Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: Программа переселения заквашена на обмане надежд, она совершенно маниловская

Источник: argumenti.ru

Кто же, согласно программе, является нашими соотечественниками за рубежом? Во-первых, потомки тех, чьи предки жили на территории РФ. Во-вторых, те, кто «относится к народам, исторически проживавшим в России». В-третьих, лица, имевшие гражданство РФ или СССР. Другими словами, старшая половина киргизов, таджиков, казахов и так далее. Однако в Институте русского зарубежья уверяют: как правило, чиновники РФ в рамках программы предпочитают людей русскоговорящих и образованных, то есть в основном русских.

Программа позволяет не подтверждать наличие дохода и владение русским языком. А главное, даёт возможность получить гражданство РФ не за 8 лет, а за полгода. Но всё не так просто. Людям предлагают поселиться в конкретных регионах страны и проработать на этом месте несколько лет (переселенцы называют такую систему «мягким крепостным правом»). Притом в программе не участвуют 27 регионов. Три из них угадать проще простого. Совершенно верно, это Москва, Московская область и Санкт-Петербург. Крым, Севастополь и Краснодарский край, также привлекательные для потенциальных жителей, в программе отсутствуют тоже.

Звучит мнение, что люди, нежелающие селиться в предлагаемых регионах, обнаглели. Но давайте обратим внимание: программу игнорирует подавляющее большинство тех, кто перебирается в Россию. Трудно не вспомнить поговорку: «Весь взвод шагает не в ногу, и один лишь капрал – в ногу».

Люди терпят массу трудностей, но скорее предпочитают бесправно жить в столичном регионе, чем обосноваться в провинции. (Хороший повод для федерального правительства задуматься об уровне жизни российской глубинки.) Предлагаемые программой подъёмные суммы не могут переломить ситуацию. В приоритетных для заселения регионах (это Бурятия, Забайкальский, Камчатский, Приморский, Хабаровский край, Амурская, Иркутская, Магаданская, Сахалинская и Еврейская автономная области) выплачиваются 240 тыс. рублей на участника программы и по 120 тыс. рублей на члена семьи. Притом, что дешёвая квартира, например, в Хабаровске стоит 1,7 млн. рублей. В обычных регионах эти выплаты и вовсе символические: 20 тыс. рублей на участника и по 10 тыс. рублей на члена семьи.

За десять лет программой воспользовались 350 тыс. переселенцев, и 60% из них приходятся на 2014-2015 годы.

«Высокие показатели за прошедшие два года указывают не на эффективность программы, а на украинский военный конфликт. Хорошо, что нашёлся механизм для адаптации сотен тысяч беженцев. Но это именно беженцы, а не добровольные переселенцы, для привлечения которых была задумана программа», – комментирует Константин Затулин, директор Института стран СНГ.

До украинских событий рекордсменом по показателям русской миграции в Россию был Казахстан (20-25 тыс. человек ежегодно). Поскольку в РФ для граждан Казахстана действует упрощённый порядок в рамках Таможенного Союза, то переселенцы из этой страны обычно не испытывают больших проблем в оформлении РВП и, по истечении восьми лет, гражданства. Переселенцам из Беларуси ещё проще – они сразу подают документы на ВЖ и получают гражданство через пять лет. Соответственно, этим людям программа вообще неинтересна.

«Программа переселения заквашена на обмане надежд, она совершенно маниловская, — говорит К. Затулин. – Её контрольные цифры оказались сорваны, и тогда ФМС пошла по пути наименьшего сопротивления. Она стала перевозить русских из тех мест, где проще всего найти желающих, где русских много. Из Казахстана, из Украины, даже из Крыма. Но там, где русских много, они сильнее защищены своим количеством. Поэтому репатриация из этих мест не должна быть первоочередной. Лучше бы ФМС перевезла русских из Туркмении. Наши соотечественники не могут вырваться из этой страны. Покинуть её можно только «голышом» – нельзя продать имущество и выехать с деньгами.

Авторы российского закона о гражданстве сознательно стремились к тому, чтобы оно было труднодоступным для всех, подобно американскому. Законотворцы и не скрывали своего подхода: дескать, все те, кто нам нужен, уже живут в России, а от остальных давайте оградимся. Такое понятие, как соотечественники за рубежом, в этой схеме отсутствует. Конечно же, для соотечественников Россия должна стать доступнее. Сейчас мы даём им гражданство только при отказе от гражданства той страны, где они проживают. Заставляем людей сжигать мосты с их устоявшейся жизнью, то есть рисковать. Естественно, рисковать готовы не все. Мы панически боимся, что какие-нибудь «березовские» вернутся в Россию и придут к власти. Вдумайтесь: если бы шлюз для соотечественников был открыт, то треть (или половина) граждан Украины были бы также гражданами России. Никаких действий против русского языка и, соответственно, никакой войны на Донбассе. Никто бы не осмелился»

/