Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На страницу депутата
        от Сочинского округа
        На страницу кандидата
        по Сочинскому округу

        Константин Затулин «Красные линии»


        «Если твой союзник потерпел поражение, то не спрашивай, по ком звонит колокол»

        Беседовала Наташа Йованович

        «До 1999 года существовала партия «Сербия на Западе». Это были атлантисты, которые выступали за сближение Сербии с Западом.  Я знаю, что этой партии формально в Сербии больше нет,  но подобные идеи существуют. Дело, конечно, в том, что Сербия окружена странами-членами ЕС и НАТО. Мы это понимаем, у Сербии, как мне кажется, есть если не красные линии, то пределы возможности сотрудничества с ЕС и НАТО. Уверен, что есть те, кто готов променять Косово ради присоединения к ЕС, точно так же, как есть люди в Армении, которые говорят, что с радостью обменяют Нагорный Карабах на открытие границ с Турцией. Обе идеи не пользуются популярностью. Если они будут реализованы, то это станет концом независимой истории Сербии и Армении», — говорит в интервью для издания «Печат» Константин Затулин, Депутат Государственной Думы РФ и основатель Института стран СНГ в Москве и Севастополе. Присоединение Крыма в 2014 году без единого выстрела можно отчасти отнести к заслугам нашего собеседника. За это он был награжден тремя орденами Президента Российской Федерации.

        На церемонии открытия «Русского Балканского центра  в Белграде» были зачитаны письма поддержки и обращения Сергея Лаврова и Юрия Борисова, что подчеркивает высокий статус российского присутствия. Каковыми будут стратегические направления действий Центра?

        На протяжении более чем 20 лет я доказывал, что Россия не должна забывать о Крыме. В Крыму мы боролись за то, чтобы Крым  не забывал о России. За это мне запретили въезд на Украину. Когда мы говорим о «Русском Балканском центре в Белграде», цель та же самая: мы хотим, чтобы Россия не забыла о Сербии, а Сербия  о России. Это основная задача Центра. Конечно, мы не ожидаем —  и это и невозможно — чтобы Сербия объединилась с Россией, но мы должны обратить внимание на то, что у нас общие противники.  Об этом следует помнить, даже если мы пренебрегаем общим прошлым и всеми связями, которые нас связывали.

        Есть много тем, которые укрепляют общие позиции. Речь идет  о политике, экономике, культуре и общих традиционных ценностях. Сербия и Россия — единственные два оазиса в Европе, где сберегаются традиционные ценности. И наши страны стараются быть такими оазисами. Это, вкратце, ответ на вопрос о том, чего мы ожидаем.

        Мы будем проводить традиционные мероприятия: у нас будут конференции, встречи, круглые столы, дискуссионный клуб. Вот почему мне нравится гостиница «Москва». Этот отель был построен в начале 20 века на деньги Страхового общества «Россия». Здесь проходила интеллектуальная жизнь Белграда, это было место встречи интеллектуальной элиты того времени. Надеюсь, что отель «Москва» снова возьмет на себя эту роль, верю в личные дружеские отношения с его владельцем, господином Драгичем.

        Но знаете, у меня сложилось впечатление, что большинство журналистов у нас и у вас ожидают только одного —  услышать, сколько денег мы принесем, куда мы их вложим … Я не хотел  бы об этом говорить. Это своего рода оксюморон: люди, работающие со словом, начинают интересоваться еще и деньгами. Не исключаю участия в крупных проектах и совместных конференциях, но об этом еще рано говорить. Как сказали бы французы – сколько вина, столько и песен.

        Противостояние между двумя блоками вступает в серьезную фазу, о чем недавно говорил Президент Владимир Путин, предупредив, что реакция на пересечение красной линии может быть жесткой. Какие линии можно считать красными?

        Разговор о красных линиях стал актуальным, когда наш Президент Владимир Путин упомянул их в своем Послании парламенту.  Он заявил, что мы сами для себя определим, где проходят эти линии. Что касается международного положения, то очевидно, что существуют красные линиии, которые нельзя пересекать. Если вернуться в 90-е годы, то я бы сказал, что такой красной линией для России должно было стать  нападение на Югославию. Я думаю, что будь в то время в России у власти нынешнее руководство,  у Запада не хватило бы смелости напасть на Югославию.

        В том, что произошло мы виним не только Запад, но и себя.  Я помню это время. Как член Совета по внешней политике требовал, чтобы Россия заняла более сильную, жесткую позицию. Помню, спросил помощника Президента России  по международным делам, ныне покойного Сергея Приходько, какова линия администрации Ельцина в войне против Югославии.  Он тогда в 1999 г. сформулировал два основных принципа: Россия не должна втягиваться в войну; война против Югославии, которая в России была очень непопулярной, не должна навредить Ельцину  и его ближайшему политическому окружению в России. Конечно, такие установки не помогут в борьбе с Западом. Для нас война  1999 г. началась с разворота самолета Примакова над Атлантикой,  а закончилась ультиматумом, переданным через Черномырдина Белграду. С позиции сегодняшнего дня очевидна неприемлемость того, что происходило в те годы. Поэтому когда мы сегодня говорим о красных линиях, я должен вам напомнить, что прямо сейчас, на границе между Россией и Украиной нарастает военная напряженность и попытки через нарушение Минских соглашений подавить сопротивление на Донбассе. Этого мы не можем допустить.

        Провокации в Луганске и Донецке кажутся вступлением  к серьезным военным действиям со стороны Киева. Если мы назовем их красной линией, означает ли это, что новая стратегия России по вопросу Донбасса будет заметно отличаться  от стратегии 2014 года?

        Только после больших военных учений, состоявшихся  европейской части России, Западу стало ясно, что Россия способна если, не дай Бог, красная линия будет пересечена в Донецке  и Луганске, вступить в военные действия. Зеленский же провоцирует. При этом для нас считается неприемлемым тот факт, что на протяжении многих лет люди на востоке Украины живут  в тяжелых военных условиях. Россия вмешается, если будет предпринята насильственная попытка захвата Донецкой  и Луганской народных республик.

        В чем разница между Крымом и Донбассом?

        С исторической точки зрения Крым стал последним подарком, сделанным Россией Украине в 1954 году. Так он стал русским энклавом, крупнейшим за пределами территории России. Отмечу, что люди и за пределами России ясно осознавали то, что  Город-герой Севастополь, русская военно-морская база, несправедливым образом оказался за пределами России.

        Когда Крым и Севастополь вернулись в Россию, в Англии провели опрос общественного мнения. Авторы опроса предполагали, что британцы возмущены присоединением Крыма к России.  Но оказалось, что более 80 процентов респондентов ответили, что считают Крым частью России. Они ведь помнят о Крымской войне 1853-1856 годов, а на улицах британских городов установлены памятники своим героям, участвовавшим в той войне.

        Что касается Донбасса, то он не относится к территориям, которые в начале ХХ века назывались Малороссией или Украиной. Это была промышленная зона, где добывались металлы и уголь. Первое название Донецка — Юзовка, в честь англичанина Джона Юза, который первым открыл здесь месторождения угля, еще в XIX веке. Но когда произошла русская революция, большевики, коммунисты, выдвинули идею создания союзных республик, среди которых была и советская Украина. Чтобы в рядах Коммунистической партии Украины представителей пролетариата было больше, чем крестьян, было решено присоединить Донбасс к Украине. Это было искусственное решение.

        Важно понимать, что Донбасс находится в составе Украины дольше Крыма. Он пережил период советской украинизации, когда закрывались русские школы, церкви, происходили преследования священников, а школьников насильно заставляли изучать украинский язык.

        Вот почему Донбасс не был таким монолитным в своем желании присоединиться к России, как тот же Крым. Жители Донбасса  в первую очередь хотели, чтобы Киев уважал их, уважал их идентичность и самоуправление. После того, как на Украине произошел переворот, первым актом стала отмена закона  о региональных языках, и существование русского языка на востоке Украины было поставлено под вопрос. Это и стало причиной кризиса.

        Теперь же, по прошествии стольких лет, граница проведена. Те, кто хотел жить в Украине, уехали из Донецкой и Луганской республик. Около 2,5 миллионов перешли на территорию России. Те, кто остался жить на Донбассе, населяют треть территории. Эта часть самая густонаселенная и самая урбанизированная. Это примерно два миллиона человек, из которых 600 тысяч имеют гражданство Российской Федерации.

        Кто несет ответственность за то, что Минские договоренности зашли в тупик?

        Политическая элита Украины, которая во весь голос кричит, что хочет вернуть себе утраченную территорию, не готова поступиться властью. Им нужны не люди, а территория. Они не хотят предоставить гарантии особого статуса Донбасса, поскольку понимают, что такие же требования завтра может предъявить Западная Украина, Одесская область … Практически вся Украина может потребовать федерализации. Власти на Украине хотят унитарного государства. Ее инструменты — запрет русского языка, разрыв отношений с Россией, ориентация на ЕС и НАТО. Это политика, которая ведет к распаду Украины.

        Мы же не хотим быть виновниками конфликта, теми, кто  не уважает подписанные в Минске документы. Таким образом, хотя в нашем обществе существует широко распространенное мнение  о том, что Донбасс должен быть включен в состав России, мы придерживаемся позиции, что необходимо уважать условия Минских соглашений. Но если другая сторона нарушит эти условия, мы отреагируем военным путем.

        Является ли идея Новороссии и русского мира, о которой российская национальная интеллигенция мечтала в 2014 году, снова актуальной сегодня, или прав Александр Дугин, который говорит, что Россия упустила возможность и что если она вступит в войну, то ей будет нанесен серьезный ущерб?

        Я сдержанно к Дугину отношусь. Разница между нами в том, что Дугин занимается играми в командном ящике. Есть солдаты, которые сражаются на поле боя, а есть те, кто перемещают фигуры в „командном ящике“, в котором ведутся вертуальные войны.

        Это не значит, что я неуважительно отношусь ко всему, что Дугин говорит. Но мысль о том, что мы не должны были останавливаться в 2014 году не оригинальна. Я бы не стал развивать эту тему… Господин Дугин далек от реальной политики и очень приблизительно знает о том, что было на кону в 2014 году при принятии решений.

        Что было решающим для России, чтобы принять решение «заморозить» идею Новороссии?

        Могу лишь пожалеть, как и Дугин, о том, что борьба была остановлена в 2014 году. Я, конечно, знаю конкретных людей, ответственных за решения. Безусловно, в 2014 году можно было  бы добиться большего, чем треть территории Донбасса. Тогда  не хотели расширения кровопролития и дальнейшей травмы между Россией и Украиной. Ответственность за неточное информирование нашего Президенте во многом лежит на бывшем После России на Украине Михаиле Зурабове. Конечно, нельзя забывать и об эйфории, вызванной возвращением Крыма, без единой капли крови. Нельзя игнорировать и мнение тех людей  во власти, которые считали, что конфронтация России с Украиной станет прелюдией к конфронтации с Западом.

        Я тогда говорил о неизбежности западных санкций. Я тоже мечтал о Новороссии. Однако мы должны понимать степень ответственности, лежащей на плечах Президента, который  должен оценивать не только то, что будет происходить на Украине, но и то, как ситуация на Украине повлияет на Новосибирск  и на Владивосток. Фантазии привлекательны, но часто ущербны.

        Что стоит за феноменом «русского мира», который горячо пропагандирует Дугин — возвращение к советской концепции, идеям евразийства, очерчиванию границ византийского цивилизационного круга …?

        Русский мир – культурно-историческое явление, популярное  и привлекательное не только в России. Дугин — философ, которого раньше, например, увлекало неоязычество. Он считал, что Россия осталась без жизненной силы, что русские стали не субъектом,  а объектом. Он хотел вернуть Россию в монгольскую Азию. Иногда так бывает с интеллектуалами. Во время гражданской войны барон Унгерн, балтийский барон на службе у русского царя, был настолько увлечен восточной философией, что хотел провозгласить себя новым Чингисханом в Монголии. Я считаю, что мы, русские — европейцы, дошедшие на Востоке до Тихого океана. По ту сторону на Западе до океана дошли другие европейцы — американцы.

        Вы часто бывали в Нагорном Карабахе. Можем ли мы положить конец спору о том, кто является главным победителем войны  и каковы ее окончательные результаты?

        Я считаю трагедией то, что произошло на Кавказе в прошлом году. Азербайджан при поддержке Турции нарушил соглашение  о прекращении огня, что, на мой взгляд, недопустимо. Азербайджан является проводником турецких идей на Кавказе.  И как бы мы ни старались сбалансировать эти отношения  со стратегической точки зрения, это представляет опасность  для наших интересов.

        Учитывая, что она сохранила свое влияние на Южном Кавказе, разве это не была дипломатическая победа России?

        Дипломатическая победа заключается в том, что нам удалось  в сложных условиях добиться миротворческой миссии. Это, как говорится, хорошая мина при плохой игре. Во время бархатной революции в Армении, предшествовавшей войне, Азербайджан взвешивал, принимать ли решение о военной агрессии или нет,  и понял, что недоверие, которое возникло между союзниками — Россией и Арменией, — играет в его пользу. Пашинян утверждает, что он союзник, но ему не очень верят в России. На это существует множество причин. Армения потерпела поражение и находится  в состоянии перманентного политического кризиса, который необходимо разрешить на выборах.

        Все, что произошло, — это большая травма для армянского народа. Он потерял уверенность в себе. Ведь условия, в которых живет Армения, сродни Израилю на Ближнем Востоке. Чтобы Армения осталась независимым государством и союзником России, нужно многое изменить. Если ваш союзник на Кавказе потерпел поражение, то не спрашивайте, по ком звонит колокол.

        Похоже, что Турция ведет сложную игру в Черноморском регионе. Насколько далеко зашли ее претензии и какова будет реакция России?

        Турция возмущена признанием Байденом геноцида армян.  На основании моего доклада в Госдуме, Россия признала геноцид  еще в 1995 году. Турция хочет создать турецкий мир, и проблемы возникают там, где турецкий мир сталкивается с русским миром.  У Турции также есть проблемы со своим союзником США. Отношения с США диктуют и нам пространство для маневра  с Турцией. Миграционный кризис, управляемый Турцией –  не единственный инструмент в ее руках. Расположение  на перекрестке торговых путей также является важным рычагом силы. Поскольку Турция сотрудничает с Украиной, я не исключаю, что миграционный поток теперь будет перенаправлен в Украину. Тем более что они разыгрывают вместе крымско-татарскую карту. Похоже, что наше сотрудничество с Турцией вступает в период испытаний. Было бы очень наивно думать, что турки не создали своего лобби в России за все время нашего сотрудничества. Борьба продолжается.

        Три ключевые цитаты по тексту:

        1. “Россия может в связи со многими международыми вопросами заявить: „Это для нас красная линия“. Если вернуться в 90-е годы, то я бы сказал, что такой красной линией для России должно было стать нападение на Югославию“.
        2. „Хотя в нашем обществе существует широко распространенное мнение о том, что Донбасс должен быть включен в состав России, мы придерживаемся позиции, что необходимо уважать условия Минских соглашений. Но если другая сторона нарушит эти условия, мы отреагируем военным путем“.
        3. „Турция хочет создать турецкий мир, и проблемы возникают там, где турецкий мир сталкивается с русским миром“.

        /