Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: Грузия хочет попиариться за счет России


Константин Затулин, директор Института стран СНГ, депутат ГД РФ

АПН-Нижний Новгород

Российско-грузинские отношения трудно чем-то осложнить, поскольку после всего пережитого нами в прошлом году осталось, пожалуй, только начать войну Грузии против России или России против Грузии – все остальное уже никого не удивляет. (Надеюсь, что этот последний довод никем не будет употреблен.)
Что касается иска Грузии, поданного против нашей страны в Европейский суд по правам человека, то мы слишком много уделяем ему внимания, слишком много чести. Он изобретен как раз для того, чтобы эту тему обсуждали в печати и на телевидении. И чем больше обсуждают, тем больше это устраивает инициаторов иска.
Трудно сказать, будет ли удовлетворен этот иск или нет. Я критиковал отдельные меры, принятые в ходе обострения отношений между Россией и Грузией за их фрагментарность, за перегибы, но у меня никогда не было сомнения в том, что государство имеет право решать, кому давать визу, а кому нет. Любое государство имеет такое право и, собственно говоря, этим правом пользуется.
Если б было по-другому, тогда в Соединенных Штатах не существовало бы серьезных наказаний за использование труда гастарбайтеров, не имеющих официального разрешения, не строилась бы стена на границе США и Мексики, чтобы остановить наплыв незаконных мигрантов. Если это делают в той самой стране, дружбой с которой теперь так гордится грузинская политическая элита, в таком случае, почему в этом отказывают России?
Известно, что иск страны к стране подавался всего несколько раз за всю историю Европейского суда. В двух случаях это были иски по поводу конфликта вокруг Кипра, в одном случае это был иск Ирландии к Великобритании и Северной Ирландии, связанный с известным всем конфликтом в Ольстере. Но это крайне редкие иски. Думаю, что грузинский иск придуман для того, чтобы лишний раз прозвучать на страницах газет и по телевидению, для того, чтобы взвинтить русофобию в самой Грузии и продолжить вести свою антироссийскую кампанию в международном плане. Вот все, чего в этом случае добивается Грузия. Не думаю, что они всерьез рассчитывают на удовлетворение этого иска. Они просто хотят попиариться за наш счет. Так не надо им предоставлять такой возможности. Я не вижу необходимости для нас как-то чрезмерно реагировать на это.
Что касается российско-грузинских отношений, то, безусловно, иск одной стороны к другой не улучшает межгосударственных отношений. Это свидетельство сохраняющейся неблагоприятной атмосферы для развития этих отношений. Атмосферы, в которой Россия очень часто играет роль уговаривающего, а Грузия – роль балованного дитя, которое может делать все, что заблагорассудится, ни за что не отвечая, при этом везде кричит, бузит и требует себе подарков.
Я против того, чтобы мы делали Грузии подарки, когда дело касается наших интересов. Я был против того, чтобы мы шли на поводу у Грузии, когда дело касалось событий в Аджарии. Я был против того, чтобы мы признавали законность Саакашвили, который пришел к власти фактически путем переворота. Я был против того, чтобы мы поспешно выводили военные базы с территории Грузии, что немного напомнило мне эпизоды с выводом наших баз с территории Прибалтики и из Восточной Европы.
Я был заранее уверен, что наши жесты, направленные на смягчение отношений, не будут адекватно восприняты в Грузии, что их воспримут как слабость, как основание для того, чтобы взвинчивать свои претензии. Обвинениями и оскорблениями России сейчас занимаются в Грузии все кому не лень – начиная от неофициальных, и кончая официальными лицами.
И все это будет присутствовать в наших отношениях, пока мы не научимся работать на опережение, пока мы не научимся вести на самом деле не поверхностную, а глубокую линию в отношениях с Грузией, и разбираться в ее проблемах, а не судить о них понаслышке и со слов представителей грузинской политической элиты, которые заинтересованы в определенных оценках.
Вот если бы мы проявляли наступательность в том, что касается Грузии, и сами уподобились бы в этом вопросе иной раз активному Саакашвили, было бы совсем неплохо. А то наши дипломаты и наши политики чаще только оправдываются, вместо того, чтобы обвинять, хотя, поверьте, Грузия дает много поводов для этого.
Не хочу всех обвинять в равной степени, но, к сожалению, те органы, которые у нас координируют всю эту работу, отношения в этих проблемных точках – например, Совет безопасности – совершенно атрофировались в вопросах инициативы. Они просто представляют собой пустое место как структура, которая должна этим заниматься. Внимание их носит прерывистый характер. Что-то произошло — вот сейчас иск подали – сразу же дадим какую-то реакцию. Ушла эта тема с первых полос и с экранов телевизоров – забудем про эту тему. Но невозможно вести такую политику, претендуя на роль великой державы, даже региональной сверхдержавы.
/