Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Беременную мать разделили с семьей репатриантов в России


В ближайшие дни может случиться невероятное по своей жестокости событие. Почти преступление: посягательство на жизнь еще не рожденного ребенка. На самом деле эта трагедия одной семьи репатриантов — яркое свидетельство того, что действующее сегодня репрессивное миграционное законодательство представляет собой угрозу национальной безопасности России, которая переживает, как известно, демографическую катастрофу.

Семья Костенюк безбедно жила в селе Оксановка в Казахстане. Сами построили просторный дом — глава семьи Сергей, мастер на все руки, в последние годы организовал частный бизнес по ремонту автомобилей. Его супруга Анна, лишившись матери в 5-летнем возрасте, не смогла пойти учиться на профессию повара, о которой мечтала, — окончила только 9 классов в русской школе (теперь школ с преподаванием на русском языке в Казахстане в сельских районах совсем мало), зато с раннего детства приучилась ко всем сельским работам и с радостью обихаживала свою многочисленную живность. Семья Костенюк имела нескольких коров, барашков, гусей и кур, конечно. Но главным своим богатством они считали двух сыновей: Никите сейчас девять лет, а Максиму четыре года. Ради их будущего и решила семья возвращаться на историческую родину. Продали за бесценок дом, живность и все накопленное тяжким трудом имущество, включая машину.

В их «листке убытия», официально заверенном печатью, написано: «в связи с переселением на ПМЖ в РФ». А вот в миграционной карте, которую каждый мигрант обязан самолично заполнить по дороге перед въездом в Россию, все четверо членов семьи Костенюк в графе «цель прибытия» подчеркнули вариант «частная поездка». Сколько ни бились правозащитники за включение такой формулировки в миграционную карту, как «переезд на ПМЖ», в графе «цели» ее нет.

Нынешней весной, пятого апреля, семья прибыла в аэропорт Калининграда, где их встречала родная сестра Сергея, гражданка РФ. Она приютила их, зарегистрировала по своему адресу, хотя живут они сейчас преимущественно в другой квартире в городе Багратионовске, которую им помогли заранее купить их родственники, давно живущие в Германии и сохранившие, кстати, российское гражданство.

Для справки. Прибывший в Россию «иностранец», которому повезло дважды (купить заранее жилье и даже получить РВП — разрешение на временное проживание), имеет законное право зарегистрировать (прописать) в собственном жилье только одного себя, а остальных членов семьи все подобные «счастливчики» вынуждены регистрировать где угодно, часто — в «резиновых квартирах».

В первых числах мая семья всем составом поехала из Багратионовска в Калининград, чтобы отдать заявление на получение квоты на то самое пресловутое РВП. Первый раз им отказали. Подали заявления вторично. Узнать результат по телефону невозможно, снова пришлось ездить из Багратионовска в столицу региона. Третьего июля (о счастье!) увидели на стенде свою фамилию среди получивших квоту. Только получив квоту «иностранец»-репатриант может добывать необходимые справки, переводы всех своих документов на русский язык, заверения у нотариусов. И нотариусы, и переводчики нередко делают ошибки — тогда беги, отстаивай в очередях заново. Между тем срок их разрешенного 90-дневного проживания без правового статуса в России подходил к концу. Успели! Радостные повезли в областное УВМ свой полный пакет. И вдруг!..

Оказалось, что Сергею и двум детям могут выдать РВП, а матери семьи Анне — нет. Эта бедолажная семья много раз обивала пороги разных управлений миграционной службы, но никто из сотрудников не обратил внимания на то, что согласно норме закона Анне, родившейся в 1991 году, необходимо сдать экзамен по русскому языку и представить в пакете документов еще и сертификат об этом.

Было бы несправедливо списывать всю вину на миграционных сотрудников. В свою очередь они тоже жертвы нашего немилосердного законодательства. Новички в погонах просто не в состоянии быстро овладеть всеми нормами закона, да еще и бесконечными поправками. И даже опытные сотрудники не в силах искать выход из, казалось бы, безвыходной конкретной ситуации, поскольку очередь гудит за дверью. У бездушной миграционной машины, с хрустом переламывающей человеческие судьбы, чиновничье сочувствие, конечно, под подозрением.

Однако сотрудница областного УВМ, увидев, что срок 90-дневного пребывания подходит к концу, посоветовала матери семьи срочно сдать необходимый экзамен. Анна, владеющая только русским языком, успешно прошла собеседование и ответила на тесты, среди которых был такой, например, озадачивший ее вопрос: «Где вы любите отдыхать?» Она не любит, да просто не умеет отдыхать. За пределы Казахстана раньше никогда не выезжала, но ответила просто: «Люблю отдыхать на природе с семьей». Надеялась, что сразу получит сертификат, но ей объяснили, что это займет несколько дней, так как результаты экзамена нужно посылать на проверку в Москву — «иначе нам не поверят».

Когда судьбоносная бумага была готова и доставлена семьей в УВМ, оказалось, что помочь ей бессильны: роковой 90-дневный срок пребывания превышен на один (!) день.

Для справки. Анна могла бы продлить пребывание без выезда, если бы устроилась на работу как трудящийся мигрант из Казахстана. Но цель въезда в миграционной карте руководство УВМ поменять без выезда за границу не согласилось. Наверное, миграционные сотрудники должны были бы сами обратиться в Москву с просьбой решить судьбу переселенки. Но почему-то не сделали этого.

Сказали, что ей может помочь только суд. Суд состоялся первого августа с.г., то есть в минувший четверг. Багратионовский судья с сочувствием отнесся к трагедии семьи. Вместо положенного по закону выдворения за нарушение срока пребывания написал в постановлении, что из-за незначительности правонарушения освобождает Анну Васильевну Костенюк от положенного при этом «преступлении» штрафа и ограничивается устным предупреждением. Продлевать срок пребывания никакой суд не имеет права.

На следующий день, в пятницу, как раз был день приема у руководства областного УВМ (единственный в неделю). Но семья знала, что им туда не попасть. Благодаря звонку из приемной депутата К.Ф.Затулина семью принял вне очереди врио начальника областного управления по вопросам миграции майор Волков М.В. Выслушал их историю внимательно, но в свою очередь пожаловался: он не может отменить норму «выедьте-въедьте», так как тот факт, что Анна ожидает третьего ребенка, не вписан в число исключений, позволяющих продлить срок пребывания «иностранца» без выезда за пределы России.

Внимание, уважаемый читатель! Пора уж сообщить самый невероятный «нюанс» этой истории: все описанные выше издевательства свершались (по закону!) над женщиной, ожидающей третьего ребенка. Сейчас потенциальному россиянину, который находится в чреве матери, уже идет пятый месяц. Местные врачи еще месяц назад дали справку о том, что уже сейчас (разумеется, от пережитой нервотрепки) беременность Анны под угрозой. Перелет из Калининграда в Казахстан — а это около четырех тысяч километров — может оказаться смертельно опасным не только для будущего ребенка, но и для матери. Не говоря уж о том, что будет в отсутствие Анны с двумя ее малолетними сыновьями, оставшимися без материнского ухода. (Сергею наконец повезло устроиться на легальную работу.) Неизвестно, где и на что ей предстоит жить, оказавшись в стране, где у семьи не осталось ни одного близкого родственника. К тому же через три месяца проживания вне России, предусмотренные иезуитской нормой 90/180 («выедьте-въедьте»), женщину на предельном сроке беременности ни в какой самолет, конечно, не возьмут.

Мы узнали эту историю буквально на днях. Единственный человек, к которому мы обращались в таких экстренных ситуациях, начальник ГУВМ МВД России генерал-майор Валентина Львовна Казакова, сейчас в отпуске. В выходные дни невозможно дозвониться никому из других руководителей, которые могли бы взять на себя ответственность — своей властью дать право на исключение и помочь благополучно родиться новому гражданину России, пополнив тем самым стремительно убывающее население РФ. Поэтому вместо ходатайства я спешу опубликовать эту статью в надежде, что она спасет не только семью Костенюк, но поможет тысячам других переселенческих семей, над которыми тоже висит дамоклов меч «выедьте-въедьте».

Комментарии и предложения о том, как сделать нашу миграционную политику действительно привлекательной для соотечественников, к чему не раз призывал Президент РФ В.В.Путин, изложены в обращении участников научно-практической конференции «Миграция и безопасность России: экономическое, демографическое, гуманитарное измерение».

Мы внимательно изучаем и обнадеживаемся хорошими поправками в миграционное законодательство, которые инициируются депутатами и принимаются Госдумой благодаря активной позиции президентского Управления по конституционному обеспечению прав граждан. Однако опасаемся, что самый идеальный закон не облегчит путь к гражданству столь необходимых нашей стране новых жителей, пока в сознании неравнодушных к судьбе страны граждан не изменится отношение к «понаехавшим» в Россию.

Лидия Графова

/