Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: ЕврАзЭС нужно Украине


Семен Гончаров

KM.ru

Несмотря на то, что второй день неформального саммита лидеров стран, входящих в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) еще далек от завершения, уже можно подводить его первые итоги. Пожалуй, одним из главных достижений является результат двусторонней встречи глав правительств Украины и России Михаила Фрадкова и Виктора Януковича. И хотя их беседа состоялась не в Сочи, а в Москве, и касалась в основном вопросов двустороннего сотрудничества, тем не менее, сам факт того, что переговоры двух премьер-министров состоялись параллельно с саммитом ЕврАзЭС, говорит о многом и заслуживает особого внимания.
ЕврАзЭС было создано в 2001 году. С самого начала его миссия заключалась в том, чтобы создать на территории бывшего Советского Союза Единое экономическое пространство с единой внешней таможенной границей для всех стран, входящих в эту организацию (Россия, Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Белоруссия), а также единой внешнеэкономической политикой, тарифами, ценами и другими составляющими функционирования общего рынка. Таким образом, страны — участницы ЕврАзЭС планировали защитить свои рынки от внешней экспансии и создать лучшие условия для развития национальных экономик. Но достичь поставленных целей оказалось не так просто, в первую очередь из-за политических процессов, происходивших в то время на постсоветском пространстве. Большинство бывших советских республик, получивших независимость в начале 90-х годов прошлого века, до этого не имели опыта самостоятельного существования, а потому не смогли в короткие сроки отладить механизмы сосуществования не только в глобальном плане, но и в рамках СНГ. То и дело между отдельными членами ЕврАзЭС возникали серьезные конфликты на двустороннем уровне, мешающие не только какой бы то ни было интеграции, но и наносящие ущерб экономикам этих стран. Например, Киргизия, Узбекистан, Казахстан и Таджикистан до сих пор не могут найти решение проблемы использования гидроресурсов Центральной Азии. 80% региональных запасов воды находится в Киргизии и Таджикистане, в то время как основной расход водных ресурсов приходится на Казахстан и Узбекистан. Каждое лето между этими странами возникают споры о том, кто, сколько и почему должен платить за использование воды. Очень часто эти споры приводят к тому, что Казахстан и Узбекистан перекрывают подачу газа в Киргизию, а та, в свою очередь, прекращает подачу воды узбекским и казахским земледельцам. Один этот факт мешает экономической интеграции между этими странами как в Центрально-Азиатском регионе, так и в ЕврАзЭС. Именно потому Россия, по сути, взяла на себя функции урегулирования споров вокруг использования гидроресурсов этих стран, предложив создать участникам сообщества водноэнергетический консорциум – надгосударственное образование, которое будет выступать в роли третейского судьи между конфликтующими сторонами.
Но не только вода Центральной Азии является камнем преткновения на пути создания Единого экономического пространства. Интеграция в ЕврАзЭС практически невозможна без участия в этом процессе Украины – страны, которая, по сути, должна стать ключевым звеном в интеграции европейской части бывшего Советского Союза, во-первых, потому, что после России Украина является второй крупнейшей республикой бывшего СССР, обладает колоссальным промышленным и людским потенциалом, непосредственно граничит с Россией, имеет с ней общую историю. Если в Центральной Азии таким государством является Казахстан, то в европейском крыле ЕврАзЭС такого государства нет. Белоруссия не может выполнять эту роль по целому ряду объективных причин. Роль России же заключается в том, чтобы выступать гарантом будущей интеграции и быть проводником евразийской интеграции, а не азиатской или европейской. Однако официальный Киев долгое время пренебрегал развитием отношений со странами ЕврАзЭС, предпочитая ориентироваться на Западную Европу. Казалось, что переломный момент наступил в 2001 году, когда тогдашний украинский президент Леонид Кучма, поняв, что его союзники в Вашингтоне считают его слабым партнером и стараются избавиться от него, начал все чаще заигрывать с Москвой. Но тогда российско-украинским отношениям было не суждено развиться, к власти на Украине пришла «оранжевая» оппозиция, еще больше равняющаяся на Запад. Откровенно антироссийская политика «оранжевого» руководства породила газовую проблему. Отказываясь покупать российский газ по рыночным ценам и заигрывая со среднеазиатскими республиками, в первую очередь Туркменистаном и Казахстаном, Украина не только не решила свою энергетическую проблему, но загнала себя в тупик, и чуть было не подорвала основы для интеграции между странами ЕврАзЭС. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы политический кризис на Украине не закончился тем, что украинское правительство возглавил Виктор Янукович, оппонент президента Виктора Ющенко. Он, в отличие от своих предшественников – Юлии Тимошенко и Юрия Еханурова, не настроен на конфронтацию с Россией, более того, Россия и российский газ нужны ему для того, чтобы суметь спокойно перезимовать в кресле премьера. Поэтому неслучайно его сегодняшняя встреча с премьер-министром России, посвященная обсуждению поставок российского газа на Украину, получила широкую огласку, и, несмотря на то, что точная цена на газ названа не была, эксперты и наблюдатели оценили эту встречу положительно. Так, например, директор Института стран СНГ, депутат Государственной Дума РФ Константин Затулин считает, что совпадение переговоров между премьер-министрами Украины и России с проведением в Сочи неформального саммита лидеров стран ЕврАзЭС означает то, что интеграция внутри сообщества начинает принимать осязаемые формы. Вот как он прокомментировал это событие в эксклюзивном интервью мультипорталу KM.RU:
— Встреча руководителей стран ЕврАзЭС в Сочи, безусловно, важное событие в жизни этой организации, но еще более важным на этом этапе, как мне кажется, является совпадение по срокам и по месту проведения встречи ЕврАзЭС и российско-украинских переговоров. Тем, что это все совмещено во времени и пространстве, по сути, подтверждается намерение обсуждать вопросы, отложенные в долгий ящик в течение полутора лет, вопрос о развитии интеграционных проектов в рамках ЕврАзЭС или Единого экономического пространства. Мы помним, что Единое экономическое пространство было придумано именно для того, чтобы в этом пространстве участвовала Украина, по своим принципам и целям ЕврАзЭС ничем особенным не отличается, отличается только форматом, и конечно, для нас существенно важно, чтобы Украина в этом вопросе определилась. Это важно и для Украины, потому что до тех пор, пока она в этом не определится, мы будем бесконечно вести переговоры по газовым и всяким другим вопросам. Эти вопросы на сегодняшний день, не смотря на то, что они решены, каждый раз являются предметом всякого рода обострения в связи с теми или иными обстоятельствами. В этот раз в связи с намерением Туркмении, не входящей ни в ЕЭП, ни в ЕврАзЭС, повышать цену на газ. Повышение цены на туркменский газ — это серьезная проблема для Украины. Хотя и для России она тоже существует, — уверен Константин Затулин.
Действительно, с самого начала проблема поставок российского газа на Украину вышла за рамки двусторонних отношений и превратилась в проблему нескольких государств, в том числе входящих в ЕврАзЭС. Так, Украина заявила о своем намерении покупать туркменский газ, который идет транзитом через Казахстан и Россию. Безусловно, что любые срывы поставок или другие накладки в условиях конфронтации России и Украины могли повлечь за собой новое обострение отношений, а также вовлечь в этот спор новые страны, одна из которых входит в ЕврАзЭС. И кто знает, сколько времени понадобилось бы, чтобы распутать новый клубок противоречий.
/