Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин о России и Украине


«Русская правда», № 26

Депутат Государственной Думы Российской Федерации, член Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин поделился к корреспондентом «УРА-Информ» Александром Ивановым своим мнением о российско-украинских отношениях.

Об особенностях украинской приватизации и скандале вокруг НЗФ

— Речь идет об определенной ангажированности и предвзятости руководства, правительства Украины. Мы не считаем себя экспертами в вопросах приватизации в Украине. Но вообще, приватизация, что в России, что в Украине, — процесс, который вызывает критику и обсуждение.

Нас беспокоит тот факт, что реприватизация и национализация, которые все время обсуждаются и даже практически осуществляются в Украине, носят выборочный характер. Мы уже обратили на это внимание в заявлении Государственной Думы в мае этого года. Мы обратили внимание и на политические репрессии, и на репрессии в отношении собственников, которые недостаточно благонадежны с точки зрения нынешней власти. Я не знаю, будет ли еще какая-то реакция со стороны возможных инвесторов Вексельберга и Абрамова, которые намеревались купить Никопольский завод ферросплавов.

Могу сказать, что меня удивляет не то, что отказывают российским инвесторам или изгоняют российский капитал, меня удивляет, что при этом продолжают собирать какие-то инвестиционные форумы, во время которых приглашают всех в страну с правовым режимом, с желанием привлечь инвесторов, привлечь капиталы, и так далее. Сегодня капиталы, как это совершенно ясно, из Украины бегут. По каким причинам, конечно надо в каждом случае обсуждать отдельно, но очевидно, что главная причина — не лучший климат для инвестиций. И даже те, вполне благожелательно настроенные к нынешней власти Украины люди, которые тут встречаются с Президентом, с Премьером, с другими официальными лицами, они сегодня уже опускают руки.

Я хочу обратить ваше внимание, например, на господина Лебедева, бывшего президента Национального резервного банка, нашего коллегу, депутата Думы. Он очень много статей в российской прессе посвятил в первом полугодии — если можно так сказать, рекламе новой власти в Украине.

Все это прекратилось после того, как объяснили ему и его коллегам, что те 55 миллионов долларов, которые они вложили в пансионат «Море» в Алупке — это, конечно, хорошие деньги, но пансионат мог бы принадлежать и другому. После этого его выступления в российской прессе по поводу достоинств новой Украинской власти прекратились и начались совершенно противоположные выступления с его стороны.

Об обещаниях Виктора Ющенко и Черноморском флоте
— Первый свой визит Виктор Ющенко совершил в Москву. У представителей нашей власти состоялся откровенный разговор с новой украинской властью. Мы сказали приблизительно следующее: «Мы в России не злоумышляем против Украины, не злоумышляем против вас. Скажите, что вы хотите, скажите, на что вы готовы, и мы будем знать, как дальше у нас будут развиваться отношения».

Состоялся разговор, в том числе и по вопросу пребывания Черноморского флота в Севастополе.

Был получен ответ от Ющенко, что мы уважаем эти соглашения, и никаких сомнений быть не может.
И что мы видим на протяжении двух-трех месяцев? Мы видим сплошное нарастание напряжения вокруг Черноморского флота. Это не может не отражаться на наших межгосударственных отношениях, а также на самочувствии военнослужащих Черноморского флота, на состоянии жителей города Севастополя. Мы безусловно признаем, что этот город находится в составе Украины. Но, этот город, никто не будет отрицать, дорог всем нам — и в России, и в Украине.

Уже в мае Ющенко пишет письмо Президенту России, в котором говорит, что, да, мы поддерживаем соглашения по флоту, но есть проблема — мол, маловато вы платите. Платите вы по соглашению $90 миллионов ежегодно — за то, что арендуете причалы в Севастополе. На самом деле мы платим $120 миллионов, потому что мы дополнительно еще взяли на себя обязательства развивать инфраструктуру города Севастополя. А надо бы $ 200 миллионов платить.
Почему? А вот экология в Севастополе очень страдает от присутствия Черноморского флота, — считает украинская власть. А от присутствия кораблей НАТО, которые теперь там как в проходном дворе в Севастопольской бухте, она, конечно, не страдает. А страдает только от тех кораблей, которые всегда там стояли.

Я знаю, есть и другие идеи, которые активно начинают обсуждаться. Ну, например, почему это у Черноморского флота контрольно-пропускные пункты, вообще заборы стоят? Зачем это? Надо, чтобы он был прозрачный, надо срыть все заборы, надо убрать все КПП, чтобы был свободный доступ. Завтра приедут гости из Соединенных Штатов, Германии — почему они не могут попасть на корабли Черноморского флота?

Зачем Черноморскому флоту вообще такой боезапас? Он что, воевать собирается? Не дай Бог, все это взорвется, нанесет такой ущерб Севастополю, — надо же его вывезти! И при этом министр иностранных дел Украины говорит вообще о том, что Черноморский флот, по его мнению, России не нужен.
А ему отвечает украинский министр обороны: да нет, видимо, нужен и мы все- таки признаем существующие с Россией соглашения.

И вот в такой ситуации у нас проходит несколько месяцев.
О вступлении Украины в ВТО
— Возьмем вопрос, который у нас в России, и у вас в Украине является поводом для очень серьезных дискуссий: вступление в ВТО.

Вот уже десяток лет Российская Федерация ведет переговоры о вступлении в ВТО. И понимаем, что это — палка о двух концах. Знаете, можно войти в историю, а можно вляпаться. И у нас в России до сих пор многие считают, что нам это не необходимо, потому что вступление в ВТО влечет за собой большие риски и создает очень серьезные проблемы для отечественного производителя. Мы думаем о том, как его защитить.

Что делает в это время Украина? Я просто проинформирую вас об этом, я не думаю, что эта информация в полном объеме существует в свободном доступе в Украине. На что согласилась Украина на сегодняшний день? Сегодня Украина присоединилась к 16 необязательным секторальным инициативам ВТО, предусматривающих введение нулевых таможенных пошлин. Что это значит? Украина была не обязана согласиться с этими инициативами, но она поторопилась согласиться. И никаких ввозных пошлин не будет на крепкие спиртные напитки, лекарства, информационные технологии, сельскохозяйственную продукцию, черные и цветные металлы.

Что значит нулевая пошлина на тот же спирт? Я очень люблю все, что связано со спиртом и в России, и в Украине, но это будет означать только то, что горилку нам будут поставлять из Польши.
Сегодня Российская Федерация не завершив переговоры, тем не менее, в принципе согласна присоединиться к ВТО на условии отсутствия таможенных ограничений в 28 секторах товаров и услуг. А Украины — в 94!

Это означает, что Украина после такого присоединения к ВТО лишится черной и цветной металлургии, самолетостроения, погубит свой аграрный комплекс.

Нынешние власти Украины говорят о том, что они хотят в зону свободной торговли в рамках ЕЭП. То есть, чтобы территория Украины была как проходной двор, через который все то, что входит в Украину на условиях нулевой таможенной пошлины, будет через Украину «переливаться» в Российскую Федерацию. И вот на таких условиях Украина согласна присоединиться к Зоне свободной торговли. Так вот, такие условия вступления в ВТО перечеркивают всякую идею Единого экономического пространства, таможенного союза. Это ведь тоже понятно.
А цель какая? Украина готова все «слить», что касается ее экономики, просто-напросто объявили, что надо быстрее России вступить в ВТО.

О правительстве Януковича

— У нас есть возможность сравнить происходящее с тем временем, когда в России мы работали с правительством Януковича. Я подчеркиваю – с правительством Януковича, а не с правительством Кучмы. И вот, когда мы работали с правительством Януковича, – это были жесткие переговоры. Было непросто отстаивать свою позицию. Далеко не всегда украинская сторона шла навстречу. Далеко не всегда мы могли добиться каких-то досягаемых преимуществ там, где хотели. Но мы, по крайней мере, понимали, что имеем дело с людьми, которые исходят из соображений выгоды, а также интересов своей страны. И понимают, что, если ты хочешь блага своей стране, ты не должен ее разорять. Сейчас, когда мы имеем дело с Украиной, мы не понимаем, собственно говоря, что движет ее властью. Неужели только ради того, чтобы Украина вступила в ВТО чуть быстрее, чем Россия, она готова «слить» все, что касается ее экономики. Просто вот так объявили, что надо вступить в ВТО чуть быстрее, чем Россия – и все.

О газе, жертвенности и национальных интересах
— Вы знаете, мы поставляем газ в Украину по цене, примерно, 50 долларов за кубический метр. Это в три раза меньше уровня среднеевропейской цены.

Были соглашения: Украина обеспечивает транзит российского газа и получает за это часть самого транзитного газа. Транзит вы нам обеспечиваете по цене ниже европейской, примерно в два раза — доллар и девять центов за прокачку тысячи кубометров газа на сто километров расстояния.
Очень просто посчитать, что если Россия переходит на европейские цены на газ, а Украина на европейские цены за транзит, то, в таком случае, существенная проблема возникает с обязательствами Украины.
В течение первого полугодия «Газпром» 33 раза просил (33 подтвержденных в ходе переговоров заявки!) увеличить поставки в Европу газа из Украины за счет того газа, который Россия в свое время в Украину закачала. И который по документам у Украины есть – 7,8 миллиарда кубометров. И за все время ни разу не было даже ответа. Не было никакого ответа и не было никакого увеличения поставок газа.

Такой диалог. Россия:
— Вы подтверждаете, что газ у вас есть?
— Да, есть.
— Так отдайте его нам.
— Нет, мы не можем.
— Ну, тогда купите у нас.
— Нет, мы не хотим.
— Ну, тогда, раз он у вас есть, — зачтите его в счет наших поставок за транзит по вашей территории.
— Нет, засчитывать мы не можем, у нас не сведется баланс.
Мы же в России считаем, что раз Украина не может его зачесть, значит, этого газа в Украине нет. Его давно уже куда-то увезли.

Но это, в конце концов, та проблема, которая может быть решена между нашими странами.

Единственное, что я хочу сказать, что должно быть понятно вам, и то, что понятно нам в России. Россия на протяжении своей истории много раз жертвовала своими интересами, своими людьми. Мы с вами хорошо об этом знаем, потому что мы с вами – одни и те же люди. Но мы должны в России знать, ради чего, ради кого и для кого мы идем на эти жертвы. А мы сегодня этого, к сожалению, не понимаем.

Я вот вспомнил, как во времена помаранчевой революции один мой знакомый, киевлянин, решил поинтересоваться, что же движет молодежью, которая бьет в барабаны на Майдане Независимости. Он одного паренька оттуда подсадил к себе в машину, стал его расспрашивать:

— Что вы поддерживаете? Вот придет Тимошенко, она же газ воровала?

А парень отвечает:
— Тю, она же не у нас воровала, а у русских!
Я просто хочу сказать, что мы в России готовы идти так далеко, как далеко готова идти в двусторонних отношениях власть Украины. Но мы не можем всерьез относиться к заверениям со стороны украинской власти, которая одной рукой делает одно, другой рукой делает другое, да и сама не знает, что она делает в ряде случаев.

/