Поделиться


[recaptcha]
Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


[recaptcha]

Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


[recaptcha]

Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Константин Затулин: Лукашенко помогает Западу тем, что лишает перспективы Союзное государство

Источник: Украина.ру

Президент должен заявить, что публичные выборы возможны в обозримом будущем — через полгода-год — тем самым удовлетворив основное требование протестующих, которые не доверяют результатом этих выборов, считает депутат Госдумы Константин Затулин

— Константин Федорович, уже заканчивается вторая неделя массовых протестов в Белоруссии против Лукашенко. Можно ли говорить о том, что нынешний президент Белоруссии потерял в глазах значительной части белорусов свою легитимность?

— Смотря о какой легитимности вы говорите. Если речь идет о легитимности правовой, то он ее не потерял хотя бы по той причине, что даже если не считать легитимными выборы 9 августа, то до октября этого года он продолжает исполнять обязанности президента. В октябре должна состояться инаугурация нового президента.

На эту роль Лукашенко, как мы знаем, тоже претендует, но с этой его ролью оппозиция не согласна.

Что касается его легитимности в более широком смысле: опоры на избирателей, на народ Республики Беларусь, то, безусловно, его поведение в последнее время, его речи, которые продолжают усугублять напряженность, и без того существующую в стране, не назовешь никак методами укрепления собственной власти, зиждящейся на тех, кто живет республике.

— Он отказывается вступать в диалог с протестующими.

— Лукашенко противопоставляет себя протестующим. При этом делает это в наиболее оскорбительной и вызывающей форме. И тем самым сводит на нет старания своих сторонников, как в Беларуси, так и за ее пределами, пытающихся выйти из тупика, связанного с оценкой прошедших выборов и признанием этих выборов как состоявшихся.

Все явления Христа народу с апостолом Николаем с автоматам в руках ничего, кроме черных шаров, Лукашенко не прибавляют. Но я должен отметить, что у нас в стране есть поклонники такого стиля. Их было бы меньше, если бы не история с Украиной, где президент сдался и сбежал. И те, кто осуждает такое поведение, дальше делятся на две группы: тех, кто усматривает в действиях позитив, и тех, кто считает, что природа конфликта на Украине и Белоруссии отличается друг от друга и что мазать одной краской события в Беларуси и протесты на майдане — это очень сильно пренебрегать обстоятельствами и заниматься пропагандой вместо того, чтобы заниматься анализом происшедшего.

— Сегодняшняя ситуация в Белоруссии и тогдашняя, 2014 года, на Украине, по-вашему, разные?

— Конечно же, есть и доля правды в том, когда эти люди говорят: есть желание Запада и людей в самой Беларуси, ориентированных на Запад, воспользоваться этой ситуацией. Было бы странно, если бы этого не было.

Сейчас же нужно смотреть, кто этому Западу больше помогает. Я лично считаю, что Западу больше помогает Лукашенко тем, что отнимает своим поведением перспективу Союзного государства и мирного исхода, который дает шанс на те же интеграционные процессы в новых условиях и обстоятельствах.

— В свое время Россия, и в вашем лице тоже, попыталась во время президентства Януковича создать еще одну пророссийскую силу помимо «Партии регионов», правда, Янукович этого сделать не дал. Следует ли сейчас России надавить на Лукашенко, чтобы он не препятствовал созданию пророссийских сил и организаций в Белоруссии?

— Первое, что я хотел бы сказать. Когда Янукович только шел к власти, я был одним из инициаторов обсуждения вопроса о том, как гарантировать в случае прихода Януковича выполнение его обещание. Как гарантировать их не только в интересах России, но, в первую очередь, в интересах его избирателей.

В 2008-2009 годах уверенности в самом Януковиче не было. Мы слишком близко насмотрелись на него, чтобы судить, что такие гарантии нужны. И я видел эту перспективу в том, что бы, не противопоставляя возможности его избрания, инициировать создание Народного фронта Юга-Востока Украины при участии всех здоровых пророссийских сил Украины, в том числе и пророссийской части «Партии регионов» и всех других политических группировок на уровне Народного фронта, общественного движения.

Это необходимо было, чтобы потом, после победы Януковича, за которую оно бы тоже боролось, от его имени требовать выполнения обещаний. Вот такова была схема. Мы не пытались вырастить конкурента Януковичу. Но он с его двуличным характером воспринял эту инициативу именно как попытку создать ему конкурента. Он слишком хорошо понимал, что его виляния на Запад и на Восток вряд ли принесут ему безусловную поддержку пророссийских сил на Украине и России как таковой, и не был заинтересован в том, чтобы кто-то его в этом плане мог контролировать. Вот что было в случае с Януковичем.

В случае с Лукашенко, как мне кажется, и во власти, и в Кремле, и в Думе мы понимаем, что нравится кому-то Лукашенко или нет, считать, что в результате этих событий он утвердится на престоле и будет еще в течении пяти лет править в таком же стиле, как он делал это до сих пор, на мой взгляд, даже самый горячий, разве что в пропагандистских целях, или самые его преданные сторонники считают возможным, что он в результате всех этих событий преодолеет и сохранится в этой должности на этот срок, а может и на вечно.

Все понимают, что наступил период поиска: что будет после Лукашенко? И с этой точки зрения дискуссия состоит только в том, когда речь заходит о Лукашенко и об отношениях с ним: утром стулья, а вечером деньги, или утром деньги, а вечером стулья.

То есть следует ли на этом этапе, не ставя этих вопросов, поддержать Лукашенко, чтобы не дать прийти к власти прозападным антироссийским силам, а уж потом добиваться трансфера этой власти в пользу более вменяемого и адекватного политика? Или все-таки сделать условием любой поддержки Лукашенко его согласие на трансфер власти. Вот здесь существует спор одних с другими.

— А вы за что?

— Я Лукашенко не верю. Поэтому, чтобы снять напряжение, он, во-первых, должен отказаться от своей манеры поведения, во-вторых, повторно заявить, что публичные выборы возможны в обозримом будущем — через полгода-год — тем самым удовлетворив основное требование протестующих, которые не доверяют результатам этих выборов.

Нужно вернуть доверие к легитимному законному выборному процессу. А этого без новых выборов сделать нельзя. Это предмет переговоров. Но оппозиция еще менее легитимна, чем сам Лукашенко, то есть она не может доказать свое право на руководств Белоруссией без новых выборов.

С этой точки зрения придется согласиться на этот транзитный переходный период, в течении которого Лукашенко, скорее всего, будет у власти, но это не дает гарантии того, что он не будет действовать так, как он действует сейчас, и того, что другие кандидаты, в том числе последовательно пророссийские кандидаты, могут, не опасаясь репрессий, высылок и всего остального, развивать свою политическую деятельность в Беларуси, готовясь к новым выборам.

Александр Терехов-Круглый

/