Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

К.Затулин: «Ющенко загоняет Украину в Средневековье»


KM.ru

На днях исполняющий обязанности руководителя Службы безопасности Украины Владимир Наливайченко заявил о намерении запретить деятельность украинского филиала Института стран СНГ. При этом хотел бы отметить, что слухи о смерти филиала сильно преувеличены, хотя он, безусловно, находится под угрозой закрытия. Тем не менее филиал продолжает работать.

Эта организация была создана в 2005 году, то есть уже после «оранжевой революции». Причем филиал возник в качестве независимой украинской общественной организации, в которой работают граждане Украины. Формально Институт стран СНГ, который я возглавляю, не участвовал в создании филиала просто потому, что он не был в состоянии этого сделать. Хотя бы потому, что в течение всех лет украинской независимости украинские парламентарии, озабоченные политической борьбой и постоянными разгонами Верховной рады, так и не смогли принять ни одного закона о некоммерческих организациях на Украине. Здесь, как это ни удивительно для страны, которая официально провозгласила курс на вхождение в европейские структуры, вообще отсутствует понятие некоммерческого, или «третьего», сектора (присутствующее в законодательстве всех стран Европы и России в том числе).

Украинские спецслужбы возглавляет лентяй и недоучка

Поэтому Институт стран СНГ как некоммерческая организация, существующая в России с 1996 года, по формальной причине (обладая статусом некоммерческой организации, не признаваемом на Украине) не могла открыть здесь свой филиал. Вот почему наши украинские друзья пошли по другому пути (предначертанному украинским законом об общественных организациях) и создали общественную организацию с несколько экзотическим названием — Украинский филиал Института стран СНГ.

Поэтому, комментируя речи господина Наливайченко, я был вынужден сказать, что приношу свои соболезнования гражданам Украины, у которых то ли лентяй, то ли недоучка стоит во главе такой серьезной службы. Он даже не удосужился поинтересоваться, какова нормативно-правовая природа украинского филиала. Если бы он это сделал, то понял бы, что озвученное им желание добиться от Минюста Украины решения о запрете деятельности этого филиала и отмене его регистрации в немалой степени не соответствует украинскому законодательству. Говоря об обстоятельствах прекращения деятельности общественных организаций, украинское законодательство предписывает осуществлять эту процедуру в судебном порядке.

Я специально отправлюсь в суд, чтобы послушать, что такое «антиукраинская деятельность»

Отталкиваясь от собственного опыта, я никогда не возлагал особых надежд на украинское правосудие. В создавшихся условиях чрезвычайщины, когда Ющенко увольняет целые составы судов только за то, что они осмелились выступить против его решений, у меня нет никаких сомнений относительно судебного вердикта в том случае, если этот вопрос будет рассматриваться в суде. Понятно, что он будет в пользу властей Украины. Даже если украинский филиал вообще бы не дышал и не функционировал, желания потрафить действующей власти было бы достаточно, чтобы судьи на Украине начали «плясать босиком».

Но все-таки суд — это небюрократическое учреждение с бюрократическими процедурами. Волей-неволей он будет вынужден заслушать обе стороны. Так вот: я очень хотел бы услышать аргументацию представителей Службы безопасности Украины или какого-то иного органа, который бы внятно объяснил не только суду, но и всему миру (а мы постараемся, чтобы все происходящее на суде стало известно миру), что же это такое — «антиукраинская деятельность», в которой нас обвинили представители спецслужб Украины. Является ли, допустим, слежка или подслушивание телефонов (чем занимаются сотрудники ведомства господина Наливайченко в отношении наших коллег из украинского филиала и меня самого, когда я бываю на Украине) «антиукраинской деятельностью»? Или «антиукраинской деятельностью» является «отрицание голодомора», как сказал Наливайченко?

Ющенко — это исторический извращенец

Я хотел бы пояснить, что, вообще-то говоря, ни российский Институт стран СНГ, ни украинские филиалы никогда не скрывали того, что мы представляем себе масштабы трагедии во время голода 1930-х годов на Украине и в других частях бывшего СССР. Моя точка зрения об этих событиях в полной мере выражена в том заявлении Государственной Думы, автором которого был я сам и которое по моему докладу Дума приняла весной этого года. В нем четко расставлены все акценты.

Речь лишь идет о том, что мы с полным основанием называем политическими спекуляциями попытки представить голод «голодомором», а «голодомор», в свою очередь, геноцидом. То есть сознательным действием, направленным на умерщвление украинцев в многонациональном и интернациональном Советском Союзе, путем доведения их до голодной смерти.

Эту известную теорию, которая вошла в украинский политический обиход с приходом к власти Виктора Ющенко, мы, безусловно, не собираемся никоим образом поддерживать. Потому что это было бы насилием над историческими фактами, а также конъюнктурным, совершенным в угоду политическим целям господина Ющенко, извращением истории.

Что любопытно: свое заявление господин Наливайченко сделал 15 октября. А конференция, посвященная теме «голодомора» у нас была организована весной этого года (я уже даже успел забыть об этом событии). За это время и украинский филиал, и Институт стран СНГ провели множество других конференций. Почему же Наливайченко вспомнил о «голодоморе» именно сейчас? А потому что, на его взгляд, украинское общество уже в достаточной степени зомбировано властями в этом вопросе. Попытка обвинить нас в полном отрицании этих событий должна по замыслу авторов этого сценария заставить украинскую общественность возмутиться.

На самом деле, насколько я понимаю, «спусковым крючком» для выступления господина Наливайченко послужила не наша конференция по «голодомору», а проведенная накануне (13 октября) конференция украинского филиала, на которой обсуждались проблемы истории ОУН-УПА. Ряд ведущих ученых Украины выступили против попыток героизации бандеровщины и реабилитации фашизма. Эта конференция на следующий день была продолжена в форме телемоста «Москва-Киев», которая транслировалась по каналам РИА «Новости». Именно поэтому явные или скрытые бандеровцы (или их потомки, ныне оказавшиеся у власти на Украине) и сводят счеты с украинским филиалом. Просто в вопросе о реабилитации фашизма им пока не удалось достичь таких успехов, как в вопросе об огульном обвинении советских властей в геноциде украинского населения в 1930-е годы.

Этот дополнительный штрих имеет существенное значение в силу еще одного обстоятельства. Если это решение (именно по основаниям, связанным с отрицанием «голодомора») будет принято (не важно как, например в ходе судебных разбирательств), то это будет первым случаем, когда целую организацию, являющуюся научным учреждением, запрещают на основании отрицания «голодомора» как геноцида украинского народа. Соответствующие угрозы доводилось слышать и раньше.

Как Наливайченко, так и его шеф президент Ющенко прекрасно представляют себе наши возможности в России. А также осознают степень влияния, которое оказывают рекомендации Института стран СНГ на российское общественное мнение в делах, связанных с Украиной. Эти люди отдают себе отчет в том, что та точка зрения, которую мы выражаем по данному вопросу, разделяется подавляющим большинством населения России, да и большинство населения Украины тоже. Таким образом, речь идет о попытке начать с нас сводить счеты с инакомыслием на Украине.

Как бы ни закончилось судебное разбирательство, оно является, безусловно, желаемым для нас (если украинские власти захотят реализовать свои угрозы). Именно потому, что нам хотелось бы наконец узнать, а что же это такое, пресловутая «антиукраинская деятельность», которая уже сегодня превратилась в жупел, используемый для обвинения людей, организаций, депутатов Госдумы, иностранных гостей и т. д. И чем это отличается от тезиса о «врагах народа», который был в таком ходу как раз в тридцатые годы у предшественников господина Наливайченко в тогдашнем ВЧК-ОГПУ на Украине. Хотелось бы узнать, в каком законе Украины это понятие развернуто сформулировано и юридически обоснованно.

Наконец, а что тогда является «проукраинской деятельностью»? Надо так понимать, что если бы Институт стран СНГ аплодировал Роману Шухевичу, Степану Бандере, то в таком случае он бы занимался проукраинской деятельностью? И был бы уважаемым в глазах властей Украины научным учреждением. А вот если он выступает против признания палачей времен Великой Отечественной войны героями Украины, то в этом случае его обвиняют в «антиукраинской деятельности». Причем, шутки-то уже заканчиваются.

В Польше по известным причинам сейчас крайне болезненно воспринимают все связанное с памятью катынского расстрела. Каждый день одна из польских радиостанций зачитывает по нескольку фамилий из списка погибших. Это специально делается таким образом, чтобы в течение всего года напоминать полякам о том, что произошло в Катыни. Напомню, что речь идет о польских офицерах и представителях правящих тогда в Польше классов, которые были арестованы и помещены в концлагерь в районе Катыни. А впоследствии были репрессированы. Как теперь выясняется, при участии советских спецслужб.

Однако я хотел бы напомнить, что гораздо больше поляков погибло в годы войны в результате т. н. «волынской резни», которая была устроена последователями господина Шухевича и адептами ОУН-УПА под покровительством немецко-фашистских войск. Это были в основном крестьяне, женщины и дети, а совсем не офицеры и профессора. Причем количественно их было больше, чем жертв Катыни. Сегодня же, по конъюнктурным соображениям власти Польши, которая буквально помешалась на русофобии и везде выступает адвокатом антироссийских акций, закрывают глаза на происходящую на Украине реабилитацию бандеровщины. То есть того самого явления, которое привело к гибели польского населения в западных районах Украины в годы немецко-фашистской оккупации.

Это ярко свидетельствует об отношении господина Ющенко и господина Качиньского (а также всех остальных помешанных на русофобии деятелей в ближнем и дальнем зарубежье) к собственным национальным интересам и исторической памяти своих народов. Мы и дальше намерены ставить эти и многие другие неудобные вопросы. И наличие современных средств связи — телевидения и Интернета говорит, что все эти походы против украинского филиала Института стран СНГ исторически обречены. Попытки загнать Украину в Средневековье с характерной для этого времени «охотой на ведьм» и превратить ее в тоталитарное государство под лозунгом национального строительства, просто по определению не могут быть успешными.

После того как министр иностранных дел Украины Огрызко заявил, что ликвидация украинского филиала Института стран СНГ не повлияет на российско-украинские отношения, он сам же создал повод для российского МИД прокомментировать это решение. Если наши власти будут бесконечно «подставлять другую щеку» и проходить мимо фактов откровенного преследования как украинских, так и российских граждан (выступающих за установление дружеских отношений между нашими странами), то авторитет Российской Федерации окажется под угрозой.

Я с тревогой отмечаю тенденцию, что, будучи занятыми другими делами на других направлениях, мы так толком и не выразили свое отношение к развернутой совсем недавно охоте на людей с российскими паспортами в Крыму, в Севастополе и на востоке Украины. Пока мы никак это не прокомментировали. Украинский МИД, которому сейчас нечем заниматься кроме как искать где только можно поводы для обострения отношений с Россией, просто изошелся в самых разных оскорбительных по тону заявлений в адрес России. Наше Министерство иностранных дел в этом вопросе гораздо менее поворотливо. Тем не менее, я надеюсь, что оно обратит внимание на необходимость выполнения своих обязанностей.

/