Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На страницу депутата
        от Сочинского округа
        На страницу кандидата
        по Сочинскому округу

        Главной нашей целью было, чтобы Крым и Севастополь не забыли о России, а Россия не забыла о Крыме и Севастополе


        Выступление Константина Затулин на открытии «Соловьевских чтений», 14 мая 2021г.

        Уважаемые Игорь Владимирович, Татьяна Георгиевна, отец Сергий, Леонид Григорьевич и все, все, все, кого назвали и кого сейчас не перечислили, но кто принимает участие в этой нашей работе.

        В прошлом году после продолжительной болезни ушел из жизни Владимир Евгеньевич Соловьев, которого большинство присутствующих хорошо знало. Я считал и считаю себя другом Владимира Евгеньевича. Мы познакомились с ним в годы Севастопольской обороны, в 94-м году, когда я впервые в роли депутата первой Государственной Думы и председателя того самого комитета, где я теперь служу первым заместителем председателя, прибыл сюда в Севастополь для того, чтобы разобраться в ситуации. Напомню, что тогда, в 94-м году, командующим Черноморским фотом был Герой Советского Союза адмирал Балтин, ныне уже ушедший от нас. Именно в то время, когда здесь жестким образом сталкивались интересы Украины, интересы патриотической России, интересы севастопольцев и военнослужащих Черноморского флота, – их надо было защищать, – вот в тот момент как раз и состоялось наше знакомство с Владимиром Евгеньевичем Соловьевы. Который входил в руководство Черноморского флота в качестве начальника разведки. Мы познакомились, подружились.

        90-е годы, на памяти большинства присутствующих, были временем, когда Россия, к глубокому сожалению, уходила от ответственности за судьбы русских людей за рубежом. И нигде это так ярко и болезненно не воспринималось, как в Крыму и Севастополе. По сути, здесь был брошен вызов Беловежскому сговору, ибо, как мы все помним, именно Черноморский флот в 92-м году отказался переприсягать: таково было солидарное решение членов Военного совета, решение командующего флотом Игоря Владимировича Касатонова (который, кстати, должен был присутствовать здесь, но вакцинация, которую он провел 12-го числа, заставила его остаться в Москве. И я надеюсь, что в следующий раз, когда мы будем проводить Вторые Соловьевские чтения, он обязательно будет здесь присутствовать).

        Черноморский флот поступил мужественно, в отличие от тех оставшихся за пределами России военных округов, которые по команде стали переприсягать. Черноморский флот бросил вызов всему тому, что происходило, заявив, что военные люди, присягнув один раз, не вправе присягать вторично, еще и еще раз, чему мы были свидетелями в начале 90-х годов. И роль, конечно, командующего, руководителей подразделений, частей, кораблей Черноморского флота в том, что флот занял такую позицию, очень велика. И флот занял эту позицию в немалой степени потому, что базировался здесь, в главной базе Черноморского флота, Городе-Герое Севастополе. А мнение севастопольцев, подавляющего большинства севастопольцев, всегда было однозначным – за Россию.

        В 2000-е годы, когда Владимир Евгеньевич уже ушел в запас, в отставку, на заслуженный, казалось бы, отдых и, как водится, прибыл к месту дальнейшей своей жизни (а таким городом был определен Белгород, там он с семьей получил квартиру), я его вновь пригласил к совместной работе, когда в 2002 году по нашей инициативе в Москве сформировали целый поезд гуманитарного груза сербам Косово и Метохии.

        Напомню, что в 99-м году НАТО напало на Югославию, фактически отторгло по результатам этой интервенции Косово от Сербии. В тот момент наши миротворцы оставались еще на военном аэродроме «Слатина» под Приштиной, куда, как вы помните, в результате марш-броска пришли наши десантники.

        То, что происходило тогда в Косово, являлось гуманитарной катастрофой для сербского населения. Сербы в центре своих исторических земель оказались людьми второго сорта. Каждая сербская деревня на территории Косово, как правило, была анклавом и охранялась миротворцами. Потому что иначе бы продолжились резня и убийства. Древние сербские монастыри, само Подворье Сербской Патриархии в Пече на территории Косово тоже охранялось итальянцами, немцами, – теми, кто входил в миротворческие силы на тот момент.

        Но, конечно, надежды сербов были прежде всего на Россию. И мы отправили этот гуманитарный конвой. Я попросил адмирала Соловьева организовать его сопровождение. И вот через Новороссийск морем в Болгарию, а дальше по пути в Сербию через Македонию весь этот груз прибыл по назначению.

        Надо сказать, что далеко не все у нас тогда поддержали эту миссию. Я припоминаю, что тогдашний наш посол в Республике Сербия господин Ивановский горячо убеждал нас забелить на трайлерах надпись «Сербам Косово и Метохии»: «Нет, вы должны всем привезти! Безразлично – сербам или албанцам». Это в условиях, когда албанцы получали по всем направлениям не просто гуманитарную помощь – их содержали за счет мусульманских стран, фондов Кувейта, Саудовской Аравии. Строили кувейтские деревни на территории Косово. Не говоря уже о поддержке, которую осуществляли Соединенные Штаты, основавшие в Косово Бондстил – крупнейшую свою базу на территории Европы, и 50 тысяч военнослужащих.

        Мы отказались подчиниться и сделали все так, как должны были сделать: передали все сербам. И Владимир Евгеньевич Соловьёв поехал. Приходилось решать тогда проблему, чтобы он вообще смог пересечь границу, потому что как бывший начальник разведки он был на время запрещен к выезду как хранитель секретов. Но мы договорились с Министерством иностранных дел: нам пошли навстречу, ему разрешили участвовать в этой экспедиции. И, конечно, без него многое бы не состоялось в ходе этой нашей поездки.

        Это была боевая экспедиция. На обратном пути у нас погиб человек – вместе с КамАЗом  упал в пропасть в Македонии, сердце не выдержало после всего, что он увидел…

        Прошло несколько лет. В 2005 году, когда, как все мы помним, в результате «Оранжевой революции» к власти в Киеве пришел Виктор Ющенко, вот здесь на Графской пристани его политические сторонники пытались установить таймер, который бы отсчитывал время до окончания в 2017 году срока действия Соглашения о пребывании Черноморского флота в Севастополе. С обратным счетом таким, какой ведется, когда приближаются Олимпийские игры. Чтобы под музыку «Прощай любимый город» проводить Черноморский флот из его главной базы… Конечно, севастопольцы не дали осуществить эту идею. Однако разных сложных ситуаций случалось немало.

        В тот период Украина находила поводы для того, чтобы запрещать мне въезд в Крым. В общей сложности я шесть раз запрещен к въезду на Украину за всё время, и впервые это произошло в 96-м году, когда мне после окончания работы в Государственной Думе запретили пребывание в Крыму и Севастополе. Не на Украине, а именно в Крыму и Севастополе. Было такое решение принято господином Марчуком – он тогда не только правительство Украины возглавлял, но и отдельную правительственную комиссию по Крыму. Она была создана для того, чтобы душить первую Крымскую весну 1994–1995 годов – ту самую попытку вернуть Крым в Россию, которая не удалась из-за того, что в кресле президента у нас сидел не Путин, а Ельцин, который не обратил на это никакого внимания.

        Вот в условиях, когда мне самому трудно было здесь на месте лично участвовать в борьбе, мы и пришли к идее: создать здесь свою ячейку – Институт стран СНГ в Севастополе как общественную организацию. Такую форму пришлось выбирать. И эта идея была реализована. Я пригласил Владимира Евгеньевича в качестве руководителя этого Института в 2005 году, и мы включились напрямую, косвенно, разными путями в то, что тогда происходило здесь. Главной целью нашей всегда было сделать так, чтобы Крым и Севастополь не забыли о России, а Россия не забыла о Крыме и Севастополе.

        Я, конечно, знаю, что многие здесь присутствующие, и об этом будет сегодня разговор, в этом участвовали. Но мне дорого то, что Владимир Евгеньевич Соловьев, бросив свою семью и свое спокойное житье в городе Белгороде, – где он уже успел оказаться в роли советника областного Совета безопасности, который был создан на Белгородщине, и уже вписывался в эту местную белгородскую жизнь, – он все это отложил и приехал вновь в Севастополь, чтобы в течение последующих 14 лет руководить нашим филиалом Института стран СНГ.

        В работе мы использовали разные формы, в том числе и такую, как «мягкая сила». Эксперты призывают нас обращать на нее внимание, – чтобы мы находили такие способы и формы деятельности, при которых трудно нам воспрепятствовать. Мы стали проводить, например, в Севастополе (и в этом году в 16-й раз проведем) теннисный ветеранский турнир «Большая бескозырка», в ходе которого приезжающие изъясняются в любви к городу, заряжаются здесь севастопольским энтузиазмом. Сюда ведь приезжают люди, которые не являются последними людьми в России: летчики-космонавты, руководители министерств и ведомств и др., кто мог в то время и кто может сейчас. Всех этих людей мы хотели по-хорошему заразить Севастополем. И это нам, мне кажется, удавалось. И роль Владимира Евгеньевича в этом очень большая. Он до последних дней не бросал своей работы. За месяц буквально до своей смерти, когда мы проводили в прошлом году эту самую «Большую бескозырку», он хоть уже и не ответственный за все, – но все-таки его потянуло сюда, – принимал участие советом, своим личным присутствием во время всех мероприятий. Помогал создать атмосферу вокруг всего того, что происходило.

        Завершая вот это поминальное слово, по сути хотел бы сказать:  благодаря таким людям как Владимир Евгеньевич Соловьев, целому ряду других флотских начальников, моряков Черноморского флота, я лично стал гораздо глубже понимать все происходящее, лучше разбираться: кто есть кто на флоте и в Севастополе. Разные ведь у нас всегда бывают истории… У нас всегда после любого большого события, знаете, происходит наказание невиновных и награждение непричастных. Говорят, что с тех пор как Джон Кеннеди стал президентом, сослуживцев его во Вторую мировую войну (а он воевал в годы Второй мировой войны командиром торпедного катера), которые стали рассказывать о совместной с ним службе в годы борьбы  против Японии, нельзя было уже уместить на палубе авианосца.

        Примерно тоже самое у нас происходит в воспоминаниях о Крымской весне. Есть целый отряд людей, который приписывает себе все заслуги. Я не хочу сейчас никого вспоминать и упрекать, но это так, к сожалению. Я думаю, что мнение – все случилось в один момент, а до этого ничего не было, – не выдерживает никакой критики. Оно отражает желание людей, которые в последний момент к борьбе присоединились, как бы раскрылись в ходе этих событий, просто забыть о том, что в течение 23-х лет с того момента, как Украина стала самостоятельной в 91-м году, шла вот эта зримая и незримая работа. Именно она в конце концов блестяще увенчалась Крымской весной 2014 года. И, конечно, героями главными этих событий являются русский народ, жители Севастополя и Крыма и президент Российской Федерации Владимир Путин, который в отличие от президента Бориса Ельцина взял на себя ответственность. Не посчитался с последствиями, которые всегда бывают, когда вы берете на себя ответственность, принимая решение. А все мы, отдельные лица, в большей или меньшей степени этому содействовали.

        И вот памяти одного из тех людей, которые, конечно, сыграли в этом свою роль, мы и посвящаем наши Соловьёвские чтения.

        Я хотел бы сказать, что Институт стран СНГ в этом году отмечает свои 25 лет в июне, Институт стран СНГ в Севастополе создан на 10 лет позже, 15-летие он уже отметил. Мы проведем в июне свои торжественные  мероприятия в Москве. У нас в этом году программа работы достаточно существенная. Это и участие в фестивале «Великое русское слово», который в этом году будет 9 июня открыт: теперь полная ответственность за проведение его возлагается на власти Крыма. Период, когда шефствовал над этим Совет Федерации, он как мне вчера объяснили, завершен. Владимир Андреевич Константинов мне вчера звонил и говорил, что мы полностью будем за фестиваль отвечать и вернем его из статуса парадного мероприятия в статус на самом деле заинтересованного разговора о вопросах, которые есть у Русского мира. А фестиваль уже было начал превращаться в такое парадное мероприятие.

        После Дня Флота, после собственных мероприятий, как я уже сказал «Большой бескозырки», 16-й по счету, мы обязательно проведем конференцию. Она должна предвосхитить попытку Украины, которая 24 августа декларировала сбор на почве так называемой «Крымской платформы», организовать фронт против России по крымской проблематике. Им уже обещано участие вице-президента Соединенных Штатов Камалы Харрис. Мы постараемся в конце июля – начале августа проанализировать ситуацию и публично отсюда заявить о том, что на самом деле происходит в Крыму, вокруг Крыма и вообще в отношениях между Россией и Украиной. Несмотря на все проблемы, которые возникают для некоторых участников в связи с тем, что будет идти активная избирательная кампания по выборам в Государственную Думу.

        Я хотел бы поблагодарить уважаемого Игоря Владимировича Осипова, командующего Черноморским флотом. Вчера мы все были гостями и участниками мероприятий, посвященных очередному Дню Черноморского флота. И с каждым разом День Черноморского флота становится все более и более масштабным и влиятельным событием не только для тех, кто служит на флоте, но и для жителей города, Крыма, для всей России. Я считал своим долгом тоже принять в этом участие. Я благодарю за приглашение.

        Я хотел бы пожелать Первым Соловьевским чтениям успеха. Ими мы открываем ежегодный цикл. А мы, хотел бы обратить на это внимание, хотя бы по примеру тех мероприятий, которые мы уже проводили, – «Бескозырки» и других, – не бросаем дело на полпути. Если пройдут с успехом Первые Соловьевские чтения, мы будем наращивать присутствие, участие, содержание этих чтений и проводить их каждый год. Для того, чтобы здесь поделиться текущими проблемами в развитии флота, ситуации в Севастополе, Крыму. Обсудить ситуацию с геополитикой в регионе и вообще с международными отношениями. И, конечно, с культурно-историческими вопросами. Вы знаете, сегодня будет тема, посвященная Н.Я. Данилевскому, автору знаменитой книги «Россия и Европа». Он был по-настоящему крымчанином и здесь нашел свое вечное успокоение.

        Я благодарю, Сергей Павлович, Вас и всех сотрудников Института стран СНГ в Севастополе и хотел бы надеяться, что сегодняшние Соловьевские чтения пройдут успешно. Спасибо!

        /