Поделиться


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность и Условия использования

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Написать письмо депутату

Выберите приемную:


Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

На
страницу
депутата

Константин Затулин: Все разговоры о наших нарушениях Минска-2 — это предлог, чтобы продлить в отношении нас санкции

Источник: ИА «ФАН №1»

Политическую элиту Украины, по крайней мере на уровне парламентских партий, за редким исключением, объединяет антироссийская риторика и политика, отметил Затулин. Руководитель Института считает, что Киев предпринимает попытку преодолеть политическую разнородность путем консолидации на антироссийских основаниях и создания антирусской Украины, в которой разговор на русском языке воспринимался бы как разговор врага.

— В отношении России уже долгое время звучат упреки в том, что она не выполняет Минские соглашения, хотя она и не должна их выполнять, не являясь стороной конфликта. И все-таки, как вы оцениваете вклад нашей страны в урегулирование кризиса на Украине? Все ли возможное мы делаем для Донбасса?

— Понимая, что уход Крыма из Украины и сегодняшние проблемы Донбасса приводят к тому, что пророссийски настроенные люди, бывшие или нынешние граждане Украины, отринуты от политического процесса, формируемого русофобами в Киеве, Россия проводит политику умиротворения, успокоения страстей. Возможно, кому-то кажется, что мы подставляем другую щеку, но на самом деле мы проявляем терпение, присущее государству с тысячелетней историей, по отношению к, в общем-то, несостоявшемуся государству и на сегодняшний день несамостоятельному. Поэтому сегодня мы предпринимаем, например, обмены между осужденными.

В то же время не все в России проявили понимание, когда Савченко была возвращена на Украину. Не всегда находит понимание наше щепетильное отношение к Донецку и Луганску — кому-то кажется, что мы не слышим голоса тех, кто сегодня желает воссоединения с Россией. Безусловно, большая группа населения Донецка и Луганска хотела бы воссоединения с Россией, но мы понимаем, что там есть и другая группа населения, которая хотела бы оставаться в составе Украины, но на достойных основаниях.

— Остаться в составе Украины?

— В этом — идея Минских соглашений, согласно которой Донецк и Луганск могут и должны оставаться частью Украины, если их культурное, историческое и политическое своеобразие будет учтено. Отсюда проистекает идеология Минска-2, согласно которой вначале должны быть созданы гарантии их возвращения и только затем состояться само возвращение. При этом сама Украина не хочет никакого Донецка и Луганска с особым статусом. Киев хотел бы репрессий, зачистки этих территорий, он хотел бы делать там все, что вздумается. Но мы знаем, как он это делает, на примере других регионов, гонений в Харькове, Одессе.

Поэтому мы не можем идти на поводу у тех западных критиков, которые требуют от нас, в нарушение Минских договоренностей, сначала вручить нынешнему украинскому режиму ключи от российско-украинской границы — к той ее части, которая примыкает к ДНР и ЛНР, — и таким образом вбить клин между нами и этими республиками, создав там условия для репрессий, которые неминуемо развернутся. Мы требуем скрупулезного выполнения Минских соглашений, которые Украина нарушает, и ей в этом вопросе ассистирует Запад, в том числе и посредники Минского процесса — Германия и Франция.

Все разговоры о наших нарушениях Минска-2 — это предлог, чтобы продлить в отношении нас санкции. Я прекрасно понимаю, что Европа здесь не самостоятельна, она идет на поводу у США, которые диктуют Брюсселю его нынешнюю политику.

— Согласны ли вы с высказыванием Николая Азарова о том, что нашим официальным лицам не стоит взаимодействовать с руководством Украины, зависимым от внешнего управления, и надо напрямую решать все вопросы с его заокеанскими хозяевами?

— Николай Янович — опытный политик. Его высказывание было скорее эмоционально-публицистическим, он понимает, что мы вынуждены иметь с ними дело, как с властями соседней страны. Но я и раньше, и сейчас считаю режим на Украине не юридическим, а фактическим. Да, де-факто во главе Украины сегодня стоят Порошенко, Гройсман, Парубий и так далее. Но мы не можем отказаться от контактов с ними, от контактов с Украиной, потому что нам каждый день приходится вступать с ними в договоренности, искать решения.

— Может быть, эти контакты не приводят к нужному результату?

— Почему не приводят, если благодаря им двое россиян вернулись на Родину? И я удивлен реакцией некоторой части нашей общественности, которая бесконечно сокрушается по поводу выдачи Савченко на Украину и при этом игнорирует тот факт, что два россиянина — бывших или нынешних военных — вернулись домой. Это для меня важнее. Я считаю, что надо выручать своих пленных. И мы это сделали.

/