Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Кого украинские чиновники пугают рисками поездок в Москву?

Источник: ИА REX

Оказаться в конце очереди – очень плохо для карьеры. Скоро в Москве многие будут бить себя пятками в грудь, вымаливая прощение… Первым – будут тапки с опушкой, остальным – …

Любая поездка в Россию несет для украинцев «колоссальные риски», заявил депутат Верховной рады от «Свободы» Андрей Ильенко. При всём при этом, мы видим, что уже и депутаты от националистических партий признают — «нынешние украинские власти довели ситуацию в стране до того, что многим приходится искать работу за границей» (там же).

А всё ведь на фоне того, что, даже «по данным министерства экономического развития и торговли Украины, граждане страны стали ездить в Россию в полтора раза чаще. В прошлом году нашу страну посетили 2,6 млн украинцев (в 2016-м – 1,7 млн)». Правда, по другим данным, только за 9 месяцев 2017 года «количество таких выездов превысило 5,7 млн».

А ведь я согласен с мнением депутата-необандеровца о «колоссальных рисках» таких поездок, как и с мнением украинского МИДа, говорящего о том, что «это может оказаться «билетом в один конец»». Но только дело не в рисках для конкретных приезжих в Россию из бывшей Украины и их семей — дело в огромном риске для властей «нэньки» и для их кураторов-кукловодов. Потому что такие поездки сразу же показывают всю лживость русофобской пропаганды, положенной в основу нынешнего украинского недогосударства, построенного на ненависти, на придуманной «агрессивности» России и прочей словесной чепухе.

Когда житель бывшей Украины, приехавший в Россию, кроме, пожалуй, совершенно «зашоренного» русофобским телезомбированием «свидомого громадянина», чувствующего себя персонажем «Матрицы», которому нельзя верить собственным глазам, начинает убеждаться, что всё здесь происходит с точностью наоборот тому, что власти и купленные ими СМИ рассказывали дома. Пелена с глаз, пускай и с разной скоростью для разных людей, постепенно начинает спадать.

Да, вышеуказанный житель и раньше имел возможность разговаривать с друзьями или знакомыми, вернувшимися из АТО, побывавшими в России; зёрна сомнений и раньше тревожили душу. Но тогда, более или менее успешно, он отмахивался от них, пытался найти контраргументы, в полном соответствии с подсознательно присутствующим желанием привести себя в психологически равновесное состояние.

Но здесь, в России, тысячи, миллионы фактов вокруг. Доброжелательные (пускай и не всегда весёлые) лица, сочувствующие жителям несчастной, вчера ещё братской страны — больше не дают возможности обманываться. К тому же — украинцы всё равно наши братья. Хотя бы потому, что кровное родство — биологический факт, а не предмет нашего согласия-несогласия с этим. Как бы сильно это многим не нравилось. И тем, которые наши «хохлофобы», и которые деятели из киевской и местечковой «элиты» бывшей Украины, и которые русофобы на Западе, и работники Госдепа США.

Так вот, неужели кто-то думает, что даже очень зазомбированные украинским телевизором, и не только, нынешние жители бывшей Украины здесь останутся невосприимчивыми к тому, что видят и слышат в России? Конечно, сначала они будут очень сопротивляться — никому не охота признаваться себе, что были настолько идиоты, которых ещё поискать. Хотя, нет, не так уж тяжело найти — подобных «идиотов» полно (и ещё много осталось) на бывшей Украине.

По всем вышеуказанным моментам прозрение будет происходить медленно. Ведь и поверить, что именно родные ВСУ обстреливали и обстреливают жилые кварталы на Донбассе, убивая, в том числе, женщин и маленьких деток, что именно посланцы Киева сожгли людей в Доме Профсоюзов в Одессе, нормальным людям (пускай и зазомбированным) тоже было невозможно. Легче даже поверить в то, что они сами себя обстреливали — «чтобы обвинить киевские власти», что сами себя сожгли — «потому что так получилось.

Конечно, можно из последних сил (а, возможно, и на последние деньги) напиться, чтобы «забыться», уйти от ощущения, что его, такого хитрого, долгие годы обманывали, как ребёнка. Но водка, в отличие от телезомбирования на «нэньке», даёт облегчение лишь пока ты пьян (да и то не всегда, иногда даже обостряя). Потом всё равно придёт «опохмел», а вместе с тяжёлой головой и мысли, от которых снова никуда не деться. Телезомбирование, как и любой сильный наркотик, иногда даёт «ломку», от которой только в петлю…

Однако, потом, в конце концов, придут и мысли правильные — что ему нужно не «как бы» облегчение. Потому что здесь, в России, с людьми, совсем такими же, как он, он может получить облегчение реальное! Облегчение в жизни, своей и своих близких, если он будет готов трудиться, как и раньше, и если он эту свою жизнь круто изменит.

Такая поездка действительно может закончиться тем, что житель бывшей Украины больше не вернётся на «нэньку» (максимум, съездит потом уговорить родных последовать собственному примеру да за какими-нибудь вещами), а побежит в миграционную службу того российского региона, где он находится, за разрешением на временное проживание.

А заодно и озадачится получением гражданства России. Благо, для последнего теперь брать согласие своей страны — обращаться в свое Министерство иностранных дел, а затем в специальную комиссию при президенте Украины — уже не требуется. Благодаря Константину Затулину, протолкнувшего этот законопроект в Госдуме России, теперь можно просто подписать заявление об «отказе гражданина Украины от имеющегося у него гражданства Украины, (что) осуществляется путем направления данным гражданином заявления об (этом) …в полномочный орган данного государства. (Данным) документом… является нотариально заверенная копия заявления данного гражданина об отказе от имеющегося у него гражданства Украины».

Так что теперь те самые «полномочные органы» бывшей Украины, которые ещё недавно получение согласия на отказ от гражданства и на получение гражданства России превращали в сущий ад для претендентов, могут лишь истекать бессильной злобой. А ещё — для пока оставшихся — продолжать придумывать сказки о «колоссальных рисках».

Украинство, как и любая недалекая секта, оставшись без глубинного идеологического фундамента, пожирает и себя и своих носителей. Украина как не-Россия в муках распада и разложения заканчивает свое существование, являя всему миру и себе в том числе, что ее суть – это русскость, и эт этого никуда не убежать. И скоро эта русскость окраинных земель прорвется и сметет всю ту шваль, что довольно долго плясала на костях распада СССР, питаясь русским — имперским и советским — наследием.

Константин Мочар

/