Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К. Затулин :»Происходящее в Ливии не назовешь восстанием угнетенного народа»


«Коммерсантъ FM»

НАТО призывает Совет безопасности ООН принять документ, который позволит альянсу атаковать Каддафи на земле. Ранее при голосовании в Совбезе Россия не использовала свое право вето, дав зеленый свет военной операции в Ливии. Ситуацию вокруг новой инициативы НАТО ведущей Анне Казаковой прокомментировал член думского комитета по делам СНГ Константин Затулин.

–– Как вы полагаете, как на этот раз будет вести себя Москва в вопросе принятия резолюции по Ливии?

–– Этого я как раз не могу знать, ибо решения эти принимаются президентом, Министерством иностранных дел.

–– Но ваш прогноз?

–– Я могу сказать, что исходя из всего того, что и наш МИД, и к этому времени президент Дмитрий Анатольевич Медведев говорили по поводу развития ситуации в Ливии, России логично было применить свое право вето. И более того, в преддверии обсуждения этой резолюции попробовать доказать ее авторам и другим членам Совета безопасности, как постоянным, так и не постоянным, что путь, по которому сейчас устремляется коалиция, на самом деле ничего хорошего ни для Ливии, ни для коалиции, ни для международного права не сулит.

–– Насколько сейчас велики разногласия внутри России по ливийскому вопросу?

–– Они, на мой взгляд, существуют. По крайней мере, они выплеснулись, как вы помните, в момент, когда начиналась вся эта история в разных оценках того, как следует поступать России. Президент признал, что он заблокировал принятие наложения вето на предыдущую резолюцию, ограничившись просто неголосованием по этому поводу. А точку зрения Владимира Путина, я думаю, ваши слушатели хорошо усвоили уже, она достаточно яркая и я ее, например, полностью разделяю. Очевидно, что все происходящее сегодня в Ливии никак не назовешь восстанием угнетенного народа против угнетателя. Уж во всяком случае, к этому причастны очень многие силы, и чем такого рода действия отличаются от заурядного мятежа, при этом вооруженного и поддерживаемого извне, на самом деле сказать сложно.

–– Различные точки зрения были у наших руководителей. Эта тенденция сохраняется сейчас?

–– Мне кажется, то, что происходит на наших глазах в Ливии все это время, заставило критиков Путина постепенно переходить к согласию с ним в оценках происходящего. Во всяком случае, выступая на целом ряде форумов, президент Российской Федерации подчеркивал свое несогласие с происходящим. Сейчас же очень важный момент: сейчас надо принять какое-то решение, и это решение будет свидетельствовать об официальной линии российской дипломатии и официальной линии российской внешней политики. Если Россия умоет руки, то это будет означать ни много, ни мало, как фактически карт-бланш на переход операции в Ливии в самую драматическую наземную стадию.

–– А что касается непосредственно коалиционных сил Запада: готовы союзники выступать против Каддафи на земле?

–– Тут тоже целый ряд стран заранее оговаривал свое участие тем, что он не будет принимать участие в наземной операции. Тем не менее, эта позиция постепенно дрейфует под давлением, во-первых, развития операции, которая никак не складывается в пользу коалиции, переоценившей силу своих воздушных ударов и степень недовольства режимом Каддафи, всеобщей поддержки восстания против него и так далее. С другой стороны, мне кажется, что, как всегда, в демократических странах очень важно то, что наземная операция в отличие от воздушной – операция небезопасная. И с этой точки зрения не исключен подъем антивоенного движения, которое сейчас не вполне ясно себе представляет, за какие цели сражается коалиция в Ливии.

/