Поделиться


    Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

    Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

    Оставить наказ кандидату

      Выберите округ:


      Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

      Написать письмо депутату

        Выберите приемную:


        Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

        На
        страницу
        депутата

        Константин Затулин: Программа помощи Южной Осетии может быть расширена, но вряд ли Россия готова принять Республику в свой состав


        Свободная пресса

        В пятницу пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков отреагировал на недавнее заявление президента Южной Осетии Леонида Тибилова о том, что в ближайшее время будет инициирован референдум о вхождении республики в состав России.

        «О том, что в Южной Осетии очень много сторонников интеграции с Россией, это известно давно. И, насколько мы понимаем, именно об этом говорил господин Тибилов», — сказал во вторник 20 октября журналистам Дмитрий Песков.

        Ранее прошла информация о том, что это заявление было сделано на встрече Тибилова с помощником президента РФ Владиславом Сурковым.

        По словам Пескова, «непосредственно на встрече такого заявления не делалось».

        Южная Осетия, подчеркнул пресс-секретарь президента, является «независимым государством, признанным Российской Федерацией, с которым у нас дипломатические отношения».

        Тем не менее, в политике дыма без огня не бывает. Было ли из Кремля инициировано заявление Тибилова, и что за ним может стоять?

        Ситуацию прокомментировал директор Института стран СНГ член Общественной палаты России Константин Затулин.

        — Я, конечно, не могу прочитать мысли тех, кто работает в Кремле. И все жё мне кажется, что оснований для того, чтобы российское руководство изменило свою позицию по Южной Осетии, нет.

        В принципе, от того, что она станет частью России, наши позиции в кавказском регионе ничуть не усилятся. Мы и сейчас имеем там военную базу, в сохранении которой Южная Осетия заинтересована не меньше России. Большинство граждан этой кавказской республики одновременно являются и российскими гражданами. Россия оказывает финансовую помощь ЮО. И крайней необходимости принимать в свой состав новый субъект федерации у нас нет.

        Ясно, что такой шаг на Западе будет восприниматься как аннексия территории Грузии со стороны России. А ведь ещё не утихли крики об аннексии Крыма. Посмотрите, Крым двадцать лет пытался добиться права провести референдум и вернуться в Россию. И когда такой референдум всё же состоялся в 2014 году, всё равно на Западе нас не устают обвинять в аннексии полуострова. Сейчас нам совсем ни к чему «дразнить гусей» ещё и Южной Осетией.

        А в Южной Осетии понимают, что сейчас не лучший момент для вхождения в состав России?

        — В конце концов, каждый исходит из своих интересов. Южная Осетия заявляет о том, что она хочет войти в состав России. Мы принимаем это к сведению, и смотрим насколько это целесообразно в данный момент. А сейчас как раз мы заинтересованы в том, чтобы находить точки соприкосновения с западным миром. Об этом говорят, например, заявления наших дипломатов о приверженности Минским соглашениям. И даже наши действия в Сирии это в каком-то смысле вовлечение в игру, где могут быть достигнуты какие-то компромиссы с Западом.

        Не исключаю, что в результате заявления Тибилова мы расширим программы помощи Южной Осетии, но вряд ли Россия готова принять в свой состав республику.

        /