Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Депутат Госдумы РФ Константин Затулин: За практику запретов на въезд отвечает Президент Украины


Главред

Новость о том, что в России сформированы списки лиц, чье присутствие на территории страны нежелательно, оказалась «уткой».
По крайней мере, так утверждает Константин Затулин, депутат Государственной Думы, директор московского Института стран СНГ и предполагаемый автор этих списков. Более того, об их существовании Константин Федорович узнал от журналистов в зале ожидания московского аэропорта, едва прилетев из конференции в Пекине. Приводим текст нашего разговора с г-ном Затулиным полностью.
— Сегодня в нашей прессе появились так называемые списки потенциальных персон нон-грата, которые якобы были сформированы в Институте стран СНГ и потом переданы в российский МИД. Можете ли вы подтвердить, что Институт стран СНГ занимался чем-либо подобным?
— Нет, конечно. Это обычная дезинформация. Вы не первый, кто мне позвонил, я полчаса нахожусь в Москве, полчаса как включил мобильный телефон, и это уже третий звонок с Украины. Конечно же, смешно представить, что Институт стран СНГ, негосударственная организация, занимается составлением списков кого пускать или не пускать в Россию для Министерства иностранных дел. Это нонсенс. Все эти слухи понадобились для того, чтобы лишний раз как-то связать воедино запрет на въезд Петру Порошенко, запрет на въезд мне, Кириллу Фролову, сотруднику нашего Института, и целому ряду политиков и общественных деятелей Российской Федерации.
— А вы думаете, эти вещи не являются взаимосвязанными?
— На мой взгляд, это вещи взаимосвязанные. Это как раз тот случай, когда Российская Федерация с большим опозданием (ведь запреты на въезд начались еще в первом полугодии 2006 года, мне запрет был объявлен 3 июня) реагирует на односторонние действия Украины. Естественно, мы в Институте стран СНГ не имеем никакого отношения к составлению каких-либо списков, и я еще не видел того, что, как вы говорите, опубликовано в Интернет-изданиях. Но элемент провокации усматриваю в том, что меня или Институт связывают с составлением каких-либо списков.
— Почему жертвой такой провокации стали именно вы?
Дело в том, что в данный момент я нахожусь в незавершенном судебном процессе по поводу запрета мне въезда на Украину и даю довольно много интервью по этому поводу. В ходе этих интервью мне задавали вопросы, как будет реагировать на такую практику Российская Федерация. Я неоднократно говорил, что мы против запретов на въезд в принципе, но, если они будут множиться, не будут отменяться, то рано или поздно может возникнуть ситуация, когда России ничего другого не останется, кроме как реагировать и доказать некоторым господам на Украине, что они так же прикасаемы, как и мы.
Вот, видимо, на основании того, что я комментировал именно таким образом, изобрели версию, что я не только комментировал, но еще и составлял какие-то списки. Вот это я отрицаю.
— А как вы считаете, возможно ли само существование подобных списков лиц, въезд которых на территорию Россию запрещен, авторства российского МИДа?
— Я не знаю о том, где именно какие именно списки формируются. Насколько я понимаю, действия, связанные с запретом въезда, предпринимаются на основании соответствующих пунктов соответствующего Закона – об иностранцах. И, опять же, решения такого рода предпринимаются правоохранительными органами. То есть, МИД в данном случае, я думаю, в курсе этих решений, поскольку речь идет об иностранных гражданах. Но вряд ли он в соответствии с законодательством может быть стороной запрещающей или разрешающей.
Запреты эти формируются, насколько я понимаю, на основе соответствующих решений правоохранительных органов. Может там быть список или не может там быть списка – не могу подтвердить, но, в принципе, если есть список на Украине, то я не исключаю, что может быть список в России. Рано или поздно такой список мог возникнуть и, может быть, он возник. Но это предположение, а не утверждение.
— Как вы оцениваете недавний запрет на въезд в Россию Петру Порошенко?
По-моему, любой здравый смысл подтверждает, что если Украина после многих обращений по этому поводу и со стороны МИДа, и со стороны Государственной Думы и даже со стороны Президента РФ во время его последнего визита в Киев не посчитала нужным на это реагировать, то, рано или поздно, что-то подобное должно было произойти.
— А как вы считаете, почему первой жертвой такой практики со стороны России стал именно Петр Порошенко, а не кто-то из более весомых политических фигур?
— Но Порошенко является большим политическим игроком, не так ли? Насколько я понимаю, он – народный депутат Украины, так же как я, или, допустим, Жириновский. Поэтому этот шаг является вполне адекватным с точки зрения статуса жертв таких запретов.
Петр Порошенко в свое время был секретарем Совета безопасности Украины. И как раз в бытность его в Совете безопасности, наверно, закладывались подобного рода подходы к российско-украинским отношениям. Я думаю, что это могло быть причиной. Хотя к тому времени, когда, допустим, выдавался запрет на въезд мне, насколько я помню, он руководителем Совета безопасности не был, оставаясь народным депутатом Украины.
Кроме того, Петр Порошенко входит в число лиц, которых у вас в прессе называют «любыми друзями» Президента. А именно Президента Украины мы считаем ответственным за начало этой практики запретов на въезд, от него исходят такие рекомендации, такие указания, непубличные, но очевидные в контексте этих запретов. Именно подконтрольные ему органы, а ими являются и Министерство иностранных дел Украины и Служба безопасности Украины, занялись «охотой на ведьм».
Наверно, было бы неправильно наказывать людей, совсем не имеющих отношения к Президенту. Может быть, этим руководствовались, когда выдавали запрет на въезд Порошенко.
— Говорят, что в этом списке, к которому, как вы утверждаете, вы не имеете никакого отношения, присутствует фамилия Бориса Тарасюка, нашего бывшего министра иностранных дел, и Владимира Огрызко, который может возглавить МИД. Как вы считаете, если этот список действительно существует, или даже без любого списка будет запрещен въезд на территорию РФ Огрызко, сможет ли это осложнить украинско-российские отношения?
— Хочу заметить, что само введение практики запретов осложнило российско-украинские отношения. Инициатива в этом деле принадлежала Украине. Довольно странно после того, как эту инициативу предложила Украина, с вашей стороны говорить: «А вот вы видимо хотите осложнить отношения тем, что прибегаете к нашей практике». Не надо было вводить эту практику. Получается, что, начав в серьезных отношениях действовать по-уличному, сегодня украинский политикум и СМИ начинают кричать: «Ай-ай-ай-ай! Смотрите-ка, оказывается, они тоже будут нас за это наказывать!». А чего вы еще ожидали в таком случае?
Мы предупреждали, причем неоднократно, в течении нескольких месяцев, что такое возможно. И я, в принципе, могу сказать, что мне не нравится все, связанное с делом о запретах, но я вижу логику и понимаю, почему это происходит. Но между тем, что я вижу или предполагаю и тем, что я пишу списки или кого-то там конкретно в эти списки вношу, есть большая разница. А желание перепрыгнуть через эту разницу я отношу к злонамеренности каких-то комментаторов, которые и запустили эту утку, что мы якобы имели отношение к составлению каких-либо списков.
А что касается Тарасюка, то он достаточно много дров наломал в российско-украинских отношениях. И Огрызко достаточно много дров наломал в российско-украинских отношениях. Я лично прекрасно помню конференцию в 2005 году, в годовщину Майдана, проходившую в гостинице «Редиссон» в Киеве, где он, придя на эту конференцию по приглашению, отказался вообще беседовать на русском языке. Большинство присутствующих разговаривали на русском языке, он прекрасно русский язык знает, и пришлось под смех присутствующих его с украинского переводить на русский. Он в тот момент таким поведением откровенно издевался над присутствующими. Это, конечно, не преступление никакое, но просто доказывает настрой господина Огрызко в отношении украино-российских отношений и всего остального.
/