Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К.Ф. Затулин в программе «25-й час»


Телеканал ТВ-Центр

Ведущий: Депутат Госдумы, директор Института стран СНГ Константин Затулин сегодня гость «25-го часа». Добрый вечер.
К. Затулин: Добрый вечер.
Ведущий: Константин Федорович, этот документ о запрете въезда грузинских руководителей в Россию. Предположим, Ваши коллеги по Государственной Думе его одобрят, в чем его прогресс? Разве это шаг, который приближает нас к улучшению отношений?
К. Затулин: Дело в том, что в интерпретации средств массовой информации почему-то из этого документа взята вторая часть, но совершенно не упомянута первая. Начинается он совсем не с этого.
Ведущий: Можно, я дополню, чтобы снять вину с моих коллег? Вторая часть о том, что нужно предоставить тем гражданам, которые…
К. Затулин: Это первая. Все наоборот. То, что Вы назвали вначале, это в конце.
Ведущий: Те граждане Грузии, которые были до 1 октября на территории России, упростить им процедуру получения гражданства в России, если они того хотят.
К. Затулин: На самом деле, этот документ вдохновлен, прежде всего, необходимостью неотложно высказаться нам на высоком уровне законодательной власти об отношении к грузинскому народу. Поскольку последние события ставят, во всяком случае, для многих, под сомнение действительное отношение России к грузинскому народу. Есть ретивые исполнители, которые не всегда умные, которые, работая в правоохранительных, налоговых органах, принялись, как это бывает у нас в России, в Советском Союзе было, бурно разбираться с гражданами грузинской национальности, все равно – гражданами России или гражданами Грузии. И я предложил проект этого постановления, чтобы сказать, прежде всего, что мы глубоко уважаем грузинский народ, что мы ценим вклад, который внесли граждане России грузинской национальности, грузины, в развитие Российской Федерации. И я предлагаю, поскольку они, граждане Грузии здесь находящиеся, уже граждане Грузии, а не граждане России, причем разные граждане Грузии – русские и грузины, оказались в непростом положении — я предлагаю создать для них все возможности, дать им «зеленый свет» для получения вида на жительство, разрешение на работу и, наконец, гражданство в Российской Федерации, потому что если они оказались в таком положении, для нас это повод сказать: мы не против вас, мы, напротив, заинтересованы, чтобы вы здесь жили и работали. Конечно, я не имею в виду воров «в законе», это понятно. А вот то, что касается Саакашвили, в этом же документе я говорю: давайте назовем вещи своими именами и имена сами назовем. Скажем о том, что виноват не грузинский народ, а виноват Саакашвили в том, что он ведет себя провокационно. И дело не в том, что он говорит, а дело в том, что он делает. А делает он и целый ряд его ближайших приспешников, это размораживание конфликтов – грузино-осетинского, грузино-абхазского, для нас это стоит жизни наших миротворцев. И вот за это я предлагаю публично сказать, что мы его сюда, в страну, не ждем, не пускаем.
Ведущий: Далеко не отходя от темы, которую Вы затронули. Онтадзе — это тот человек, который сменил Хаиндрава на посту министра — предлагает вести двусторонние переговоры между Грузией и Южной Осетией, а Россия, ЕС, ОБСЕ, США – только гаранты. Что Вы думаете о такой формуле?
К. Затулин: Дело в том, что есть разные варианты, каким образом грузинские переговорщики хотели бы исключить Россию, вытеснить Россию из любого формата. Они понимают, что в любых переговорах с участием России они выглядят некредитно, невесомо, поэтому они придумывают разные варианты. Онтадзе просто предложил очередной 365-й хитроумный вариант, каким образом Россию вытеснить из переговоров. Вот и все. Вот так к этому и надо относиться. Думаю, что Южная Осетия в этом не заинтересована.
Ведущий: Россия тоже будет против.
К. Затулин: Конечно, потому что у нас есть договоренности, а не мысли Онтадзе и его сегодняшние фантазии.
Ведущий: Прошел референдум в Приднестровье. Такое впечатление, что даже Россия на него особого внимания не обратила, несмотря на то, что уж наши интересы там очевидны.
К. Затулин: Во-первых, еще не вечер. Если Приднестровье ждало 15 лет, как и Абхазия, как и Грузия, то не грех некоторое время все-таки еще потерпеть, поскольку созревают сегодня условия для признания. Сейчас в Приднестровье, насколько я понимаю, находится делегация, в числе которой находится наш статс-секретарь, зам. министра иностранных дел Григорий Карасин. Ведутся переговоры о том, каким образом оценить юридические последствия этого референдума. Государственная Дума в этом плане приняла свое заявление, где высоко оценила волеизъявление и саму организацию этого референдума. Мне кажется, что это контрастирует с тем, что сказали об этом референдуме на Западе. На Западе буквальным образом исходили из того, что для наших референдум — это средство достижения независимости: хочет Черногория отделиться от Сербии — референдум и признание референдума; хочет Косово отделиться от Сербии — замечательно, ведем к этому дело. А вот когда дело касается Приднестровья или Южной Осетии, тут мы не признаем ни за что. Ну так извините, в этом случае России ничего не остается, как сказать: раз вы не признаете, тогда нам придется это сделать.
Ведущий: Я и хочу задать в конце короткий вопрос: Россия может все-таки это сделать?
К. Затулин: Я думаю, что она должна это сделать, просто она должна максимально выгодно выбрать этот момент. И она не должна быть одинокой, потому что есть другие страны, в том числе Движение присоединения, Уго Чавес, Фидель Кастро, Александр Лукашенко, да кто угодно, кто способен сделать то же самое.
Ведущий: Спасибо. Константин Затулин комментировал сегодня намерения Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии добиться политического признания. Речь у нас также шла о способах снять напряженность в российско-грузинских отношениях.
/