Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: Белоруссия в вопросе нефти и газа занимается интриганством

Источник: http://www.nakanune.ru

Белоруссия заключила контракт с Ираном на поставку 600 тыс. баррелей сырой нефти в связи с сокращением поставок нефти из России. Возможная логистика поставок — Иран — Одесса морем, затем по железной дороге в Белоруссию. На этот шаг Минск якобы толкает Россия, которая не соглашается продавать газ соседке по достойной, как кажется Александру Лукашенко, цене. В ответ на это Россия сократила на 20% поставки… нефти.

«Зачем хвататься за живое, зачем нас брать за горло. Понятно, что без российской нефти мы обойдемся. Нам будет очень трудно. Но свобода, независимость — это очень рентабельно и это не оценивается никакими деньгами, никакими числами. Мы все равно найдем выход. Этого в России, к сожалению, не понимают», — заявил Александр Лукашенко.

Почему ответ пришелся на нефть и выиграет ли Белоруссия в сотрудничестве с другими поставщиками — своим экспертным мнением об этом поделился руководитель Института стран СНГ, депутат Госдумы РФ Константин Затулин:

— Белоруссия выживает исключительно при экономической поддержке Российской Федерации, и это, безусловно, взаимосвязано со стремлением Белоруссии участвовать в разных интеграционных объединениях. Однако в силу особенностей политического темперамента Александра Григорьевича Лукашенко, он меньше всего хотел бы одалживать. Он добивается своего путем фактически шантажа и демонстрации независимого поведения, которое болезненно для России в некоторых вопросах.

Нынешний конфликт — а это, безусловно, конфликт, связанный с общей проблематикой и несовпадением интересов сторон — начался в 2015 г. из-за отказа Белоруссии выполнять обязательства по договору по цене на газ. Белорусы произвольно снизили цену на ту, которая ем показалась приемлемой. Хотя и до этого они получали газ по самой низкой цене.

Для того, чтобы оправдать свое поведение, были задействованы всяческие аргументы, которые, однако, не могут перечеркнуть главного обстоятельства – Белоруссия нарушает ей же самой подписанные договоренности, требуя для себя привилегий. Вероятно, в ответ на это Россия решила повнимательней отнестись к поставкам нефти в Белоруссию.

Российская нефть загружает белорусские нефтеперерабатывающие предприятия, а вырабатываемый в результате продукт соседнее с нами государство не только потребляет внутри страны, но и экспортирует. Существовала договоренность, тоже записанная, о том, что доходы от этих излишков они будут делить с Российской Федерацией в соотношении 50/50.

Для того, чтобы закамуфлировать происходящее под «предвзятое отношение к Белоруссии», была организована информационная кампания, апофеозом которой внешне был отказ Лукашенко от Евразийского союза и ОДКБ в Петербурге после нового года, где он не стеснялся в выражениях в отношении России. Он с 90-х годов рассказывал о том, какая Россия коррумпированная, зловредная, при этом не забывая оговариваться, что лучших друзей, чем Белоруссия, у России нет и быть не может.

Мне кажется, что Александр Григорьевич попадает в плен собственной риторики и доморощенного анализа — что в 2015-2016 гг. России будет не до препирательств по газовому вопросу, и переход к новым рынкам создаст для России большую проблему. И тут разногласия по газовому вопросу становятся стимуляторами разногласий по политическим вопросам. Лукашенко надеется, что Белоруссии удастся шантаж, но реальной альтернативы, включая иранскую нефть, у Белоруссии нет. Иранская нефть — «за морем телушка — полушка, да рубль перевоз». Они говорят об иранской нефти, об азербайджанской, но неясно, как она в Белоруссию попадет. Белоруссия занимается интриганством.

Нефть, которая идет в Белоруссию из России, идет по внутренней российской цене. То есть мы вынимаем из своего кармана то, что могли бы заработать на внешнем рынке. А сокращение поставок в Белоруссию означает увеличение возможных поставок на другие рынки по другим, более высоким ценам.

/