Поделиться


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Оставить наказ кандидату

Выберите округ:


 Согласен на обработку персональных данных. Политика конфиденциальности

Кто же раскалывает Украину?


«Российская газета»

Открытое письмо Виктору Андреевичу Ющенко, Президенту Украины
Константин Затулин, дважды невъездной в Крым и на Украину- Уважаемый Виктор Андреевич!Ровно два года назад, — на старте выборной кампании, вручившей Вам нынешний пост, — мы в первый и последний раз встречались и долго говорили у Вас на Подоле, в Киеве. Мой тогдашний прогноз сбылся — Вы стали Президентом. Поскольку мои прогнозы в отношении Украины, нравится это кому-то или нет, имеют свойство сбываться, хочу обратиться к Вам открыто и напрямую, через средства массовой информации. Тем более что Ваши больше ретивые, чем умные исполнители, запретившие мне въезд на Украину, предоставили мне лучшую возможность быть услышанным.Украина переживает кризис, глубочайший за время независимости. Речь не о затянувшихся гаданиях на кофейной гуще — кому быть, кому не быть премьером, спикером и так далее. В центре настоящей драмы Украины — отказ от взаимопонимания и растущее ожесточение, в которое вовлечены миллионы Ваших граждан. Одним из главных действующих лиц этой драмы, если не самым главным, являетесь Вы, господин Президент. Обстоятельства Вашего прихода к власти, а еще больше — результаты Ваших действий за время правления, обострили все загнанные внутрь проблемы, заставили проступить на теле Украины все родовые травмы. Простите мне невольный намек, Вы имеете право на сочувствие, — ведь главные действующие лица драмы, как правило, и главные ее жертвы при любом финале. Но не меньшего сочувствия заслуживают люди — как те, кто поверили и пошли за Вами в 2004 году, так и те, кто продолжают не верить Вашей власти в 2006-м. Все вместе они — граждане раскалывающейся Украины, соотечественники или ближайшие родственники граждан Российской Федерации. Это дело не внутреннее, Виктор Андреевич, это дело глубоко семейное.

Вспомните, о чем Вы говорили стране и миру, когда шли к власти. Начнем с проблемы, которую Вы теперь отрицаете, — с русского языка на Украине. «Мне много чего не нравится в той политике, которую проводит украинская власть относительно русского языка, — утверждали Вы в интервью «Газете.Ру» 31 мая 2004 года — …У нас проживает около 10 млн. человек, которые считают родным языком русский. И если власть их уважает, она должна сделать все для того, чтобы удовлетворять их потребности, чтобы эти граждане Украины не имели гуманитарных проблем и могли читать русскую прессу, книги, ходить в русские школы и театры».

Напомню Вам проект Вашего же указа, который Вы обещали издать сразу после прихода к власти. Назывался он так: «Указ о защите прав граждан на использование русского языка и языков других национальностей Украины». Этот документ с Вашей личной подписью и открытой датой развешивался перед «третьим» туром выборов на всех столбах Востока и Юга Украины.

Сразу после выборов, — например 29 марта 2005 года на встрече с прессой, — Вы еще отстаивали проект этого указа. Осмелюсь опять Вас процитировать: «Это проект указа. Он разрабатывался в условиях формирования зеркального подхода к аналогичным подобным ситуациям Украины и стран-соседей… Давайте мы научимся уважать тех людей, которые живут в Украине, являются гражданами Украины, но общаются на другом языке… Если этих людей много, давайте говорить о том, что этим людям нужна школа, детский сад, театр, библиотека и т.д. Это нормальный европейский подход. В этом нет никакого преступления». Скажите, почему этот указ, — далеко не полная гарантия от насильной дерусификации русскоязычного населения Украины, — так и не был Вами подписан? Почему теперь стало преступлением объявление русского, наряду с украинским, допустимым языком общения в отдельных регионах Украины?

Только что, не к месту приведя фразу «Россия заканчивается там, где заканчивается русский язык», Вы вернули нас к реальности, вопреки, быть может, собственным намерениям. Русский язык еще не закончился на Украине, и мы в России вправе интересоваться тем, как он живет. Напомню, что после Польского восстания в XIX веке судьей украинской мовы в Российской империи на короткое время стало царское министерство внутренних дел. Практика нынешней прокуратуры Украины в отношении русского языка оставляет далеко позади прелести запретительных указов графа Валуева полуторавековой давности. Скажите, Виктор Андреевич: отчего русский язык изгнан с телевидения и радио, отчего он не возвращен в вузы, отчего Ваши назначенцы проталкивают идею квот на русские книги и прессу, ввозимую из России? Чего ради, наконец, у Вас на уме одни валуевские опыты в собственном исполнении и русский язык у Вас секут, как новгородский вечевой колокол? Ведь русские на Украине не восставали. Или голосование против Вас и Ваших друзей на выборах приравнивается к вооруженному восстанию?

Когда нужны были голоса русскоязычных регионов Украины, им говорили (22 декабря 2004 г. в эфире ТРК «Эра»): «Отныне вопрос об использовании должны решать местные органы власти и местного самоуправления… Они могут использовать русский или другие языки в официальном делопроизводстве на территориях, где большинство граждан общаются на этом языке». Это говорили Вы, Виктор Андреевич, а не заклейменные Вами позже «сепаратисты-федералисты» Востока и Юга Украины. Вы не сдержали обещания местным общинам и целым регионам. Стоя на Майдане, Вы обращались к Донбассу (2 декабря 2004 г.): «Никто лучше вас не знает, что нужно местной общине. Поэтому Вам нечего бояться, что кто-то из Киева будет навязывать свою власть». Вы обещали тогда, что «губернаторы будут назначаться не из Киева — они будут избираться общиной». Всего через два месяца, 10 февраля 2005 года, впервые прибыв в Донецк как Президент Украины, Вы заговорили другим языком: «мой главный посыл, с которым я приехал сюда, в крае абсолютно украинский, — никакая патологическая идея, которая принадлежит больным людям о сепаратизме, федерализме, не будет иметь развития, я вам это обещаю… Это не шутка, эти люди будут отвечать перед законом. Я доживу до того времени, когда эти люди будут отвечать перед судом за тот бред, который они привнесли в украинское общество».

Дай Бог Вам многих лет жизни, но Вы уже дожили до того, что люди, охоту на которых действительно развернула Ваша власть, избраны в Парламент и решают вместе с Вами судьбу Украины. Таков промежуточный итог Вашей борьбы с федеративной идеей, способной стать примирительным компромиссом между разными частями Украины. В чем практический смысл этой идеи, как не в выборности местных властей, взаимной дисциплине многообразных отношений между регионами и центром, признании права на своеобразие, в том числе и в вопросе о языках? Меня всегда удивляло: почему бывший или, допустим, нынешний посол США в Вашей стране Уильям Тейлор, который еще до приезда на Украину успел указать, какая коалиция в Парламенте ей нужна, не поторопились ознакомить Вас с принципами американского федерализма? С наследством Джефферсона, своей фразой «федерализм — это территориальная форма демократии» закрывшего спекуляции на эту тему?

Допустим, что мы в России не судьи во внутреннем устройстве Украины, хотя и понимаем, что от этого теперь зависит судьба ее и благополучие миллионов наших соотечественников. Но Вы не можете не признать, что в вопросах свободы совести и веры человеческая цивилизация не терпит границ. Став Президентом, на встрече с иерархами украинских церквей 24 января 2005 г. Вы торжественно пообещали: «Власть никоим образом не будет вмешиваться в дела Церкви». «Мы европейцы, — в который раз повторили Вы. — Мы уважаем каждую веру, духовный выбор человека. И никто из светской власти перстом не будет указывать, кому и в какую церковь ходить». Я сам, как и все в России, слышал, как Вы в свой первый официальный приезд в Москву сказали то же самое Святейшему Патриарху Алексию II. Но уже 24 марта прошлого года на встрече с представителями Священного Синода Вселенского Патриархата Вы позволили себе призывы к созданию т.н. «украинской поместной православной церкви». Вы приступили к практической деятельности в этом направлении, в то время как Ваши представители на местах санкционировали захваты храмов Украинской православной церкви Московского Патриархата. Совсем недавно, 12 апреля 2006 года на своей пресс-конференции вновь заговорив о необходимости создать «соборную территорию под покровительством единой соборной православной церкви», Вы сообщили: «Для этого будет создан Совет церквей при Президенте, где мы с представителями всех конфессий начинаем межцерковный диалог — как пройти эту дорогу».

Вы верующий человек нарушили обещание, данное первосвященнику так же, как и русскоязычным, так же, как регионам, которым обещали самоуправление. Неужели судьба православия на Украине, да и в России, недостаточно трагична, чтобы вновь вносить раскол в души верующих? Ведь тезис о «едином», «соборном» православии Украины — просто подмена, в духе Оруэлла, прямого призыва к расколу с православными верующими России. Почему глава государства указывает священнослужителям направление движения? Разве Вы слышали о подобных примерах в Европе III тысячелетия? И почему, позвольте поинтересоваться как европеец у европейца, Вы решили начать с православия? Может быть, взяться за создание «единой протестантской церкви» на Украине — ведь у Вас, как и у нас, теперь множество церквей и сект протестантского толка? А потом объединить протестантов с католиками? Почему бы Европе вновь не вернуться в Средневековье? Почему бы, в конце концов, и русским с украинцами не разрезать последнюю пуповину, при любых конфликтах удерживающую их от повторения «братских сербо-хорватских отношений»?

Кто же на самом деле раскалывает Украину? Или, говоря языком Службы безопасности Украины (из обвинения в адрес депутата Государственной Думы Константина Затулина), «создает предпосылки для противоправных проявлений в отношении территориальной целостности Украины, способствует разжиганию межнациональной розни»? Может быть, нет необходимости искать так далеко в Москве врагов украинского народа?

Справедливости ради следует признать, что долгое время не только Ваши предшественники на Украине, но и наши российские руководители не признавали необходимости серьезного совместного, семейного обсуждения проблем прав и свобод граждан наших стран, судеб демократии в России и на Украине. Несмотря на подписанный и узаконенный Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной, лишь немногие и нелюбимые Кассандры предупреждали о фатальных последствиях пренебрежения демократией в вопросах языковой и образовательной политики, вероисповедания, развития местного и регионального самоуправления. Разве не из-за моего разочарования в Леониде Кучме, грубо нарушившего все свои предвыборные обещания, позволившего скорый и неправый суд над Республикой наших соотечественников в Крыму, мне впервые в 1996 году запретили вступать на крымскую землю? Разве не в столкновении с неправдой того же, вошедшего уже во вкус режима, поднялись те люди, которые затем привели Вас на Майдан и сделали Президентом?

Если мы в России в чем-то виноваты перед Украиной, так только в том, что не хотим быть Каином, отвечающим о судьбе Авеля: «Не сторож я брату своему».

/