Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: «Федеральный компромисс – политика разума»


Донецкий кряж

Государств с федеративным устройством в мире немало. К числу федераций относятся и маленькая Швейцария, и сверхдержава – Соединенные Штаты Америки. Федеративными являются также два крупнейших государства развивающегося мира – Индия и Бразилия. Автономные регионы имеются и в составе набирающего мощь Китая. Общеизвестны и достижения федеративных государств в различных сферах экономики и политики.
Идея федерализации присутствует и в политической жизни Украины. «Федеративный проект» особенно популярен в регионах Востока и Юга страны. Понятно и то, почему это так. На протяжении всей истории независимой Украины экономические интересы, равно как и культурно-исторические особенности Донбасса, Харькова, Крыма, Одессы, промышленного Приднепровья, не получили адекватного отражения ни во внутренней ни во внешней политике государства.
Гуманитарно-идеологическая сфера Украины и подавно отдана на откуп национализму галицийского толка, что не может не вызывать отторжения у многонациональных и мультикультурных регионов Востока и Юга. Но что же мешает Украине обратиться к мировому опыту решения сходных проблем, чем богата история федеративных государств, и изменить соответствующим образом собственное устройство? Об этом корреспондент «ДКР» беседует с директором Института стран СНГ, депутатом Государственной Думы Российской Федерации Константином Затулиным.
— Константин Федорович, пришло ли время подводить определенные промежуточные итоги построения федеративного государства в России? В какой мере подобный опыт Российской Федерации может быть применен к условиям Украины?
— Опыт России по созданию федеративного государства непрост, в чем-то достаточно противоречив. Но, наверное, этим он и представляет определенный интерес для окружающего мира. В Российской Федерации на разных этапах ее развития по-разному формировался баланс интересов в отношениях между федеральным центром и регионами. На сегодняшний день можно говорить о завершении периода, начавшегося еще в начале 90-х годов прошлого века. Этот период характеризовался наличием серьезных расхождений между центром и автономными образованиями. Такие расхождения появлялись, прежде всего, в наличии существенных несостыковок между федеральным законодательством и теми законодательными актами, которые «пеклись» в регионах. Подобное положение дел возникало еще и потому, что в обстановке политической неустойчивости, а также по причине социальных невзгод, обрушившихся на среднестатистического избирателя, к власти в регионах зачастую приходили откровенные демагоги и популисты. Они направо и налево раздавали обещания, которые выполнить было заведомо невозможно. Далеко небезгрешной выглядела и политика центра по отношению к регионам. В силу этих обстоятельств вся российская государственность переживала полосу кризисного развития.
Теперь этот период, в основном, позади. Центробежные тенденции сменились центростремительными. Измененен принцип комплектования верхней палаты Федерального Собрания – Совета Федерации. Если раньше он избирался непосредственно населением, то сейчас при комплектовании Совета Федерации усилены прерогативы президента России. То же самое произошло и с утверждением на своих должностях глав регионов. Их кандидатуры предлагает Президент Российской Федерации, а право местных законодательных собраний или оказать доверие предложенному кандидату, или выразить несогласие с предложением федерального центра. Более четкой политической структуризации общества должно способствовать и проведение выборов всех уровней исключительно по партийным спискам. В этом смысле Украина даже обогнала Россию. О сегодняшних реалиях государственного строительства в Российской Федерации я подробно рассказываю для того, чтобы стало ясным, по меньшей мере, одно непреложное обстоятельство: федеративное государство – это динамично сочленяемая структура, которая не может быть статичной, она находится в постоянном развитии. В какой-то период упор делается на региональные аспекты, в другой период – на централизаторские. Сейчас, как нам представляется, развитие российского федерализма миновало очередной пик централизации. Общественное мнение снова возвращается к идее избрания глав регионов непосредственно на местах, возможно, что и у Совета Федерации изменится принцип комплектования. Верхняя палата Федерального Собрания также будет формироваться на основе прямых выборов. Но в любом случае незыблемым останется основной принцип функционирования федеративного государства: учет особенностей и самобытности регионов, и параллельно с этим – постоянный поиск баланса интересов между правами и запросами регионов и необходимостью развития объединяющих, общегосударственных начал. Федерализм, если исходить из опыта России, — это неотъемлемая черта государственного строительства, независимая от тех или иных превратностей истории.
— В чем проявляется преимущество федеративного государственного устройства перед унитарным?
— Унитарное государство я бы сравнил, с волнорезом в виде сплошной бетонной стены. Такая стена, конечно, способна сдерживать удары волн, но лишь до поры до времени. Рано или поздно напор стихии создает в сплошном бетоне трещины, а затем и вовсе разрушает стоящую на его пути стену. Так и в унитарном государстве: динамичный поток событий и разноплановых интересов сначала бьется о глухую стену унитаризма, но потом способен вызвать разрушение всего государственного строения. Федеративные государства по своей «конструкции» напоминают совсем другое устройство, но также предназначенное для обуздания морских бурь. Это когда на берегу вместо бетонной стены выставляют обыкновенные ящики, наполненные береговой галькой. Такие ящики называются габионами. Волны, накатываясь на габионы, хоть и проходят сквозь сыпучую гальку, но при этом теряют свою разрушительную силу. А в результате как бы ни бушевало море, берег не размывается. Задача федеративного государства также заключается в том, чтобы энергию различных сил и интересов направлять в разумное, созидательное русло.
В России федеративное государство – не нововведение. Оно сложилось на основе как советского, так и дореволюционного опытов. Даже после 1991 года никто и никогда не ставил под сомнение принцип федеративного устройства государства. Партии, находящиеся на противоположных политических флангах, могли быть непримиримыми противниками в своих социально-экономических установках, но никто, даже из самых крайних радикалов, не выступал против федерализма, как фундаментальной базы самого существования России. Любому непредубежденному человеку понятно, что в Российском государстве при тех исторически сложившихся различиях в уровне развития регионов, разнице в экономических, политических, национальных характеристиках федеративное устройство – жизненная необходимость.
Федерализм не снимает, а наоборот, повышает ответственность центра за состояние регионов, и в то же время федеративное государство является средством привлечения всех народов и регионов той или иной страны к общему делу являясь государственной стратегией, способствующей осознанию народами своей миссии в общеисторическом процессе.
При современном состоянии Украины федерализм позволил бы решать многие проблемы, причем безболезненней и проще, чем это происходит сейчас. К таким проблемам относятся вопросы языка и культуры, экономика и формирование бюджетов всех уровней, улучшение экологии, необходимость снижения напряженности в политической и конфессиональной сферах. К сожалению, Президент Виктор Ющенко и его окружение саму идею федерализации отвергают, что называется, с порога, а сторонников федеративного устройства записывают в ряды сепаратистов и прочих уголовников. Это выглядит со странно стороны политиков, которые без конца заявляют о своем европейском выборе, но почему-то не хотят извлекать уроки из реальной европейской истории и не желают перенять у Европы такое ее ценное приобретение, как опыт федерализации больших и малых государств.
— Идее федерализации Украины не были чужды и некоторые идеологи украинского национализма, такие как Владимир Винниченко и Вячеслав Черновол. Отчего же у современных украинских националистов одно лишь упоминание о федеративном устройстве Украины вызывает такое неприятие?
— Не будем ворошить времена Винниченко, но что касается Черновола, то его идея федеративной Украины появилась тогда, когда даже самые ярые из диссидентов националистического толка не верили в развал Советского Союза. Поэтому и федеративное устройство Украины они замышляли, прежде всего, для Галиции. Автономия Галиции должна была послужить для нее средством защиты не только от Москвы, но и от Киева, который националисты той поры считали полностью советским или, как они еще выражаются, «зросійщеним» городом.
Но в 1991 году лозунг федерализации Украины был очень быстро снят. Под воздействием эйфории, вызванной нежданно полученной независимостью, националисты галицийского разлива вздумали перекроить на свой лад всю Украину. Вот и получилось, что вся история самостийной Украины – это история игнорирования прав и особенностей регионов. Ни для кого не секрет, что ведомства, отвечающие за государственную политику в гуманитарной сфере, а также структуры, призванные защищать безопасность и целостность современного украинского государства, комплектуются в первую очередь за счет выходцев из западных областей. Они и не скрывают, что хотят построить «Украину для украинцев». Достижению этой цели, в частности, служит и языковая политика. Для украинского языка сейчас характерно нашествие западных диалектов и полонизмов. Мне приходилось разговаривать с крупными специалистами по славянской лингвистике, и они в один голос утверждают: для жителей Востока и Юга Украины «реформируемый» таким образом украинский язык постепенно становится малопонятным. Он перестает быть языком, на котором писали Тарас Шевченко, Михайло Коцюбинский, Леся Украинка. В тот «новояз», который стремятся навязать Украине националисты, буквально впихиваются чуждые классическому украинскому языку термины, не свойственные ему речевые и стилистические обороты. – Последовательно осуществляемый принцип федеративного устройства Украины является средством, способным поставить заслон этой политике. Однако в этом кроется и причина яростного неприятия федерализма украинскими националистами. У них присутствует своеобразный «синдром колонизаторов». Кому-то очень хочется, чтобы восточные и южные регионы Украины исправно исполняли роль экономических доноров государства, но при этом оставались статистами на политической арене. Для того чтобы такое положение сохранялось, украинские националисты превратились в ярых унитаристов. Но если на Украине в высших сферах государственной власти все же утвердятся люди, представляющие многонациональные и индустриальные регионы Украины, то вопрос о федерализации страны будет поставлен неизбежно. Ведь Украина изначально состоит из различных цивилизационных частей. Федерация – это спасение для регионов, путь к сохранению их самоидентичности и исторической самобытности.
— Лозунги федеративного устройства Украины в период последней избирательной кампании присутствовали в программах многих политических партий. В том числе и тех, что одержали победу в регионах Востока и Юга. Почему же, эти партии, оказавшись в правительстве, о своих обещаниях забыли?
— На Украине сторонникам достижения федеративного компромисса между центром и регионами надо быть более активными. Было бы ошибкой утверждать, что сторонникам федеративного компромисса пристало быть тише воды, ниже травы. Да, политика, ведущая к федеральному компромиссу, должна быть разумной и взвешенной. Но кто сказал, что ей запрещено быть настойчивой и смелой? Сторонники федерализма должны отстаивать свою позицию с достоинством и честью.
Партия регионов, даже исходя из своего названая, обязана гибко и в то же время последовательно отстаивать интересы территорий. Особенности исторического развития Украины, обстоятельства формирования ее современной территории таковы, что большими патриотами Украины являются как раз те, кто выступает за ее федерализацию. Политика федерализации Украины – это политика разума, умение видеть исторические реалии в их истинном свете.
— Непоследовательность политиков Украины стала уже притчей во языцех. Сейчас можно наблюдать и другой пример бегства от действительности. Некоторые руководители и политики из регионов Востока и Юга не прочь порассуждать о децентрализации государственного управления, о расширении прав регионов. Процесс федерализации они представляют в виде какой-то идиллии, которая превратит Украину в подобие Германии или Швейцарии. Не является ли такой словесный федерализм удобным способом самообмана, которому охотно подвергают себя определенные политические силы?
— Многие руководители и политики в восточных и южных регионах Украины – это бывшие советские чиновники последнего поколения. Они с большим трудом расстаются с прежними мыслительными конструкциями и стереотипами кабинетного мышления. Правда, эти порочные черты политического сознания присутствуют не только на Украине. Они есть и в России, и в других постсоветских государствах. Но, даже зная цену политической маниловщине, о которой идет речь, я не хотел бы выглядеть профессиональным пессимистом. Считаю, что политические катаклизмы, которые происходят на Украине, способны послужить лучшими университетами для бывших чиновников, которым явно нехватает исторической и политологической грамотности.
Но верно также и то, что реальная жизнь от идиллических картинок бесконечно далека. Фактам надо смотреть в лицо. Недостаточная активность сторонников федерализации и неприкрытая идеологическая агрессивность националистов способны привести Украину к печальным последствиям. Урок, который следовало бы извлечь из почти уже семнадцатилетней истории самостийной державы, состоит в том, что на унитарной Украине не решается ни один из базовых вопросов существования государства Украины как такового. Обещания о молочных реках с кисельными берегами, которые будто бы потекут на самостийной Украине, так и остались сказками. Украинские националисты, вместо признания собственных просчетов, опять все валят с больной головы на здоровую. Отсюда и проистекает ненависть к тем, кто не разделяет взглядов националистов на государственное устройство Украины.
/