Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Константин Затулин: «Россия приобрела спокойствие для обывателей. А потеряла — «правых» в парламенте»


Страна.ру

Директор Института стран СНГ Константин Затулин в интервью обозревателю Страны.Ru Виктору Соколову заявил, что отсутствие всякой конкуренции президенту после парламентских выборов становится главной проблемой для самого Владимира Путина, которому было бы почетнее на президентских выборах победить в борьбе.
— Что Россия приобрела в уходящем году и что потеряла?
— Давайте загибать пальцы. Россия обрела некоторую реальную независимость в своей внешней политике. Цена этой независимости, конечно, недешевая, но позиция России в иракской войне, где были нащупаны точки соприкосновения с Европой — Германией, Францией, эта позиция имеет очень интересные виды на будущее. С другой стороны эта позиция не может быть, конечно же, безнаказанной со стороны гегемона. Образ России явно потускнел, и в связи с этим американцы изобретают нам дополнительные сложности в тех уязвимых для нас точках постсоветского пространства, где они пытаются развить свое влияние и вытеснить наше.
— Вы имеете в виду точки ближе к югу?
-Я имею в виду Грузию, я имею в виду Молдову. Россия во внутриполитическом плане на довольно долгий срок утвердилась в еще большей степени. То есть власть президента Путина кажется ничем особенно не ограничена, и даже выборы, которые состоятся в марте, вряд ли принесут какие-либо неожиданности. Это очевидно, что сегодня главной проблемой является не столько конкуренция Путину, сколько отсутствие всякой ему конкуренции. В том числе и для самого Путина это является большой проблемой. Ему бы, конечно, почетнее было победить в борьбе. С другой стороны, еще несколько лет предсказуемого курса, предсказуемого в силу определенности фигур, занимающих высшие посты в российском государстве, может быть очень полезным и для российской экономики и для успокоения страстей.
Сегодня модным снова стало слово «застой». А что такое застой? Являлся ли он застоем со знаком плюс или со знаком минус для развития страны — тут есть разные подходы. Какие-то стратегические решения откладывались, но люди именно в период брежневского застоя достигли наивысшего за все советские годы благосостояния, а сама страна в реальности боролась за мировое лидерство. Вот если бы удалось эту нынешнюю стабильность конвертировать все-таки не в стагнацию, а в стабильность ради возрождения страны на мировой арене и внутри страны, ради достижения лучших результатов, то другое дело. Во всяком случае, вся полнота ответственности — это и хорошо, и плохо — теперь лежит только на Путине, на «Единой России». Это предопределяет многие другие шаги во внутренней и во внешней политике.
По принципу маятника, конечно, в обществе будет распространено определенное сочувствие к «павшим» — к Союзу правых сил, к «Яблоку», к тем людям, которые вроде как пострадали от воцарения этой стабильности. Но с другой стороны то, что Россия потеряла, она потеряла в парламенте. Она потеряла там правые политические силы. Меня это, например, не радует, но я совершенно согласен с президентом в том, что они главным образом должны посмотреть сами на себя попристальней и перестать заниматься токованием как глухари. Может быть, из этого что-нибудь к лучшему с ними и произойдет.
Слева тоже проблемы, проблемы — это наследство КПРФ, больного «человека» российско-политической сцены. После выборов этого года даже совсем непонятливым становится ясно, что КПРФ в этом виде существовать дольше не может. Если такие преданные коммунисты, как Варенников, идут в составе блока «Родина», то это уже действительно начало конца компартии.
-А как структура компартия останется? Может быть, она трансформируется во что-то иное?
-Я думаю, что как структура компартия, скорее всего, будет оставаться. Я думаю, что все шансы есть у Глазьева, если он умно поведет дело, обновить левый фланг и из вне предложить себя в качестве лидера этой обновленной левой оппозиции. Если он будет вести себя грамотно (а он был до сих пор достаточно последовательным), может быть, мы получим не КПРФ через 4 года, а некую амбициозную, но при этом обновленную структуру.
Что касается проблем центра, то, конечно, главная проблема — завершение формирования своего политического лица, идеологии. Это будет, конечно, затруднено тем, что теперь все, кому не лень, ринулись в «Единую Россию». Поэтому занять осмысленную позицию по каким-то наиболее актуальным вопросам внутренней и внешней политики «Единой России» становится объективно труднее. Потому что многие присоединились к лагерю победителей, в том числе и те, кто вчера еще злоупотреблял нападками на «Единую Россию». Уже сегодня очевидно, что целый ряд депутатов, проигравших выборы в составе «Народной партии» по списку, но прошедших в Думу как одномандатники, окажутся в конечном счете, ну по крайней мере, на первых порах в «Единой России».
— Но это все потери, а приобретения?
-Это не все потери, это и частичное приобретение. Главное приобретение состоит в том, что стало как бы больше спокойствия для рядового обывателя. Он теперь точно знает, кто за что отвечает, он еще раз обрел понимание того, кто начальник в стране. Начальнику эта ситуация, конечно, должна быть поводом для очень серьезных размышлений, потому что радости по поводу того, что ты начальник, как всегда сопутствует еще и ответственность в полном объеме. И конечно здесь возрастает вопрос качества той политической поддержки, которую Владимир Путин получает в качестве консультаций, рекомендаций от своих ближайших сподвижников. Теперь на принимаемые им решения будут смотреть вдвойне придирчиво, особенно с правой стороны, где много традиционных ньюсмейкеров первого, второго канала, НТВ и прочих баловней наших СМИ. Они и прежде занимали непропорционально большое место на нашем телевидении, и теперь, видимо, из соображений жалости и сострадания будут делать вид, как будто бы их поражение — это, прежде всего, не их собственная «заслуга», а это чей-то заговор. Они уже приступили к этому в процессе выдвижения кандидатов на президентский пост.
Как известно, Явлинский уже успел отказаться от этой чести. Но мотивировал он это не так, как следовало бы мотивировать, прежде всего, поражением на парламентских выборах и его неспособностью вести эту президентскую кампанию с какими-то даже минимальными шансами на что-нибудь, а мотивировал это по традиции отсутствием свобод, демократии и всего остального. Ну, я думаю, что в этом же духе будут выдержаны и речи лидеров Союза правых сил, которые потерпели персональное поражение.
Несколько еще лет стабильного внутреннего развития и относительного спокойствия очень необходимы России, для того чтобы набирать в весе и внутри страны и за рубежом. Что касается тех вопросов, которые унаследует 2004 год в России от 2003, это и известные разборки с «Юкосом» и олигархами, это и новые подходы к судьбе всего приватизированного. Конечно, дискуссия по этим поводам и вопросу о природной ренте перекинуться на 2004 год. И, конечно, решать здесь теперь будет в большой степени Путин лично и «Единая Россия» вместе с Путиным. Я прогнозирую, что внутри «Единой России» возможны разные точки зрения. Собственно, все этого ждут. Но со стороны тех, кто в «Единой России», было бы очень неразумным начать с конфликтов в своей среде из-за распределения постов вместо того, чтобы проанализировать свой успех и этот успех, во многом данный авансом, превратить на самом деле в успех качественный и содержательный.
— А их победа дает им способность сделать такой анализ?
— Ну, для начала я вам хочу сказать, что я же тоже депутат от «Единой России». Так что я не думаю, что все в «Единой России» как серые мыши или как китайцы, которые якобы все на одно лицо, хотя у китайцев разные лица.
Конечно, будет действовать инерция предшествующего периода. У нас в Кремле много начальников, которые привыкли определенным образом работать с депутатами, но я не думаю, что с каждым депутатом можно работать одинаково, по типовому образцу. Кроме того, есть целый ряд вещей, которые были сделаны в прошлом парламенте поспешно только потому, что так надо. А необходимо на самом деле разобраться, надо ли это. Я могу назвать закон о страховании автомобилей, я могу назвать законодательство о гражданстве, которое было подвергнуто критике через полгода самим президентом, и т.д. То есть ясно, что опираться надо на то, что сопротивляется, лично я всегда так считал. Из-за того, что в Советском Союзе опирались на то, что не сопротивляется, а то, что сопротивляется, всегда предавалось анафеме, произошло то, что произошло. Если мы из этого никакого урока не извлечем, то тогда, конечно, победное шествие «Единой России» и президентство Владимира Путина закончится совсем не так, как они начинаются. А по сути вот сейчас начинаются настоящее президентство Путина. Это Путин без Волошина, и, может быть, после выборов — без Касьянова.

/