Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

«Евтушенков – только первый кандидат на вылет»


Бизнес On-line 17.09.2014

Арест хозяина АФК «Система» и «Башнефти»: антиолигархический поход Кремля или вынужденная консолидация активов перед лицом кризиса?

Сегодня политбомонд России взбудоражен почти так же, как и в 2003 году, когда арестовали хозяина «ЮКОСа». Индикатором этих настроений служит Московская биржа, где происходят драматические события: акции АФК «Система», «Башнефти» и МТС падают на десятки процентов в результате разорвавшейся накануне информационной бомбы: одного из богатейших людей России, владельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова поместили под домашний арест. Кстати говоря, несколько лет назад активно «сватавшегося» и к «Татнефти»… Силовики предъявили ему обвинение в отмывании денежных средств при приватизации ТЭК Башкортостана. Практически одновременно объявлен в розыск Урал Рахимов — сын бывшего башкирского президента, который продал ему активы башкирской нефтянки, как многие тогда думали, в обмен на гарантии неприкосновенности Рахимова-старшего после ухода с поста главы республики. Эксперты «БИЗНЕС Online» считают, что Евтушенков был посредником на политических переговорах с Рахимовыми и сделал на этом бизнес, но не учел, что с тех пор ситуация в стране серьезно поменялась.

Сразу оговоримся, что события вокруг хозяина «Системы» Владимира Евтушекова вызывают повышенный интерес не только в Москве, где подобное случается крайне редко и является неким сигналом для всех олигархов и игроков политического поля. Сигналом о неком новом повороте Кремля и России. Не менее оно интересно для соседнего Башкортостана, где с затаенным дыханием наблюдают очередной поворот в длительном сериале под названием экспроприация экс-президента Муртазы Рахимова и возврат народу нефтяных активов (последнее, безусловно, маловероятно, но это никак не влияет на массовые ожидания и запрос). Тема с «Башнефтью» в некотором роде актуальна и для Татарстана, чей нефтяной комплекс (и частично нефтехимический) исторически с советских времен был технологически связан с башкирским. Для информированных людей не секрет, что несколько лет назад Евтушенков был частым гостем в Казани, пытался договориться с казанским Кремлем о слиянии «Татнефти» с «Башнефтью» под эгидой «Системы». Казань и Альметьевск устояли, и, как видим, это было правильно… Поэтому ответ на вопрос, кому достанутся нефтяные активы Евтушенкова (а то, что они уходя из-под него, не секрет для всех, кто внимательно следит за этим делом в последние месяцы), крайне важен и для Татарстана, потому что тогда придется как-то выстраивать отношения с этим новым бенефициарием (будь то «Роснефть» или кто-то другой) и, возможно, грамотно отстаивать свои интересы. Безусловно, это отдельная тема для разговора, а пока о хронике последних суток.

Итак, короткое сообщение следственного комитета России, вывешенное вчера вечером на официальном сайте ведомства, взорвало информационное пространство России, да и, пожалуй, не только нашей страны. Это и понятно: не каждый день заключают под арест (пусть и домашний) таких олигархов, как Евтушенков (занимает 14-е место в списке самых богатых людей России, состояние оценивается в $9,1 миллиарда).

В сообщении говорится: «В Главном следственном управлении СК России расследуется уголовное дело по факту хищения акций предприятий, входящих в топливно-энергетический комплекс Республики Башкортостан, и их легализации. У следствия имеются достаточные основания полагать, что к легализации (отмыванию) имущества, приобретенного преступным путем, причастен председатель совета директоров ОАО АФК «Система» Владимир Евтушенков. Сегодня ему предъявлено обвинение в легализации (отмывании) денежных средств (часть 4. ст. 174 УК РФ). По ходатайству следствия судом ему избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Расследование уголовного дела продолжается».

Евтушенков останется под арестом в Подмосковье до 16 ноября, сообщила пресс-секретарь Басманного суда Москвы Анна Фадеева, отметив, что у защиты есть три дня на обжалование решения об аресте. Как и полагается в таких случаях, на подозреваемого, несмотря на то, что он олигарх, надели электронный браслет, что подтвердила федеральная служба исполнения наказаний.

«АБСУРДНО ПЫТАТЬСЯ ОКРАСИТЬ ЭТО В ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЦВЕТ»

Новость об аресте Евтушенкова тут же обросла многочисленными комментариями. АФК «Система» сегодня распространила сообщение о том, что покупка акций компаний башкирского ТЭКа была «законной и прозрачной». Компания сотрудничает со следствием и намерена использовать все юридические возможности для отстаивания своей позиции, сказано в коротком заявлении «Системы», передает «Интерфакс».
Одним из первых на это событие откликнулся бывший руководитель «ЮКОСа» Михаил Ходорковский (а кому как не ему!). Комментируя предъявление обвинений Евтушенкову, экс-олигарх отметил, что более неудачного момента для этого трудно себе представить. «Причины, наверное, разъяснять не надо — и так валимся, а сейчас еще добавим, чтобы как следует было, — сказал Ходорковский. — У меня лично полное понимание, что это все тот же Игорь Иванович (Сечин — президент «Роснефти» — прим. ред.), который за 11 лет нисколько не поумнел, а стал, может быть, еще более жадным. Видимо, у него угроза падения добычи, ее надо перекрывать. И, естественно, не с точки зрения инвесторов, это его не интересует, а перекрывать в глазах Владимира Владимировича Путина. А в глазах Путина перекрыть просто — надо просто показать, что добыча увеличилась, а то, что она увеличилась за счет присоединения «Башнефти», так это детали. Но, как мы знаем, Владимир Евтушенков уперся, он не хотел передавать свое имущество на тех условиях, которые ему, видимо, предлагали. Ну и было решено действовать давно известным методом. Я думаю, что здесь ничего другого нет, все очень просто и понятно. Единственная проблема, которая меня реально в данном случае беспокоит как гражданина России: президент просто не видит, что творится у него под носом. У него другие дела. А это очень плохо».

По мнению Ходорковского, если у Евтушенкова смогут отнять имущество, то ситуация будет развиваться по модели истории с Гусинским, который в свое время тоже был арестован, но сумел «договориться» и эмигрировал из России.
Ответ Кремля не заставил себя ждать. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков рассказал, что президента поставили в известность. «Президент рассчитывает на то, что следственные органы в ходе объективного расследования найдут ответы на все вопросы», — сказал его пресс-секретарь. При этом он подчеркнул «важность понимания того, что никто не вправе признавать кого-то виновным до того, как будет вынесено соответствующее определение суда. Отвечая на вопрос о политической подоплеке дела и попытках некоторых экспертов провести параллели с делом «ЮКОСа», Песков заявил: «Абсолютно неверно и абсурдно пытаться окрасить эту историю в какой-либо политический цвет». Позже ответила и «Роснефть» устами советника ее главы журналистам Михаила Леонтьева, который назвал версии об участии «Роснефти» в этом деле «бредом».

«ЭТО УДАР ПО ЭКОНОМИКЕ РОССИИ, КОГДА ОНА БАЛАНСИРУЕТ НА ГРАНИ»

Коллеги Евтушенкова по «клубу олигархов» были единодушны в своих оценках.
«Избыточной мерой» назвал арест Евтушенкова глава российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин (Евтушенков является членом бюро РСПП). «Мне кажется, что избыточным является решение суда о домашнем аресте. При том, что Евтушенков не отказывался от общения со следственным комитетом. Могли быть другие меры. Мы готовы как РСПП дать соответствующие гарантии, что Евтушенков будет являться на допросы. Мы готовы дать соответствующее поручительство. Я считаю, что в нынешней ситуации такого рода действия подрывают доверие к российскому деловому климату и нормальной технологии взаимодействия бизнеса и власти», — добавил он.

«Ударом по бизнес-климату России» считает случившееся руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс. «Ознакомился с текстом обвинения, и я его не понимаю, — сказал он. — Не понимаю, как можно всерьез говорить об отмывании денег Евтушенковым, не понимаю, как можно его привязывать к сделкам по приватизации «Башнефти», к которым он вообще не имел никакого отношения. Что я в состоянии понять — это что сами эти действия наносят серьезнейший удар по бизнес-климату России. Такой удар приходится на тот период, когда российская экономика балансирует на грани рецессии и стагнации», — сказал глава «Роснано».

КАК РАХИМОВЫ МЕНЯЛИ АКТИВЫ НА ГАРАНТИИ БЕЗОПАСНОСТИ

Напомним, что история вокруг «Башнефти» вышла в публичное пространство после того, как весной этого года отбывающий с 2010 года пожизненное заключение за убийства и терроризм бывший сенатор от Башкортостана, в прошлом близкий к Рахимовым, Игорь Изместьев (в 90-е являвшийся трейдером не только «Башнефти», но и частично «Татнефти») неожиданно дал показания о том, как проходила продажа акций башкирской нефтянки. На основе показаний в июле этого года был арестован полусекретный для широкой публики бизнесмен-лоббист Левон Айрапетян, ему инкриминировалось пособничество в легализации и растрате денежных средств. Предполагается, что он был в сделке Урала Рахимова с «Системой». В рамках дела суд сразу наложил арест на акции «Башнефти» на сумму 300 млн. рублей. Ноготок «Системы» в этот момент, как говорится, застрял…

Попутно выяснилось, что Изместьев неким образом поддерживает контакт с Рахимовым-младшим. В середине августа в СМИ появилась информация о том, что Урал Рахимов якобы готов возместить государству более 60 млрд. рублей за «Башнефть», об этом заявил на допросе Изместьев, ссылаясь на информацию от людей, которые общались с Рахимовым в Вене. «Урал Рахимов находится в тяжелом эмоциональном состоянии, боится экстрадиции в Россию», — заявил Изместьев. Кто бы сомневался…

Между тем ситуация вокруг «Башнефти» к тому времени была уже накалена: 23 июля 2014 года Басманный суд Москвы наложил арест на 12,57% акций нефтяной компании, подконтрольных АФК «Система», а чуть ранее уже были арестованы 71,76% акций. Тогда по уголовному делу о приватизации «Башнефти» в следственный комитет на допрос был вызван уже сам Евтушенков. Он заявил, что нефтяная компания стала «жертвой рейдерской атаки». По словам Евтушенкова, допрос продолжался около получаса. «Там много свидетелей всяких, опрашивают всех», — туманно сказал бизнесмен, не уточнив деталей. Сам он утверждал, что не имеет к делу никакого отношения. Как теперь видим, ситуацию олигарх явно недооценивал…

Как известно, до 2009 года контроль над компанией принадлежал Уралу Рахимову — сыну бывшего президента Башкортостана Муртазы Рахимова. После этого компанию приобрела «Система» — сначала блокирующий пакет «Башнефти» и других башкирских энергетических активов в 2005 году за $600 млн., а контроль ей достался только в 2009 году (еще за $2 миллиарда). Вся эта история тогда вопринималась как уступка Рахимовых федералам с тем, чтобы Рахимов-старший получил гарантии неприкосновенности после ухода с поста президента Башкортостана.
Председателем совета директоров ОАО АНК «Башнефть» стал Феликс Евтушенков — сын владельца «Системы» Владимира Евтушенкова. Президент ОАО АНК «Башнефть» Александр Корсик. Интересно, что еще до сделки с «Системой» после проверки в 2003 году Счетная палата назвала сделку по приватизации «Башнефти» «беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности», но с собственником тогда компании «Башкирский капитал», владельцем которого считался Рахимов-младший, было заключено мировое соглашение.

Кстати, уголовное дело по приватизации башкирской нефтяной компании появилось после того, как стало известно, что «Система» в сентябре этого года готовит «Башнефть» к SPO в Лондоне на $1 — 2 миллиарда. Совет директоров уже принял решение о допэмиссии на 37 млн. акций (20,5%), компания запросила у ЦБ разрешение на обращение бумаг в Лондоне. 26 августа сенсационное дело против экс-генерального директора нефтяной компании «Башнефть», сына экс-президента Башкортостана Урала Рахимова получило продолжение. Следком предъявил ему обвинение, поскольку считает виновным в присвоении денежных средств и легализации криминальных доходов при продаже акций «Башнефти» АФК «Система» за $2,5 миллиарда. Обвинение предъявлено заочно, так как фигурант находится в розыске.

15 сентября вновь переизбранный на пост президента Башкортостана Рустэм Хамитов заявил, что республика не получила «ни копейки» при продаже компании «Башнефть» и в случае справедливого расследования уголовных дел о приватизации и продаже нефтяной компании «Системе» республика может получить то, что ей причитается. «Если от приватизации крупнейшего в стране нефтехимического комплекса бюджет республики не получает ни копейки, то это вызывает до сих пор и вызывало у меня, безусловно, озабоченность», сказал Хамитов. Напомним, что Хамитов ранее критически высказывался по поводу московских хозяев «Башнефти», заявляя, что они равнодушно относятся к интересам населения республики.

В общем, у наблюдателей, которые давно следят за делом «Башнефти», нет никаких сомнений, что арест Евтушенкова — это в первую очередь битва Кремля за «неправедно уведенные» активы нефтянки Башкортостана, которые у семьи Рахимовых перехватила «Система» Евтушенкова — человека, который всегда был близок к Юрию Лужкову, давнему старшему соратнику и партнеру Рахимова-старшего… В общем, если не замечать этих аспектов, то вся история вокруг домашнего ареста Евтушенкова видится совсем в другом ключе. Хотя, безусловно, свой отпечаток на эту истоию накладывает и разрастающийся экономический кризис в мире и в России (отягощенный еще и санкциями). Здесь, как говорят, наши эксперты ниже, не до сантиментов — ресурсов не хватает на всех, и начинается межвидовая игра на выбывание…

«БЮЖЕТНЫХ СРЕДСТВ ОСТАЕТСЯ ВСЕ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ. КОМУ-ТО НАДО ПОУЖАТЬСЯ»

Крайне интересными оказались мнения экспертов, которые прокомментировали газете «БИЗНЕС Online» происходящие вокруг Евтушенкова и «Башнефти» события.
Павел Салин — директор центра политологических исследований при Финансовом университете при правительстве РФ:
— В принципе, да, это можно понимать как борьбу с олигархами. Если раньше бюджетных средств для основных игроков хватало и те олигархи, которые не принадлежат к правящей питерской группе, но демонстрировали политическую лояльность и не бросали вызов действующей власти, как раньше Ходорковский, то они могли рассчитывать на сохранность своих активов. Сейчас ситуация меняется. Бюджетных средств, в принципе, остается все меньше и меньше, мы видим, что ситуация усугубляется, надежд на то, что она исправится в среднесрочной перспективе, нет. Поэтому кому-то надо поужаться. Стоит вопрос: кому? В первую очередь это предприятия крупного бизнеса, которые сохранили свои активы, но не принадлежат к правящей питерской группе. Поэтому, я думаю, это дело будет раскручиваться как кампания против олигархов, и Евтушенков — только первый кандидат на вылет, условно говоря.

Если кампания против олигархов в начале нулевых, против Березовского с Гусинским, или ближе к середине нулевых против Ходорковского была обусловлена, скорее всего, политическими причинами, эти олигархи влияли на политическую власть и представляли угрозу для режима, то сейчас на 90 процентов причины будут носить экономический характер. Сейчас рано давать прогнозы, кто будет следующим. Но этот олигарх не должен быть представителем питерской правящей группы. Они пока относительно неприкасаемы. Думаю, сейчас на примере Евтушенкова будет обкатана модель, схема, а потом уже появится следующий кандидат. Думаю, завтра следующего кандидата ждать не стоит.

У Евтушенкова сейчас два сценария. Первый: сценарий Гусинского, когда он отдает свои активы по цене, которую ему предлагают, и гуляй на все четыре стороны. Гусинский вышел из СИЗО и уехал за границу. Или сценарий Ходорковского, когда он будет упираться, и тогда его домашний арест может превратиться в арест реальный. Боюсь, что третьего ему в данной ситуации не дано.

«НА МЕСТЕ НАШИХ НЕФТЯНИКОВ Я БЫ ЗАДУМАЛСЯ.

ЕСТЬ ЕЩЕ «ЛУКОЙЛ», «СУРГУТНЕФТЕГАЗ», «ТАТНЕФТЬ»

Валерий Хомяков — сопредседатель совета по национальной стратегии:

— Нет, какая борьба с олигархами? Это межвидовая борьба: один олигарх борется с другим. Есть такой олигарх Игорь Иванович Сечин, которому очень захотелось получить «Башнефть», а эта «Башнефть» была в свое время продана Евтушенкову сыном Рахимова Уралом. В этом году были выборы, Евтушенков хотел поиграть на этом, получить возможность сменить руководство республики, двинул туда некоего Сарбаева — бывшего премьер-министра при Рахимове. Сарбаева как выдвинули, так и задвинули. Теперь Урал в розыске, а Евтушенков под домашним арестом. Все это говорит о том, что Игорь Иванович Сечин — всеядный человек, я бы сказал, он любит нефтяные компании и старается их прибрать к себе, чтобы они всегда были у него под рукой, как это было с «ЮКОСом» в свое время. Теперь «Башнефть» и Евтушенков, который является владельцем. Я не знаю деталей, насколько справедливы или несправедливы были сделки по продаже «Башнефти» Евтушенкову. Говорю о том, что лежит на поверхности, это попытка монополизации нефтяного бизнеса в целом. Поэтому на месте других наших нефтяников я бы задумался, когда Игорь Иванович Сечин улыбается и пожимает им руки. Кто его знает… У нас есть еще «Лукойл» — Алекперов, «Сургутнефтегаз» — Богданов, «Татнефть»… Многие люди должны вздрагивать, когда на них ласково начинает смотреть Игорь Иванович Сечин. Я бы на их месте не очень радовался таким улыбкам и похлопываниям по плечу.

Варианты у дела следующие: либо продажа на льготных для Игоря Ивановича условиях «Башнефти», либо тюряга. А Евтушенков уже в годах, он не в том возрасте, чтобы усаживаться на нары. Вряд ли, он будет чувствовать себя там комфортно, даже если эти нары будут для олигархов. Нары — они и есть нары.
«Игорь Иванович Сечин — всеядный человек, он любит нефтяные компании и старается их прибрать к себе, чтобы они всегда были у него под рукой»
Кто будет следующим, я не знаю. Надо смотреть, кто более лакомый кусочек — «Татнефть» или «Сургутнефтегаз». До «Лукойла» ему пока далековато, поскольку это вряд ли одобрит Путин. Владимир Владимирович, наш президент, в курсе? Это дело с его одобрения? Он дал отмашку или все это он узнает из СМИ? — для меня это более интересные вопросы, чем то, кого следующим проглотит господин Сечин. Пока у меня ответа нет.

ВОЗМОЖНО, В БЛИЖАЙШИЕ НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ «БАШНЕФТЬ» ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПОМЕНЯЕТ СОБСТВЕННИКОВ

Алексей Панин — заместитель директора Центра политической информации, Москва:

— Ситуация очень сложная и неоднозначная. Конечно, хочется провести определенные параллели с делом «ЮКОСа», с Михаилом Ходорковским — но параллели здесь будут несколько натянутыми Ситуация в стране с тех пор изменилась. Я бы скорее проводил параллели не с делом «ЮКОСа», а с ситуацией вокруг «Уралкалия», которая сложилась год назад и привела к смене собственников компании. По большому счету, авторы той ситуации не ясны до сих пор. И с «Башнефтью», судя по всему, будет точно так же.

Я читал интервью Ходорковского по этому поводу — оно очень эмоциональное, хотя в нем много интересных, рациональных зерен. Сценарий с Гусинским сейчас действительно наиболее вероятен. Что касается интереса «Роснефти» к поглощению «Башнефти», тут я согласиться не готов, во всяком случае, пока. Действительно, у «Роснефти» из-за агрессивный политики в области слияния и поглощения создался несколько демонический образ. Но если мы предположим, что «Башнефть» сейчас меняет собственников, капитал заходит в «Роснефть», и после этого по мановению волшебной палочки все проблемы у компании Евтушенкова прекращаются, мы получаем серьезную пробоину в репутации. То есть все СМИ, особенно либеральные и западные, тут же заявят о том, что произошел корпоративный рейдерский захват, причем на беспрецедентно высоком уровне. И для имиджа «Роснефти», акции которой предлагаются иностранным инвесторам, это будет сокрушительный удар, тем более на фоне санкций. И предположить, что Игорь Сечин сознательно готовит компанию к такому удару, достаточно сложно, потому что это во многом самоубийственное деяние.

Я думаю, процесс затянется еще не на один месяц — собственно, дело «Уралкалия» тянется уже больше года. Возможно, в ближайшие несколько недель «Башнефть» действительно поменяет собственников, но даже если это произойдет, то фигура нового бенефициара, скорее всего, ничего нам не скажет о глубинных причинах конфликта. Эти самые причины мы можем вообще не узнать никогда.

НАЧАЛО НОВОЙ КОМПАНИИ ПО БОРЬБЕ С ОЛИГАРХАМИ

Константин Затулин — депутат ГД, директор Института стран СНГ:

— Я не исключаю, что это начало новой компании по борьбе с олигархами, хотя Владимир Евтушенков достаточно ловкий, и во все времена умел договариваться с властью. При этом он, безусловно, вел активную политику, направленную на приумножение своих владений, активов и всего остального. Он сам считал себя хорошим лоббистам, и будучи человеком в этом вопросе очень расчетливым, предпочитал сам вращаться в коридорах власти, а не направлять туда своих представителей. Поскольку такая линия была грамотной и разумной, есть разные точки зрения на произошедшую с ним ситуацию. Я думаю, причиной была элементарная жадность. Хотя до сих пор ему все удавалось.

Евтушенков в какой-то момент оказался посредником в переговорах с Муртазой Рахимовым и его людьми и сделал на этом свой гешефт — просто-напросто прикупил «Башнефть» и вошел за счет этого в круг нефтяных олигархов. Если у него была возможность как-то сэкономить на этом деле, но, безусловно, ею воспользовался. Стоит обратить внимание на сам тренд АФК «Система» — она вышла на рынок как доверенный агент правительства Москвы и во времена Лужкова аккумулировала большие активы недвижимости. При этом Евтушенков всегда очень следил за тем, чтобы его не рассматривали как банального девелопера. Он не уставал рисовать образ бизнесмена, который продвигает передовые технологии — это было необходимой частью его имиджа. На этом он вошел в сотовый бизнес, который долгое время был основным его активом, а уже оттуда он перебросился на нефть.
Конечно его карьеру и развитие ФК «Система» сопровождали разного ода «истории», в том числе международные. В частности, известный конфликт его с Исламом Каримовым, который фактически вынудил Евтушенкова уйти из Узбекистана. Он также играл особенную и мало кому известную роль в отношениях с Виктором Януковичем — он извлек выгоду из этих отношений, и МТС получила определенные возможности на Украине. Повлиять на политический курс Януковича было, по всей вероятности, условием и целью их посредничества — но сильно повлиять на политический курс Януковича Евтушенков не смог, толи потому что не был достаточно активен, толи не стремился вовлекаться в политические дела.

Я думаю, человека вроде Евтушенкова просто так не сажают под домашний арест. Я думаю, он человек опытный, он поймет намек. Во всяком случае, разыгрывать из себя Ходорковского он не будет.

На ДМЗ им. Федорова производят высокоточные сверхзвуковые крылатые ракеты, узлы и агрегаты военных самолетов

ЕСЛИ ДЕЛО ЗАКОНЧИТСЯ ПЛОХО ДЛЯ ЕВТУШЕНКОВА,
ТО ЗАВОД В ДУБНЕ НАДО ВЕРНУТЬ В ЛОНО ГОСУДАРСТВА

Руслан Пухов — директор Центра анализа стратегий и технологий:

— Могу сказать только одну вещь, которую не следует пришивать к обвинениям, поскольку только суд может определить степень вины человека. Но Евтушенкову принадлежит оборонный актив, который в случае краха его империи необходимо вернуть в государственное лоно. В Дубне есть машиностроительный завод, так называемый ДМЗ. Он был приватизирован еще при Ельцине, и сейчас контрольным пакетом владеют структуры, аффилированные с Евтушенковым. Этот завод — плоть от плоти конструкторского бюро «Радуга», которое там располагается через забор. В советское время это был завод, на котором серийно выпускались ракеты, разработанные «Радугой». Сейчас ввиду того, что конструкторское бюро входит в «Корпорацию тактического ракетного вооружения», а ДМЗ принадлежит Евтушенкову, корпорация испытывает большие трудности с тем, чтобы выпускать в срок и по доступным ценам ракеты для российских вооруженных сил и на экспорт. Поэтому если дело закончится плохо для Евтушенкова, то, может быть, имеет смысл этот завод вернуть в лоно государства и передать «Корпорации тактического ракетного вооружения».

Василий Зацепин — завлабораторией военной экономики Института экономики переходного периода:

— Евтушенков успешно выпускает оборонную продукцию, и эта ситуация может стать ударом по обороноспособности страны. Трудно сказать, чем это дело закончится, потому что Сечин может позволить себе все. В этом деле я не вижу явных признаков кампании по борьбе с олигархами — наш капитализм остается военным и монополистическим, как 100 лет назад. Только тогда вели мировую войну, а сейчас гибридную, но сущность особо не меняется: есть придворная клика, но действуют все достаточно автономно. Пока можно говорить, что исход дела, безусловно, в какой-то степени повлияет на благополучие нефтяной отрасли в Татарстане.

Шамиль Агеев — председатель правления Торгово-промышленной палаты РТ:

— На Татарстан эта ситуация никак не повлияет. Смены собственника ведь еще не произошло. Лично Евтушенков – это еще не собственник. Нефтехимический комплекс Башкирии как работал, так и продолжает работать. А то, что есть шансы, что активы «Башнефти» вернутся в республику – только хорошо. Все, кто разбирался в этих вопросах, знал, что «Система» на суперльготных условиях и пользуясь административным ресурсом, приобрела контрольный пакет «Башнефти». Мы здесь еще удивлялись, как это «Башнефть» за такую смешную цену ушла в Москву. Сначала взяли контрольный пакет, а потом стали у Москвы канючить деньги на развитие. Это неправильно… У АФК «Система» такие же желания были и по отношению к «Татнефти», но только позиция тогдашнего нашего премьера, а нынешнего президента – Рустама Минниханова, не дала исполниться этим мечтам… Я думаю, что это на нас никак не отразиться. Это только лишний раз подтверждает, что в республике был правильный курс на приватизацию. Хозяева у нас находятся здесь, что позволяет больше работать на благо республики. У нас ведь контрольный пакет остался у государства. Нас это совершенно не коснется.

Станислав Шкель — политолог, Уфа:

— На мой взгляд, говорить о том, что эта ситуация может как-то сказаться на ТЭК Татарстана, пока преждевременно. Я думаю, что тут вопрос скорее идет о смене собственника, но какой бы собственник ни был, он так или иначе будет заинтересован в эффективном дальнейшем развитии этих производств. Проблема в другом. Я соглашусь со многими экспертами, которые уже высказывались на эту тему, что главная проблема – это ухудшение общего бизнес-климата в России. Ситуация с домашним арестом Евтушенкова говорит о том, что каким бы влиятельным ни был бизнесмен, он не защищен от таких, по сути, рейдерских атак. Соответственно, эта ситуация сокращает и количество стимулов для долговременных инвестиций, для развития бизнеса. Все это играет во вред для стратегического бизнес-планирования.

Ну даже если «Башнефть» будет национализирована, то это приведет к сокращению конкуренции. Еще один большой игрок станет государственным, что приведет к увеличению монополизма на нефтяном рынке, который и так этим страдает. В любом случае это будет скорее минусом, чем плюсом для развития экономики нефтяной индустрии, и экономики в России и в регионах вообще. Вот эта проблема является, на мой взгляд, более значимой, чем сам по себе арест директора АФК «Система».
Может ли такая история повториться в Татарстане? Я думаю, что сегодня мы находимся в такой ситуации, когда объективное развитие политической системы не дает никому никаких гарантий, и не страхует никого от такого рода ситуаций. И это рождает много рисков и для экономической системы внутри страны и вне ее. Мы сегодня наблюдаем процесс, когда пирог нашей экономики, от которого кормились все, был достаточно большим. И власть полагалась более на кооптацию игроков, чем на репрессии. Кто-то получал большой кусок, как Сечин, кто-то поменьше, как Евтушенков. Сегодня международные рынки сокращаются, на ситуацию влияют санкции. Соответственно, сокращается и общий пирог. А аппетиты-то остались прежними! И мы видим, что тот, кто посильнее, начинает поглощать более слабых. Соответственно, я не исключаю, что ситуация, которая произошла с «Башнефтью», не последняя. Если экономическая ситуация будет ухудшаться, то такого рода репрессии могут быть применены и к другим игрокам. А вот кто будет этим следующим – «Татнефть» или «Лукойл», сказать сложно. Я думаю, что начнут с более слабых.

/