Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К. Затулин, депутат ГД от «ЕР»: «Воронин едет в Москву на поклон, хотя он будет всячески хорохориться»


KM.ru

Мотивом приезда президента Молдавии Воронина в Москву является тупик, в который он зашел из-за своей попытки, игнорируя позицию России и приднестровской стороны, навязать Приднестровью возвращение в состав Молдавии на кабальных ультимативных условиях. Эта попытка базировалась, прежде всего, на результатах «оранжевой» революции и том факте, что на Украине к власти пришли прозападные политики. Быть может, вопреки Украине как государству Ющенко и его команда поддержали блокаду Приднестровья со своей стороны и создали синдром «осажденной крепости». Рано или поздно, безусловно, отторжение Приднестровья Украиной сказалось бы на судьбе ПМР. Бесспорно, все это означало выдавливание России из переговорного процесса, практическое выхолащивание ее роли в этом переговорном процессе. Это тем более было показательно, коль скоро Россия в свое время сама выступила инициатором приобщения Украины к посредническим усилиям по приднестровскому конфликту. Конечно, это было при предшествующей власти, а нынешняя власть, уже полноправно участвуя в переговорах, стала проявлять здесь инициативы, которые сложно назвать иначе чем попыткой распространить опыт «оранжевой» революции в Приднестровье, свергнуть действующего сегодня президента Смирнова и навязать свои порядки.
Россия была поставлена в условия, когда при всей ее значимости в этом вопросе она оказывалась в ущемленном положении. У РФ нет общей границы с Приднестровьем, и, конечно, если Украина с Молдавией договаривались вести согласованную политику в отношении Приднестровья, Тирасполю приходилось худо. Сейчас, когда к власти на Украине пришел Янукович, «оранжевая» революция — это уже история. Кстати, именно голосование украинских граждан на территории Приднестровья за Януковича в 2004 г. было дополнительным стимулом для Ющенко обрушить на Приднестровье репрессии, как только он стал президентом. Сегодня этот курс явно уже не может проводиться вопреки украинскому интересу. Я думаю, в отношении Приднестровья возобладает прагматичная линия. В перспективе Украина, очевидно, откажется таскать каштаны для Воронина и для Молдовы.
Естественно, Воронин понимает, что по договоренностям, которые были достигнуты без учета и даже вопреки мнению украинской оппозиции, он сегодня вряд ли сможет дальше продолжать свою линию, потому что украинская оппозиция стала властью. Поэтому он, предвосхищая события, обращается к Путину с письмом и приезжает в Москву, для того чтобы вновь попробовать, если получится, обмануть Путина и за дешево, на одной риторике о том, что не собирается быть членом НАТО, купить нашу поддержку своего прежнего курса в Приднестровье. Со стороны Путина и России, конечно, было бы чрезвычайно легкомысленно доверять Воронину. Сотрудничать и вести переговоры можно с любым политиком. Это и обязаны делать главы государств. Но судьба Приднестровья и сотен тысяч граждан России в этом регионе — это не мелочь, чтобы ею пренебрегать. Вести переговоры с Ворониным нам нужно. Но, скорее всего, Путин скажет Воронину: если вы на самом деле хотите изменения отношения к Молдавии, то, будьте добры, не просто в письмах и на ухо мне излагайте идеи о дружбе и любви к России, а сделайте то, что вам диктует ваш же собственный эгоистический интерес — примиритесь с Приднестровьем, откажитесь от односторонних мер, которые вы проводили все эти годы (я имею в виду блокаду Приднестровья). Тогда возникнет ситуация, при которой не только приднестровские коньяки и вина, но и молдавские вновь начнут находить сбыт в России. Откажитесь от целого ряда одиозных мер, которые мы в России никогда не поддерживали, тех, что являются нарушением всякого переговорного процесса, всяких прежних договоренностей по урегулированию. Если Воронин снимет блокаду, согласится на диалог с Приднестровьем, на возобновление переговорного процесса на уровне президентов, то в этом случае можно, продолжая внимательно следить за происходящим, делать какие-то жесты в сторону Молдавии.
После того как Воронин, по сути, провалился со своим планом принуждения Приднестровья к капитуляции, было бы странно с нашей стороны пустить слезу и по доброте душевной простить Воронина. Причем, это означало бы не просто его простить, а отказаться от собственной принципиальной позиции по Приднестровью. Это, кстати, означало бы очень серьезный звонок предупреждения в отношении Абхазии, Южной Осетии. Народы этих республик могли бы сделать из этого вывод, что российская политика не столь принципиальна, сколь сиюминутна. Поэтому я думаю, что в этом плане никаких изменений российской позиции не произойдет. Воронин едет в Москву, по сути, на поклон. Хотя я уверен, что он будет всячески хорохориться и разглагольствовать о равноправных отношениях, когда по возвращении на родину он будет трактовать договоренности, переговоры. Но есть вопросы, на которые все равно Воронин вынужден будет ответить. Например, он должен будет сказать, что дальше будет происходить с Валерием Пассатом, который сидит сейчас в тюрьме по одной причине: Воронин усмотрел в нем возможного конкурента, приехавшего из России. Я думаю, что Воронин должен все это понимать. Если он этого не понимает и едет к нам просто с цыганскими намерениями, для того чтобы сыграть в наперсток с президентом РФ, то это у него не получится.
/