они за ней тут же ринутся.

К. ЗАТУЛИН: На самом деле, Вы ищите проблему не там. И, самое главное, что, когда Вы говорите о своем неприятии нелегальной миграции (мы здесь, по-моему, все согласны), то Вы не продолжаете свою мысль и не говорите о том, что вот соотечественникам-то нашим, если мы точно знаем, что это наши соотечественники, такое право должно быть предоставлено. А об этом именно Путин и сказал. Так поддержите в этой части, а не сразу говорите «нет, пока мы к власти не придем, пока вместо Путина не будет Милов, до тех пор соотечественники должны подождать».

Любые законопроекты не являются венцом творения, и тот законопроект, который сейчас обсуждается, он, на самом деле, должен быть скорректирован. Мало того, должны быть внесены коррективы и в другие законы в связи с этим новым подходом. Это нужно делать.

В. МОСКВИН: И быстро!

К. ЗАТУЛИН: Откладывать это под впечатлением от того, что бы мы не делали, все равно будут злоупотребления, всегда найдутся коррумпированные чиновники, на мой взгляд, это значит просто заблокировать всякое движение вперед.

Мы продолжим разговор на эту тему в наших программах «Русского вопроса» в новом году. Я благодарю вас за участие в нашей программе. Спасибо.

Наши соотечественники за рубежом, а это, главным образом русские, несомненно, должны иметь право на упрощенное, еще лучше автоматическое получение гражданства России. Меня не так удивляет путаница наших либералов в этом вопросе, как позиция некоторых людей, называющих себя русскими националистами. Как можно выдавать себя за выразителя интересов русского народа, если у тебя напрочь отсутствует беспокойство за судьбу миллионов русских, уготованных в добычу ассимиляции в новых государствах?

«Дом, разделившийся в самом себе, не устоит», – говорит Святое Писание. Без русских, оставшихся за рубежом, наш народ неполный. Русских должно быть больше, а не меньше. И российское гражданство – аргумент, который ничем нельзя заменить в этой борьбе.

«Устарел ли «старый стиль» и всё ли врут календари?»

К. ЗАТУЛИН: До Нового года осталось пять дней и шесть ночей. Вчера в католическом мире отмечали Рождество Христово. В православной России оно наступит только через тринадцать дней, то есть мы отпразднуем Рождество после Нового года, который встретим, как многие, хотя и не все в мире, 1 января. «Это различие старого и нового стилей», – скажут папы и мамы детям, сбитым с толку таким календарем событий. Что это значит на самом деле? Можно ли считать старый стиль устаревшим, а новый – совершенным?

Сюжет:

«Различия в летоисчислении появились у нас в 1918 году, когда большевики, решив, что «мы свой, мы новый мир построим», начали с перевода России на грегорианский календарь: нужно было разрушить старый мир до основания. Хотели даже отменить русскую письменность, сделать ее латинской. С латинизацией не вышло, но календарь поменяли. В 1928-м запретили рубить елки под Новый год, правда, в 1935-м – разрешили и перенесли выходной с 30 декабря на 1 января. Православная Церковь осталась с юлианским календарем (он был введен Юлием Цезарем в 45 г. н. э.). В конце XV века римский папа Григорий XIII пересчитал дни заново и отрезал 13. Вместе с переводом на новый календарь он решил перенести и начало года на 1 января, то есть вести летоисчисление от Рождества Христова. Новый календарь назвали его именем – григорианский. На него перешло большинство стран Европы, а потом и Америка. Россия же продолжала вести счет годам от сотворения мира и праздновать Новый год 1 сентября. Так было до 1699 года, когда Петр первый, первый русский большевик, обнародовал указ: «Лета исчислять по-новому», то есть вести счет годам от Рождества Христова, а началом года считать 1 января. Но в остальном, юлианский календарь Петр сохранил».

К. ЗАТУЛИН: Разговоры о том, почему в России сегодня, особенно для верующих людей, существуют два календаря, ведутся разные. Кто-то считает это неудобством, требуя поскорее отменить и забыть старый стиль, кто-то уверен, что нужно отказаться от нового и полностью перейти на старый, добрый юлианский календарь.

Нужно ли нам от чего-то отказываться? Не думаю. Свои причуды не мешают развитию России, как не мешают свои календари Японии, Китаю, исламским странам. Не только Россия, но и многие другие страны живут сегодня параллельно с другими календарями. Более того, календари эти становятся популярными далеко за пределами своих родных стран.

Сюжет:

«Самый часто упоминаемый в эти дни календарь это, конечно, календарь племени майя. Племени такого давно нет на Земле, но календарь известен чуть ли не каждому. Календарь этого племени, ведущий свой счет от сотворения мира 65 млн. лет назад, якобы предсказал очередной конец Света 21 декабря 2012 года.

Это территория бывшего тракторного завода. Несколько десятков человек в преддверие 21 декабря развлекались подготовкой к концу света: «Мы готовимся к апокалипсису». Все, что здесь происходило, было похоже на синтез уроков ОБЖ с передачи «Очумелые ручки»: собравшиеся учились разбирать автомат, использовать средства химзащиты, изготавливать посуду из пластиковых бутылок. Не обошлось без крысиных и тараканьих бегов – ведь выжившим, по одной из версий, придется делить планету именно с этими, самыми живучими на Земле тварями.

21 декабря Солнце взошло в положенное время и все было как всегда. Конец света, как обычно, не наступил.

Дмитрий Вибе, ведущий научный сотрудник Астрономического института Академии наук, всегда знал, что так и будет. Более того, весь минувший год он путешествовал с экспедицией, которая называлась «Почему не будет конца Света».

Цитата (Дмитрий ВИБЕ астроном, доктор физико-математических наук): «Конечно, и в будущем будут пугать и подлетающей планетой, которая вот-вот прилетит и сорвет Землю с орбиты, и какими-то столкновениями с космическими объектами, и переходом через галактическую плоскость. Но, к сожалению, все эти угрозы, их даже опровергнуть невозможно, настолько бредово они формулируются. Мы имеем возможность наблюдать многие звезды, похожие на наше Солнце, поэтому мы можем себе представить, как в будущем наше Солнце будет эволюционировать. И на основании этих представлений мы знаем, что у нас есть несколько миллиардов лет».

К. ЗАТУЛИН: Конца Света, к счастью, не случилось, значит, мы вновь будем отмечать Новый год, Рождество. а потом и Крещение. А том, как мы их отмечаем, мы решили поговорить с нашими гостями. В студии «Русского вопроса» Анна Костина, доктор философских наук, декан факультета философии, культуры и искусства Московского Гуманитарного Университета, и протоиерей Игорь Фомин, настоятель храма Святого Александра Невского при Московском Государственном Университете международных отношений (МГИМО).

Вот первый вопрос, Анна Владимировна, видимо, к Вам: Скажите, в чем главное отличие празднования новогодних праздников в России и за рубежом?.

А. КОСТИНА: Вы, знаете, наверное, есть все-таки какие-то общие константы, общие установки на празднование Нового года, где бы этот год не случался. Во-первых, это веселый праздник, во-вторых, это какие-то сакральные смыслы, которые мы не осознаем, но они внутри каждого из нас, потому что в этот день начинается новый год, а по представлениям древних людей, которые в нас сохранились, новый год может и не начаться, потому что в этот день умирает старый цикл. старый год и рождается новый. И вот. чтобы он возродился, нужно соблюсти целый ряд определенных требований, предуказаний, есть ряд запретов, есть ряд предписаний как нужно встречать.

До нас в России очень мало дошло, но есть, конечно, семьи. в которых эти установки соблюдается. Например, на стол обычно ставили традиционные русские блюда. Сегодня мы их называем кутья и взвар и сегодня это поминальные блюда, но вообще-то это традиционно славянская трапеза, которая была связана с празднованием нового года. Мясо было, но в виде свиной головы. То есть мясо тоже присутствовало. И из традиционных составляющих этого праздника, конечно, обряжение дерева. Мы наряжаем, обряжаем ель, украшаем ее, мы дарим друг другу подарки. Раньше это были дары, жертвоприношения – еще раньше, а сегодня это подарки.

К. ЗАТУЛИН: Отец Игорь, все-таки как было бы правильно: праздновать Новый год по старому или по новому стилю? Как Вы сами празднуете:

И. ФОМИН: Есть несколько старых стилей, насколько мы знаем, потому что Новый год в церковной традиции отмечается 1 сентября, по-нашему это 14 сентября. И, конечно, Церковь именно эту дату отмечает. Но мы живем в государстве, в котором принято отмечать Новый год 1 января, и я, на самом деле, не вижу ничего плохого в том, что все вместе соберутся за одним столом.

К. ЗАТУЛИН: Но это же пост?

И. ФОМИН: Да, это пост, но ведь праздник не обязательно должен заканчиваться лицом в салате. Правильно? Можно и нормально отпраздновать Новый год.

Мне, честно говоря, трудно говорить, как надо праздновать Новый год. Я никогда в жизни его не праздновал. И в советские времена мы всегда ходили в храм, наш батюшка всегда 1 января служил службу.

К. ЗАТУЛИН: Поэтому мы отмечаете Рождество?

И. ФОМИН: Да, Рождество. Но так как наша семья была поделена конфессионально – одни верили в Бога, другие верили в светлое будущее, коммунизм, – мы все вместе отмечали Новый год, обязательно садились за стол. Здесь, я считаю, нужно соблюсти мир.

К. ЗАТУЛИН: Скажите, а почему Русская Православная Церковь не переходит на грегорианский календарь? Это устойчивая позиция?

И. ФОМИН: Да, это устойчивая позиция, потому что во времена Константина Великого (начало IV в.) Первый Вселенский Собор принял постановление о повсеместном праздновании в одно и то же время Пасхи Христовой. Приняли государственный тогда стиль – римский календарь, так называемый юлианский, который вел Гай Юли Цезарь, и все Церкви жили по этому стилю.

К. ЗАТУЛИН: Хотел бы спросить, Анна Владимировна, Вас. Насколько в русских людях существует, несмотря на долгий период атеизма государственного, официального, связь между верой и новогодними праздниками? Она прослеживается?

А. КОСТИНА: Это действительно объединяет людей одной культуры, это и есть связь традиций. Поэтому вопрос, наверное, не теоретический, а сугубо практический: как мы определяем свое время, как мы празднуем Новый год или Рождество, этим определяется и все остальное время в течение года.

К. ЗАТУЛИН: Дорогие друзья! Я должен вам сказать, что, к сожалению, мы не сможем вместе с вами в одной аудитории «Русского вопроса» встретить Новый год и Рождество. Мы делаем перерыв на праздники, как, наверное, многие из вас. И в следующий раз встретимся уже после праздников, после Нового года, после Рождества.

Поэтому я хочу поздравить наших гостей с наступающим Новым годом и Рождеством, а вместе с этим поздравить и всех наших телезрителей с Новым годом.

Всего вам самого хорошего и до встречи в программе «Русский вопрос» на канале ТВ-Центр 23 января, в урочное время в 20.15.

/