Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Константин Затулин: «Страны, которые входят в ОДКБ, должны четко определиться, какова мера их взаимодействия»


Сайт радиостанции «Голос России»

Смысл саммита ОДКБ в том, чтобы на старте президентства Владимира Путина понять, кто с нами, а кто делает вид, что с нами, чтобы из первых уст получить заверения в отношении будоражащих наше пространство проблем, сказал «Голосу России» директор Института стран СНГ Константин Затулин.
Он рассказал о задачах, стоящих перед московской юбилейной сессией Организации Договора о коллективной безопасности:

«Ясно, что после того, как Путин отказался поехать в Америку на саммит «восьмерки», происходящее в Москве привлекает особое внимание. И это связано не только с 20-летием ОДКБ, но и с теми задачами, которые перед ней встают в свете международной обстановки. Происходит замещение противоракетных комплексов в странах Европейского союза и НАТО. Это вызов, который брошен России, и здесь мы не встречаем взаимопонимания со стороны нашего партнера – Соединенных Штатов Америки. Откровенные планы после дестабилизации в Сирии начать операцию против Ирана и внутриполитическая ситуация в США накануне выборов могут толкнуть американский истеблишмент на какую-то авантюру. А еще хуже, если эту авантюру начнет премьер Израиля Биньямин Нетаньяху. Между тем, в Афганистане, где действуют силы НАТО и Соединенных Штатов, дела идут плохо, речь идет о скором выводе этих воинских контингентов из Афганистана. Все это не обойдется без последствий для пространства СНГ: и происходящее в Афганистане, и то, что может произойти в связи с развитием ситуации вокруг Ирана.

Ясно, что в этот момент страны, которые входят в организацию, должны совершенно четко определиться в том, какова мера их взаимодействия. Мы слишком часто встречались в ОДКБ с тем, что если Россия что-то делает, ее союзники не торопятся вслед за ней. Мы помним ситуацию 2008 года с Абхазией и Южной Осетией. Мы не добились и до сего дня, на самом деле и не добивались всерьез какого-то равнения на Россию в вопросах, связанных с Абхазией и Южной Осетией. Но, согласитесь, во всем мире это было поводом для того, чтобы заявить, что на самом деле никакого общего союзного пространства в сфере обороны и безопасности у нас нет, ибо организация ОДКБ по этому поводу никаких решений не приняла.

Этот саммит посвящен таким важным объединяющим нас темам, как угроза наркотрафика, который, как известно, проходит через Афганистан, через Среднюю Азию и Россию. Мы знаем, каков масштаб угрозы для русского народа, для населения Российской Федерации. Ясно, что нам небезразлично, будут ли такие страны, как Таджикистан, Киргизия, Узбекистан, Казахстан в самом деле бороться с наркотрафиком. Как мы подозреваем, некоторые люди, клянясь в верности ОДКБ и задачам борьбы с наркомафией, сами принимают участие в этом бизнесе, получают доходы от него. Ведь совершенно очевидно, что и в Таджикистане, и в Киргизии, может быть, в других среднеазиатских странах – наших союзниках официальные лица или близкие к ним структуры вовлечены во всю эту историю. Либо они будут действительно выполнять свои обещания и не на страх, а на совесть бороться с распространением наркотиков, либо нам придется принимать жесткие меры: закрывать границы, вводить визовый режим и так далее. Мы бы этого не хотели. Я думаю, что это обязательно будет темой открытого или закрытого обсуждения.

Но философия этого саммита на самом деле еще более ответственная. Смысл саммита в том, чтобы на старте президентства Владимира Путина понять, кто с нами, а кто делает вид, что с нами в ОДКБ. Когда дело касается СНГ, мы не можем, конечно, предъявлять таких претензий в отношении, скажем, совместных оборонных усилий. Тем не менее, СНГ все-таки содружество, а не совражество независимых государств, и нас очень беспокоит, какими путями в дальнейшем будет происходить диалог с Украиной, с Азербайджаном, с Молдавией, с теми странами, которые состоят в СНГ, но не входят ни в ОДКБ, ни в ЕврАзЭС, ни, естественно, в тот союз, который мы сегодня развиваем вместе с Белоруссией и Казахстаном. Нам не безразлично, какими путями пойдет приднестровское урегулирование, будет или не будет вспышка нового конфликта в Нагорном Карабахе. Я думаю, что очень важно в начале президентства Владимира Путина, что называется, из первых уст получить представление и заверение в отношении тех или иных будоражащих наше пространство проблем. Вот, в чем смысл этого саммита.

Ясно, что сам факт встречи здесь, на фоне встреч в Америке, является уже, если хотите, определенной заявкой. Мы тем самым подчеркиваем, что как бы не важны для нас были отношения с Америкой, с Европой, с Востоком, первостепенной задачей для нас является укрепление безопасности по периметру наших границ и развитие отношений с бывшими союзными республиками, а ныне независимыми государствами. Это наше окружение. Это наша сфера жизнедеятельности.

Соединенные Штаты никто не порицает, когда они за тысячу километров от своих границ называют те или иные территории жизненно важными для себя. Для них жизненно важным является все на Земле, в том числе, и территории бывшего Советского Союза. Но когда Россия заявляет о том, что она претендует на сферу влияния, естественную на протяжении тысячи лет, сразу раздаются голоса и на Западе, и не только на Западе, которые обвиняют Россию в желании реставрировать Советский Союз, восстановить империю и так далее. Обвиняют как раз те, кто обладает сегодня такими империями, или обладает влиянием, которое позволяет им диктовать свою волю и вмешиваться во внутренние дела других государств. Мы бы хотели уберечь пространство СНГ от ливийских, сирийских и прочих сценариев. Пусть никто этому не удивляется. Мы будем ради этого сотрудничать с лидерами стран СНГ. А если у нас не получается сотрудничество, то тогда мы должны заранее об этом знать, чтобы принять меры.

ОДКБ состоялась как организация. При этом хочу заметить, что ее пытаются сделать маргинальной среди других международных организаций. Ее не замечают, не хотят видеть в НАТО, в Европейском союзе, несмотря на все попытки со стороны организации установить такие отношения. Это не случайно. Ибо ОДКБ, как бельмо на глазу, для тех, кто рассматривает территорию бывшего Советского Союза, как свободную зону для решения своих проблем, для зарабатывания средств, для расхищения природных богатств, для экспериментов, связанных с наркотрафиком, для сталкивания между собой лбами бывших союзных республик, независимых государств.

Поэтому когда ОДКБ празднует 20-летие, это не праздник для НАТО, это не праздник для других организаций, которые не хотели бы, чтобы вообще в мире существовали какие-то, кроме них, оборонительные союзы.

НАТО, как известно, рвется на восток и пытается склонить к включению в состав НАТО целый ряд государств, которые прежде никогда в НАТО не были и не предполагали быть. Вы знаете, что в НАТО есть заявка от Грузии, и только сегодняшнее положение Грузии препятствует ее вступлению в НАТО. Грузия просто по определению не может войти в организацию, так как считает своими территориями Абхазию и Южную Осетию, а блок НАТО не хочет брать на себя ответственность за восстановление территориальной целостности Грузии. И правильно делает. Он не хочет, чтобы грузинское руководство втянуло НАТО в войну с Россией или в какие-то авантюры на Кавказе.

Очень близко к этому сегодняшнее руководство Молдовы, где к власти пришли даже не промолдавские, что было бы естественно, а прорумынские политики, которые готовы сдать свою страну и слить ее с Румынией. Ясно, что мы вряд ли найдем в их рядах откровенных союзников. Но у нас есть обязанности в рамках приднестровского урегулирования, и эти обязанности тоже могут быть возложены на ОДКБ. На сегодняшний день ОДКБ не осуществляет там операции, там Россия действует по отдельному формату, тем не менее, для ОДКБ это зона интересов. Я думаю, что у ОДКБ есть большое будущее. И будущее это создают не только страны ОДКБ, но и те, кто претендует на их ресурсы, на то, чтобы за них решать их проблемы. Это заставляет страны ОДКБ сплачиваться. И даже такое государство, как Узбекистан, которое вообще привыкло, как кошка, гулять само по себе в международных делах, входить, выходить из разных союзов, тем не менее, остается в составе ОДКБ, и президент Ислам Каримов находится в Москве».

/