Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Калининградцы не будут брошены


газета «Гудок»

Константин Затулин

О судьбе Калининградской области думать надо было в 1991 году, когда подписывались Беловежские соглашения. Тогда определить дальнейшую судьбу Калининградской области не представляло особого труда. И, в частности, то, что поездки наших сограждан из Калининграда и в Калининград будут связаны с постоянными сложностями. Потом, после того преступления и глупости, что были совершены в 1991 году, несколько раз допускались грубые ошибки в отношениях с государствами Прибалтики. Нам не надо было торопиться выводить оттуда войска, не нужно было бежать оттуда сломя голову. Прежде всего следовало добиться равных прав для русскоязычного населения. Но мы этого не сделали. А сейчас, по известной поговорке, снявши голову, плачем по волосам.

Теперь Президент страны и депутаты втянуты в проблему транзита из Калининградской области. Они используют эту тему, чтобы мобилизовать патриотические чувства, заставить нас вспомнить о временах, когда мы приобретали территории, а не теряли их. Но главное, что нужно решать, по-моему, это не проблемы транзита, а проблемы, связанные с самоидентификацией жителей Калининградской области. Сейчас они чувствуют себя временными людьми на этой территории и не проявляют предприимчивости, энергии для того, чтобы развивать регион, вкладывать в него силы, ум, душу. Я часто бываю в Калининградской области и знаю, что почти все капитальные сооружения там были построены еще во времена Восточной Пруссии. Поэтому, на мой взгляд, главная наша задача на сегодня: внушить своим согражданам в Калининграде уверенность в своих силах. И в этом смысле нынешняя ситуация в чем-то и позитивна, она показывает, что Россия не намерена мириться даже с самым незначительным ущемлением ее интересов. Добиться каких-то изменений позиции ЕС по Калининграду нам вряд ли удастся, но, может быть, удастся убедить самих жителей Калининградской области, что они никогда не будут брошены, что анклав никогда не станет предметом сделки с Евросоюзом.

Впрочем, Европа тоже прекрасно понимает, сколь грозными последствиями чреваты всякие попытки нарушить территориальную целостность России. Я думаю, что нам, в свою очередь, надо избавляться от нашей неуверенности в собственных силах. Беда еще в том, что власть тоже не уверена в настроениях населения Калининградской области: а вдруг оно завтра захочет отделиться от России? Это психологическая проблема, а не политическая.

Надо главные усилия направить на то, чтобы доказать, что никогда никто и ничто не изменит того факта, что Калининградская область есть и останется российской и что россияне на этой земле способны поднять свое благосостояние до уровня сопредельных территорий. Для этого необходимо прежде всего создать привлекательные условия для инвестиций в область. Причем пример должно показать наше государство.

И, наконец, необходимо положить конец всякого рода исканиям местной политической элиты, среди которой есть люди, которые попросту на немецкие деньги неплохо живут и поэтому убеждают нас, что Калининград надо переименовать в Кёнигсберг, и в нем воссоздать памятники тевтонской славы. Эта продажность должна быть оценена по достоинству. А само негожее явление должно быть искоренено, потому что это прямая предтеча еще большим изменам и предательству.

 

 

/