Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Константин Затулин: Атака на СНГ проводится для окончательного раздробления постсоветского пространства


Алексей Остапов

Накануне.ru

Саммит СНГ, прошедший накануне в Минске, казалось бы, не привел к каким-либо подвижкам внутри Содружества. Внутренние лагеря стран, которые начали складываться в последнее время, обозначились ярче, а конструктивного диалога, стоит признать, толком не получилось. Однако по мнению экспертов, сам факт саммита, как и то, что Саакашвили и Ющенко приехали именно в Минск, а не в Ригу, где проходил саммит НАТО, уже говорит о многом, и уж точно – о том, что у СНГ есть будущее. Какие итоги саммита оказались самыми важными, и кому выгодна смерть Содружества? Почему руководители Украины и Грузии предпочли Минск Риге, и что ждет СНГ в будущем? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью Накануне.RU ответил директор Института стран СНГ, депутат Государственной Думы РФ, член Комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин.
Вопрос: Константин Федорович, как Вы оцениваете итоги прошедшего саммита СНГ в Минске?
Константин Затулин: Я считаю, что отсутствие плохих новостей — это хорошая новость. На самом деле в СНГ достаточно сегодня стран-диссидентов, которые «отбывают номер» в СНГ, но не стремятся к развитию этой организации. Некоторые из них открыто выступают против СНГ, и их цель – как можно быстрее от СНГ избавиться. Это, например, Грузия. Другие используют свое членство в СНГ, чтобы замедлять общий ход СНГ и выхолащивать инициативы по интеграции. Это, как пример, Украина.
Есть страны, которые, будучи активными членами СНГ, имеют свой взгляд на развитие Содружества, которые, я бы сказал, носят достаточно эгоистичный характер и которые под прикрытием звучных фраз проталкивают идеи, которые приведут к фактической ликвидации или самоликвидации СНГ. Я имею в виду некоторые инициативы Казахстана, которые как минимум приводят к разгону исполнительного секретариата СНГ, или к такому сокращению исполнительного секретариата, которое не позволит работать хоть сколько-нибудь эффективно. Поэтому задачи, которые стоят перед Россией в СНГ – они достаточно непростые. Отсюда и постоянная дискуссия о реформировании СНГ — с момента своей организации ни одного дня не прекращались дискуссии о реформировании.
Вопрос: Насколько жизнеспособно Содружество на сегодня?
Константин Затулин: Идет бесконечное нагнетание темы о противоречиях внутри СНГ и его преждевременной смерти, хотя, скажем, по отношению к другим подобным региональным организациям такой паники никогда не наблюдается. Например, есть Организация стран Юго-Восточной Азии и Тихоокеанского бассейна, в которой членствуют страны, иногда резко расходящиеся между собой в оценке ситуации, имеющие разных друзей в мире, разный внутренний и внешнеполитический курс. Никто, тем не менее, не сомневается в том, что ОСЕАН имеет хорошие основания продолжить свое развитие как организация.
В Организации американских государств состоят, например, Венесуэла, Куба и Соединенные Штаты, состоящие на сегодняшний день до сих пор в режиме санкций и блокады по отношению к Кубе. Тем не менее, встречи ОАК до сих пор проводятся, и никто не задается вопросом «будет ли эта встреча последней?» хотя бы из-за осознания того факта, что эти страны являются соседями.
На самом деле злоумышление против СНГ связано с желанием вообще раздробить, расчленить и растащить постсоветское пространство. Включить страны СНГ в какие-то другие территориальные объединения и формирования. Кого-то – в Европейский союз, кого-то – в другой. Пока, мне кажется, это не получается. И это будет не удаваться до тех пор, пока Россия заинтересована в СНГ.
Нынешний саммит в этом плане, безусловно, важное событие, очередное событие, и, как видите, одним из самых главных его результатов явилось обеспечение практически 100% явки. Отсутствие уже долгое время на встречах за границей Туркменбаши, безусловно, говорит о том, что Туркменбаши чувствует себя некомфортно в любой стране, где нет такого бесконечно количества скульптур с его собственным изображением. Я думаю, что в этом, главным образом, причина, а не в чем-то еще, связанном с Туркменистаном. Что же касается всех остальных, то стоит отметить, что даже такие одиозные политики, оголтелые критики СНГ, как представители Грузии вынуждены были поехать в Минск, а не в Ригу.
Вопрос: А какие основные проблемы можно отметить внутри СНГ?
Константин Затулин: Безусловно, то, что я сказал ранее, не стоит воспринимать, как панегирик СНГ. СНГ сегодня в достаточно непростом положении, и российская политика в СНГ оставляет желать лучшего. Я бы сказал, что из одной крайности мы бросаемся в другую. Если при Ельцине за членство в СНГ мы жертвовали своими принципиальными позициями – в отношении конфликтов, в отношении цен на газ, в отношении необходимости защиты прав человека, защиты русских и русскоязычных на просторах всего СНГ, то сейчас, преодолевая эти проблемы, мы хватаем через край и создаем при этом у многих государств СНГ, в том числе и искренне к нам расположенных, панику, что России ничего не нужно, кроме сбора денег за газ по новым ценам.
Мне кажется, что России пора выдвигать достаточно амбициозный план развития совместного со странами СНГ, выдвигать свой аналог «Плана Маршалла», то есть инвестиционного плана для стран СНГ, которые нуждаются в инвестициях. Заинтересовывать страны СНГ, продолжать свои усилия по созданию нового пространства, а не засовывать этот план в долгий ящик. Должно быть позитивное предложение от России на столе, за которым собираются лидеры СНГ. Оно должно демонстрировать разницу подхода к тем странам СНГ, которые не видят общего с Россией будущего и не видят особого смысла в отношениях, и теми странами СНГ, которые заинтересованы в таких отношениях. Эта разница должна постоянно подчеркиваться. Она должна быть поводом для разговора не только у нас, между экспертами, но и для разговоров между самими государствами СНГ. Она должна быть, если хотите, приманкой для тех, кто ведет себя предсказуемо по отношению с Россией и придерживается дружбы и партнерства в отношениях с Россией. В свою очередь, другие должны знать, чем для них чревато поведение и не должны удивляться последствиям. Такой ясности, к сожалению, нет.
Мы стесняемся сказать, что газовые цены – это, в том числе и инструмент интеграции, поэтому в каких-то случаях они могут быть мировыми, а в каких-то – преференциальными для тех, кто хотел бы сохранить особые отношения с Россией. Поскольку этого нет, нам приходится оправдываться и тушить большие и малые пожары в отношениях с разными государствами. У меня нет никаких иллюзий в отношении нынешнего руководства Грузии. Я не считаю несправедливым с нашей стороны выставление ей мировых цен на газ или другие ресурсы, в которых она нуждается. Но у меня есть сомнения в том, что стоит рисковать отношениями с Белоруссией или Арменией, требуя немедленного, в разы, увеличения цены без серьезных переговоров о формах компенсации всего этого.
Вопрос: Александр Лукашенко говорил, что раз уж в рамках СНГ создано единое экономическое пространство, то и доступ к энергоносителям должен быть предоставлен по внутрироссийским ценам. Насколько оправдана такая точка зрения?
Константин Затулин: Она оправдана в том случае, если будем считать, что это единое экономическое пространство существует и сопровождается реальным оформлением.
Я не видел никакого единого экономического пространства, в рамках которого бы действовали стихийно и отказывались от всякого регулирующего вмешательства со стороны политических органов. Европейский союз, как известно, объединяет экономики стран, но при этом имеет и политическую надстройку. И Совет министров иностранных дел, и Совет глав государств, но самое главное – парламент, выбираемый на прямой основе всеми гражданами ЕС. Если бы это было реализовано у нас – то можно было бы говорить о необходимости достижения каких-то единых цен внутри этого пространства. Если же речь идет просто о том, что мы будем делать вид, что мы объединяем наши усилия, а на деле вести разную политику и наносить ущерб друг другу в третьих странах, то это лишено основания.
Вопрос: Накануне саммита руководство Грузии в очередной раз заявило о своем стремлении выйти из СНГ. Насколько серьезна эта позиция, или же это всего лишь «страшилка», которой власти Грузии пытаются «выбить» себе какие-то уступки?
Константин Затулин: Это продолжение политики шантажа, которым Грузия занималась и до Саакашвили, просто сейчас это многократно усилилось и достигло истерических нот. Я считаю, что рано или поздно, и лучше рано, этому должна быть дана оценка в самом СНГ. То есть, если государство сегодня бесконечно занимается попытками разрушения СНГ, авторитета СНГ, вовлечены в это первые лица страны, делающие бесконечные соответствующие заявления, то, я думаю, в таком случае надо обсуждать на подобного рода встречах необходимость дальнейшего пребывания этой страны в СНГ. Она так не хочет быть в СНГ – так давайте ее исключим.
И я уверяю вас — в том, что касается Грузии, ничего сверхъестественного не произойдет. Единственное, что меня несколько приостанавливает – это сознание, что миротворческий контингент в той же Абхазии сегодня действует формально по мандату СНГ. Я бы не хотел, чтобы в этом конкретном и болезненно важном вопросе начинались бы кривотолки в связи с выходом Грузии из СНГ. В свое время совершенно безосновательно у нас в России решили закамуфлировать операцию по поддержанию мира в зоне конфликта ширмой СНГ. Кроме российских солдат, в зоне конфликта никаких других солдат нет, и прикрывшись именем СНГ, мы только стеснили свободу маневра.
Вопрос: Как Вы оцениваете скандал с журналистами во время саммита, когда из-за внесения в «черный список» троих российских журналистов многие покинули зал прессы?
Константин Затулин: У журналистов, как вы знаете, обостренное чувство солидарности, и они резко реагируют на попытки ограничить свои права и свободы, в том числе и во время таких саммитов.
Вопрос: Но ведь этих же журналистов не пустили и на встречу министров иностранных дел. Однако тогда такой реакции не было?
Константин Затулин: Я думаю, что здесь действительно можно рассматривать ситуацию под разным углом и видеть разные проблемы. Одна из этих проблем – это, как минимум, тот факт, что журналистам запрещают участие в саммите стран СНГ, а это – мероприятие многостороннее. И здесь руководство страны проведения должно проявлять особую деликатность. Теперь в отношении масштабов. Очевидно, что масштабы сильно обострены и увеличены. Я вижу в этом подспудное отражение разногласий, существующих между Россией и Белоруссией, а то, что эти разногласия есть, собственно говоря, мало кто скрывает. И сам президент Белоруссии только обострил эту тему за несколько дней до этого в интервью украинским журналистам, призвав объединять усилия Белоруссии и Украины с тем, чтобы диктовать свои условия и России и ЕС, стать удавкой на горле, и сделал красноречивый жест рукой. Я не думаю, что он заставит руководство Украины задуматься над своими словами – они ориентируются совсем на другие идеи, далекие от идей объединять свои усилия с Белоруссией, но он основательно насторожил РФ, руководство России, и это заявление было болезненно воспринято.
И следы этого, мне кажется, присутствуют в ситуации с журналистами. Хотелось бы, чтобы стороны были деликатнее, а, проводя переговоры, отказались бы бесконечно их комментировать в самых ярких красках и переходить с переговорного языка на язык обвинений и газетных заголовков.
Вопрос: На данный момент одна из версий говорит о том, что акция журналистов была санкционирована со стороны Кремля. Насколько она имеет право на жизнь?
Константин Затулин: Что сказать? Я этого не могу исключать, к тому же, как говорят в таких случаях, в Кремле много башен. Иногда случается, что даже в администрации по одной проблеме существуют разные точки зрения. Все то, что произошло, вряд ли было достаточно умно с обеих сторон. В лишний раз мы проанонсировали проблемы отношений. Лучше было бы кулуарно их обсуждать и «не выносить сор из избы». Но процесс уже пошел, и это приводит к изменению восприятия России в Белоруссии на бытовом уровне, в том числе и под воздействием пропаганды. Нам надо это опровергать.
Вопрос: Какое будущее Вы видите у СНГ? С одной стороны, очевидно, что страны делятся на лагеря, с другой – есть пример такого деления в других организациях, которые не собираются разваливаться. А что ждет СНГ?
Константин Затулин: Я повторяю, я думаю, что Содружество как региональная организация никому не мешает, только помогает. Где бы еще могли в такой более-менее свободной обстановке встречаться лидеры, которые по каким-то причинам стеснены в возможности организовывать двусторонние встречи? Например, руководители Армении и Азербайджана, России и Украины, России и Грузии? Все это очень важно даже для обеспечения двусторонних отношений. Если же говорить о перспективах, то я вижу перспективы СНГ в активизации российского участия в борьбе за мнение миллионов граждан стран СНГ, поскольку в нашем деле союзником для нас являются граждане стран СНГ и, не в такой степени, как бы нам хотелось, политические элиты.
У нас же до определенного времени был, я бы сказал, упрощенный подход – мы общаемся на высоком уровне, в галстуках или без, и не предпринимаем нужных усилий там, где нас больше всего ждут. То есть, на низовом, на среднем уровне. С тем же Ющенко мы бы не встретились в Минске, если бы избиратели Украины не сказали своего слова на парламентских выборах этого года. Если бы не эти выборы, он был бы в Риге, где проходит саммит НАТО, а не в Минске, где проходит саммит СНГ. Нужно, при всем уважении к официальным представителям стран иметь в виду внутреннюю ситуацию в этих странах и способность через голову лидеров доносить наши предложения до жителей этих стран. И для этого должна быть развернута дополнительная инфраструктура, в том числе телевизионная, радио…
Почему до сих пор так активно действуют те же «Голоса», ВВС, и не развито в такой же степени наше вещание на ближнее зарубежье? Почему у нас телевидение вместо стремления к закреплению само активно выходит из СНГ, пользуясь формальными предлогами, требуя денег за ретрансляию, за авторские программы? Прижали кабельных ретрансляторов в Прибалтике, на Украине, хотят на этом собрать еще денег, а во всем мире это вещи, которые спонсируются государством.
/