Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Цирк местного масштаба


Ирина Джорбенадзе

Московские новости

Грузия не признала выборы и референдум в Южной Осетии
В Южной Осетии — что-то вроде двоевластия. На территории меньшей, чем один район Москвы, — два президента. Один тянет непризнанную республику в состав России, другой — в состав Грузии.
Впрочем, официальный Тбилиси не признает президентом ни Эдуарда Кокойты, ни победившего на альтернативных выборах Дмитрия Санакоева. Правда, последний — экс-премьер Южной Осетии — пользуется фактической поддержкой грузинских властей. Он лоббирует возвращение бывшей автономии под юрисдикцию Грузии.
МИД Грузии уже квалифицировал цхинвальские выборы как «сепаратистские по существу, не учитывающие интересы всего населения региона и углубляющие недоверие между сторонами конфликта». Что же до России, которая придает выборам и референдуму «определенное значение», то это «еще одно проявление антигрузинской политики Москвы».
С другой стороны, полагает один из лидеров «Республиканской партии», депутат парламента Давид Бердзенишвили, «если власти Грузии разумно и осторожно подойдут к результатам альтернативных выборов «в условиях, когда грузинское население и значительная часть осетинского населения расположены найти собственный статус и перспективы в составе Грузии, это хорошо». Депутат надеется, что альтернативный президент Санакоев «не будет использован для бряцания оружием».
Многим независимым грузинским экспертам непонятно, чего достиг Кокойты проведением второго с 1992 года референдума на одну и ту же тему. В беседе с «МН» известный политолог Рамаз Климиашвили назвал цхинвальские выборы и референдум «полной чушью». «Их не признает даже Россия, — хотя бы из-за оглядки на собственные автономии, которые, в случае признания независимости ЮО, тоже могут пойти по цхинвальскому пути», — сказал он.
«Также совершенно непонятно, в соответствии с каким законодательством прошли альтернативные выборы. Ведь в Конституции Грузии такой автономной единицы, как Южная Осетия, не существует. А это означает, что эти выборы состоялись в нарушение Конституции Грузии и являются такими же сепаратистскими, как и цхинвальские выборы», — считает Климиашвили. Он придерживается мнения, что власти Грузии должны были приложить максимум усилий к тому, чтобы грузинское население конфликтной зоны приняло участие в цхинвальских выборах. «В таком случае Кокойты не получил бы и 50% голосов избирателей, ему бы пришлось фальсифицировать выборы, и тогда Южной Осетии было бы не до фейерверков», — резюмировал Климиашвили.
ПРОГНОЗ
Константин ЗАТУЛИН, депутат Госдумы РФ, член Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками:
— Санкции ООН России как постоянному члену Совбеза не грозят. Нам нужно переставать бояться собственной тени. Нам, строго говоря, не нужна никакая новая дополнительная территория, если говорить о приращении территорий. Но на этом этапе независимость Южной Осетии и Абхазии — это достаточное условие, чтобы быть спокойным за судьбу осетинского народа, абхазского народа. А нам — за спокойствие на Северном Кавказе. Наша позиция динамичная, она меняется, и если во времена Ельцина и Козырева об этом не могло быть и речи, то теперь, как известно, вопрос о необходимости учитывать самоопределение народов поднимается на самом высоком уровне. Надежды на появление в Тбилиси дружественного России правительства я считаю тщетными. Я жду другого — ответственного политического деятеля, хотя бы чем-то похожего на де Голля, способного отказаться от этого груза, который тянет ко дну Грузию. Ведь в Грузии есть еще территории, которые, мягко говоря, не в восторге от того, что там происходит. Это и Марнеульский район, где живут азербайджанцы, и Джавахетия, где живут армяне. Поведение Тбилиси по отношению к Абхазии и Осетии — это важные симптомы и для этих территорий. Будем откровенны: в ближайшей перспективе выбирать грузинских руководителей будут в основном американцы, потому что им важно, какое правительство на поверхности той территории, по которой проходят нефтепровод и газопровод. Но нефтепровод и газопровод не проходят через территорию Осетии или Абхазии. Вот на этой почве у нас с американцами — с ними, а не с руководством Грузии, — возможны какие-то компромиссы.
/