Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

К.Затулин стал гостем программы «Знаки» на радио «Вести FM»


Программа «Знаки»: неужели Россия «сдала» Приднестровье?

Андрей Кондрашов

Неужели Россия «сдала» Приднестровье? Почему мы не можем признать эту республику, как Абхазию и Южную Осетию? С кем и во что играет Москва? На радио «Вести-FM» программа «Знаки».

В Москве на неделе встречались враги. После долгого перерыва президент Молдавии Владимир Воронин и лидер Приднестровья Игорь Смирнов посмотрели друг другу в глаза и даже пожали друг другу руки. Между ними стоял Дмитрий Медведев, и, пожалуй, только Россия на своей сцене могла поставить такую политическую пьесу.

Стороны продолжат прямые контакты в целях активизации переговорного процесса. Стороны активизируют работу экспертных групп по выработке мер доверия. Лидеры Молдовы и Приднестровья выразили особую признательность Российской Федерации за усилия по продвижению договорённостей, которые в итоге должны привести нас к окончательному урегулированию.

В общем, войны не будет, всем спасибо! Занавес. Но что за ним?

Война в Приднестровье была, пожалуй, единственным кровавым конфликтом в СНГ, субъектом которого были этнические русские. Поэтому для России даже не политический, а скорее, святой долг не допустить гибели своих соотечественников. Напомню вкратце, как это было.

По стране шагала перестройка. Молдаване, как и прочие титульные нации советских республик, стали выступать против главенства русского языка. Молдавский язык требовали еще перевести на румынскую латиницу. В ответ на недовольство русских, украинцев и части самих молдаван уже осенью 1988 года националисты начинают митинги с лозунгами «Чемодан. Вокзал. Россия», «Русских за Днестр, евреев в Днестр». В 89-м Кишинев переводит делопроизводство на молдавский язык. В многонациональном Приднестровье начинается общенациональная забастовка. Верховный Совет Молдавии, которую русским теперь велено называть Молдова, выступает за вхождение республики в состав Румынии. Не согласное с этим Приднестровье проводит референдум и в 90-м году объявляет независимость. Локальные стычки после распада СССР переходят в боевые действия. В 92-м Кишинев осуществляет поход на Бендеры, гибнут сразу 500 человек. Далее в боях за другие города жертвы с обеих сторон удваиваются. В гвардии Приднестровья воюют между тем и местные русские, и украинцы, и молдаване. Добровольцы идут из России. Кровавую бойню останавливает 14-я российская армия, вмешавшаяся в конфликт. С осени 92-го и по сей день под эгидой России продолжается миротворческая операция.

17 лет мира и безрезультатных переговоров между Кишиневом и Тирасполем. Надежда появилась в 2003-м, когда по плану Дмитрия Козака Молдавия должна была объединиться с Приднестровьем на принципах федерации. Но за несколько часов до подписания и прилёта в Кишинев Владимира Путина к Владимиру Воронину приезжает посол США, а затем Владимир Воронин зачем-то звонит в Брюссель. Константин Затулин помнит, что было потом. «Это всё было сорвано по злой воле из Брюсселя, — уверен директор Института стран СНГ. — И тогдашний руководитель ОБСЕ, а ныне руководитель НАТО Яап де Хооп Схеффер принял в этом личное участие. Вот интриги со стороны западных стран приводят к тому, что вся посредническая работа периодически оказывается под угрозой. Первостепенный интерес Запада – вытеснить Россию из этого региона полностью».

Показательный срыв подписания и визита Путина в Кишинев кладут начало похолодания в отношениях Москвы и Кишинева. Спустя два года другом Воронина, разумеется, становится Ющенко, его любит Саакашвили, Россия не покупает ни молдавское, ни грузинское вино. С Грузией заканчивается потом известно чем.

Спрашивается, что нам мешает сегодня признать Приднестровье, как признали Южную Осетию и Абхазию? Говорит директор Института новейших государств Алексей Мартынов: «Я считаю, что основная причина, которая отличает ситуацию в Приднестровье, от ситуации с бывшими непризнанными республиками, а ныне признанными Россией Абхазией и Южной Осетией, – это отсутствие общегосударственной границы».

Трудно сказать, признает ли суверенитет Приднестровья даже Никарагуа, но вот даже реакцию Молдавии просчитать несложно. Кишинёв вместе с «оранжевым» Киевом уже устраивали экономическую блокаду Приднестровью. Если она будет усилена в отсутствие общей границы, России будет действительно сложно помочь своим союзникам. Это не Южная Осетия, где есть Рокский тоннель, и не Абхазия, куда из Сочи рукой подать. Молдавские националисты никуда не делись и мечтают о войне с оглядкой на Румынию, где строится крупнейшая база НАТО.

Но даже не это главное. Остудить пыл «ястребов» могла бы одна российская авиация. Признание суверенитета Приднестровья может положить начало великому переделу, считает Константин Затулин: «Уже примерно до трети граждан Молдавии считают нормальным, что республика рано или поздно объединится с Румынией. И националисты в Молдавии пропагандируют, что нет никакого молдавского, а есть один румынский язык. В таком случае Молдова рано или поздно, без Приднестровья, просто втянется в Румынию. В этом случае Приднестровье рано или поздно окажется в составе Украины. А в чем, спрашивается, здесь прагматический интерес России? В Приднестровье живёт значительное число русских. Это исторически сложилось, когда город Тирасполь был основан Александром Суворовым».

То есть и Кишинёв и Тирасполь, если «разведутся» окончательно, могут перестать быть столицами своих республик. Молдавия де-факто образована после подписания пакта Молотова-Рибентроппа: Бессарабию «откусили» от Румынии, а Приднестровье – от Украины. Так Молдавия и появилась. А с учетом того, как сегодня Запад осуждает пакт Молотова-Рибентроппа, можно представить, что такой передел будет одобрен и Брюсселем, и Вашингтоном. Вряд ли, в общем, президенту Воронину хочется быть румынским губернатором. Поэтому он приехал в Москву. Да и Москва показала Западу, что умеет регулировать конфликты иначе, чем с Грузией, если нет военной агрессии.

Стороны подтвердили значение формата «5+2» и договорились создавать условия для скорейшего возобновления работы в этом формате.

В том числе в обмен на невступление в НАТО. Воронин выторговал в канун выборов в Молдавии согласие России расширить формат переговоров по Приднестровью. Это значит, что к процессу будут допущены ОБСЕ, ЕС и США. Роль России пропорционально уменьшится, и за это политологи в один голос критикуют Кремль.

«Главная и основная задача западных коллег Молдавии и Приднестровья и Украины в том числе состоит в том, чтобы не допустить в регион Россию, ослабление в регионе России, — комментирует Алексей Мартынов. — Они считают, что постимперское влияние России, советское, экономическое, политическое, культурное — это влияние вредит западным интересам в этом регионе. Каким образом вредит? Чем больше там России, тем меньше там Запада, и наоборот».

Однако не всё так просто. Кремль действительно можно было упрекнуть в том, что он расчищает в Приднестровье дорогу Западу, если бы не одна оговорка в подписанной московской декларации: Россия передаст миротворческую операцию ОБСЕ только по итогам окончательного урегулирования конфликта. И в этом весь фокус.

«Вот в этом ключевое обстоятельство, — говорит Мартынов. — До тех пор пока конфликт не разрешен, договоренности не достигнуты, операция продолжает оставаться российской миротворческой операцией. Но мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что разрешение конфликта, несмотря на все промежуточные успехи, декларации, это все-таки не дело близкого будущего».

Что есть урегулирование конфликта в идеале для Москвы? Очень просто создать с участием Кишинёва и Тирасполя общее государство вроде Боснии и Герцеговины. Там есть Мусульманско-хорватская федерация и Республика Сербская на равных. Зачем это в случае с Молдавией? Да чтобы голос Тирасполя хотя бы не пустил Кишинёв в НАТО. Легитимное и равноправное Приднестровье в таком государстве останется надежным проводником интересов России.

Что имеем пока? Кишинёв на федерацию не согласен. Тирасполь не согласен на унитарное государство. Это значит, Россия, ведя переговоры как сегодня, бесконечно долго может оставаться в стратегическом прибалканском регионе, врезаясь клином между ненадежной Украиной и Молдавией. И пока не будет точки, ОБСЕ и будет бежать за обещанным форматом «5+2», как ослик за морковкой на удочке. Зато знак Западу, с виду добрый, дан: мы готовы дружить. Подождём, что ответят.

/