Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Белоруссия: Лукашенко, «варварство» и «вассалитет»

Источник: ИА REX

В начале августа Александр Лукашенко сделал несколько резких выпадов в адрес России, в характерной для себя манере увязав их с сугубо белорусскими проблемами. Многие, и это показывает анализ публикаций в СМИ, поняли его заявления так, что в проблемах конкретного госпредприятия «Гомсельмаш», «отсутствия дисциплины» в отрасли сельского хозяйства и даже в сохранении «суверенитета и независимости» Белоруссии виновата Россия.

Подобные заявления Александр Лукашенко делает далеко не впервые, но вот вопрос: почему это было сделано сейчас? Тем более, что на начало августа была анонсирована личная встреча белорусского лидера с президентом России. Вряд ли государственные СМИ Белоруссии на этот раз проявили самодеятельность и распространили то, что им не было велено, — а это значит, что в Минске прекрасно понимали, какую реакцию вызовут эти, мягко говоря, «занятные» заявления в России.

Затем, Лукашенко снова вернулся к этой теме, заявив: «Уже обвально идет информация о том, что мясные продукты в России сильно подорожают, обосновывается причина тем, что дорожает сырье. То есть в России нет мяса», — заявил 7 августа Лукашенко на совещании с членами правительства и председателями облисполкомов.

На заявление Лукашенко о том, что «в России нет мяса», оперативно отреагировали российские эксперты, обосновав несостоятельность таких суждений. В частности, исполнительный директор Национальной мясной ассоциации России Сергей Юшин заявил, что на рынке РФ доля отечественной птицы превышает 98% (на птицу приходится около половины мяса в продкорзине), доля свинины — свыше 90% и говядины — около 85%. Статистика зафиксировала устойчивый рост не только в птицеводстве, но и в наращивании поголовья свиней и экспорте свинины (около 17%).

Незадолго до этого, 1 августа, Лукашенко проинспектировал Минский район и снова сделал заявление о политическом значении «обеспечения продовольственной безопасности». При этом он обратился к своим излюбленным метафорам, среди которых «плётка», символизирующая угнетение якобы веками мечтавших о своём отдельном государстве предков нынешних белорусов. «Когда у тебя нет своего и тебе кто-то поставляет, он в любой момент тебя может взять за горло. И всё — нет независимости, нет суверенитета, и опять под пятой, и опять под плёткой», — заявил Лукашенко.

В 2018 году редкий месяц обходился без напоминания об угрозе утраты «суверенитета и независимости», причём во взаимосвязи с сугубо белорусскими экономическими проблемами, ответственность за которые несут конкретные «талантливые управленцы» и «крепкие хозяйственники». Учитывая концентрацию власти в республике, понятно, что значительная часть ответственности лежит на том, кто сосредоточил её в своих руках. Наверное, неприятно признавать этот факт, но причём здесь суверенитет, независимость, оружие и так далее?

«Хотите — строем на работу ходите. Извините, хотите — берите пистолеты, наводите порядок и дисциплину. Это ваши проблемы», — сказал Лукашенко, обращаясь 22 июня к чиновникам и руководителям сельхозпредприятий Могилёвской области.

«Мы упёрлись в некую неопределённость в сельском хозяйстве, — заявил могилёвчанам Лукашенко. — Стоит вопрос: как жить дальше?»

Затем он развил тему наведения порядка и укрепления дисциплины (чего, видимо, не делалось в предыдущие 20 лет) на совещании в Шклове, предупредив, что без «закручивания гаек» будет катастрофа: «Мы скоро пойдём по миру без штанов». При этом была использована милитаристская риторика, наделавшая много шума в среде «национально ориентированных», прямо указывавших на перспективу превращения Белоруссии в кровоточащий до сих пор Донбасс.

«Наметили сделать — это должно быть сделано железобетонно. Причина одна невыполнения — смерть. Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся — значит, надо будет или в состав какого-то государства идти, или об нас будут просто вытирать ноги. А не дай бог, развяжут ещё войну, — как в Украине», — сказал тогда Лукашенко.

Таким образом, поиск виновных на низовом уровне в Белоруссии уже не устраивает Лукашенко. Он прямо связывает провалы белорусской экономической политики с внешними врагами. Печально, если дела в белорусской экономике настолько плохи, что пришла пора по примеру Украины искать внешних врагов или делать их из ближайшего союзника.

Президентская пресс-служба не опубликовала заявления белорусского лидера от 22 июня, однако это сделали белорусские государственные СМИ. В частности, телеканал «ОНТ» сопроводил репортаж выдержанным в худших традициях «брежневского застоя» комментарием о том, как белорусская «деревня кормит не только всю страну — полмира».

Националистические издания проталкивали версию об угрозе вхождения Белоруссии в состав России, трактуя такую перспективу как однозначно негативную. В России внезапно открытая перспектива вызвала недоумение.

Поэтому 26 июня глава МИД Белоруссии Владимир Макей был вынужден через ТАСС разъяснять белорусам, а также РФ и ЕС, как следует понимать июньские заявления Александра Лукашенко: «Президент Белоруссии много раз говорил, что независимость и суверенитет — это святое, ради этого стоит жить и работать на благо страны и народа. Что касается каких-то возможных вступлений и вхождений в состав каких-то государств, то об этом не может быть и речи». Возможно, министр что-то прослушал или что-то понял не так.

На самом деле продвижение жупела «российской угрозы» стало idee fixe не только маргинальных политических сектантов, но и ряда чиновников. Официальные лица редко сами озвучивают подобное публично, предпочитая ретрансляторов, вскормленных бюджетными деньгами, в том числе бюджета Союзного государства Белоруссии и России.

Однако националистический тренд столь прочно закрепился, что иногда деятели вроде члена Палаты представителей Национального собрания Белоруссии, председателя комиссии по международным делам Валерия Воронецкого позволяют себе заявления вроде «надо использовать этот праздник для консолидации» — о празднуемой националистами дате 25 марта 1918 года, когда под кайзеровской оккупацией было провозглашено отделение от России «Белорусской народной республики».

Этот же «палаточник» комментирует реакцию российских СМИ на русофобскую деятельность националистов в Белоруссии и ничтоже сумняшеся заявляет, что «не так уж и мало людей, которые недоброжелательно относятся к белорусской государственности, к белорусской независимости, суверенитету и к белорусскому народу». Учитывая, как зорко следит Лукашенко за комплектованием ППНС, нетрудно понять, о каких угрозах и каком именно государстве в негативном ключе отзывался руководитель республики.

На днях, 10 августа, Лукашенко посетил госпредприятие «Гомсельмаш» и прямо обвинил Россию в недобросовестной конкуренции. «Я хочу сохранить «Гомсельмаш». У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам, публично об этом говорю. Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них, а в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят. Вот они и создают неконкурентную ситуацию», — цитирует заявление Лукашенко президентская пресс-служба.

Он также отметил: «А сами-то они для нас такие же неконкурентные создают условия. Это еще тема нашего разговора с президентом России». К слову, анонсированная на начало августа встреча с Владимиром Путиным так и не состоялась.

Лукашенко также заявил об отсутствии намерений продавать «Гомсельмаш» какому-либо иностранному инвестору, указав среди потенциальных акционеров на Казахстан и Украину. На самом деле казахстанская сторона никогда не выказывала сколь-либо серьёзного намерения приобрести многострадальное белорусское госпредприятие. Нурсултан Назарбаев отдал предпочтение развитию сборочных производств импортной сельхозтехники ведущих западных компаний, чем и объясняется отсутствие успеха белорусских чиновников создать там сборочные производства белорусских аналогов.

Что касается украинской стороны, которой недавно был преподнесён инвестиционный урок в Орше, то её упоминание в связи с «Гомсельмашем» сродни давних сказок о мифических западных инвесторах, которые якобы готовы были вложиться в МАЗ.

«Ростсельмаш» давно предлагает — давайте приватизировать, мы готовы купить. Но я не хочу, чтобы этот завод превратился в завод по производству шестеренок. Все остальное — и конструкторские разработки, и научно-техническая составляющая — все там — в Ростове, а мы превратимся в какой-то придаток. Этого быть не должно, должны быть партнерские отношения», — добавил Лукашенко.

Реакция из Москвы на эти заявления, несомненно, последовала. В интервью радиостанции «Говорит Москва» первый зампред думского комитета по делам СНГ Константин Затулин так оценил ситуацию: «Александр Григорьевич сказал это зря. Он абсолютно неправ. А то, что он склонен к тому, чтобы делать непродуманные заявления о российско-белорусских отношениях, с этим мы давно знакомы… Ему стоило бы трижды подумать, прежде чем отказываться от поддержки России или наносить ей ущерб своими заявлениями».

«Этими наездами примитивными он пытается выторговать какие-то экономические преференции от России, а их и так достаточно. Это всё осаждает наши отношения», — добавил парламентарий.

«Александр Григорьевич уже много раз продемонстрировал в случаях, когда Россия попадает в сложные обстоятельства, он за ней не следует, он обещает громко, что Белоруссия никогда не останется в стороне, и очень тихо ничего не делает, — сообщил Затулин. — Я могу в связи с тем, что мы сейчас отмечаем десятилетие Абхазии и Осетии, признание их независимости, сказать, что он лично мне обещал в своё время, что за ним дело не станет: если Россия признает Абхазию и Южную Осетию, вслед за этим Белоруссия признает тоже. А когда это произошло, он тут же спрятался в кусты, объясняя это тем, что Белоруссия не может вынести санкций, которые на неё будут наложены».

Полезные МИД Белоруссии интернет-ресурсы, осваивающие российские и союзные деньги, попытались представить ситуацию так, как будто бы Лукашенко воспротивился поглощению «Гомсельмаша» мифическим российским олигархатом, намекая при этом на «Ростсельмаш». И в этом случае исполнители политического заказа не только проявили непонимание российских реалий и даже слова «олигарх», но также непонимание реалий белорусских, общей экономической ситуации в Белоруссии и проблем конкретного предприятия.

На самом деле «Гомсельмаш» относительно недавно пытались продать, но не казахстанцам или украинцам, а китайцам. Планировалось, что спасители из Поднебесной не только вольют инвестиции в гомельского производителя сельхозтехники, но также обеспечат сбыт продукции. Китайцы согласились, но при условии сокращения на 30−50% работников и полную замену белорусских управленцев на китайских. Комплектующие тоже планировалось завозить из КНР. Переговоры проходили непублично, и рядовые граждане узнали о них из прессы, чему поспособствовали почти уволенные «талантливые управленцы» госпредприятия.

Ещё интереснее история была задолго до этого: 21 июня 2012 года пресс-служба президента Белоруссии сообщала, что власти Белоруссии рассматривают приобретение российского производителя сельхозтехники «Ростсельмаш» с целью создать единое предприятие путем слияния с аналогичным белорусским госпредприятием — «Гомсельмаш». Инициативу заявил занимавший в то время должность главы правительства республики Михаил Мясникович.

«Мы будем это обсуждать с россиянами. Белорусская сторона готова купить «Ростсельмаш», если будет желание российской стороны, — обещал Мясникович. — Думаю, что можно рассматривать выгодность этой сделки. Сегодня у нас большой внутренний рынок трех государств по кормоуборочным и зерноуборочным комбайнам. Полагаем, что на этом рынке может работать единая компания».

Председатель Совмина Белоруссии так и не смог объединить на рыночной основе «Гомсельмаш» и «Ростсельмаш», что не удивительно: денег в белорусском бюджете на это не было, да и российская сторона, судя по реакции Константина Бабкинаи Аркадия Дворковича, рассматривала эту внезапно обрисованную в Минске перспективу как не очень рыночную шутку. Объединения с российским производителем не состоялось. Как показали дальнейшие события, не вышло противопоставить ему затаившегося в нефритовых джунглях Гомеля китайского тигра.

Скорее всего, подлинная причина очередной эскапады лидера другой части Союзного государства — тяжелая социально-экономическая обстановка в Белоруссии. Очередной непризнанный кризис официально и неоднократно объявлен прошедшим, официальная статистика декларирует рост ВВП при мизерной безработице. А по факту, как выразился 13 августа сам Лукашенко, в конкретном городе с конкретными людьми ситуация совсем неприглядная: «Разве это рабочие места?! Темница какая-то! Каторжные люди работают за $200 в месяц!»

Похоже, дела в белорусской экономике действительно очень плохи. Но разве это случайность? Россия снимает Белоруссию с дотаций, и «белорусская модель» приказывает долго жить. Признать, что давно прошедшие «жирные годы» состоялись благодаря России, белорусское руководство не может. Стать новым и лучшим спонсором желающих не наблюдается.

Недавно агентство Reuters проинформировало о желании Москвы прекратить беспрепятственный вывоз в Белоруссию нефтепродуктов, мотивируя это потерями российского бюджета в условиях роста объёмов вывоза. Поэтому заблокировано перечисление Белоруссии двух траншей кредитной линии ЕФСР, в июле 2018 года приостановлена выплата по так называемому механизму «перетаможки», а также приостановлена работа по предоставлению республике в 2019 году $1 миллиарда российского госкредита.

Более того: российская сторона настаивает на компенсации за ранее поставленные в Белоруссию нефтепродукты и возобновление дальнейшего сотрудничества увязывает с решением вопроса по установлению запрета на вывоз нефтепродуктов из России в Белоруссию. Предлагается ввести индикативный баланс поставок нефтепродуктов и введение запрета на экспорт нефти, нефтепродуктов и прочих товаров, превышающих объемы этого баланса.

Белстат сообщал, что в январе-мае Белоруссия импортировала из России нефтепродуктов на $677,6 млн — в 1,9 раза больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. А импорт нефти вырос до $2,8 млрд — на 37,6%. Как разъяснил госконцерн «Белнефтехим», стоимость поставок российской нефти сейчас составляет «около 75 процентов от мировой рыночной цены». Экспорт нефтепродуктов — важнейшая статья белорусского экспорта, и вскоре завершающийся «большой налоговый маневр» в российской нефтяной сфере крайне негативно скажется на ней.

Таким образом, причина нервозности белорусского политика понятна, но не совсем понятно другое: как он намерен улучшать ситуацию в экономике и решать острые социальные проблемы. Неясно, что такое мог бы предложить официальный Минск, чтобы Россия в условиях санкций решилась на возврат к практике «поддержки» своего номинального союзника.

Сергей Артеменко

/