Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

«Если на русских за рубежом вымещают свой страх — мы обязаны их принять»

Источник: Новая газета

Сейчас в России на нелегальном положении находятся миллионы русскоговорящих людей, хотя многие из них могли бы претендовать на получение гражданства — именно благодаря знанию языка. Еще в 2012 году Владимир Путин в обращении к Федеральному собранию объявил: все наши соотечественники, говорящие на русском, готовые приехать в Россию, должны быть приняты с распростертыми объятиями. Но здоровая инициатива не прижилась. «Новая» поговорила с депутатом Константином Затулиным — одним из активных инициаторов внесения поправок в закон «О гражданстве», которые должны упростить процедуру получения российского паспорта для наших «соотечественников за рубежом».

— Что не так сейчас с нашим законом «О гражданстве»?

— В нашей стране принята Государственная программа добровольного возвращения в Россию соотечественников, проживающих за рубежом. Мы обещали всем им упрощенную процедуру получения гражданства, но пока она плохо работает.

В 2014 году Госдума приняла поправки в закон «О гражданстве», касающиеся носителей русского языка. Этот статус предложил ввести президент Путин. Президент высказался за то, чтобы дать зеленый свет людям, проживавшим на территории Советского Союза или Российской империи, а также прямым потомкам таких людей, если они, чтобы жить и работать в России, готовы пройти собеседование на знание русского языка и отказаться от своего прежнего гражданства.

Президент сказал — депутаты творчески переработали. Уточнили поправками, что претенденты на гражданство должны быть выходцами с территории бывшего СССР и Российской империи, но в современных границах Российской Федерации! Кроме того, соискатель должен представить документ от страны прежнего проживания, что она исключает его из своего гражданства. В результате гора родила мышь, и процедура оказалась полностью парализована.

— А вы знаете людей, готовых отказаться от своего гражданства, чтобы получить российское?

— Знаю, их десятки тысяч. У меня на почте столько писем от украинцев! С начала конфликта на Украине в Россию въехало больше миллиона двухсот тысяч человек. Они ищут возможность легализоваться на территории России, получить вид на жительство, стать российскими гражданами. Мыкаются на временных работах, снимают какие-то углы, не могут получить полноценную возможность жить и работать в России. И начинают потихоньку звереть. А чиновник требует справку о выходе из гражданства Украины. Нет справки? Тогда разговор окончен.

Поверьте, есть кандидаты в репатрианты и на благополучном Западе. Уехали еще во времена СССР, не обрели там себя и хотят вернуться. Из Канады пишут, что хотят получить российский паспорт, но Канада вообще никого из своего гражданства не исключает — просто нет у них такого механизма.

Я предложил для начала вообще отменить эту справку. Было бы вполне достаточно заявления человека о том, что он не хочет больше быть гражданином другого государства.

Но мои предложения до сих пор на рассмотрении, лежат мертвым грузом. Государственно-правовое управление президента написало в отзыве: «Мы не понимаем, о какой Российской империи идет речь, какого периода? Может, там территория Аляски окажется». Чтобы снять возражения, я прописал: имею в виду территорию империи на момент прекращения ее существования. А они мне отвечают: «Мы не знаем, когда закончилась Российская империя». Это же форменное издевательство!

В июле с большим трудом удалось добиться, чтобы справку не требовали хотя бы у выходцев с Украины. Большинство из них, по моему глубокому убеждению, вообще политэмигранты.

— И почему бы им тогда не попросить политического убежища в России?

— Так у нас и закона о политическом убежище нет! Есть указ 1997 года, подписанный Ельциным. По сути, он не дает, а отнимает право на политическое убежище в России. Согласно указу, право на политическое убежище не распространяется на граждан стран, с которыми у России безвизовый режим, и на граждан стран «с устойчивыми демократическими институтами». За все время существования независимой России мы никому ни разу не предоставили политического убежища. До сих пор стесняемся назвать Сноудена или изгнанников с Украины политэмигрантами.

Я предлагал этот указ перевести в разряд закона, исключив из него эти конъюнктурные ограничения. Какая разница, из визовой или безвизовой страны приехал человек. Важно, что его притесняли. Речь ведь идет о судьбе конкретного человека! Если мы боимся испортить отношения со странами, из которых к нам бегут, значит, мы неправильно понимаем международные отношения.

Мы знаем про молодого человека, который попал в жернова в Узбекистане, уехал сюда и теперь, если его выдадут, с ним там расправятся (речь идет об авторе «Новой» Али Ферузе. — Ред.). Ваша позиция состоит в том, что нельзя при всех, возможно, даже хрустальных отношениях с Узбекистаном выдавать людей, которым там это аукнется! И я за это же борюсь. Я несколько месяцев занимаюсь делом Татьяны Мармазовой — проректора Донецкого университета. Она активистка Партии регионов, еще во времена Ющенко боролась против «оранжевых». Сейчас в Донецке пришло к власти другое поколение политиков. Мармазова с семьей приехала в Россию, подала документы на гражданство… Но ее обвинили в незаконном пересечении границы и приговорили к выдворению. А она на украинских сайтах в списках на ликвидацию. Мармазова — стопроцентный политэмигрант.

Я не предлагаю нашим властям смотреть глазами Али Феруза на положение в Узбекистане. Я не предлагаю смотреть на Захарченко или Плотницкого глазами Мармазовой. Мы признаем, что эти люди не могут существовать там, а не их правоту. Неужели накануне революции власти Швейцарии или Франции обожали Ленина, и поэтому он там жил? Нет, просто считали право на убежище признаком европейской страны. И мы тоже европейцы, что бы по этому поводу Дугин ни говорил.

Мы в ответе за тех, кого приручили. Если на русских за рубежом вымещают свой страх перед бывшим Советским Союзом или Российской империей — Россия обязана принять и поддержать.

— Больше 30 миллионов наших соотечественников живут за границей, думаете, они все хотят сорваться и переехать?

— Для России возможность принимать носителей русского языка важна: это нужно для сбережения народа. Я считаю, что на самом деле желающим получить российское гражданство совсем не обязательно переезжать в Россию. Они могут жить у себя в бразилиях, уругваях, украинах и иметь при этом наше гражданство наряду со своим. В Австралии существует общество казаков-переселенцев, которые в Гражданскую войну вынуждены были уйти из «красной России». Старообрядцы живут в Латинской Америке. Они говорят: «Дайте нам возможность быть гражданами России! Мы знаем, что сегодня-завтра вы нас не обустроите, не дадите ту работу, которую нам бы хотелось получить. Но мы хотим сохранить свою национальную идентичность, чтобы наши дети продолжали считать Россию своим отечеством».

Гражданство — это форма связи с государством, нематериальное наследство твоих детей. Это в том числе: «если мне будет плохо где-то, я всегда смогу приехать в Россию». Люди, от которых мы отказываемся, которые изъяты из участия в будущем России, — от этого кто угодно выиграет, только не мы.

— А какой тогда смысл давать гражданство, если они, может, даже ни разу и не приедут в Россию, не будут инвестировать в нее?

— В любом случае это увеличит влияние нашей страны. Разве не важно Израилю, например, какого мнения об Израиле придерживаются американские евреи? Разве не важно Армении, как существует армянская диаспора за рубежом и что она думает? Почему мы не можем наладить такие же отношения, какие Китай наладил со своими хуацяо? Их 50 миллионов за пределами Китая живут, и они основные инвесторы в китайскую экономику.

— Мнение обывателей: к нам приедут, мы должны будем платить им пособия, они будут пользоваться здравоохранением…

— Послушайте, Институт стран СНГ проанализировал эту сторону дела. Среди желающих переехать в Россию пенсионеры составляют всего 6 процентов. На что он может претендовать здесь? Только на минимальную пенсию — 5500 рублей. Плюс — право на экстренную медицинскую помощь. Это все.

Но ведь 70 процентов тех, кто хочет приехать в Россию, — трудоспособные люди. Они сюда приедут и будут здесь налоги платить. Будут создавать материальные блага, новый валовый продукт. Люди, которые против этого возражают, у них мозги устроены так: экономика России — это пирог, мы все имеем право на свой кусок, к нам приедут и объедят нас. Послушайте, если они приедут, они сделают второй пирог.

Екатерина Фомина

/