Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Два года в составе России Крым прожил на «троечку»

Источник: mk.ru

Два года назад — 16 марта 2014 года — Крым и Севастополь проголосовали за воссоединение с Россией. 96,77% крымчан и 95,6% жителей Севастополя сказали «да» вхождению в состав РФ.

Со времени воссоединения полуострову и России вместе пришлось пережить многое — мировой прессинг, санкции, продовольственную и энергетическую блокаду Крыма. Несмотря на это, в декабре 2015-го, согласно опросу ВЦИОМ, свой выбор подтвердили 93 процента крымчан. Есть некое недовольство скоростью изменений, происходящих на полуострове. Но в целом с пути сворачивать у большинства желания нет.

Первый год воссоединения вполне можно назвать «бумажным». В экстренном порядке утрясались различные юридические вопросы, сопутствующие переходу Крыма на российские рельсы, — менялись паспорта, переоформлялась недвижимость, различная собственность и земельные участки, перерегистрировались предприятия.

Менялись телефонные номера и банковские карточки, переоформлялись пенсии и соцвыплаты. Параллельно утверждались планы развития, схемы финансирования, структурные изменения. Для крымчан это был год бесконечных очередей в различные ведомства, нескончаемого документооборота. Но справились.

Паспорта граждане Крыма получили до конца 2014 года. Фирмы и предприятия перерегистрировали в 2015 году. Перерегистрация объектов недвижимости граждан по российскому законодательству идет и должна быть завершена до 1 января 2017 года. К 1 апреля нынешнего года должна быть завершена перерегистрация транспортных средств крымчан.

В первый же год начались масштабные инфраструктурные проекты в Крыму: проблемы с дорогами, водоснабжением, реконструкцией социальной сферы решали практически на ходу.

От Украины полуострову досталось столько «черных дыр», что непонятно было, за что хвататься. Начали с убитых дорог: за два года отремонтировали несколько сотен километров межрегиональных и муниципальных трасс.

При этом выяснилось, что на полуострове практически нет квалифицированных технических специалистов и проектировщиков. Поэтому в прошлом году крымские дорожники даже не смогли освоить все выделенные им федеральным центром средства на ремонт. Однако уже в начале 2016 года на полуострове запланировано начало строительства новой скоростной трассы Керчь—Севастополь, которая фактически свяжет все основные населенные пункты.

Еще одна проблема полуострова — снабжение водой. С тех пор как Украина перекрыла Северо-Крымский канал, Крым перешел на самообеспечение. В 2015 году на полуострове началось строительство новых водоводов и водохранилищ. Начали заполнять водой обмелевшие озера. В результате на полуострове острого недостатка воды сейчас не ощущается. Хотя аграриям летом приходится нелегко.

Зато за минувшие два года удалось отчасти модернизировать крымское здравоохранение. Отремонтировано и переоборудовано около 20 больниц. Начали в Крыму строить и детские сады, чтобы решить многолетнюю проблему очередей в детские учреждения. Поскольку вопрос острый, для его решения был предложен нестандартный подход: на полуострове начали строить модульные детские сады. Первый такой в 2015 году появился в Керчи. Потом к нему добавилось еще семь. Всего до 2018 года на полуострове запланировано построить 54 детских сада. На данный момент очередь в дошкольные учреждения составляет 12 тысяч человек…

А вот школы и вузы еще с сентября 2014-го перевели на российские стандарты образования. Преподаватели прошли переподготовку, были завезены новые учебники и внеклассная литература. Но пока сдача ЕГЭ для крымских выпускников необязательна.

Парадоксально, но ускоренной интеграции Крыма в российское пространство помогли различные блокады. Из-за продовольственной блокировки, устроенной активистами меджлиса и радикалами запрещенного в России «Правого сектора»*, полуостров сосредоточился на выпуске собственной продукции плюс наладил поставки из российских регионов.

Энергоблокада, ударившая по жителям Крыма в канун Нового года, подстегнула российских энергетиков: энергомостом и восстановлением крымских ЛЭП занялись в ускоренном режиме. Сейчас полуостров подключен к Большой земле тремя энергонитками, четвертая вступит в строй к началу мая.

Минувшие два года стали хорошим экзаменом для местных властей полуострова. Чиновники, привыкшие работать по «украинским лекалам», начали сходить с дистанции, то попавшись на взятках и откатах, то из-за халатности или некомпетентности.

2015 год в Крыму в этом смысле можно назвать годом структурных преобразований и скандалов. Некоторые из них — как например в Севастополе — не затихли по сию пору. Что, конечно, изрядно нервирует жителей полуострова. Но их греет надежда, что в результате этого «сита» у руля останутся те, кто действительно хочет и умеет что-то делать. Так что в 2016 год жители полуострова входят с цоевским лозунгом: «Мы ждем перемен!».

О том, что дали полуострову два минувших года и чего жителям Крыма за это время так и не смогли дать, рассказывает директор Института стран СНГ Константин Затулин:

— Во-первых, два года назад было удовлетворено желание крымчан вернуться в Россию, которое они выражали на протяжении последних 25 лет. И сейчас жители полуострова все еще находятся в том же возбужденном состоянии, что и в 2014 году.

Конечно, они столкнулись с целым рядом житейских проблем, которые неминуемо должны были возникнуть при переходе из одного государства в другое: перерегистрация собственности, телефонных номеров, верификация дипломов и так далее. Все это было усугублено тем, что Украина как могла вредила и России вообще, и крымчанам в частности, которых она обвиняет в предательстве.

В результате Киев сливает воду в Черное море вместо того, чтобы поставлять ее в Крым, из-за этого полуостров был вынужден отказаться от выращивания риса. Также крымчане оказались в энергетической и продуктовой блокаде.

В то же время блокада со стороны Украины ускорила решение ряда важных вопросов, которые в ином случае могли бы решаться достаточно долго. Ноябрьский опрос Института стран СНГ показывает, что большинство крымчан и севастопольцев понимает, что серьезные и кардинальные улучшения не могут пройти в одночасье. Многие ждут улучшения в ближайшие 3–5 лет, за это время как раз должен заработать Керченский мост, который радикально изменит ситуацию с сообщением с Крымом и вообще оживит восточную часть полуострова, которая в украинский период была депрессивным регионом.

Вместе с тем не всегда федеральный центр глубоко разбирается в проблемах Крыма и иногда принимает те решения, которые нельзя назвать продуманными. В частности, речь идет о законе, по которому должники украинских банков должны вернуть кредиты российским коллекторам. В свое время они с большим дисконтом скупили долги крымчан перед украинскими банками, а теперь требуют свои деньги. Напомню, в Крыму таких должников около 300 тысяч человек.

Помимо этого есть масса проблем переходного периода, в том числе вопрос об украинском гражданстве, от которого многие крымчане не могут отказаться, так как в Киеве учатся их дети. Также возникли проблемы с беженцами с Донбасса, которых стали ограничивать… Из политических соображений было заявлено, что переходный период уже преодолен.

В частности, под этим предлогом добились переноса местных выборов с 2015 года на 2014 год. На гребне волны были избраны не самые компетентные люди, зато было заявлено о формировании новых органов власти. Политики стремились быстрее отрапортовать о достижении поставленных перед ними целей, а в результате мы получили нестыковку целого ряда законов и практик Крыма и России. Это, в свою очередь, стало причиной для политического кризиса в Севастополе, который только осложняет экономическую ситуацию.

В целом проделанной на полуострове работе можно поставить «тройку». В том числе «четверку» — крымским властям, а «тройку» — севастопольским и федеральным. С момента распада СССР у Москвы не было никакого опыта принятия в состав России новых субъектов. Показалось, что на одних чувствах можно преодолеть все проблемы, но это далеко не так.

* Организация запрещена на территории РФ.

/