Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К отставке Константина Затулина


 

Сегодня, 4 апреля, целый ряд информационных агентств уже сообщили о предстоящей отставке Константина Затулина с должности первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками. При этом не всегда точно, или совсем не точно цитируется сам депутат К.Затулин, к которому корреспонденты обращаются за разъяснениями.

Прежде всего, Константин Затулин подтверждает свое нежелание комментировать принятое во фракции решение. Фракция имеет полное право как назначать, так и снимать своих представителей в Государственной Думе. Затулину уже приходилось прежде заявлять, что он совершенно спокойно относится к переменам в собственном статусе: он был председателем Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками в первой Государственной Думе, рядовым членом этого комитета в прошлом составе депутатов и, по крайней мере, до завтрашнего дня остается первым заместителем всё того же комитета. Депутата Затулина волнуют не должности, а принципы, которые он не привык менять.

В связи с этим Константин Затулин считает необходимым обратить внимание только на то, что как ему известно, предстоящее решение об освобождение от должности никак не связано с его деятельностью в СНГ. Это важно подчеркнуть, поскольку, как уверен К.Затулин, если не у нас в России, то где-нибудь за рубежом обязательно найдутся комментаторы, которые попробуют усмотреть в этом сугубо внутреннем решении какое-то наказание за взгляды Константина Затулина по поводу тех или иных лиц, тем и событий в СНГ.

Константин Затулин: «Да, я недавно критиковал своего коллегу по фракции за его невоздержанные речи на Украине и предположения, что придание госстатуса русскому языку повредит независимости и суверенитету Украины. Мне, и не только мне, пришлось неделю опровергать эту точку зрения. Но это не имеет никакого прямого отношения к моей отставке. Я остаюсь членом Комитета. Это принципиально».

Пресс-служба
депутата К.Затулина и
Института стран СНГ

_______________________________________________________________________

ВЫДЕРЖКА ИЗ СТЕНОГРАММЫ

о проекте постановления Государственной Думы

«О заявлении Государственной Думы Федерального Собрания

Российской Федерации «О ситуации в Ливии»

23 марта 2011 года

Председательствующий: Следующая поправка, которую мы должны обсудить, это поправка, внесённая депутатом Затулиным.

Пожалуйста, включите микрофон депутату Затулину.

Затулин К.Ф.: Уважаемые коллеги! Я предложил в своей поправке снять 4-й абзац проекта заявления, который звучит следующим образом: «Депутаты Государственной Думы считают, что решение Российской Федерации воздержаться при голосовании было адекватным ситуации выбором, не только сохраняющим консолидацию международного сообщества в неприятие военных репрессий против гражданского населения Ливии, но и не ослабляющим соответствующие сигналы в адрес руководства этого государства в интересах защиты его граждан».

Я, во-первых, хотел бы обратить внимание на то, что действительно этот абзац в целом носит характер какого-то оправдания, которое, мне кажется, совершенно сейчас не главное в создавшейся ситуации. Я слышал только что возражение Константина Иосифовича Косачева, когда аналогичная поправка вносилась коллегами из фракции КПРФ: он выступил против неё, сказав, что в этом случае мы убираем центральный пункт во всём заявлении.

Я не согласен с такой трактовкой этого заявления. Я вообще считал, что наше заявление принимается не для самооправданий, а для того, чтобы поддержать позицию, в соответствии с которой применение военной силы должно быть остановлено.

Поэтому я предлагаю поступиться самолюбием и этот абзац просто снять. В таком случае, между прочим, это будет объединяющий нас в этом зале момент при принятии этого заявления.

Председательствующий: Пожалуйста, позиция комитета. Константин Иосифович.

Косачёв К.И.: Константин Фёдорович в присущей ему манере приписал мне то, что я не говорил, сказав о том, что это некое самооправдание и предложил смерить самолюбие. В помине нет ни того, ни другого.

Считаю, что данный абзац действительно носит принципиальный характер, и он позволяет Государственной Думе занять совершенно определенную позицию по вопросу, где дискуссии в обществе, да и в мире в целом, продолжаются.

И это совершенно точно не элемент самооправдания, а это занятие принципиальной позиции, и уходить от занятия принципиальной позиции Государственной Думе совершенно точно не пристало. И это не вопрос самолюбия, а это вопрос, если хотите, политического мужества, которое мы в этой ситуации обязаны проявлять, как депутаты Государственной Думы.

Я против данной поправки.

Председательствующий: Ставится на голосование поправка, внесённая депутатом Затулиным. Комитет возражает.

Включите режим голосования.

Покажите результаты.

Результаты голосования (12 час. 40 мин. 10 сек.)

Проголосовало за ………..54 чел. ………..12,0%

Проголосовало против ……0 чел. …………0,0%

Воздержалось …………… 0 чел. ………….0,0%

Голосовало………………..54 чел.

Не голосовало ………… 396 чел. ………….88,0%

Результат: не принято

Отклоняется поправка.

Прежде чем голосовать, по ведению депутат Чилингаров, в смысле, не голосовать, а принимать решение.

Чилингаров А.Н., фракция «Единая Россия»: Константин Иосифович!

Председательствующий: Стоп, стоп, стоп, секунду. Ещё одна поправка? Извините, да, тогда, Артур Николаевич, я дам слово вам позже. Пожалуйста, Константин Фёдорович Затулин. Вторая поправка ваша.

Затулин К.Ф.: Ещё раз хотел бы обратить внимание: не приписывал никому других слов. Действительно, это я сказал, что пункт, который только что поддержали, является в такой форме своего рода самооправданием. Действительно, выступающий на трибуне об этом не говорил. Но он вновь повторил, к сожалению, что весь этот абзац в целом является, по его мнению, центральным в проекте заявления.

В отношении мужества, о чём было тоже сказано. Есть хорошая русская поговорка, я уже вторично ее употребляю за две недели: «Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Мужество проявил, на мой взгляд, Председатель Правительства Российской Федерации, лидер «Единой России», охарактеризовав резолюцию СБ. Всё остальное я к мужеству не отношу, а отношу к другому качеству.

Что касается моей второй поправки, это поправка, связанная со снятием из шестого абзаца вот этого слова «неизбирательное». Я вообще не правил это заявление всерьёз, может быть, можно было написать её лучше. Лучшее — враг хорошего. Но вот это очень модное слово «неизбирательное» требует, по крайней мере, объяснения. У нас до сих пор мы не обсуждали, что такое избирательный метод применения военной силы, а что такое неизбирательный. Бить по бензоколонкам — это избирательно или неизбирательно? По улицам и жилым массивам — избирательно или неизбирательное? А по ПВО? Это долгая дискуссия.

Поэтому, мне кажется, нужно просто снять это слово, и тем самым этот абзац в этом случае, и весь текст постановления, не будут очередной попыткой внесения двусмысленности в нашу позицию. Спасибо.

Председательствующий: Пожалуйста, Константин Иосифович.

Косачёв К.И.: Не хочу втягиваться в дискуссию насчёт содержательных компонентов, считаю, что мужество в данном случае было проявлено всеми без исключения руководителями Российской Федерации, в первую очередь Президентом России, который по Конституции у нас определяет внешнюю политику страны.

В части, касающейся поправки, я против этой поправки. Потому что применение военной силы против Ливии в интересах защиты гражданског населения было санкционировано Советом Безопасности ООН. Да, действительно это очень расплывчатая формулировка. Но в данном случае смысл слова «неизбирательное» относится к любым действиям, которые не связаны напрямую с защитой гражданского населения. Например, бомбардировки дворцов Каддафи. Например, бомбардировки колонн бронетехники, которые не имеют никакого отношения к режиму эксплуатации воздушного пространства и так далее. То есть любые военные действия, которые выходят за рамки и буквы, и духа резолюции 1973. Прошу это слово сохранить. Я против данной поправки.

Председательствующий: Ставится на голосование поправка депутата Затулина. Комитет против. Включите режим голосования. Да, присаживайтесь.

Покажите результаты голосования.

Результаты голосования (12 час. 43 мин. 58 сек.)

Проголосовало за ………….2 чел. …………..0,4%

Проголосовало против …….0 чел. …………..0,0%

Воздержалось ………………0 чел. …………..0,0%

Голосовало ………………….2 чел.

Не голосовало …………….448 чел. …………99,6%

Результат: не принято

Отклоняется.
_________________________________________________________________________


Для понимания современных событий полезно вспоминать о прошлом. Это многое позволяет понять в нынешних политических нравах России.

1000000 долларов за кандидата. Константин Затулин впервые назвал фамилию того, кто покупал кандидатов в депутаты Госдумы

Газета «Версия», 28.12.1999г.

Константин Затулин родился 7 сентября 1958 года в Батуми. Окончил исторический факультет МГУ. Был заместителем секретаря ВЛКСМ факультета. Командовал оперативным комсомольским отрядом университета.

С 1987 года сфера его интересов — экономика, точнее, руководство экономикой. Исполнительный директор Ассоциации молодых руководителей предприятий, сопредседатель Московской товарной биржи, генеральный директор Международной ассоциации руководителей предприятий, президент Международного биржевого и торгового союза и проч.

В декабре 1993 года становится депутатом Госдумы. Избирается председателем думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками.

С 1997 года — рядом с Юрием Лужковым. Советник мэра, директор Института стран СНГ, лидер движения «Держава», член политсовета «Отечества».

Называет себя сторонником экономических реформ. К прессе относится в целом отрицательно. Считает, что она идеологизирована. Только раньше воспевала социализм, а теперь ориентируется на бизнесменов и демократов.


— Накануне выборов вы сделали заявление о том, что вас
пытались подкупить. Кто и зачем? Вы готовы назвать фамилии?

— 29 ноября мне позвонили из приемной президента банка «Московский деловой мир» Андрея Мельниченко. Я был в этот момент в Сочи, вел свою избирательную кампанию. Ехал на машине со своими спутниками, когда раздался этот звонок по мобильному телефону. Честно говоря, я подумал, что Мельниченко мне перезванивает из вежливости, потому что накануне я сам звонил ему, но не застал на месте. Я хотел просить Мельниченко о финансовой поддержке моей избирательной кампании. Я обращался ко многим российским бизнесменам с такой просьбой — это обычная практика, обусловленная законом о выборах.

И вот звонит сам Андрей Игоревич. Я задал ему свой вопрос. Но даже не успел назвать цифру, как он перебил меня. Сказал, что у него нет денег на поддержку кандидата Затулина. Но есть одно предложение. «Какое?» — «Сними свою кандидатуру». — «Зачем?» «Не важно зачем», — сказал Мельниченко и пообещал, что я за это получу 700-800 тысяч долларов. Потом он пояснил: «Я снимаю кандидатуры». Это его точная фраза. Когда я отказался, он спросил: «Ты что, такой неподкупный?» Я пытался ему объяснить, что не могу снять кандидатуру в разгар предвыборной кампании, что меня не поймут мои избиратели.

Я много ошибок делал в своей жизни разных, но предателем никогда не был. Я прекрасно знаю, что предателей на самом деле никто не уважает. Ни те, кого они предают, ни те, кто их покупает. Предложение Мельниченко было для меня неприемлемым.

— Как отреагировал Мельниченко на ваш отказ?

— Мельниченко попросил меня, чтобы наш разговор остался между нами, и я сгоряча ему это пообещал. Только закончив разговор, я оценил ситуацию. Ведь «снимающий кандидатуры» звонил не только мне. Ладно, я отказался от денег, но это совсем не означает, что другие не поддадутся соблазну. И если я об этом не расскажу, то в один прекрасный день вместе со всем «Отечеством» буду снят с предвыборной дистанции. Ведь в чем состоял их план? Уговорить 25 процентов кандидатов от блока ОВР — это примерно человек сорок — снять свои кандидатуры. И тогда по закону весь блок будет вычеркнут из избирательных бюллетеней. Суммы предлагали огромные, потому что не было времени на торг, на размышление. Я понял, что мне предлагают предать «Отечество», предать своих товарищей. Поэтому после разговора с Мельниченко я поставил в известность лидеров блока.

— Почему вы только сейчас называете фамилию Мельниченко?

— По целому ряду причин; во-первых, я не хотел причинять ему зла, а во-вторых, понимал, что на мои обвинения последует встречный иск. Ведь у меня не было прямых доказательств состоявшегося разговора. Я не таскаю с собой записывающей аппаратуры, чтобы фиксировать телефонные переговоры. Но этот разговор слышали мои спутники, которые ехали со мной в машине. Кроме того, подобные предложения, насколько мне известно, делали не только мне. И Говорухину, и Степанкову, и другим кандидатам. Суммы предлагали разные — от 500 тысяч и выше.

На следующий день после разговора по телефону я сообщил о попытке подкупа телевидению. После того как сообщение прощу по каналам ТВЦ и НТВ, мне снова позвонили. До сих пор я об этом звонке никому не рассказывал просто потому, что это стало напоминать трагикомедию. Звонил мой друг, коммерсант, человек глубоко аполитичный. Он сказал, что на него вышли его знакомые и предложили уже другую ставку — миллион долларов и должность. Какую именно — я так и не узнал, но какую-то «очень-очень хорошую». Мой друг был искренне огорчен, когда я отказался выйти из списка «Отечества». Друг убеждал меня: «Думай о себе, зачем тебе это «Отечество»? Люди, которые тебе предлагают сделку, — это очень конкретные люди, они легко решают любые вопросы». Мой друг искренне желал мне добра, и это не дает мне права назвать его фамилию.

Параллельно с этим разворачивался скандал. Евгений Примаков, как известно, сделал заявление о попытке подкупа кандидатов. Его попытался поймать на слове Шабдурасулов, заявивший, что это голословное обвинение. Потом в связи с этой историей всплыла фамилия Александра Мамута. Должен еще раз подчеркнуть, что мне не звонил Мамут, мне звонил Мельниченко. Но Мамут, как мне теперь известно, является председателем наблюдательного совета банка «Московский деловой мир», а Мельниченко — президент этого банка. Таким образом, заявление Мамута. что ни он, ни его сотрудники не имеют к этому делу никакого отношения, — явная ложь.

Чтобы как-то отмыть эту историю, заработали оплачиваемые «перья» и заказные телеголоса. Одни утверждали, что я недослышал, другие — что недопонял, третьи — что все это выдумано. Я узнал про себя массу интересного, но апогеем было выступление по телевидению спикера Госдумы Селезнева, который по первому и второму каналам заявил, что он меня, Костю Затулина, знает и что я на самом деле гроша ломаного не стою. Гена Селезнев, который прославился тем, что, будучи главным редактором газеты «Правда», успешно продал ее греку Яникосу, понимал, что я не смогу ответить ему по каналу ОРТ, каналу Березовского.

— Вы готовы повторить все сказанное следствию?

— Да, поскольку имела место попытка нарушения законодательства о выборах. Я вынужден дать показания следователям Генеральной прокуратуры. И если Генеральная прокуратура действует в соответствии с буквой закона, она должна провести независимое расследование этого эпизода. Хотя это вряд ли выгодно Мамуту, Мельниченко и их другу — новому депутату Госдумы от Карачаево-Черкесии.

— А сколько кандидатов помимо вас получили подобные предложения?

— Я знаю, что пять или шесть человек написали заявления об этом. Вообще, план убрать блок «Отечество» с предвыборной дистанции сорвался исключительно благодаря предупреждению. Если бы я не сделал этого, не знаю, как повели бы себя другие. Им нужно было убрать человек сорок кандидатов. Вот и считайте: если предлагаемые суммы были от 500 тысяч долларов до миллиона, получается, что требовалось всего 28 — 30 миллионов, для того чтобы провалить блок «Отечество». Но ведь провал «Отечества» породил бы жуткий скандал, в результате которого и Примаков, и Лужков оказались бы в очень незавидном положении. И вряд ли в будущем могли бы претендовать на выдвижение своих кандидатур на президентских выборах. Дальнейшая линия дискредитации понятна: Примаков и Лужков начинают объяснять, что имели место грязные технологии и подкуп кандидатов. А оплаченные журналисты, разумеется, задаются вопросом: что же вы пригласили в свою компанию недостаточно честных людей? Вот и поделом!

— А известны ли причины, по которым вышли из списка «Отечества» некоторые кандидаты?

— Были люди, которые выходили из списка и в момент регистрации, и после их выдвижения. Я не знаю официальных причин. Я лишь знаю, что деньги предлагали кандидатам, у которых были не очень реальные шансы на избрание. Скажем, как у меня. Для того чтобы меня избрали, требовалось 40 процентов голосов избирателей Краснодарского края, чего не могло быть никогда.

В Краснодарском крае очень трудно сложилась судьба «Отечества». Там были сделаны большие ошибки при организации «Отечества» вообще. Было очень сильное противостояние блоку. Вот один факт: с сентября начала издаваться газета под названием «Правда-матка». Она печатается 100-тысячным тиражом, бесплатная, еженедельная, цветная. Более того, есть еще и ежедневное приложение к ней. У обеих газет один издатель и главный редактор — Вадим Бойко. Когда-то он был депутатом Госдумы от города Сочи, в 1995-м оказался в Москве, занял пост вице-президента Альфа-банка, сейчас работает помощником руководителя администрации президента России. Я был главным героем его газеты, точнее антигероем. Мы подсчитали, что на это издание вместе с приложением надо приблизительно 500 тысяч долларов в год. Откуда деньги на содержание бесплатной газеты? Из тех же источников, что и на подкуп?

Когда верстался номер, стало известно, что Генеральная прокуратура начала следствие о попытке подкупа кандидата Затулина. В одном из ближайших номеров «Версии» мы опубликуем точку зрения на эту историю Андрея Мельниченко.

Контакты: тел. (495) 959-34-51, факс (495) 959-34-49, e-mail: zatulin@zatulin.ru
/