Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: Без русских за пределами России наш народ не полный

Источник: Антифашист

Кто и зачем ставит палки в колеса процессу воссоединения русских людей со своей исторической Родиной? О трудностях, с которыми сталкиваются переселенцы и беженцы с Украины, мы поговорили с первым заместителем председателя Комитета Госдумы по делам СНГ Константином Затулиным в рамках авторской программы «Град».

— Константин Федорович, все видели, что ответ Владимира Путина на вопрос беженцев получил большой отклик во всем обществе, но в первую очередь, это затронуло нас – эмигрантов из Украины. Вы видите какую-то перспективу решения этого вопроса в свете ответа президента на то, что эту проблему нужно решить.

— Ну, давайте уточним, какую проблему мы имеем в виду…

— Получение гражданства беженцам из Украины

— Да, я конечно, знаю о весомости президентских слов для всех в России и поэтому моя надежда в том и состоит, что прозвучавшее на всю страну мнение президента будет воспринято, в том числе в его окружении среди тех, кто прямо отвечает за это направление деятельности — за гражданство, за трудоустройство, за предоставление или не предоставление права на жительство в РФ. С этим связана наша активизация, мы запланировали, не зная о том, что скажет президент в ходе прямой линии, к окончанию предвыборного и выборного периода возобновление своей активности для того, чтобы законы нами уже внесенные начали двигаться в Государственной думе. В конце концов мы не настаиваем на букве этих законов в ряде случаев, но они должны быть приняты в первом чтении для того, чтобы можно было обсудить поправки ко второму. Этого пока не произошло. Я очень надеюсь, что сказанное президентом послужит для того, чтобы препятствия, которые до сих пор довлели над поправками в законы о гражданстве, о правовом положении иностранных граждан в России они были сняты.

— Константин Федорович, я была на слушаниях в Государственной думе, и там позиция многих депутатов, в том числе позиция депутата Яровой или депутата Нилова, кардинально отличались от вашей. Их позиция — не пущать, поставить заслон для того, чтобы предотвратить массовый наплыв мигрантов в Россию. Как вы думаете, их позиция теперь изменится?

— Я бы уточнил относительно позиции депутата Яровой или Нилова. Я тоже был на этих слушаниях. Их действительно проводил наш комитет миграционной политики и в выступлениях моих коллег, тех которых вы назвали и которых вы не назвали – они, в основном, сосредоточились на недостатках, связанных с миграционной политикой, с вопросами, связанными со, скажем, предоставлением вида на жительство, всей постановкой миграционного учета и контроля и т.д. Такие недостатки безусловно существуют и они очень болезненно воспринимаются, особенного когда речь идет о мигрантах из средней Азии. Они видят эту сторону проблемы, они ни коим образом в своих выступлениях не затрагивали тех тем, которые затрагиваю я, почему мои коллеги именно на этот сосредоточились, а не на том, что я говорю? Эта тема признана, она общественно понятна, она поддерживается, в том числе и на уровне правоохранительных органов, борьба за то, чтобы не было резиновых квартир, в которых бесконечно прописываются, борьба за то чтобы было надлежащее медицинское освидетельствование, когда речь идет о мигрантах, которые могут с собой болезни привезти и т.д. Но я это сказал в своем выступлении – работа с соотечественниками это неизбежная, необходимая работа и она имеют приоритетное значение. Я вообще хотел бы утвердить в нашем обиходе и в том числе законодательном лексиконе, такое понятие как репатриация (возвращение на родину). Ну занимались же мы репатриацией по итогу Великой Отечественной, Второй мировой. Например, семья первого президента Армении Левон Тер-Петросян приехала в Армению – советскую Армению из Сирии, как репатрианты, именно как репатрианты. Репатриация это узаконенный термин в законодательстве многих стран, и мы должны видеть различия между трудовой миграцией и репатриацией, и вот это я пытаюсь доказать, в том числе и свои коллегам.

— Я со своей позиции вижу, что произошли очень большие изменения. Я, например, вижу, что поменялась позиция миграционной службы после того как они вошли в МВД, они стали совсем по-другому воспринимать мигрантов из Украины, поменялась позиция общества. Если раньше подавляющее большинство все-таки обывательски относилась к мигрантам, теперь под влиянием социальной политической обстановки появилось сочувствие, понимание, что это русские, что их нужно принять.

— Ну конечно изменения происходят

— У нас фактически остается один барьер административный, который мешает..

— У некоторых людей трудно ворочаются в голове мысли, тем более свежие, они слишком закостенели в определенной позиции и с этим я связываю то, что мы никак не можем преодолеть, как казалось бы, очевидных вопросов. Я очень надеюсь, что это положение изменится и, как вы знаете, известная поговорка – «пока дышу – надеюсь»…

— Вы очень много делаете для этого и переворачиваете на самом деле сознание…

— Я думаю, что необходима общественная активизация в этих вопросах, волонтерское движение, которое было бы выразителем в обществе в этой точке зрения, потому что при всем уважении к отдельным активистам, к отдельным организациям, в том числе и возглавляемому вами обществу политэмигрантов, все-таки это круг людей, которые прямо оказались затронуты. Мне кажется нужно выходить на более серьезный, более широкий уровень в обществе и добиваться решения. Я не могу понять почему мы испытываем в Государственной Думе прессинг, когда дело касается, скажем, судьбы несчастных домашних животных и почему мы, депутаты, не испытываем такого же напора, в таком важном вопросе о репатриации. Для нашего народа, для нашего государства, для нашего будущего, для нашей экономики, для нашей политики, для нашей культуры – это очень важно. «Без меня народ не полный» — так сказал Платонов в «Котловане» и я считаю , что без этих русских, которые оказались не по своей воле за пределами России, наш народ не может быть полным. Это важный моральный, исторический аспект нашего существования. Отказываясь от них, мы предаем сами себя и это очень важно, но по крайней мере не менее важно, чем судьба домашних животных.

— И последний вопрос относительно паспортов ДНР, ЛНР. Поступали разъяснения, что им не нужно выезжать на 90 дней через 90, что жителям Донецка, Луганска, беженцам туда не нужно выезжать, но на местах и вам приходит и нам приходит…

— Потому что не реализовано мое предложение во всей его полноте, я говорил о том, что необходимо одновременно провести миграционную амнистию. Очень многие люди оказались в роли нарушителя, они фактически боятся нос показать, потому что они знают, что нарушили сроки проживания и всегда можно за это привлечь и всегда можно сделать объектом вымогательства на том основании, что они не выехали. «Дайте мне на лапу, я не буду обращать на это внимание», это все коррупционная зона и поэтому миграционная амнистия сняла бы эти вопросы. Нужно снять с людей клеймо нарушителей.

Лариса Шеслер

/