Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На
        страницу
        депутата

        Депутат оценил возможность вхождения ДНР в состав России: «Украина — враг»

        Источник: Московский Комсомолец

        «Перед нами стоит одна задача — максимальная интеграция в российское пространство, — заявил глава Донецкой народной республики Денис Пушилин. — В идеале — войти в состав России на правах федерального округа». О том, в какой мере желания Донецка совпадают с планами Москвы, мы поинтересовались у депутата Госдумы, первого заместителя председателя Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константина Затулина.

        — Константин Федорович, до сих пор Кремле говорили, что не видят другого выхода из этого кризиса, кроме реализации Минских соглашений. Означает ли нынешнее заявление Пушилина, что ситуация в этом отношении изменилась? Или ничего не означает?

        — Что значит «ничего не означает»? Пушилин отражает точку зрения большинства населения ДНР. И, я так думаю, ЛНР в этом случае тоже. Тем не менее на официальном уровне речь о присоединении Донецкой и Луганской народных республик к России по-прежнему не идет. Мы по-прежнему придерживаемся договоренностей, достигнутых в Минске. Конечно, то, что Украина в течение всего президентского срока Порошенко «динамила» Минские соглашения, все больше увеличивало дистанцию между Киевом и народными республиками. Люди там уже привыкли жить без Украины.

        Более того, Украина сегодня для них — враг, обстреливающий их дома. Даже при Зеленском это продолжается. Конечно, что-то меняется в политике украинской стороны, но в целом она остается прежней. Киев боится реализовать Минские соглашения — чтобы не запустить процесс федерализации Украины. Поэтому жители ДНР и ЛНР, безусловно, хотят присоединиться к России. Для них это стало бы в том числе гарантией безопасности.

        Но и президент, и правительство, и Федеральное собрание обязаны думать не только о наших соотечественниках в Донецке и Луганске, но и о гражданах Российской Федерации. А это, как мы знаем, — более 140 миллионов человек, проживающих на территории от Владивостока до Калининграда. Мы должны понимать, чем чревато для страны такое решение. И думаю, что наши друзья в Донецке и Луганске тоже должны это понимать.

        Хотел бы заметить, кстати, что Пушилин заявил не только о желании присоединиться, но и о стремлении ко все большей интеграции с Россией. И интеграция действительно развивается. Если хотите — вынужденно. Поскольку Украина так и не отошла от блокадных мер, многие экономические связи Донецка и Луганска пролегают теперь через Россию. Мы не можем обречь два с лишним миллиона человек на голодную смерть. Мы на это никогда не пойдем.

        Однако между официальным признанием — тем более включением в состав России, — и помощью, поддержкой, экономической интеграцией существует большая разница.

        — Ну а как все-таки быть с Минскими соглашениями при таком настрое руководителей ДНР? У нас принято обвинять Украину в нежелании претворять в жизнь эти договоренности, но выходит, что нежелание как минимум взаимно.

        — Давайте разберемся. Украинская сторона отказывается сегодня ДНР и ЛНР в прямом диалоге. Второе: посмотрите, послушайте украинский эфир, Интернет, выступления в Верховной Раде. Там по-прежнему состязаются в желании как можно больше оскорбить, унизить людей, живущих в Донецке и Луганске. Неужели вы полагаете, что от этого там будут расцветать проукраинские настроения? Конечно, нет. Донецку и Луганску отказывают в субъектности. Отказывают даже считать стороной конфликта. Пытаются перевести стрелки на Россию.

        Поэтому не надо перекладывать с больной головы на здоровую. В том, что люди в Донецке и Луганске не хотят иметь ничего общего с Украиной, виновата сама Украина. Пускай она выполняет свои обязательства — принимает решения об особом статусе этих территорий, об амнистии, обо всех прочих вещах, которые должны предшествовать возвращению Донецка и Луганска.

        — Вы хотите сказать, что при изменении политики украинской стороны изменится и соответствующая позиция руководства ДНР и ЛНР?

        — Она будет меняться, я думаю. Уж во всяком случае будет меняться позиция людей. И думаю, Зеленский на это делает определенную ставку. Надо понимать, что он никакой не друг России. Но он хочет вернуть Донецк и Луганск другими способами, нежели Порошенко. Другое дело, что во всех его действиях нет последовательности. Они сильно отдают пиаром. Он побывал в станице Луганской, бабушек приголубил… И при этом его подчиненные стреляют из тяжелых минометов по Горловке! Как совмещается одно с другим? Где настоящий Зеленский — с минометами или с бабушками?

        — Достаточно скоро большинство населения обеих народных республик будут составлять граждане России. Это наложит определенные обязательства и на них, и на нашу страну. Не считаете, что это станет точкой невозврата — в прямом и переносном смысле?

        — Нет, это не точка невозврата. Это отражение того факта, что люди хотят жить нормальной жизнью. Поэтому делают выбор в пользу российского гражданства. Из от этого не следует, что мы претендуем на Донецк и Луганск. Из этого следует, что мы не должны давать их в обиду, должны остро воспринимать любой факт репрессий в их отношении. Даже если сто процентов жителей ДНР и ЛНР — этого не случится, конечно, — станут гражданами России, это не означает, что вслед за ними становится российской территория.

        К тому же, хочу заметить, Указ Президента Российской Федерации (об упрошенном порядке получения гражданства РФ для определенных категорий граждан Украины. – прим. «МК») составлен очень аккуратно. От людей не требуют выйти из украинского гражданства — они на самом деле будут гражданами и Украины, и России. Это, между прочим, первый прецедент такого рода в нашем законодательстве.

        Андрей Камакин

        /