Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К.Затулин: «Блокада Абхазии бьет по интересам России»


29 декабря 1993 года,
«Комсомольская правда»

Из Ткварчели в Сочи  вернулась колонна машин, доставлявших в абхазский город гуманитарные грузы, в первую очередь продукты. Эта акция проводилась Партией Российского единства и согласия и объединением «Предприниматели за новую Россию». Константин Затулин после возвращения из голодающего шахтерского города сделал заявление для нашего корреспондента:

— Россия должна немедленно прекратить энергетическую и продовольственную блокаду Абхазии, которая длится уже более двух месяцев.

Я не наивный человек и знаю, что война – это грязь, это кровь, это преступления с обеих сторон. Я не хочу занимать одностороннюю позицию. Но блокада аморальна. Одновременно российское правительство подписывает декларации, в которых вместе с ООН поддерживает гуманитарную помощь для Абхазии, отправляя туда продукты, с другой стороны, продолжает блокаду, которая является главной причиной голода.

Продовольственно-энергетическая блокада Абхазии бьет по интересам России. Во-первых, она провоцирует поток беженцев, создает постоянную конфликтную ситуацию на границе, в первую очередь в Сочи. Во-вторых, эта ситуация увеличивает антирусские настроения в  Абхазии, хотя абхазы не раз выражали желание объединиться с Россией. Отталкивать своих друзей, в такой ситуации, наверное, неправильно. Третье обстоятельство – в том, что российские граждане, если уж мы объявили  себя продолжателями традиций России, должны позаботиться о состоянии русских в других государствах. В данном случае можно сказать – заводы и шахты Ткварчели стоят, а русские вымирают в Ткварчели. Ведь в долине, в селе, у них нет родственников, как обычные русские люди, они всю жизнь работали на предприятиях и не думали, что попадут в такую историю. Ткварчели  замерзает в эту зиму. В Ткварчели — пенсионеры, которые очень надеются на то, что скопившиеся у них на всех 10 миллионов рублей – старых «трёшек», «пятерок», «десяток» — они смогут обменять на новые российские деньги.

Но наше гуманное Министерство финансов не собирается этого делать, потому что считает это большим инфляционным допингом. Что 10 миллионов рублей из Ткварчели и 500 миллионов со всей Абхазии – это много, чтобы мы на этом основании спекулировали на теме финансовой стабилизации?

Тем временем в Женеве идут переговоры между Грузией и Абхазией, грузинская сторона постоянно стремится присоединить к этим переговорам американцев, неоднократно обращалась с просьбой прислать наблюдателей НАТО. Что, мы хотим, чтобы абхазы наконец обратились к Турции, куда их подталкивают многие обстоятельство? Мы что, этого хотим? А потом будем разбираться уже не с ситуацией в Абхазии, а окажемся на границе с Турцией по реке Псоу. Мне кажется, что это все от недомыслия, от желания в российском Министерстве иностранных дел смотреть на глобус, а не на карту 1 : 50.

Я хотел бы поддержать усилия православной церкви в этом регионе. Ей непросто. Абхазы в основном языческий народ. В Абхазии борются за влияние две церкви — православная и мусульманская. Мы, вероятно, должны поддержать – мусульманство есть, кому поддерживать – православие, восстановить Ново-Афонский монастырь, который был культурным очагом Абхазии.

Еще совсем немного времени, и абхазам действительно будет не так уж важно, соседствовать или нет с Россией.  Они сориентируются на мусульманские государства, введут в действие малые электростанции. (Ведь первая электростанция в России была построена в 1902 году в Гаграх принцем Ольденбургским. Абхазы вполне могут тиражировать маленькие электростанции и не нужно будет им никакой энергетической подпитки) Зачем мы все это делаем? Зачем мы наступаем на грабли снова?

Поэтому главная роль в урегулировании в Абхазии начинается с того, что мы прекращаем дразнить гусей этой экономической блокадой. Все остальное мы можем  делать. Мы можем вести переговоры, настаивать на своей точке зрения.

Я понимаю, какие мысли таятся в головах у наших горе-геополитиков. Они думают, что делают благое дело – отталкивая Абхазию, привлекают Грузию. Но аморальная политика не может быть основание для союза.

Я не верю, что Абхазия при нашей жизни отойдет под грузинский скипетр. Я видел людей, детей, которые уже дико изуродованы войной. Они убивали, и я знаю, почему они убивали, потому   что их родителей убили на их глазах. Надо изживать ненависть, надо приучать к общежитию, но если мы уйдем из Абхазии, мы никогда не переубедим этих людей. В интересах грузин мы должны остаться в Абхазии, в интересах грузин мы должны снять продовольственную и энергетическую блокаду и цивилизовать обстановку, в которой происходят переговоры. Когда Генрих IV осаждал Париж, по преданию, он забрасывал осажденных хлебом, потому что ему надо было войти и стать французским королем. И он знал, что если он будет морить людей голодом, то та ненависть, которую он посеет, она обязательно взойдет. То, что мы делаем, — мы сеем грозди гнева в Абхазии. А нам это совсем ни к чему, потому что, помимо всего прочего, это не просто вопрос об Абхазии, это вопрос о лояльности к нам наших северокавказским автономий. Их не надо убеждать в случае с Абхазией, они сами все знают. Что же, Министерство иностранных дел России в заговоре против части России, которая называется Северный Кавказ?

 

/