Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Константин Затулин: Молдова балансирует между сваливанием в Румынию и желанием удержаться в статусе независимого государства

Источник: Радио «КОМСОМОЛЬСКАЯ ПРАВДА»

Сергей Мардан и Мария Баченина обсуждают с первым зампредом комитета Госдумы по делам СНГ Константином Затулиным, удастся ли во втором туре одержать победу пророссийскому Додону или нет.

 

 

С. Мардан:

— У нас на связи Константин Затулин, первый зампред комитета Госдумы по делам СНГ. Константин Федорович, мы хотели вас спросить не только про Молдавию, а про весь российский периметр. Состоялось несколько выборов. Это выборы в Молдавии, в Грузии, продолжается послевыборная ситуация в Белоруссии, Киргизия там же. В общем, везде не прекращающаяся нестабильность. Из этого есть выход? Или нет?

К. Затулин:

— Конечно, есть выход. Выход состоит в том, чтобы на смену нестабильности пришла стабильность. Очень простой ответ.

С. Мардан:

— Как ее добиться?

К. Затулин:

— Добиться ее можно в каждом случае по-разному. В Белоруссии, на мой взгляд, не обойтись без полноценного диалога с оппозицией. И перехода от сугубо репрессивных мер к мерам поиска компромисса, проведения необходимых изменений и новых выборов. Если говорить о Киргизии, то здесь дальнейшее будет зависеть от того, насколько в состоянии новое правительство, которое пришло к власти, новое руководство Киргизии обеспечить такую ситуацию, которая сможет удержать страну от распада или полураспада, в котором она находится. Между севером и югом. Согласитесь, что в Белоруссии такой проблемы север-юг или восток-запад нет. А в Киргизии она есть.

Что касается Грузии, то происходящее в Грузии является следствием всего этапа развития Грузии. Борьбы страстей в этой республике, которая, как вы знаете, едина только в том, что она требует себе вернуть Абхазию и Южную Осетию. С этим согласны все политические силы. На этом они все приходят к консенсусу. А во всем, что касается конкретных персоналий, во-первых, а во-вторых, путей развития, то здесь есть расхождения. Есть оголтелый прозападный курс, который демонстрировал Саакашвили, авантюрный. И есть более сдержанный, но тоже прозападный курс, которым идет нынешнее правительство Грузии, которое не является в этом отношении нашим союзником или страной, которую мы каким-то образом на сегодняшний день контролируем, оказываем на нее влияние.

Что касается Молдовы, то молдавская история в чем-то похожа на грузинскую. Потому что и там, и тут многое было связано с территориальными конфликтами в начале независимого существования после распада СССР. Тут Молдова балансирует между сваливанием в Румынию, на чем настаивает в Молдавии уже приличное количество людей, и желанием удержаться в статусе независимого государства. Запад, который пытается повлиять на Молдову, Молдова ведь, в отличие от Киргизии, в Европе, у него нет такой абсолютно общей позиции. Она общая только в одном, что надо всячески ликвидировать российское присутствие. То есть демонтировать фактор Приднестровья. Вот в этом Запад един. Но дальше есть позиция Запада – США, что не надо торопиться с объединением Молдовы с Румынией, и позиция румынских юнионистов, которые, конечно, хотят всего и сразу хоть сегодня.

С. Мардан:

— А есть ли хоть одна бывшая постсоветская республика, где все было бы хорошо, спокойно, пророссийски? Чтобы мы могли сказать: мы – молодцы, вот здесь у нас все получилось.

К. Затулин:

— А почему вы считаете, что только мы отвечаем за состояние в соседних республиках? И что в зависимости от того, молодцы мы или не молодцы, там все будет стабильно или нестабильно? Они сами ничего не значат, а мы отсюда все решаем – правильно или неправильно?

С. Мардан:

— В идеале хотелось бы так.

К. Затулин:

— Нет, это неправда. Потому что люди и страны все-таки стали самостоятельными в 1991 году. И они должны отвечать за свои стабильность и нестабильность. А не спихивать это в каждом случае на кого-то еще. На Украине это, кстати, очень любят. Они всегда ни в чем не виноваты. Поэтому все, что происходит, это виновата или Россия, или Америка. А сами они ни при чем. Так же иждивенчески многие другие себя ведут. И это следствие распада Советского Союза, безусловно. Потому что распад Советского Союза – это не то что история, которая началась и кончилась в 1991 году. Она продолжается.

М. Баченина:

— А если Санду станет президентом Молдовы, то чего ждать от этого поворота событий в России?

К. Затулин:

— Несколько обстоятельств, которые надо иметь в виду. Первое. Президентские выборы, конечно, важное событие. А для тех, кто в них участвует, так вообще главное событие. Но при этом президент Молдовы – это далеко не президент Российской Федерации по своим полномочиям и возможностям. В стране парламентско-президентская, а на самом деле парламентская республика. Правительство формируется на основе выборов в парламент. И президент без поддержки в парламенте, конечно, вряд ли может что-то серьезно делать.

Мы были уже свидетелями того, как Додон был президентом, а при этом ничего не мог сделать, даже не мог выехать за границу без разрешения. Не мог назначить посла, не мог что-то сделать с внешней политикой, подписать какой-то документ. Потому что парламент и правительство его блокировали. Потом ему удалось заключить союз, свергнуть Плахотнюка. Потом, вновь рассорившись с Майей Санду, правительство пришло другое, Санду встала в оппозицию. И так далее.

Но первое, что мы должны понимать, что это не конец борьбы за власть в Молдове – выборы президента. Но это важный этап, безусловно. Второе, что мы должны понимать, что многое зависит от того, удастся ли перед вторым туром сейчас договориться с теми, кто выбыл из борьбы. А вот здесь есть разные варианты. Политики в Молдове — это не какие-то идеалисты прекраснодушные, за редким исключением. Может, как раз за исключением Санду, которая прозападная идеалистка. Это люди, которые склонны договариваться, перебегать из одного лагеря в другой.

Совсем недавно третий номер на выборах Ренато Усатый считался пророссийским политиком, который борется за интеграцию с Москвой и так далее. Сейчас он в оппозиции к Додону. Но электорат его по-прежнему питает пророссийские симпатии. А это 16 с лишним процентов в ходе этих выборов.

/