Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На страницу депутата
        от Сочинского округа
        На страницу кандидата
        по Сочинскому округу

        Константин Затулин напомнил о слушаниях в Госдуме перед августовской войной 2008 года

        Источник: ИА "Рес"

        преддверии 10-й годовщины августовских событий 2008 года, первый замглавы комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками Константин Затулин напомнил о парламентских слушаниях, проходивших в Госдуме РФ до начала грузинского вторжения в Южную Осетию.

        «Примерно за полгода до войны в августе 2008 года наш комитет стал инициатором проведения слушаний по ситуации в зонах конфликтов, прежде всего, обсуждали ситуацию в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье, — сказал Затулин. — Мы выступили за то, чтобы Российская Федерация рассмотрела разные варианты своего дальнейшего поведения и перешла к признанию так называемых непризнанных республик».

        Слушания, по словам российского парламентария, собрали большое количество участников, которые обсудили ситуацию вокруг тогда еще непризнанных республик в свете косовского прецедента.

        «Мы провели прямую аналогию в вопросе признания независимости Южной Осетии и Абхазии с фактами признания Республики Косово, — подчеркнул депутат Госдумы. — А в августе 2008 года мы поддержали президента и правительство РФ в акте признания Южной Осетии и Абхазии, после чего наступил новый этап наших взаимоотношений — государственно-правовых и иных, который продолжается до сих пор».

        Затулин напомнил и о парламентских слушаниях в Госдуме России первого созыва, прошедших в феврале 1994 года и непосредственно затрагивавших отношения между Москвой и Тбилиси в аспекте грузино-абхазского конфликта.

        «Слушания были посвящены грузино-абхазскому конфликту, и были организованы в преддверии визита президента Бориса Ельцина в Грузию, в ходе которого он планировал подписать целый ряд документов, включая договор о военных поставках, — рассказал российский парламентарий. — То есть, фактически должно было произойти восполнение потерь, которые понесла Грузия после провала в Абхазии в 1993 году. Договор предполагал, что Россия возьмёт на себя перевооружение грузинской армии, по крайней мере, частично, и тогда, я помню, мы в Государственной думе первого созыва были очень взволнованы этим».

        Затулин отметил, что, будучи членом Совета Государственной думы, председателем комитета Госдумы и секретарем фракции партии «Единство и согласие» ему удалось организовать парламентские слушания накануне поездки Ельцина в Тбилиси.

        «Я выступил с обращением к Ельцину, которое подписали все фракции Государственной думы, — рассказал парламентарий. – В обращении содержалась просьба не совершать необдуманных шагов, по возможности отменить поездку в Тбилиси, а если это невозможно, не подписывать документов, которые бы втягивали нас на стороне Грузии в конфликт в Абхазии».

        По словам Затулина, несмотря на обращение думцев, договор всё-таки был подписан, но его ратификация так и не состоялась.

        «Договор не был вынесен на ратификацию, так как всем стало ясно, что общественность и политические круги России не поддерживают такой однобокий взгляд на происходящее, которым тогда в течение долгого времени страдало министерство иностранных дел Российской Федерации», — сказал первый замглавы думского комитета.

        Как подчеркнул Затулин, российские парламентарии в 90-е годы регулярно предпринимали действия, направленные на урегулирование конфликтов в Южной Осетии и Абхазии. При этом их позиция зачастую расходилась с официальным внешнеполитическим курсом.

        «Я добивался принятия заявлений и резолюций касательно того, чтобы вынести выводы из произошедшего в Южной Осетии и Абхазии, — отметил он. — Фактически, мы представляли на тот момент точку зрения на внешнюю политику Российской Федерации отличную от официального руководства страны, или, по крайней мере, министерства иностранных дел».

        /